Дюна

Книга: Дюна
Назад: 8
Дальше: 10

9

И вот настал день, когда Арракис стал как бы ступицей в колесе Вселенной, и колесо то было готово повернуться.
Принцесса Ирулан. «Арракис Пробуждающийся»
– Ты посмотри только на эту штуку! – прошептал Стилгар.
Пауль лежал рядом с ним в скальной щели высоко на гребне Барьерной Стены, приложив глаз к окуляру фрименского телескопа с масляными линзами. Телескоп был наведен на котловину, где, сверкая в лучах рассветного солнца, стоял межзвездный лихтер. Впрочем, на затемненной его стороне еще светились желтые иллюминаторы. Вдали холодно блестел под северным солнцем Арракин.
Но не лихтер так поразил Стилгара, видел Пауль, а сооружение, для которого гигантский корабль служил всего лишь опорным столбом. Огромное, напоминающее шатер, многоэтажное здание радиусом не менее тысячи метров состояло из положенных внахлест полос веерола. Здесь временно размещались пять легионов сардаукаров, и здесь же расположил свою ставку Его Императорское Величество, Падишах-Император Шаддам IV.
Гурни Халлек, пригнувшийся слева от Пауля, сообщил:
– Я насчитал девять уровней. Похоже, Его Величество решил не ограничивать себя горсткой сардаукаров…
– Пять легионов, – отозвался Пауль.
– Светает, – прошептал Стилгар. – Нравится тебе это или нет, но ты сейчас на виду, Муад'Диб. Пора уходить в скалы.
– Я здесь в безопасности, – отмахнулся Пауль.
– Корабль оснащен метательными орудиями, – напомнил Гурни.
– Они полагают, что у нас есть щиты, – усмехнулся Пауль. – А тратить снаряды на трех неопознанных людей они не будут, даже если и заметят.
Повернув телескоп, Пауль оглядел стены котловины: изрытые оспинами скалы, осыпи, отмечавшие пещеры, которые стали братскими могилами стольких бойцов его отца… Он вдруг подумал о том, какая глубокая справедливость в том, что тени погибших воинов Дома Атрейдес будут взирать с высоты своих гробниц на то, что произойдет в котловине… Форты и поселки за Барьерной Стеной, отбитые у Харконненов, находились теперь в руках фрименов или же были отрезаны от главных сил – подобно ветвям, отсеченным от ствола и теперь умирающим. Все владения Дома Харконнен ограничивались теперь этой котловиной!
– Они могут предпринять вылазку на топтерах, – возразил Стилгар. – Если заметят нас.
– Ну и пусть, – ответил Пауль. – Все равно нам сегодня не один их топтер придется сжечь… и потом, как мы знаем, надвигается буря.
Он перевел телескоп на дальний конец взлетного поля Арракинского космодрома, где стояли в ряд харконненские фрегаты. Слабый ветерок играл полотнищем флага КООАМ. Гильдия, видимо, вконец впала в отчаяние, раз позволила сесть этим двум группам, а всех прочих оставила в резерве. Гильдия напоминала человека, который пальцем ноги пробует, насколько горяч песок, прежде чем ставить палатку.
– Да что ты еще нового рассчитываешь увидеть? – спросил Гурни. – Пора прятаться: буря действительно приближается.
Пауль вновь повернул телескоп на гигантский металлический шатер.
– Даже женщин захватили, – пробормотал он. – И слуг не забыли, лакеев-камердинеров… Ах, Император, Император… как же вы самоуверенны!
– Кто-то идет сюда, – сказал Стилгар. – Наверно, Отхейм и Корба возвращаются.
– Ну ладно, Стил, – вздохнул Пауль. – Уходим.
Но напоследок он еще раз взглянул в телескоп – на ровное дно котловины, сверкающий металлом шатер, молчаливый город, корабли с харконненскими наемниками. Потом он отполз назад, за скалу и его место у телескопа занял один из фрименских дозорных.
Пауль вышел в неглубокую нишу в скальной стене. Фримены укрыли ее прозрачной маскировочной тканью. Справа, возле прохода, стояла аппаратура связи. Федайкины, собравшиеся здесь, ждали приказа Муад'Диба к атаке.
Из потайного хода появились двое и обратились к часовым.
Пауль кивнул Стилгару на вновь прибывших:
– Стил, узнай, с чем они пришли.
Стилгар направился к вошедшим. Пауль присел на корточки возле стены, разминая мышцы, встал. За это время Стилгар уже успел переговорить с пришедшими и отослал их обратно. Пауль подумал о том, как длинен этот высеченный в скале проход – отсюда и до самого дна котловины.
– Что случилось такого важного, что нельзя было послать сейлаго? – спросил Пауль.
– Птичек берегут до битвы, – ответил Стилгар. Он озабоченно посмотрел на аппаратуру связи, на Пауля. – Даже при работе направленным лучом это опасно, Муад’Диб. Они могут запеленговать эти штуки и по побочному излучению.
– У них скоро не останется на это времени, усмехнулся Пауль. – Так что нового?
– Мы выпустили наших сардаукарчиков возле Старого Пролома, на Западном Венце, пониже отсюда, и сейчас они направляются к своему хозяину. Ракетные установки и все прочие метательные орудия расставлены по позициям. Люди размещены согласно твоим приказаниям. Словом, все как обычно.
В едва проникающем сквозь маскировочную ткань свете Пауль оглядел своих бойцов. Ему казалось, что время тянется невыносимо медленно – словно насекомое, ползущее по голой скале.
– Придется нашим сардаукарам прогуляться пешком, – сказал Пауль, – прежде чем они смогут вызвать транспорт. За ними следят?
– Следят, конечно, – ответил Стилгар. Гурни, стоявший за спиной Пауля, кашлянул.
– Может, пора уйти в более безопасное место?
– Безопасных мест тут нет, – отрезал Пауль. – Как прогноз – погода благоприятная?
– На нас идет праматерь всех бурь, – ответил Стилгар. – Ты что, разве сам не чувствуешь, Муад'Диб?
– Конечно, изменения в воздухе есть, – согласился Пауль, – но шестование все-таки надежнее.
– Буря будет здесь через час, – уверенно сказал Стилгар. Он кивком указал на проем, выходивший на шатер-великан Императора и харконненские фрегаты.
– Они это тоже знают. Видишь, ни одного топтера в небе. Все убрано и надежно принайтовано. Их друзья на орбите информируют об изменении погоды.
– Были еще пробные вылазки?
– Нет, пока они сидят тихо. Я думаю, выжидают – хотят выбрать подходящее время.
– Теперь время будем выбирать мы, – жестко сказал Пауль.
Гурни взглянул наверх и ворчливо уточнил:
– Если они позволят.
– Их флот останется на орбите, – возразил Пауль.
Гурни покачал головой.
– У них не будет выбора, – напомнил Пауль. – Мы можем уничтожить Пряность. На такой риск Гильдия не пойдет.
– Отчаявшиеся люди бывают всего опаснее, – сказал Гурни.
– А мы что – разве не отчаялись? – спросил Стилгар.
Гурни мрачно поглядел на него.
– Просто ты не жил мечтой всех фрименов, – остерег его Пауль. – Стил сейчас думает о всей той воде, которую он потратил на взятки и подкуп, а значит – о лишних годах, отдаляющих день, когда Арракис расцветет. Он не…
Гурни не то застонал, не то зарычал.
– Отчего он так мрачно настроен? – поинтересовался Стилгар.
– Он всегда такой перед битвой, – объяснил Пауль.
Гурни медленно, по-волчьи, осклабился, над прикрывавшим подбородок воротником-чашкой сверкнули зубы.
– Мрачен я оттого, – сказал он, – что мне жалко все те харконненские душонки, которые мы сегодня отправим на тот свет нераскаянными.
Стилгар хмыкнул:
– Можно подумать, что я слышу федайкина.
– А Гурни у нас прирожденный боец-смертник, – отозвался Пауль, а сам подумал: Да, пусть они позабавятся шуточками и болтовней – перед тем как мы столкнемся с силой, собравшейся там, на равнине…
Он взглянул на проем в каменной стене, а когда его взгляд вернулся к Халлеку, трубадур-воин опять был угрюм и задумчив.
– «Беспокойство отнимает силы», – напомнил ему Пауль. – Это ты меня так учил, Гурни.
– Мой герцог, – ответил Гурни, – меня беспокоит главным образом атомное оружие. Если вы примените его, чтобы пробить взрывом брешь в Барьерной Стене…
– Нет, Гурни, – прервал его Пауль, – они там, наверху, не решатся в ответ применить атомное оружие против нас. Не посмеют… по той же самой причине, какая не дает им рискнуть запасами Пряности, которую мы пригрозили уничтожить.
– Однако запрет на применение…
– Запрет! – фыркнул Пауль. – Страх, а не запрет не дает Домам закидать друг друга ядерными зарядами. Великая Конвенция говорит прямо и недвусмысленно: «Применение атомного оружия против людей карается уничтожением планеты». Что касается нас – мы намерены взорвать Барьерную Стену – не людей.
– Очень уж тонкий момент, – заметил Гурни. – Тут грань провести не так просто…
– Ну, крючкотворы там, наверху, радостно ухватятся за эту тонкую грань, – возразил Пауль. – Жечь эту планету они не могут. И давай больше не будем об этом.
Он отвернулся, желая на самом деле чувствовать такую уверенность. Помолчав немного, он снова обратился к Стилгару:
– А что горожане? Вышли на позиции?
– Да… – пробормотал Стилгар. Пауль взглянул на него:
– А тебе что покоя не дает?
– Всегда считал, что городским доверять по-настоящему нельзя, – буркнул Стилгар.
– Я, между прочим, сам был когда-то горожанином, – напомнил Пауль.
Стилгар застыл, его лицо потемнело от прилившей крови.
– Муад'Диб знает, что я не имел в виду…
– Я знаю, что ты имел в виду. Но в испытании человека не по тому судят, что он мог бы сделать, по твоему мнению, а по тому, что он делает в действительности. В этих горожанах – фрименская кровь. Просто они не научились еще свободе. Но мы их научим.
Стилгар кивнул и покаянно ответил:
– От привычки, укоренившейся за целую жизнь, не легко избавиться, Муад'Диб. На Погребальных Равнинах мы научились презирать горожан…
Пауль взглянул на Гурни – тот изучающе рассматривал Стилгара.
– А объясни-ка нам, Гурни: зачем бы это сардаукарам надо было выгонять этих горожан из домов?
– Старый трюк, мой герцог. Они хотели, чтобы нас обременяли беженцы.
– Партизанская война так давно считается неэффективной, что наши правители успели забыть, как ей противодействовать, – усмехнулся Пауль. – Так что сардаукары в этот раз сыграли нам на руку. Хватали женщин в городе – развлечения ради; украсили свои штандарты головами тех, кто пытался протестовать. И возбудили против себя яростную ненависть горожан, большинство из которых в противном случае смотрели бы на предстоящую битву просто как на досадную помеху, пусть даже и помеху серьезную… и как просто на возможную смену их хозяев. Так что сардаукары позаботились о рекрутах для нас, Стилгар.
– Горожане прямо рвутся в бой, – признал Стилгар.
– Их обиды свежи, и ненависть не затенена ничем, – ответил Пауль. – Вот почему мы используем их как силы первого удара.
– Страшно подумать, сколько из них тут ляжет, – пробормотал Гурни.
Стилгар кивнул, соглашаясь.
– Их предупредили, что шансов у них мало, – ответил Пауль. – Но они знают и то, что каждый убитый ими сардаукар – это еще один враг, который не причинит вреда нам. Понимаете, друзья, теперь им есть за что умирать. Они почувствовали себя народом. Они пробуждаются!
От наблюдателей у телескопа донеслось невнятное восклицание. Пауль метнулся к амбразуре.
– Что там? – спросил он.
– Великое смятение, Муад'Диб, – почему-то шепотом ответил наблюдатель. – У этого огромного металлического шатра все так и забегали. От Западного Венца приехала наземная машина. Точь-в-точь ястреб влетел в гнездо скальных куропаток.
– Так-так, – сказал Пауль, – прибыли наши пленные.
– Они включили щит по всему периметру посадочного поля, – доложил наблюдатель. – Я вижу, как воздух дрожит даже за складами, где хранилась Пряность.
– Теперь они знают, кто воюет против них, – сказал Гурни. – Пусть харконненские твари трепещут, пусть страх разъедает их, ибо Атрейдес жив и идет на них!
Обращаясь к федайкину у телескопа, Пауль распорядился:
– Следи за флагштоком на корабле Императора. Если там поднимут мое знамя…
– Этого не будет, – перебил Гурни.
Пауль, видя озадаченное выражение на лице Стилгара, пояснил:
– Если Император признает мои притязания – он даст знать об этом, вновь подняв над Арракисом знамя Дома Атрейдес. В этом случае мы реализуем второй план и выступим только против Харконненов. Сардаукары не станут вмешиваться и предоставят нам самим разобраться друг с другом.
– У меня, конечно, нет опыта во всех этих инопланетных штучках, – проговорил Стилгар. – Однако я сомневаюсь, что…
– Не нужен опыт, чтобы догадаться, что они сделают, – проворчал Гурни.
– На большом корабле поднимают новый флаг, – сообщил наблюдатель. – Желтый… с черно-красным кругом в центре.
– Ловко, – усмехнулся Пауль. – Флаг КООАМ!
– Тот же флаг, что и над остальными кораблями, – заметил наблюдатель.
– Не понимаю, – сказал Стилгар.
– В самом деле ловко, – подтвердил Гурни. – Подними он флаг Атрейдесов, ему пришлось бы придерживаться обязательств, которые это на него налагает. Слишком много свидетелей! Он мог поднять флаг Харконненов, и это было бы ответом прямым и ясным. Однако же нет: он вывешивает эту КООАМовскую тряпку! Иначе говоря, он сообщает тем, наверху, – Гурни поднял палец туда, где над Дюной висел на орбите флот, – что он там, где прибыль. И что ему все равно, кто правит планетой – Атрейдесы или кто-нибудь еще.
– Сколько осталось времени до того, как буря дойдет до Барьерной Стены? – спросил Пауль.
Стилгар посовещался с одним из федайкинов и доложил:
– Это будет совсем скоро, Муад'Диб. Раньше, чем мы ожидали. Поистине идет прапраматерь всех бурь… может быть, она даже сильнее, чем ты хотел бы.
– Это – моя буря, – промолвил Пауль и, видя безмолвное, смешанное со страхом благоговение на лицах слышавших его федайкинов, добавил: – Пусть от этой бури содрогнется весь мир – и тогда она не будет сильнее, чем мне надо. Она ударит фронтом прямо по Стене?
– Почти. Можно сказать, да, – ответил Стилгар.
Из хода, ведущего вниз, в котловину, вынырнул гонец, подошел к Паулю, доложил:
– Патрули отходят, Муад'Диб. И харконненские, и сардаукары.
– Думают, что буря нанесет в котловину слишком много песка и ухудшит видимость, – заметил Стилгар. – И полагают, что то же самое и к нам относится!..
– Скажи канонирам – пусть наметят цели и установят наводку заранее, до того как видимость ухудшится, – распорядился Пауль. – Они должны разбить нос каждого из этих кораблей сразу, как только буря уничтожит щиты… – Он подошел к стене, отогнул край камуфляжной ткани и посмотрел в небо. На темном его фоне уже вились песчаные шлейфы. Пауль отпустил маскировку и добавил: – Стил, пора отсылать людей вниз.
– А ты разве не спустишься? – спросил Стилгар.
– Я пока побуду тут с федайкинами.
Стилгар глянув на Гурни, только многозначительно пожал плечами и направился к скале, скрывшись в тенях.
– Кнопку заряда, которым мы откроем Барьерную Стену, я оставляю на тебя, Гурни, – сказал Пауль. – Сделаешь?
– Конечно.
Пауль жестом подозвал одного из командиров федайкинов:
– Отхейм, отводи наши дозоры от зоны взрыва. К началу бури там никого не должно остаться.
Федайкин коротко поклонился и вышел вслед за Стилгаром.
Гурни, взглянув в амбразуру, велел наблюдателю у телескопа:
– Следи получше за Южной Стеной. До самого взрыва она останется без прикрытия.
– Разошли сейлаго с оповещением о времени, – распорядился Пауль.
– К Южной Стене движутся наземные машины, – доложил наблюдатель. – С некоторых из них ведется огонь из метательных орудий – прощупывают… Согласно твоему приказу все наши люди пользуются личными щитами. Вот, машины остановились.
В наступившей тишине Пауль услышал, как свистят маленькие смерчики над ними – предвестники приближающейся бури. Сквозь отверстия маскировочной ткани начал сеяться песок; затем резкий порыв ветра рванул маскировку и сдернул ее с укрытия.
Пауль махнул своим федайкинам, чтобы те укрылись, и подошел к фрименам у аппаратуры связи, стоявшей возле входа в тоннель. Гурни последовал за ним. Пауль склонился к связистам.
Один из них сказал:
– Идет не «прапраматерь» – прапрапраматерь всех бурь, Муад'Диб!
Пауль бросил взгляд на темнеющее небо и приказал:
– Гурни, убирай наблюдателей с Южной Стены!
Ему пришлось повторить приказ – шум бури вырос настолько, что приходилось кричать во весь голос.
Пауль надел фильтр-маску, затянул капюшон дистикомба.
Гурни возвратился.
Пауль тронул его за плечи, показал на кнопку взрывателя на стене тоннеля позади связистов. Гурни подошел к ней и, держа на кнопке руку, повернулся к Паулю.
– Связи нет! – крикнул связист. – Слишком сильные помехи. Буря!..
Пауль кивнул, не сводя взгляда с часового циферблата. Наконец он обернулся к Гурни, поднял руку и вновь перевел взгляд на циферблат. Стрелка завершала последний круг…
– Давай! – крикнул Пауль и резко взмахнул рукой. Гурни вдавил кнопку до отказа.
Казалось, не меньше секунды прошло, прежде чем дрогнул пол под ногами. Раскатистый гул взрыва слился с ревом бури на миг перекрыв его.
Федайкин-наблюдатель подбежал к Паулю, держа свой телескоп под мышкой.
– Стена взорвана, Муад'Диб! Буря ворвалась в пролом и ударила прямо по ним – и наша артиллерия уже ведет огонь! – прокричал он.
Пауль представил себе, как катится по зажатой горами долине песчаная стена, напитанная статическим электричеством, – и рокочущие заряды разрушают все силовые щиты врага.
– Буря!.. – прокричал кто-то. – Пора в укрытие, Муад'Диб!
Пауль пришел в себя, ощутил, как песчинки иглами колют открытые щеки. Мы начали… и это все неизбежно, подумал он. Положив руку на плечи связисту, он крикнул ему:
– Бросай аппараты! В тоннеле стоит второй комплект!..
Он почувствовал, что его тащат: федайкины столпились вокруг, защищая своего вождя. Они втолкнули его в тоннель, где было несколько тише, повернули за угол, попали в тесную комнатку, освещенную плавающими под потолком лампами. Отсюда вел еще один тоннель.
В этой комнатке за дублирующим комплектом аппаратуры связи сидел еще один фримен.
– Сильные помехи! – сказал он, увидев вошедших. – Сплошная статика.
В комнатку ворвался вихрек, мгновенно заполнив воздух крутящейся песчаной пылью.
– Закройте тоннель! – скомандовал Пауль. Внезапно замерший в неподвижности воздух свидетельствовал о выполнении приказания. – Проход в котловину не обрушился? – спросил он.
Один из федайкинов выбежал и, вернувшись, доложил:
– После взрыва обрушилось немного камня, но инженеры говорят, что проход не перекрыт. Сейчас они расчищают завалы лазерами.
– Пусть руками поработают! – возмутился Пауль. – Там же включенные щиты!..
– Ничего, Муад'Диб, – возразил федайкин, – они осторожно…
Но все же повернулся и вышел передавать приказ. Связисты, дежурившие снаружи, протиснулись мимо, таща свою аппаратуру.
– Я им передал твой приказ оставить оборудование, Муад'Диб! – воскликнул один из федайкинов.
– Сейчас люди нам дороже оборудования, – с упреком сказал Пауль. – Очень скоро мы не будем испытывать нужды в оборудовании – либо потому, что получим его куда больше, чем сможем использовать, либо потому, что нам уже не понадобится никакое оборудование.
Гурни Халлек подошел к Паулю.
– Я слышал, что путь вниз открыт, – сказал он. – Мы здесь слишком близко к поверхности. Как бы Харконнены не контратаковали!
– Им сейчас не до этого, – усмехнулся Пауль. – Как раз сейчас они вдруг обнаружили, что лишились и щитов, и возможности взлететь с планеты.
– Как бы то ни было, новый командный пункт готов, милорд, – сказал Гурни.
– Пока что он не нужен, – сказал Пауль. – На этом этапе операция будет разворачиваться и без моего участия. Нам же надо ждать…
– Принимаю сообщение, Муад'Диб! – крикнул связист. Он потряс головой, прижал наушник рукой. – Очень сильные помехи!..
Он начал писать в блокноте, время от времени останавливаясь и покачивая головой.
Федайкины отошли, уступая место, и Пауль заглянул через плечо в блокнот связиста:
«Налет… на сиетч Табр… пленных… Алия (пропуск)… семьи (пропуск) убиты, и… они (пропуск)… сына Муад'Диба».
Связист опять потряс головой.
Пауль поднял голову, встретился со взглядом Гурни.
– Сообщение неразборчиво, – пробормотал Гурни. – Помехи ведь… Мы не можем знать, что…
– Мой сын мертв, – глухо сказал Пауль – и сам понял, что это правда. – Мой сын мертв… а Алия схвачена… она – их заложник.
Он чувствовал себя опустошенным – лишь оболочка человека, лишенная эмоций. Все, чего он касался, приносило гибель и горе. Точно болезнь… которую он может разнести по всей Вселенной.
Он чувствовал в себе умудренность старца – умудренность, порожденную объединенным опытом бесчисленных вероятных жизней. И казалось ему, что кто-то внутри него хихикает, потирая руки.
И Пауль подумал: Как же мало знает Вселенная, что такое настоящая жестокость!
Назад: 8
Дальше: 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий