Дюна

Книга: Дюна
Назад: 7
Дальше: 9

8

И так случилось на третий год Пустынной войны, что лежал Пауль Муад'Диб один в Птичьей пещере, во внутренних покоях под коврами кисва. И так лежал, как мертвый, связанный откровениями Воды Жизни, и существо его было унесено за пределы времен ядом, дарующим жизнь. И так исполнено было пророчество о том, что Лисан аль-Гаиб может быть сразу и жив, и мертв.
Принцесса Ирулан. «Собрание легенд Арракиса»
Выходя из котловины Хаббанья в предрассветной мгле, Чани слышала, как посвистывают крылья орнитоптера, который, доставив ее сюда, улетел теперь в укрытие в Пустыне. Охранники, держась на почтительном расстоянии от нее, рассыпались веером, проверяя, нет ли какой опасности в скалах, и заодно предоставляя женщине Муад'Диба и матери его первенца возможность пройтись одной: как она и попросила их.
Зачем он вызвал меня? – думала она. Ведь раньше он говорил, что я должна оставаться на Юге с маленьким Лето и Алией.
Она подобрала бурнус и, легко перепрыгнув каменный порожек, начала подъем по крутой тропке – только тот, кто был привычен к жизни в Пустыне, мог бы отыскать эту тропу в темноте. Из-под ног покатились мелкие камешки, но Чани шла, словно танцуя, с привычной легкостью.
Быстрый подъем одновременно освежал и слегка пьянил, кружил голову, помогая очиститься от страхов, вызванных молчаливой отстраненностью эскорта и тем, что за ней послали один из бесценных топтеров. Но ее сердце радостно билось от близости встречи с Паулем Муад'Дибом, с ее Усулом. По всей Пустыне гремело боевым кличем – «Муад'Диб! Муад'Диб!» – но это не было имя отца ее сына и нежного любовника. Она и называла-то его иначе.
Впереди над скалами воздвигалась долговязая фигура – махала рукой, призывая поторапливаться. Чани заспешила. Действительно, утренние птицы уже перекликались и поднимались в небо, приветствуя приближающуюся зарю. Над восточным горизонтом занялась бледная полоска рассвета.
Человек впереди был не из тех, кто сопровождал ее. Отхейм, что ли? – подумала Чани, замечая знакомые жесты и манеру держаться. Подойдя ближе, она действительно узнала широкое, плоское лицо одного из командиров федайкинов. Капюшон Отхейма был откинут, а лицевой фильтр не затянут – подобная небрежность говорила о том, что он вышел в пустыню совсем ненадолго, на несколько минут.
– Скорее! – прошептал он, повернулся и повел Чани вниз, по неприметной расщелине, к замаскированному входу в пещеру. – Скоро совсем рассветет, – продолжал он так же шепотом, придерживая для нее входной клапан. – Харконнены, не иначе как доведенные до крайности, взялись патрулировать некоторые участки Пустыни. А мы сейчас никак не можем себе позволить быть обнаруженными.
Они оказались в узком боковом входе в Птичью пещеру. Зажглись плавающие лампы. Отхейм, обходя вперед Чани, сказал только:
– За мной. И поспеши.
Они быстро прошли уводящий вглубь коридор, миновали еще одну герметическую дверь-клапан и, пройдя сквозь закрытый занавесями проем, оказались в помещении, которое в те дни, когда в этой пещере просто устраивали дневки во время хаджров через Пустыню, служило альковом Преподобной Матери. Сейчас пол был застелен коврами, горами лежали подушки. Каменные стены были прикрыты гобеленами с изображениями красного ястреба. Низкий походный стол у стены был завален бумагами – исходивший от них аромат Пряности говорил о происхождении материала: фримены делали бумагу из отходов переработки меланжи.
Преподобная Мать сидела напротив входа, и, кроме нее, в комнате никого не было. Она взглянула на вошедших тем самым, обращенным в себя, взором, от которого бросало в дрожь непосвященных.
Отхейм сложил ладони и почтительно доложил:
– Я привел Чани, Преподобная.
Поклонившись, он вышел. А Джессика подумала: Как мне сказать Чани об этом?..
– Как мой внук? – спросила она вслух.
Ритуальное приветствие… – подумала Чани, и ее страхи вновь вернулись к ней. Где же Муад'Диб? Отчего он меня не встретил?
– Он здоров и весел, о мать моя, – ответила Чани. – Я оставила его и Алию на попечение Хары.
«Мать…» – повторяла про себя Джессика. Да, у нее, конечно, есть право так меня называть, обращаясь с формальным приветствием. Ведь она подарила мне внука.
– Я слышала, из сиетча Коануа прислали в подарок ткани? – сказала она.
– Очень красивые, – кивнула Чани.
– Алия передала для меня что-нибудь?
– Ничего. Но в нашем сиетче теперь все спокойно, и люди понемногу привыкают к ее новому статусу…
Да что она тянет? – напряженно думала Чани. Случилось что-то важное – раз уж прислали за мной топтер, дело действительно срочное. А мы тут разводим церемонии…
– Надо распорядиться часть этой новой ткани пустить на одежду для маленького Лето, – сказала Джессика.
– Как скажешь, о мать моя. – Чани опустила глаза. – Есть ли вести о сражениях?
Она старалась, чтобы лицо оставалось бесстрастным и не выдало Джессике, что на самом-то деле она спрашивает о Муад'Дибе…
– Новые победы, – сообщила Джессика. – А Раббан послал к нам осторожные предложения перемирия. Его гонцы вернулись обратно к хозяину без своей воды… Раббан даже облегчил тяготы для жителей некоторых деревень во впадинах. Но с этим он опоздал – люди поняли, что Раббан пошел на это из страха перед нами.
– Все идет так, как и предсказывал Муад'Диб, – кивнула Чани. Она смотрела в лицо Джессике, пытаясь сдержать страх. Я назвала его имя, но она никак не отреагировала. Конечно, трудно прочесть эмоции на гладком камне, который она называет лицом… – но сейчас оно какое-то совсем уж застывшее. Да что с ней?! Что случилось с моим Усулом?!
– Ах, сейчас бы вновь оказаться на Юге, – задумчиво сказала Джессика. – Оазисы были так прекрасны, когда мы уезжали… как не мечтать о времени, когда вся земля будет цвести так же!..
– Да, там прекрасно, – согласилась Чани. – Но сколько скорби в этой красоте…
– Скорбь – цена победы, – заметила Джессика. Она меня к скорби готовит?! – спросила себя Чани.
Вслух она сказала:
– Так много женщин сейчас живут без мужей. Когда они узнали, что меня вызвали на север, без ревности не обошлось…
– За тобой послала я, – сказал Джессика.
Чани почувствовала, как бешено колотится сердце. Ей хотелось зажать уши руками – так боялась она услышать то, что прозвучит дальше. Все же ей удалось заставить голос звучать ровно:
– Но письмо было подписано «Муад'Диб»…
– Эту подпись поставила я. В присутствии его ближайших сподвижников и помощников. Мера, вызванная необходимостью.
Она храбрая – женщина моего сына, подумала Джессика. Так держится, хотя ей страшно… Да. Похоже, она – именно та, кто теперь нам нужен.
Действительно, покорность судьбе звучала в голосе Чани почти незаметно, когда она сказала:
– Теперь ты можешь сказать… то, что должна.
– Ну хорошо. Ты мне нужна, чтобы помочь вернуть Пауля к жизни! – сказала Джессика, мысленно похвалив себя: Да, я это сказала именно ток, как надо: «вернуть к жизни». Теперь она знает, что Пауль жив, но в большой опасности…
Лишь один миг понадобился Чани, чтобы прийти в себя.
– Что я могу сделать? – спросила она. И хотя на самом деле ей хотелось броситься к Джессике, схватить ее, трясти – «Отведите меня к нему!» – она молча ждала ответа.
– Подозреваю, – проговорила Джессика, – что Харконненам удалось подослать сюда своего агента, чтобы отравить Пауля. Иного объяснения я просто не вижу. Причем яд какой-то странный, необычный. Я исследовала его кровь всеми возможными способами, самыми тонкими – и никаких следов отравы!
Чани все-таки не сдержалась и бросилась к Джессике, упала на колени:
– Яд?! Он страдает? Я могу что-то…
– Он без сознания, – ответила та. – Жизненные процессы замедлены настолько, что регистрируются лишь с помощью самой тонкой техники. Я содрогаюсь от одной мысли о том, что его мог бы обнаружить кто-то другой, не я. Не имеющий опыта в подобных делах принял бы его за мертвого…
– Но у тебя наверняка были иные причины помимо простой любезности, – сказала Чани. – Я ведь знаю тебя, Преподобная. Так что, по-твоему, я могу сделать такого, чего не сделать тебе?
Да, она храбрая, красивая и – ах-х, такая наблюдательная и умная, подумала Джессика. Какая бы из нее вышла сестра Бене Гессерит!..
– Чани, – проговорила Джессика, – может быть, ты мне не поверишь, но я и сама не знаю толком, почему я послала за тобой. Интуиция, если хочешь. Просто вдруг пришло в голову: «Надо послать за Чани…»
В первый раз Чани увидела печаль на лице Джессики, страдание в ее обращенном вглубь взгляде.
– Я сделала все, что могла, – сказала Джессика. – И это «все» настолько выходит за пределы того, что обычно понимается под понятием «все возможное», что тебе и представить трудно было бы. Но… у меня ничего не вышло.
– А этот его старый товарищ, Халлек, – задумчиво сказала Чани, – он не может оказаться предателем?
– Только не Гурни, – отрезала Джессика.
В этих трех словах была целая история. Чани словно сама увидела все размышления, все доводы «за» и «против», все испытания, тесты и проверки, все воспоминания о неудачах в прошлом, которые в конце концов и привели к этому выводу.
Чани рывком поднялась на ноги, выпрямилась, расправила пятнистый походный бурнус.
– Веди меня к нему, – сказала она.
Джессика тоже встала, повернулась и вышла в дверь за занавесями по левую руку. Чани пошла за ней; они оказались в помещении, некогда использовавшемся как склад. Теперь же каменные стены были скрыты тяжелыми драпировками. Пауль лежал у дальней стены на походном матрасе. Прямо над его головой висела в воздухе плавающая лампа, освещавшая лицо; тело было по грудь укрыто черной тканью, руки лежали поверх этого покрывала, вдоль туловища. Обнаженная кожа казалась восковой и какой-то затвердевшей. Он был совершенно неподвижен.
Чани с трудом подавила желание кинуться к нему, упасть на грудь… Вместо этого она вспомнила о своем сыне, о Лето. И поняла, что некогда и Джессика пережила подобный миг – когда ее мужчине угрожала смерть, она должна была думать о спасении сына! Ощутив вдруг, насколько они близки, Чани схватила Преподобную Мать – мать ее Усула – за руку. Джессика в ответ тоже стиснула ее руку – больно…
– Он жив, – проговорила Джессика. – Можешь поверить мне – жив. Но нить его жизни столь тонка, что ее трудно даже заметить. Иные вожди поговаривают даже, что не Преподобная Мать, а просто мать говорит во мне; что сын мой умер уже, а я не хочу отдать его воду племени.
– Как долго он уже… вот так? – выдавила Чани. Она осторожно, высвободила свое запястье из рук Джессики и сделала несколько шагов вперед.
– Три недели. – Голос Джессики звучал безжизненно. – Почти неделю я пыталась вернуть его к жизни. Встречи, обсуждения, совещания – наконец, я решилась вызвать тебя. К счастью, федайкины мне подчиняются, не то я не могла бы отсрочить… – Джессика провела языком по пересохшим губам, глядя, как Чани подходит к Паулю.
А Чани склонилась над ним, разглядывая мягкую бородку – почти что юношеских пух, – окаймлявшую лицо Пауля, гладила взглядом высокий лоб, линию бровей, крепкий нос, закрытые глаза – сейчас, в этом оцепенелом сне, его лицо выглядело очень спокойным, мирным.
– Как он получает питание? – спросила она, не отводя взгляда от Пауля.
– Телу его надо так мало, что до сих пор он обходился без пищи.
– Многим известно о случившемся?
– Только ближайшие его советники, некоторые вожди, федайкины да еще, разумеется, тот, кто его отравил.
– Кого вы подозреваете?
– Мы пока не хотим расследования, – ответила Джессика.
– А что говорят федайкины?
– Федайкины верят, что Пауль пребывает в священном трансе, накапливая силы перед решительными сражениями. Это я подбросила им эту мысль.
Чани опустилась на колени подле тела Пауля. И сразу же ощутила, что воздух возле самого его лица какой-то другой… но эта была всего лишь Пряность, вездесущая Пряность, запахом которой была пропитана вся жизнь фримена. И все же…
– Вы не были привычны к Пряности от рождения; как ты думаешь – не мог ли его организм восстать против ее избытка в пище? – предположила Чани.
– Аллергических реакций нет, – ответила Джессика.
Она закрыла глаза – ей хотелось отгородиться от происходящего; к тому же она вдруг поняла, насколько устала. Сколько же я не спала? – спросила она себя. Не помню. Слишком долго…
– Когда ты изменяешь в себе Воду Жизни, – спросила Чани, – ты ведь для этого пользуешься… внутренним восприятием. А им ты пользовалась, чтобы исследовать Его кровь?
– Да. Нормальная фрименская кровь. Совершенно приспособленная к пище с высоким содержанием меланжи и к жизни здесь.
Чани опустилась на пятки. Страхи вновь охватили ее, но она, глядя в лицо Паулю, подавила их, вытеснила. Этому приему она научилась, наблюдая за Преподобными Матерями. Время можно было заставить служить разуму. Надо было полностью сконцентрироваться…
Наконец Чани сказала:
– Здесь есть Податель?
– Конечно, и не один, – устало ответила Джессика. – Мы теперь обязательно держим несколько Подателей. Для победы нужно благословение, а каждый обряд перед походом…
– Но Пауль Муад'Диб обычно сам не принимал участия в этих обрядах, – заметила Чани. Джессика отрешенно кивнула, вспомнив противоречивые чувства, которые питал Пауль к Пряности и к порождаемому ею пророческому дару.
– Откуда ты об этом знаешь? – спросила она.
– Говорят…
– Слишком много говорят, – горько сказала Джессика.
– Скажи, чтобы мне принесли непревращенную Воду Подателя, – распорядилась Чани.
Слыша повелительный тон, Джессика замерла было, но, видя сосредоточенность молодой женщины, ответила только:
– Сейчас.
Она вышла – позвать Хранителя Воды.
Чани сидела, не сводя глаз с Пауля.
Если бы только он сделал именно это! – думала она. Он вполне мог решиться испытать это…
Джессика опустилась на колени возле Чани и протянула простой кувшин, из тех, которыми пользовались на полевых стоянках. Ноздри Чани защекотал острый запах яда. Она обмакнула палец в жидкость и поднесла его к носу Пауля.
Тот слегка сморщил переносье, ноздри его медленно расширились.
Джессика ахнула.
Чани прикоснулась теперь смоченным в Воде пальцем к верхней губе спящего.
Он глубоко, прерывисто вздохнул.
– Что это? – жестко спросила Джессика.
– Тихо, – сказала Чани. – Сейчас преобразуй немного святой Воды. Быстро!
Джессика не стала задавать вопросы – по голосу Чани она поняла, что та знает, что делает.
Поднеся к губам кувшин, Джессика отпила крошечный глоток.
Глаза Пауля распахнулись. Он посмотрел на Чани.
– Нет нужды превращать Воду, – выговорил он слабо, но твердо.
Джессика, держа глоток во рту, почувствовала, что ее тело почти автоматически преобразует яд. В легком душевном подъеме, который всегда сопровождал процесс, она ощутила исходящий от Пауля свет жизни.
И в этот миг она поняла.
– Ты выпил священной Воды! – выдохнула она.
– Всего каплю, – пробормотал Пауль. – Совсем немного… одну капельку.
– Как ты мог решиться на такую глупость?! – гневно спросила Джессика.
– Он твой сын, – напомнила Чани. Джессика метнула на нее яростный взгляд.
Губ Пауля коснулась слабая улыбка – теплая и понимающая.
– Слушай, что говорит моя возлюбленная, – сказал он. – Слушай, мама. Она знает!
– Что могут сделать другие – должен сделать и он, – объяснила Чани.
– Когда я принял эту каплю – ощутил ее вкус, запах, плотность; когда я понял, что эта капля делает со мной, тогда я понял, что могу сделать то, что сделала ты, – сказал Пауль. – Эти ваши прокторы Бене Гессерит столько твердят о Квисатц Хадерахе – но они даже отдаленно представить себе не могут, в скольких местах я побывал. За эти несколько минут я… – Он замолчал, озадаченно нахмурился. – Чани?.. Как ты здесь оказалась? Ты же должна быть… Почему ты здесь?..
Он попытался приподняться на локтях, но Чани мягко уложила его обратно.
– Пожалуйста, лежи, мой Усул, – сказала она.
– Я чувствую себя таким слабым, – пожаловался он. Обвел взглядом комнату. – Как долго я… здесь?
– Ты три недели был в коме. Такой глубокой, что казалось, искра жизни тебя покинула, – объяснила Джессика.
– Н-но… я же выпил ее только минуту назад и….
– Для тебя минуту, – возразила Джессика. – Для меня – три недели страха.
– Только одна капля – но я преобразовал ее, – сказал Пауль. – Я преобразовал Воду Жизни!..
И прежде чем Чани или Джессика могли остановить его, он окунул руку в кувшин, который они поставили на пол у изголовья, поднес сложенную ковшиком ладонь к губам, роняя капли Воды, – и выпил.
– Пауль! – простонала Джессика.
Он схватил ее за руку, улыбнулся (это походило на ухмылку черепа) – и послал к ней свое сознание.
Это было не то мягкое, охватывающее чувство единения, которое она разделила когда-то с Алией и старой Преподобной… но это был контакт: они разделили все чувства, все ощущения… этот контакт потряс ее, и она почувствовала себя такой слабой, что внутренне сжалась, в страхе перед ним закрывая свое сознание.
Вслух он сказал:
– То место, в которое нельзя проникнуть… Место, в которое не смеют взглянуть Преподобные Матери… Покажи мне его!
Испугавшись даже самой мысли об этом, она замотала головой.
– Покажи мне его! – приказал он.
– Нет!
Но она не могла никуда деться от него. Буквально оглушенная его пугающей, невероятной силой, она закрыла глаза и сосредоточилась на темном, запретном месте в глубине сознания.
Сознание Пауля протекло вокруг и сквозь нее – и устремилось во тьму. На краткий миг Джессика успела заглянуть туда прежде, чем ее сознание в ужасе отпрянуло. Увиденное заставило ее трепетать, хотя она сама не знала – почему… Мир, где яростно и беспрерывно дул ветер, сверкали искры, пульсировали световые круги и кружили среди огней белые раздувшиеся фигуры – их увлекал клубящийся мрак и дувший ниоткуда ветер…
Наконец она открыла глаза. Пауль смотрел на нее. Он все еще держал ее за руку, но пугающая связь между ними исчезла. Она подавила дрожь… оказывается, она действительно дрожала. Пауль выпустил ее руку. Словно убрали опору, поддерживавшую ее, словно выбили костыль – она пошатнулась и упала бы, не поддержи Чани.
– Преподобная! – встревожилась Чани. – Что случилось?
– Устала… – прошептала Джессика. – Так устала…
– Сюда, – приговаривала Чани. – Садись сюда.
Она помогла Джессике сесть на подушки и опереться о стену.
Прикосновения сильных, молодых рук были удивительно приятны, успокаивали. Джессика прильнула к Чани.
– Он действительно видел… Воду Жизни? – спросила Чани, осторожно высвобождаясь.
– Да, видел… – прошептала Джессика. У нее все еще кружилась голова, разум не мог успокоиться после контакта. Так чувствуют себя люди, которые долгие недели провели в бурном море и наконец ступили на твердую землю: кажется, что она продолжает покачиваться под ногами. Джессика ощутила внутри себя старую Преподобную Мать… и всех остальных… они пробудились и спрашивали: «Что это было? Что случилось? Что это за место?..»
И на все это накладывалось осознание того, что ее сын. – Квисатц Хадерах. Тот, Который может быть сразу во многих местах. Сбывшаяся мечта Бене Гессерит. И понимание это ее не успокаивало…
– Так что произошло? – настаивала Чани. Джессика только покачала головой. Пауль проговорил:
– В каждом из нас есть древняя сила, которая берет, и другая древняя сила, которая дает. Мужчине не слишком сложно заглянуть туда, где обитает берущая сила, но почти невозможно встретиться лицом к лицу с силой дающей, не изменяя свою природу. С женщиной дело обстоит наоборот.
Джессика подняла взгляд. Оказывается, Чани слушает Пауля, а глядит на нее.
– Ты понимаешь меня, мама? – спросил Пауль. Она смогла только кивнуть.
– И эти силы внутри нас пришли из такой глубокой древности, что они вошли в каждую клеточку нашего тела. Эти силы и создают нас. Ты можешь сказать себе: «Да, я вижу, как это происходит». Но затем ты заглядываешь в глубь себя и предстаешь перед этими силами – силами своей жизни, предстаешь без всякой защиты и тогда только понимаешь, какая опасность тебе грозит. Ты видишь, что эта сила может захлестнуть и побороть тебя. Величайшая опасность для Дающего – это берущая сила; величайшая опасность для Берущего – сила дающая. И столь же легко потерпеть поражение от этих сил тому, кто дает, сколь и тому, кто берет.
– А ты, сын мой, – спросила Джессика, – сам ты из тех, кто дает, или из тех, кто берет?
– Я – центр равновесия, – ответил Пауль, – и я не могу давать, не забирая, и не могу брать, не…
Он замолчал, глядя на стену справа от себя. Чани ощутила, как ее щеки коснулся сквознячок. Она повернулась, успев заметить, как падает занавеска входа.
– Это был Отхейм, – сказал Пауль. – Подслушивал!
От этих слов на Чани словно повеяло пророческим даром Пауля… она увидела то, чему предстояло случиться, так, словно это уже случилось. Отхейм разнесет увиденное и услышанное. Каждый, кто услышит от него эту историю, передаст ее дальше, и покатится она по земле точно пожар. «Пауль Муад'Диб – не как прочие люди, – будут говорить тут и там. – Больше сомневаться не приходится. Он – мужчина, но может глядеть в глубины Воды Жизни, как Преподобная Мать; воистину Он – Лисан аль-Гаиб!»
– Ты видел будущее, Пауль, – сказала Джессика. – Откроешь ли ты увиденное?
– Не будущее, – возразил он. – Я видел Настоящее.
Он с усилием сел и отмахнулся от Чани, которая бросилась было ему помогать.
– Космос над Арракисом кишит кораблями Гильдии.
Джессика вздрогнула – таким уверенным был его голос.
– Там – сам Падишах-Император, – добавил Пауль, глядя на каменный потолок комнаты. – А с ним – его любимая Правдовидица и пять легионов сардаукаров. И старый барон Владимир Харконнен тоже там, и с ним – Суфир Хават, а еще – семь кораблей, и в них – все, кого он сумел поставить под ружье. И там с ними – готовые подключиться к игре силы, представляющие каждый из Великих Домов, стервятники… все ждут.
Чани покачала головой, не в состоянии отвести взгляд от Пауля. Его отстраненность, ровный, невыразительный голос, взгляд, словно проникавший сквозь нее, – все ужасало ее и повергало в смятение.
Джессика попыталась сглотнуть пересохшим горлом, выговорила:
– Чего они ждут?
Пауль посмотрел на нее:
– Ждут от Гильдии разрешения к высадке. Того, кто совершит посадку без разрешения, Гильдия оставит на планете навсегда.
– Гильдия защищает нас? – спросила Джессика.
– Защищает нас! Да Гильдия же сама все устроила: распустила всяческие слухи о том, что мы делаем, а затем снизила тарифы на межзвездные перевозки настолько, что даже беднейшие Дома смогли добраться сюда – и теперь висят над нами и дождаться не могут, когда можно будет приступать к грабежу.
Джессика поразилась горьким ноткам в его голосе. Нет, она не сомневалась в его словах – они звучали так же убежденно, как и в ту ночь, когда он открыл перед ней путь в будущее, который привел их к фрименам.
Пауль глубоко вздохнул и проговорил:
– Мама, тебе придется преобразовать для нас некоторое количество Воды. Нам нужен катализатор. А ты, Чани, разошли разведчиков… пусть ищут премеланжевую массу. Затем, если мы поместим определенное количество Воды Жизни над карманом премеланжевой массы… Вы знаете, что тогда произойдет?
Джессика обдумывала его слова – и вдруг поняла, что он имеет в виду.
– Пауль!.. – выдохнула она.
– Вода Смерти, – медленно сказал он. – И это будет цепная реакция. – Он указал себе под ноги. – Она посеет смерть среди Маленьких и разрушит вектор жизненного цикла, связывающий Пряность и Подателей. А без них – без Пряности ли, без Подателей ли – Арракис превратится в настоящую пустыню.
Чани зажала рукой рот – кощунство, исходившее из уст Пауля, лишило ее дара речи.
– Кто может уничтожить некую вещь, тот ее и контролирует по-настоящему, – объяснил Пауль. – А мы можем уничтожить Пряность!
– Но что останавливает Гильдию? – прошептала Джессика.
– Они ищут меня, – ответил Пауль. – Вдумайся! Лучшие навигаторы Гильдии, которые способны, заглядывая в будущее, находить безопасный курс для стремительных хайлайнеров, – все ищут меня… и не могут найти. Как они дрожат! Как трепещут! Они знают, что я завладел их тайной! – Пауль протянул перед собой согнутую лодочкой руку с блестевшими в ней каплями. – Без Пряности они слепы!
Чани смогла наконец заговорить:
– Ты говоришь, что видишь Настоящее!
Пауль вновь откинулся на спинку, мысленно оглядывая раскинувшееся перед ним Настоящее, протянувшееся и в будущее, и в прошлое. Озарение, которое принесла Пряность, уже уходило, и он с трудом удерживал в сознании картину путей времени.
– Итак, идите и делайте, как я велел, – сказал он. – Будущее теперь для Гильдии так же смутно, как и для меня. Линии видения сужаются. И все фокусируется здесь. Вокруг Пряности… они и раньше не осмеливались вмешиваться, потому что, вмешавшись, могли утратить и то, чем уже обладали. Но теперь они в отчаянии, ибо все пути ведут во тьму.
Назад: 7
Дальше: 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий