Дюна

Книга: Дюна
Назад: 4
Дальше: 6

5

В рамках ортодоксальной религии избежать влияния политики невозможно. Борьба за власть пронизывает все: обучение, воспитание и правила жизни в ортодоксальной общине. И из-за этого давления руководители такой общины или общества рано или поздно неизбежно встают перед не имеющим альтернатив выбором: или скатиться к окончательному оппортунизму ради сохранения своей власти, или же быть готовыми пожертвовать даже и собственной жизнью во имя ортодоксальной этики.
Принцесса Ирулан. «Муад'Диб: вопросы религии»
Пауль стоял на гребне песчаного моря чуть в стороне от линии движения гиганта Подателя. Я не должен ждать его, как контрабандист, – с нетерпением, дрожа от возбуждения и страха, напомнил он себе, я должен быть частью самой Пустыни.
Теперь червь был всего в нескольких минутах от него, наполняя утренний воздух шипением и скрежещущим шелестом расступающегося перед ним песка. Чудовищные зубы в подобном пещере провале пасти походили на лепестки невероятного цветка. Запах Пряности затопил все вокруг.
Дистикомб он теперь ощущал как свою вторую кожу, да и о носовых фильтрах и лицевом клапане-респираторе почти не думал. Сказывалась школа Стилгара – утомительные тренировки в песках.
– На сколько надо отступать от линии хода Подателя, считая по его радиусу, на гравийном песке? – спрашивал Стилгар.
Пауль ответил правильно:
– Полметра на каждый метр диаметра. То есть на расстояние радиуса.
– Зачем?
– Чтобы не затянуло в песковорот при его прохождении и в то же время – чтобы успеть добежать до червя и вскочить на него.
– Ты уже ездил на меньших – тех, которых выращивают для получения Семени и Воды Жизни. Но во время испытания ты будешь иметь дело с настоящим диким червем, со Стариком Пустыни. Такой требует к себе уважения!
Теперь стук манка почти заглушался шелестом и скрежетом приближающегося червя. Пауль глубоко дышал – горьковатый запах песка пробивался даже через фильтры. Дикий червь – Податель, Старик Пустыни, Шаи-Хулуд – уже возвышался над ним, надвигался, казалось, прямо на него. Вздымающиеся передние сегменты отбрасывали песчаную волну – вот-вот она захлестнет Пауля по колено…
Иди, иди сюда, дивное чудовище, думал он. Иди. Ты услышал мой зов. Иди. Иди ко мне.
Волна песка мягко приподняла его, поднятая с поверхности пыль обдала с ног до головы. Пауль устоял; весь мир был теперь сосредоточен для него в этой движущейся мимо изогнутой стене, окутанной пылью, в составленной из сегментов ползущей скале… Разделявшие сегменты линии отчетливо виднелись на боках гигантской твари.
Пауль поднял крючья, примерился, изогнувшись, сделал бросок, почувствовал, что крючья «взяли» червя и держат. Тогда он прыгнул вперед, уперся ногами в эту нависшую над ним стену, перенеся вес на крючья. Это был самый ответственный момент, пик испытания: если он вонзил крючья правильно, в передний край кольцевого сегмента, – так, чтобы оттянуть его, червь не может перекатиться и раздавить его.
Червь замедлил ход. Он прошел там, где только что стоял манок, стук прекратился. Затем медленно червь развернулся так, чтобы раздражающие его колючки оказались наверху, как можно дальше от песка, оберегая открывшуюся нежную оболочку.
Теперь Пауль оказался на самой «спине» червя, на самой высокой точке. Он ощутил возбуждение, почувствовал себя владыкой, оглядывающим свою империю. Он подавил – не без труда – желание подпрыгнуть, а лучше – развернуть, например, червя, чтобы показать, что он, Пауль, повелитель гиганта.
Он понял в этот момент, почему Стилгар как-то предупреждал его не уподобляться тем зарвавшимся, чересчур лихим парням, которые затевали игры с этими чудовищами, делали на спине червя стойку на руках, выдергивали оба крючка и снова вонзали их, прежде чем червь успевал сбросить дерзкого наездника.
Оставив один крюк воткнутым, Пауль отцепил второй и перенес его ниже; когда он надежно закрепил его и проверил, он перенес первый еще ниже второго. Червь снова извернулся, и одновременно повернул, и, вздымая облако тонкой песчаной пыли, направился туда, где ждали все остальные.
Пауль увидел их, бегущих к червю, карабкающихся вверх с помощью крючьев, они теперь не захватывали края сегментов, пока не поднимались на самый верх. Наконец весь отряд выстроился позади Пауля в три ряда, держась крючьями за кольца панциря.
Стилгар, лавируя между ними, подошел к Паулю, проверил, как держат крючья, взглянул на улыбающееся лицо своего ученика.
– Что – сделал, а? – крикнул Стилгар, перекрывая скрип и шелест песка. – Так ты думаешь? Все в порядке, да? – Он выпрямился. – Только вот что я тебе скажу: так себе сделал! Мальчишка двенадцати лет – и тот лучше справился бы! Ты что, не видел – слева от того места, где ты встал, были барабанные пески? Поверни червь – и тебе было бы некуда отойти!
Улыбка исчезла с лица Пауля.
– Я видел барабанные пески.
– Так что же ты не дал нам сигнала, чтобы кто-нибудь встал на подхвате? Это и на испытании допускается.
Пауль сглотнул, повернулся лицом к ветру.
– Обиделся, что я сказал об этом? – спросил Стилгар. – Это мой долг. Я обязан думать о том, как ценна твоя жизнь для всего племени. Если бы ты ступил на барабанные пески – червь повернул бы на звук!
Как ни был сердит Пауль, он понимал, что Стилгар прав. Все же ему понадобились не меньше минуты и вся подготовка, полученная от матери, чтобы вернуть себе спокойствие.
– Извини, – сказал он наконец. – Этого не повторится.
– Если место не очень удобное, всегда бери помощника, чтобы он взял Подателя, если тебе самому это не удается, – наставительно сказал Стилгар. – Помни: мы всегда работаем вместе. В этом – наша сила; когда мы вместе, мы можем быть уверены в успехе. Так вместе, а? – Он хлопнул Пауля по плечу.
– Вместе, – согласился Пауль.
– Ну а теперь, – голос Стилгара сразу стал жестче, – покажи, как управляешься с Подателем. На какой мы стороне?
Пауль взглянул на чешуйчатую поверхность кольца под ногами; оценил форму и размер чешуи, заметил то, как справа они увеличивались, а слева уменьшались. Он, разумеется, знал, что червь, как правило, передвигается одной и той же стороной вверх. А с возрастом эта сторона становилась практически постоянной «спиной» червя.
Нижние пластины чешуи укрупнялись, становились толще, темнее, тяжелее. На крупном черве «спинные» пластины можно было отличить по одному только размеру.
Перебросив крючья, Пауль передвинулся левее. Он дал знак стоявшим с краю открывать сегменты червя, чтобы тот, поворачиваясь «спиной» кверху, не свернул с курса. Когда же червь извернулся, Пауль махнул рулевым – те вышли из ряда и заняли свои места впереди.
– Аш! Хаийй-йо! – издал он традиционный клич. Левый рулевой приоткрыл сегмент со своей стороны.
Податель, описав величественную дугу, развернулся, стараясь уберечь обнажившуюся нежную плоть. Завершив круг, червь оказался головой к югу; тогда Пауль скомандовал:
– Гейрат!
Рулевой отпустил крюк, и червь продолжил движение по прямой.
– Очень хорошо, Пауль Муад'Диб, – похвалил Стилгар. – Из тебя выйдет еще наездник, если потренируешься как следует!
Пауль нахмурился: разве не он первым вскочил на червя?
Позади кто-то рассмеялся, и весь отряд принялся скандировать, несколько раз подбросив к небу имя Пауля:
– Муад'Диб! Муад'Диб! Муад'Диб! Муад'Диб!
От хвостовых сегментов донесся стук – заработали стрекалами погонщики. Червь начал набирать скорость, – и одежды ездоков захлопали на ветру. Скрежет, сопровождавший движение червя, усилился.
Пауль обернулся, оглядел свой отряд, нашел Чани и, не отрывая от нее взгляда, спросил Стилгара:
– Так что – я теперь наездник Пустыни или нет, Стил?
– Хал йаум! Воистину ты наездник отныне!
– И я могу сам выбирать курс?
– Таков обычай!
– И отныне я также фримен, родившийся сегодня здесь, в эрге Хаббанья. До этого дня – я не жил! Я был ребенком – до этого дня!
– Ну, не то чтобы совсем ребенком, – возразил Стилгар, подтягивая уголок капюшона, который дергал и оттопыривал встречный ветер.
– Но словно какая-то пробка отгораживала от меня мир; и вот она выдернута!
– Да, этой пробки больше нет.
– И я пойду на Юг, Стилгар. За двадцать манков. Я хочу видеть землю, которую мы создаем; землю, которую доселе я видел лишь чужими глазами.
И я увижу своего сына и всю свою семью, подумал он. Мне нужно время, чтобы обдумать будущее, что подобно прошлому для моей памяти. Подходит буря, и если я не буду в той точке, из которой сумею управлять ею и успокоить ее, – придет хаос.
Стилгар окинул его спокойным, оценивающим взглядом. Пауль продолжал смотреть на Чани, видя, как растет интерес в ее глазах и как возбуждение от его слов охватывает весь отряд.
– Но люди хотели бы сходить с тобой в набег на один из харконненских поселков во впадине – это всего в одном манке отсюда, – возразил Стилгар.
– Федайкины не раз уже ходили со мной в набеги, – ответил Пауль. – И будут ходить со мной в бой, пока хоть один из Харконненов дышит арракийским воздухом!
Стилгар внимательно смотрел на него, и Пауль понял, что вождь видит происходящее через призму воспоминаний о том, как возглавил сперва свой сиетч, Табр, а потом, после гибели Лиет-Кинеса, – и Совет Вождей.
Ему уже доложили о волнениях среди молодых фрименов, подумал Пауль.
– Хочешь собрать всех вождей? – спросил Стилгар.
У молодых парней, стоявших позади, засверкали глаза.
Покачиваясь на ходу, они внимательно следили за беседой. Пауль заметил и беспокойство в глазах Чани, то, как она переводит взгляд со Стилгара, приходившегося ей дядей, на Пауля – своего мужчину.
– Ты и не догадываешься, чего я хочу, – проговорил он, подумав: «Я не могу отступать. Я должен взять их всех в свои руки».
– Сегодня ты – мудир отряда наездников, – сказал Стилгар, и в его голосе прорезалась ледяная официальность. – Как ты собираешься распорядиться этой властью?
Нам нужно время – расслабиться и спокойно все обдумать, подумал Пауль.
– Идем на юг, – ответил он.
– Даже если я прикажу повернуть на север, когда закончится день?
– Идем на юг, – повторил Пауль.
Стилгара охватило чувство неизбежности. Он с достоинством запахнул плотнее свой плащ.
– Сход будет, – объявил он. – Я разошлю гонцов.
Он решил, что я хочу бросить ему вызов, – решил Пауль. – И он знает, что против меня ему не выстоять.
Пауль опять повернулся к югу и, подставляя неприкрытые лицевым клапаном скулы встречному ветру, думал о том, как необходимость воплощается в принятые решения…
Им не понять, каково это.
Но он знал, что никакие соображения не заставят его свернуть с пути. Он обязан оставаться там, куда придется центр бури, которую он видел в будущем. Придет момент, когда эту бурю можно будет усмирить – если он будет находиться вблизи центрального узла, чтобы разрубить его в нужный миг.
Если только это возможно – я не стану вызывать его, думал Пауль. Если есть другой способ избежать дороги к джихаду…
– Сделаем вечером привал для ужина и молитвы в Птичьей пещере, что в хребте Хаббанья, – сказал Стилгар. Он одним крюком вцепился в шкуру червя, чтобы удержаться на колышущемся теле гиганта, а свободной рукой указал на встающий на горизонте невысокий скальный барьер.
Пауль посмотрел в ту сторону. Каменные складки барьера напоминали застывшие волны. Ни клочок зелени, ни цветок не смягчали суровый пейзаж. А дальше начинался путь в южную Пустыню – эта дорога занимала не меньше десяти дней и ночей, Подателя быстрее двигаться не заставишь.
Двадцать манков!
Этот путь уводил далеко за пределы мест, где можно было встретить харконненские патрули. Пауль знал, как они доберутся до цели, – он не раз видел это во сне. Однажды наездники заметят, что горизонт окрашен как будто немного другим цветом – изменение настолько небольшое, что можно подумать, что желаемое выдаешь за действительное, – а потом перед ними появится и новый сиетч.
– Устраивает ли мое решение Муад'Диба? – перебил Стилгар мысли Пауля. Нотка сарказма в его голосе была едва заметна, но уши фрименов, привыкшие различать малейшие оттенки птичьих голосов или сообщений, звучащих в писке сейлаго, отметили этот сарказм – и теперь все ждали реакции Пауля.
– Стилгар слышал, как я поклялся в верности ему, когда федайкины проходили посвящение, – проговорил тот. – Мои воины-смертники знают – то была честная клятва. Или Стилгар сомневается в ней?
В голосе Пауля звучала настоящая боль, и, слыша ее, Стилгар опустил глаза.
– Усул – мой товарищ по сиетчу, и в нем я не усомнюсь никогда, – ответил наконец он. – Но ты также – Пауль Муад'Диб, герцог Атрейдес, и ты – Лисан аль-Гаиб, Глас из Внешнего Мира. А этих людей я даже не знаю…
Пауль отвернулся от него к встающему из-за пустынного горизонта хребту Хаббанья. Червь под ними был все еще силен и бодр. Он мог пройти вот так вдвое большее расстояние, чем любой другой, когда-либо оседланный фрименами. Пауль знал это. Ни одна история из тех, что рассказывают детям, не могла быть достойным описанием этого Старика Пустыни. Это начало новой легенды, подумал Пауль.
Сильная рука сжала его плечо.
Пауль взглянул на руку, потом на ее обладателя. На него глянули темные глаза Стилгара, обрамленные капюшоном и маской.
– Тот, кто стоял во главе сиетча Табр до меня, – сказал Стилгар, – был мне другом. Мы делили с ним многие опасности. Много раз спасал я его жизнь… а он – мою.
– И я друг тебе, Стилгар, – ответил Пауль.
– Никто в этом не сомневается. – Стилгар убрал руку, пожал плечами. – Но так уж повелось…
Стилгар, понял Пауль, был фрименом до мозга костей – настолько, что иного пути он не видел. У фрименов новый вождь либо принимал бразды правления из мертвых рук своего предшественника, либо убивал сильнейшего противника из людей своего племени, если старый вождь погибал в Пустыне. Так стал наибом и сам Стилгар.
– Сойдем с Подателя на глубоком песке, – сказал Пауль.
– Да, – кивнул Стилгар. – Отсюда мы дойдем до пещеры и пешком.
– Мы достаточно долго ехали на нем – так что он зароется в песок и будет день-два отдыхать и дуться на нас.
– Ты – мудир этой поездки, – ответил Стилгар. – Скомандуешь, когда мы… – Он замолчал, глядя на небо на востоке.
Пауль резко обернулся, проследил за взглядом Стилгара. Пряность окрасила его глаза синевой, и небо казалось темным сквозь нее – и на фоне глубокой лазури отчетливо мерцала ритмически вспыхивающая точка.
Орнитоптер!
– Небольшой топтер, один, – отметил Стилгар.
– Разведчик, возможно – предположил Пауль. – Как ты думаешь, они нас увидели?
– На таком расстоянии мы для них – просто идущий по поверхности червь. – Стилгар махнул рукой. – Прыгаем и рассыпаемся по песку!
Наездники начали спускаться со спины гиганта – спрыгивали и тут же укрывались с головой плащами, исчезали, сливаясь с песком. Пауль приметил, где спрыгнула Чани.
Наконец на спине червя остались только двое – Пауль и Стилгар.
– Кто первым вскочил на червя, прыгает последним, – сказал Пауль.
Стилгар кивнул, соскользнул вниз, подстраховываясь крючьями, спрыгнул в песок. Пауль подождал, пока червь отойдет на достаточное расстояние от места, где сошли остальные наездники, и освободил крючья. С червем, который сохранял еще достаточно сил, это был особенно опасный момент.
Гигант, почувствовав, что крючья и стрекала больше не беспокоят его, начал уходить в песок. Пауль легко побежал по его широкой «спине» к хвосту и, тщательно выбрав момент, прыгнул, приземлился в беге, пробежал, как учили, по склону дюны, вызвав песчаный оползень, и, укрывшись плащом, дал песку засыпать себя.
Теперь оставалось только ждать…
Осторожно повернувшись, Пауль через щелочку в складках плаща взглянул на небо. То же самое, знал он, сделали сейчас все его спутники.
Сначала он услышал мерное биение крыльев и только потом увидел топтер. Негромко свистя турбинами, машина промчалась над ним и по пологой дуге ушла в сторону хребта.
«Никаких опознавательных знаков», – отметил Пауль.
Топтер скрылся за хребтом Хаббанья. Над песками раздался птичий крик, затем еще один.
Стряхнув песок, Пауль встал, поднялся на гребень дюны. Его отряд растянулся в цепочку – Пауль сразу увидел Стилгара и Чани.
Стилгар махнул в сторону хребта. Отряд собрался и, ломая ритм, двинулся скользящими шагами, которые не привлекут внимания червя. Стилгар подошел к Паулю, быстро скользя по уплотненному ветром песчаному склону.
– Это контрабандисты, – сказал он.
– Похоже, – подтвердил Пауль. – Только вот для контрабандистов они слишком уж глубоко забрались в Пустыню.
– Патрули и контрабандистам мешают, – пожал плечами Стилгар.
– Но если они забрались сюда – они могут залететь и еще глубже.
– Пожалуй…
– Нехорошо, если они увидят то, что можно увидеть, залетев слишком глубоко в Пустыню. Контрабандисты приторговывают и информацией.
– Они, наверно, ищут Пряность, – предположил Стилгар.
– А значит, где-то неподалеку их ждут краулер и крыло, – сказал Пауль. – Пряность у нас есть. Она и будет наживкой: распыляем ее по песку и ловим контрабандистов – сколько попадется. Они должны усвоить, что здесь – наша земля; кстати же, нашим бойцам надо осваивать новое оружие.
– Вот это – слова Усула! – ухмыльнулся Стилгар. – Усул – он думает как настоящий фримен!
Но Усулу придется уступить дорогу – не ему принимать решения, соизмеримые с ужасным предназначением… – подумал Пауль.
Буря приближалась.
Назад: 4
Дальше: 6
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий