Дюна

Книга: Дюна
Назад: 20
Дальше: 22

21

Существует легенда: в миг смерти герцога Лето Атрейдеса небеса над родовым его замкам на Каладане прочертил метеор…
Принцесса Ирулан. «Введение в историю Муад'Диба для детей»
Барон Владимир Харконнен стоял у большого обзорного иллюминатора в рубке лихтера, где он устроил командный пост. За стеклом полыхала пожаром ночь над Арракином. Барон внимательно смотрел вдаль, где возвышалась Барьерная Стена. Там делало свое дело его секретное оружие.
Ствольная артиллерия.
Пушки били по пещерам, куда отошли люди герцога, чтобы принять последний бой. Размеренно вспыхивало рыжее пламя, и в этих коротких вспышках – столбы камня и песка. Верных герцогу солдат заживо хоронили там – им предстояло умереть от голода, словно пойманным в своей норе животным.
Барон явственно ощущал, как вздрагивает там, вдали, земля. Ритмическая дрожь передавалась ему сквозь металл корабля: брумм… брумм… Потом: БРУММ – брумм!
«Ну кто еще додумался бы вспомнить об артиллерии в наши дни силовых щитов? – мысленно усмехнулся он. – Но можно было догадаться, что они побегут в эти пещеры. Право, Император оценит сообразительность, с которой я сохранил жизни его и моих бойцов…»
Он подрегулировал один из небольших генераторов, поддерживавших его жирное тело. Его губы растянулись в улыбке, отчего многочисленные подбородки вздернулись.
«Жаль терять таких бойцов, как люди герцога, – подумал барон и улыбнулся еще шире, посмеиваясь над собой. – Но жалость должна быть жестокой!»
Он кивнул сам себе. Поражение по определению означает безвозвратные потери. Перед человеком, способным принимать правильные решения, лежала вся вселенная.
А неуверенных в себе кроликов надо было найти и загнать в норы – как иначе контролировать и разводить их? Барон представил себе своих солдат как пчел, атакующих кроликов.
«Медовым звоном гудит день, когда на тебя трудится довольно работящих пчел», – подумал он.
Позади открылась дверь. Барон рассмотрел отражение в темном стекле иллюминатора, прежде чем обернуться.
Вошел Питер де Врийе, за ним следовал Умман Куду. Начальник личной гвардии барона. За дверью суетились люди, виднелись бараньи лица стражников. В его присутствии они старательно напускали на себя такой тупой вид.
Барон обернулся.
Питер тронул указательным пальцем спадавшую на лоб прядь в обычном своем насмешливом салюте.
– Славные новости, милорд! Сардаукары доставили к нам герцога!
– Само собой, – отозвался барон своим гулким басом. Он разглядывал мрачное, злодейское выражение на женоподобном лице своего ментата. И глаза – затененные щелочки сплошной синевы.
«Скоро мне придется отделаться от него, – подумал барон. – Он почти уже пережил свою полезность. Почти уже достиг момента, когда он станет опасен для меня. Однако прежде необходимо сделать так, чтобы народ Арракиса возненавидел его. Н-ну а потом – потом они будут приветствовать моего Фейд-Рауту как своего спасителя».
Барон перевел взгляд на начальника своей гвардии – Уммана Куду. Острые скулы, подбородок словно туфля. Человек, которому барон мог доверять, ибо хорошо знал все его пороки.
– Прежде всего где изменник, выдавший мне герцога? – спросил барон. – Надо бы его наградить.
Питер изящно повернулся на носке, махнул стражнику снаружи.
Там задвигались темные силуэты. Вошел Юйэ. Его движения были скованны и вялы. Усы уныло свисали с красно-лиловых губ. Лишь старые глаза выглядели живыми.
Пройдя три шага, Юйэ по знаку Питера остановился, глядя через помещение на барона.
– А-ахх, вот и наш доктор Юйэ. Приветствую!
– Мое почтение, милорд барон…
– Мне сказали, вы все-таки подарили нам герцога.
– Я выполнил свою часть соглашения, милорд.
Барон взглянул на Питера. Тот кивнул.
Барон вновь посмотрел на Юйэ.
– Стало быть, придерживаемся буквы договора, э? А я… – Он словно выплюнул: – Что я должен был сделать в ответ?
– Вы сами помните что, милорд Харконнен.
Теперь Юйэ позволил себе думать. В его голове оглушительно отдавалось беззвучное тиканье часов. Он уже видел еле заметные знаки, выдававшие барона. Да, Уанна была мертва – и эти негодяи ничего не могли уже ей сделать. И это хорошо – иначе у них по-прежнему была бы узда для него. Поведение же барона указывало на то, что эта узда исчезла…
– Вы полагаете, я должен это помнить?
– Вы обещали освободить от страданий мою Уанну.
Барон покивал:
– Ах да. В самом деле. Теперь я вспомнил. Действительно, я обещал это. Собственно, именно так и удалось нам обойти имперское кондиционирование. Помнится, вы не могли вынести вида этой вашей Бене-Гессеритской ведьмы, корчащейся в болеусилителях Питера. Н-ну что же – барон Владимир Харконнен всегда держит свое слово. Я обещал, что избавлю ее от мучений и позволю тебе соединиться с ней. Да будет так! – Он махнул Питеру.
Синие глаза Питера остекленели. Его движение было совсем кошачьим – внезапным и плавным. Когтем сверкнул нож, вонзаясь в спину Юйэ.
Старик замер, вытянулся, не отрывая взгляда от лица барона.
– Вот ты и присоединишься к ней! – крикнул барон. Юйэ стоял пошатываясь. Губы его шевельнулись; он говорил очень четко и словно бы нараспев:
– Ты… думал… ты… по… бе… дил… меня… Ты… ду… мал, я… не… знал, что… я… купил… для… своей… Уанны.
Он упал. Не склонился, не обмяк, не осел. Упал, как падает срубленное дерево.
– Так присоединись к ней! – повторил барон. Но эти слова прозвучали как слабое эхо.
Слова и поведение Юйэ наполнили его дурными предчувствиями. Он резко переключил свое внимание на Питера, который как раз вытирал лезвие ножа куском ткани. Синие глаза светились удовлетворением.
«Вот, значит, как он убивает, когда делает это своими руками, – подумал барон. – Полезно знать такие вещи».
– Итак, он все-таки выдал нам герцога? – спросил барон.
– Да, милорд, разумеется, – ответил Питер.
– Ну так приведите его сюда!
Питер бросил взгляд на капитана гвардейцев – тот бросился выполнять приказ.
Барон опустил взгляд на тело Юйэ. Тело упало так, что казалось, оно не из костей и плоти, а из дуба.
– Никогда не верил предателям, – проговорил барон. – Даже и таким, которые превращены в предателей мной самим.
Он посмотрел в ночь за иллюминатором. Вся эта черная тишина снаружи принадлежала теперь ему, и он это знал. Артиллерия у Барьерной Стены уже замолчала: ставшие, ловушками норы были завалены, пойманные звери обречены. Неожиданно барона поразила мысль, что он не может представить ничего прекраснее этой абсолютной черной пустоты. Если только не считать белого на черном. Серебристо-белого на черном. Молочно-белого, как изысканный фарфор.
Но неуверенность не оставляла его.
Что хотел сказать этот старый дурак доктор? Он скорее всего понимал, что его ждет. Но что он имел в виду, говоря о поражении? «Ты думал, что победил меня…»
Что он имел в виду?
Ввели герцога Лето Атрейдеса. Его руки были скованы цепью, орлиное лицо в грязи. На груди мундира зияла дыра – кто-то вырвал нашитый герб. С пояса тоже свисали оторванные лоскуты – поясной щит срывали, не расстегнув ремешки на мундире. С мясом. Безумные, остекленевшие глаза.
– Н-н-нуу… – протянул барон. Он глубоко вдохнул и остановился в неуверенности. Понял, что заговорил слишком громко. Он так долго ждал этого мгновения – и вот оно утратило часть своей прелести!
Будь проклят чертов доктор – во веки веков!
– Я вижу, доброго нашего герцога накачали наркотиками, – заметил Питер. – Собственно, Юйэ так и поймал его – одурманил. – Питер повернулся к герцогу. – Это так, любезный герцог? Вы одурманены?
Голос шел откуда-то издалека. Лето чувствовал цепь на руках, ноющую боль в мышцах; чувствовал свои потрескавшиеся губы, горящие щеки, сухой вкус жажды во рту. Но звуки он слышал плохо – они доходили до него глухо, словно сквозь ватное одеяло. И он почти ничего не видел, только смутные тени.
– А что с мальчишкой? – спросил барон. – Есть новости?
Питер быстро облизнул губы.
– Ты что-то знаешь! – резко сказал барон. – Ну?
Питер посмотрел на начальника гвардейцев, снова на барона.
– Люди, которым дали это поручение, милорд, они… э-э… их… э… нашли.
– И они доложили, что все в порядке?
– Они мертвы, мой барон.
– Естественно! Но я спрашиваю…
– Их нашли мертвыми, милорд.
Лицо барона потемнело.
– А женщина и мальчишка?
– Никаких следов, милорд. Но там успел побывать песчаный червь – как раз когда происходил осмотр места происшествия… Быть может, все произошло именно так, как мы и хотели, – несчастный случай… вполне вероятно…
– Вероятности меня не устраивают, Питер. Ну а что насчет пропавшего топтера? Может ли это обстоятельство навести моего ментата на какие-нибудь мысли?
– В нем, несомненно, бежал кто-то из людей герцога. Убил нашего пилота и бежал.
– И кто же именно из людей герцога?
– Пилота убили очень чисто и тихо, милорд. Возможно, Хават. Или Халлек. Может быть, Айдахо. Или любой из других главных приближенных…
– Возможно, вероятно, может быть… – пробормотал барон и перевел взгляд на пошатывающегося, одурманенного герцога.
– Но мы владеем положением, милорд, – сказал Питер.
– Владеем?! А где тогда этот планетолог? Кинес?
– По крайней мере нам известно, где его искать. За ним уже послали наших людей, милорд.
– Не нравится мне что-то, как помогает нам этот слуга Императора, – пробормотал барон.
Ватное одеяло все еще окутывало герцога, глушило слова разговора. Но некоторые из этих слов прорывались в мозг герцога и словно вспыхивали там «Женщина и мальчишка… никаких следов». Значит, Пауль и Джессика спаслись! А участь Хавата, Халлека и Айдахо оставалась пока неизвестной. Значит, надежда еще есть…
– А где перстень с герцогской печатью? – требовательно спросил барон. – У него на пальце его нет!
– Сардаукар сказал, что герцог был без кольца, когда его взяли, милорд, – доложил капитан – стражи.
– Поторопился ты убить доктора, – пробурчал барон. – Это была ошибка. Ты должен был доложить мне об этом, Питер, А ты действовал слишком поспешно, и это может повредить нашему делу. «Вероятности!..» – передразнил он.
В мозгу герцога билась одна мысль: Пауль и Джессика спаслись!.. И что-то еще. Да.
Сделка. Он почти… почти вспомнил…
Зуб!
Теперь он точно вспомнил часть этой сделки: капсула ядовитого газа, скрытая в искусственном зубе.
Кто-то велел ему помнить про зуб. Зуб… зуб был у него во рту. Он ощупал его языком. Все, что он должен сделать, – сильно надавить на него другим зубом…
Но еще рано!
Этот «кто-то» велел ждать, пока он не окажется со всем рядом с бароном. Но – кто?.. Он не мог вспомнить.
– Долго он еще будет в таком состоянии? – осведомился барон.
– Возможно, еще час, милорд.
– «Возможно», – передразнил барон и вновь отвернулся к темноте за стеклом. – Ладно. Я проголодался.
«Это барон, – думал Лето, – вот эта расплывчатая серая тень». Тень двигалась вперед и назад, качалась вместе с комнатой, которая сжималась и расширялась, становилась то светлее, то темнее, окутывалась мраком, и вновь свет заливал ее.
Время стало для герцога каким-то слоистым. Он всплывал через эти слои…
«Я должен подождать».
Стол. Тут стоял стол – его Лето видел отчетливо. И огромный, жирный человек на дальнем конце стола. И остатки трапезы перед ним. А сам Лето, оказывается, сидел напротив. Он ощутил кресло, цепи, ремни, привязывавшие к креслу его гудящее, онемевшее тело. Он понял, что прошло сколько-то времени – но сколько?
– Похоже, он приходит в себя, мой барон.
Шелковый голос. Это Питер.
– Вижу, Питер.
Гулкий бас. А это барон.
Окружающее постепенно приобретало четкие формы. Кресло под ним стало более жестким. Туже стали ремни.
Теперь он и барона видел достаточно четко. Лето следил за движениями его рук: барон все время что-то трогал, ощупывал – край тарелки, ручку ложки, жирный палец скользил по складкам подбородка…
Лето следил за движущейся рукой как зачарованный.
– Сейчас вы можете слышать меня, герцог Лето, – обратился к нему барон. – Я знаю, что можете. Так вот. Мы хотим узнать у вас – где ваша наложница и прижитый с нею ребенок?
Лето не пропускал ничего в его словах, но слова барона были для него огромным облегчением. Значит, это правда – им не удалось схватить Пауля и Джессику.
– Мы не в игрушки играем! – пророкотал барон. – Вам лучше понять это.
Он склонился к Лето, изучая его лицо. Ах, как жаль, что нельзя решить дело с глазу на глаз, между ними двоими. То, что кто-то еще видел человека королевской крови в таком положении, создавало дурной прецедент.
Лето чувствовал, как к нему постепенно возвращаются силы. И, словно башня на равнине, стояла перед его внутренним взором вернувшаяся память о зубе. Внутри – капсула с ядовитым газом, выполненная в форме нерва… Он вспомнил, кто поместил это смертоносное оружие в его рот.
Юйэ.
Он смутно вспомнил виденное в наркотическом дурмане – мимо него тогда проволокли тело… Теперь он знал, что это был Юйэ.
– Слышите этот звук, герцог Лето? – спросил барон.
Лето только теперь осознал, что слышит странный захлебывающийся звук – кто-то кричал от невыносимой боли.
– Мы, видите ли, поймали одного из ваших людей, одетого под фримена, – объяснил барон. – Разгадать его было совсем просто: глаза, вы же сами знаете. Он утверждает, что якобы был послан к фрименам, чтобы шпионить, за ними… но я достаточно долго прожил на этой планете, любезный кузэн. За этими пустынными оборванцами не шпионят это чушь. Скажите мне – вам удалось купить их помощь? Вы отослали свою женщину и сына к ним?
Лето почувствовал, как страх сжимает его грудь. Если Юйэ послал их к людям Пустыни… их будут искать, пока не найдут.
– Ну-ну, – добродушно прогудел барон. – У нас мало времени – и до боли дойдет скоро. Прошу, любезный мой герцог, не доводите нас до этого. – Барон многозначительно посмотрел на стоявшего возле Лето Питера. – У Питера, конечно, здесь нет с собой всех необходимых инструментов – его арсенал остался дома… но я уверен, он сумеет что-нибудь сымпровизировать.
– Иногда импровизация работает всего лучше, мой барон.
Вкрадчивый, шелковый голос. Он звучал над самым ухом герцога.
– У вас, как я понимаю, был аварийный план, – сказал барон. – Так куда вы отослали женщину с мальчиком? – Он взглянул на руку Лето. – На вас нет кольца. Оно у мальчика?
Барон поднял взгляд от руки герцога к его глазам.
– Не хотите отвечать… – проговорил барон. – Зачем заставлять меня делать то, что мне делать не хотелось бы? Ведь Питер применит простые и прямые методы. Не могу не признать, что порой они действительно являются наиболее эффективными – но мне не нравится, что подобные методы придется применить к вам.
– Например, кипящее масло на спину. Или на веки, – предложил Питер. – Или на другие части тела. И особенно хорошо действует, когда объект не знает, куда попадет масло в следующий миг. Хороший метод, и есть некая своеобразная красота в узоре белых пузырей на обнаженной коже… не правда ли, барон?
– Это изысканное зрелище, – согласился барон, но голос его звучал очень кисло.
Эти щупающие пальцы!.. Лето глядел на жирные пальцы, на кольца и перстни, унизывающие пухлые, как у младенца, руки, ни на миг не прекращающие двигаться.
Крик боли, доносящийся сквозь дверь за спиной герцога, терзал его нервы.
Кого они схватили? – думал герцог. Неужели Айдахо?
– Поверьте, любезный кузэн, – повторил барон, – я бы не хотел доводить дело до этого.
– Представьте только, как нервные сигналы спешат-торопятся за помощью, которая не может прийти! – сказал Питер. – В этом есть своя прелесть, это просто художественно!
– Да, Питер, ты у нас настоящий художник, – прорычал барон. – А теперь, сделай милость, помолчи!
Лето вспомнил вдруг, как Гурни Халлек как-то при виде изображения барона процитировал: «И стал я на песке морском и увидел выходящего из моря зверя… а на головах его имена богохульные».
– Мы напрасно теряем время, мой барон, – вмешался Питер.
– Возможно. – Барон кивнул. – Вы же сами понимаете, дорогой Лето, в конце концов вы скажете нам, где они. Какой-то уровень боли сломит вас. Я куплю вас болью.
«Скорее всего он прав, – подумал Лето. – Если бы не зуб… и то, что я просто не знаю, где они».
Барон подцепил ломтик мяса, сунул в рот, медленно прожевал и проглотил. Надо попробовать по-другому, подумал он.
– Полюбуйся-ка на этого святого, Питер. Он думает, что его нельзя купить.
При этом барон подумал: «Да! Смотри на него – считающего себя неподкупным. Смотри, как держат его миллионы акций – миллионы долей себя самого, продававшихся каждую секунду его жизни! Возьми его сейчас и потряси – он загремит, как пустая жестянка. Пуст? Распродан подчистую! Так какая разница – как он умрет теперь?..»
Крик за стеной смолк.
Барон увидел Уммана Куду. Капитан стражи появился в дверях и покачал головой. Пленник так и не дал нужной информации. Еще одна неудача!.. Все. Хватит тянуть с этим дураком герцогом – с этим глупцом, не понимающим, какой ад может обрушиться на него – ад, находящийся на бесконечно малом от него расстоянии. Малом, как толщина нерва.
Эта мысль успокоила барона, поборола его нежелание подвергать пыткам особу королевской крови. Сейчас он представлял себя хирургом, делающим бесчисленные разрезы ножницами – он срезал маски с дураков, открывая спрятанный ад.
Все, все они кролики! И все пытаются спрятаться, завидев хищника.
Лето смотрел через стол и сам не понимал, чего ждет. Зуб быстро покончил бы со всем этим. Но… в общем, почти вся эта жизнь была хороша. Он обнаружил, что вспоминает змея, реющего в перламутрово-голубом каладанском небе, Пауля, радостно смеющегося при виде этого змея. И восход здесь, на Арракисе, – ярко окрашенные гряды Барьерной Стены за пыльным маревом…
– Скверно – пробормотал барон. Он оттолкнулся от стола, легко поднялся – помогали поддерживавшие его тушу силовые генераторы – и заколебался на миг, заметив странную перемену в герцоге. Тот глубоко вдохнул, его челюсть напряглась, на ней вздулся бугорок мускула – так сильно Лето стиснул зубы.
«Как он боится меня!» – подумал барон.
А Лето, испугавшись, что барон может уйти от него, изо всех сил надавил на зуб-капсулу. Почувствовав, как он лопнул, открыл рот и резко выдохнул остро-щиплющий парок, вкус которого уже наполнил его рот. Барон вдруг уменьшился, стал удаляться – словно сужающийся тоннель раздел его и герцога. Над ухом Лето кто-то охнул. Тот самый «шелковый» голос. Питер. Значит, и ему досталось!
– Питер! В чем дело?
Рокочущий бас был где-то очень далеко.
В мозгу Лето опять шевельнулись воспоминания. Словно беззубый шепот старых ведьм. Комната, стол, барон, пара полных ужаса сплошь синих глаз – все смешалось вокруг, сжалось…
Там был еще человек с туфлеобразным подбородком – падающий игрушечный человечек. У него был сломанный, свернутый влево нос – словно маятник, отклонившись в сторону, застыл навсегда.
Лето услышал далекий грохот бьющегося фарфора. Далекий раскатистый бас. Сейчас его сознание было подобно бездонному сосуду, вобравшему все, что было когда-то: каждый крик… каждый шепот… каждое… молчание…
Последняя мысль… Лето увидел ее как бесформенное светлое пятно в лучах тьмы: «День, когда плоть обретает форму, и плоть, когда день обретает форму». Эта мысль поразила его ощущением необыкновенной полноты – чувство, которое, он знал, невозможно объяснить.
И наступила тишина.
Барон стоял, прижавшись спиной к потайной двери – двери своего личного тайного выхода, устроенного позади стола. Он захлопнул ее, выскочив из полной трупов каюты. Кажется, вокруг суетилась охрана… «Неужели и я вдохнул это? – спросил он себя. – Что бы это ни было – неужели Лето достал и меня?!»
Постепенно он снова стал слышать звуки… и смог соображать. Кто-то кричал, приказывал… противогазы… дверь не открывать… включить вентиляцию на максимум
«Все остальные упали почти сразу. А я еще на ногах! Я еще дышу! Ад побери… еще немного – и…»
Теперь он мог трезво оценить происшедшее. Его щит был включен – на малую мощность, но вполне достаточно, чтобы замедлить молекулярный обмен на границе силового поля. Кроме того, он уже вставал и оттолкнулся от стола… и еще – вскрик Питера, на который вбежал капитан стражи, прямо навстречу собственной гибели.
Случай да предупреждение, прозвучавшее во вскрике умирающего человека, – вот что его спасло.
Барон, разумеется, не чувствовал никакой благодарности к Питеру. Глупец сам виноват в своей гибели. И этот дурак капитан!.. Утверждал, что сканировал каждого, кого приводили к барону. Как же сумел этот герцог?.. Никакого предупреждения! Даже ядоискатель над столом не сработал, пока не стало поздно… Как?
«Впрочем, теперь уже это не важно, – подумал барон. Он уже вновь обрел уверенность в себе. – Просто следующий капитан стражи начнет с ответа на этот вопрос».
Он заметил, что суета усилилась, особенно за углом коридора, у второй двери в эту комнату смерти. Барон оторвался от своей двери, оглядел слуг вокруг. Они молча смотрели – ждали, что будет делать хозяин. Гневается ли? И как?
Тут барон понял, что лишь несколько секунд прошло с того момента, как он выбежал из страшной комнаты.
Несколько стражников стояли, наведя оружие на дверь. Другие повернулись в сторону пустого зала, на звуки из-за угла справа от них.
Оттуда, из-за угла, быстро вышел, почти выбежал человек с противогазом, болтающимся на шее на завязках. Он внимательно смотрел на каждый ядоискатель – они висели под потолком вдоль коридора. Желтоволосый, плосколицый, с зелеными глазами, жесткими, резко очерченными линиями по сторонам толстогубого рта. Он походил на какое-то водное животное, по ошибке помещенное на сушу.
Барон, разглядев его, вспомнил и имя подошедшего: Нефуд. Йакин Нефуд, Капрал стражи. У него было пристрастие к семуте, комбинации наркотика и музыки, звучавшей в самых глубинах сознания. Такие вещи о людях всегда полезно знать.
Стражник остановился перед бароном, отдал честь.
– В коридоре все чисто, милорд. Я видел все снаружи и понял, что это какой-то ядовитый газ. Вентиляторы подавали воздух в вашу комнату из этих коридоров… – Он бросил взгляд на ядоискатель над головой барона. – Люди все на месте, никто не пытался скрыться. Мы сейчас дегазируем комнату. Какие будут приказания?
Барон узнал и голос – это он выкрикивал приказания. А этот капрал молодец, дело свое знает!
– Там, внутри, все мертвы? – спросил он.
– Да, милорд.
«Придется приспосабливаться», – подумал барон.
– Прежде всего – мои поздравления, Нефуд. С этого момента ты – капитан моей гвардии. И, надеюсь, ты извлечешь хороший урок из судьбы своего предшественника!
Барон наблюдал за изменяющимся выражением лица стражника, получившего неожиданное повышение. Нефуд знал, что теперь у него не будет недостатка в его семуте. Он кивнул:
– Милорд знает, что я всецело предан заботе о его безопасности.
– Знаю. Ну, к делу. Я думаю, у герцога что-то было во рту. Так вот ты узнаешь, что это было, как сработало, кто помог ему вооружиться подобным образом. И примешь все меры к тому, чтобы…
Он замолчал. Его мысль прервало какое-то смятение в коридоре, за спиной. Стража у дверей лифта на нижних ярусах фрегата пыталась задержать высокого полковника-башара, только что вышедшего из лифта.
Барон не мог вспомнить лицо башара. Узкое лицо, рот – точно разрез бритвой, глаза – два черных, как тушь, пятна.
– Руки прочь, стервятники, трупоеды! – прорычал башар, отбрасывая с дороги охрану.
«А, сардаукар…» – подумал барон. Полковник-башар уверенно подошел к барону, выжидающе прищурившему глаза. Офицеры Корпуса Сардаукаров стесняли его – все они казались ему родственниками герцога… покойного герцога. И как они позволяли себе говорить с бароном!..
Полковник-башар встал в полушаге от барона, упер руки в бедра. Охранники неуверенно крутились позади.
Барон заметил и то, что офицер не салютовал ему, и презрительное выражение на лице – и его неуверенность возросла. На планете был лишь один легион сардаукаров – десять бригад; но барон не обманывал себя. Этот легион вполне мог, повернув оружие против сил Харконненов, разгромить их.
– Скажите своим мальчикам, чтобы они не пытались мешать мне видеться с вами, барон, – прорычал он. – Мои парни привели к вам герцога Атрейдеса – прежде, чем мы с вами могли решить его судьбу. Мы обсудим ее сейчас!
«Я не могу потерять лицо перед своими людьми», – подумал барон.
– Так что же? – Барону удалось произнести эти слова холодно и спокойно, и он почувствовал гордость.
– Мой Император повелел мне проследить, чтобы его царственный родич умер без мучений, чисто и быстро, – объявил полковник-башар.
– Таков же был и приказ Его Величества мне, – солгал барон. – Вы же не думаете, что я могу ослушаться своего Императора?
– Я должен доложить моему Императору лишь то, что видел собственными глазами, – ответил сардаукар.
– Герцог уже мертв, – отрезал барон и махнул рукой, давая офицеру понять, что тот может идти.
Но полковник-башар не сдвинулся с места – стоял, глядя барону в лицо. Ни малейшее движение мускула или глаза не показывало, что он понял, что его отсылают.
– Как он умер? – резко спросил он. «Это уже чересчур!» – подумал барон.
– От собственной руки, если вам так уж необходимо это знать, – огрызнулся барон. – Он принял яд.
– Я должен увидеть тело, – заявил полковник-башар. – И немедленно.
В притворном негодовании барон поднял глаза к потолку. Тем временем он лихорадочно обдумывал создавшееся положение.
Проклятие! Этот глазастый сардаукар увидит комнату прежде, чем удастся убрать следы происшедшего!..
Помешать этому было нельзя, понял барон. Сардаукар увидит все. Поймет, что герцогу удалось убить людей барона… что сам барон уцелел, судя по всему, чисто случайно. Остатки ужина на столе, мертвый герцог напротив, смерть и разрушение вокруг говорили слишком о многом.
И помешать этому нельзя!
– И задержать меня не удастся! – рявкнул полковник-башар.
– Никто вас и не задерживает, – ответил барон, глядя в обсидиановые глаза сардаукара. – Я ничего не скрываю от своего Императора. – Он кивнул Нефуду. – Покажи полковнику-башару все, сейчас же. Проведи его в дверь, у которой ты стоял, Нефуд.
– Прошу вас сюда, сэр, – показал Нефуд. Медленно, высокомерно сардаукар обошел барона, плечом вперед прошел сквозь толпу охранников.
«Невыносимо, – думал барон. – Теперь Император узнает о моем промахе! И поймет его как признак моей слабости!..»
Ужасно было понимать, что Император и его сардаукары одинаково презирали слабость. Барон прикусил губу, пытаясь утешить себя воспоминанием о том, что по крайней мере Император ничего не узнал о налете Атрейдесов на Джеди Прим и уничтожении харконненских складов с Пряностью.
Будь проклят этот скользкий герцог!
Барон глядел в спину уходящим – заносчивому надменному сардаукару и коренастому Нефуду, оказавшемуся таким полезным человеком.
«Надо приспосабливаться к обстоятельствам, – думал барон. – Придется опять поставить над этой чертовой планетой Раббана. И ничем его не ограничивать. Арракис должен быть готов принять моего Фейд-Рауту. Дьявол побери мерзавца Питера – дал себя убить прежде, чем я использовал его до конца!»
Барон вздохнул.
И надо будет, не откладывая, послать на Тлейлакс за новым ментатом. Уж конечно, они уже подготовили его для меня!
Стражник рядом с ним кашлянул. Барон повернулся к нему:
– Я проголодался.
– Слушаю, милорд.
– И я хочу отвлечься, пока вы чистите комнату и выясняете все детали случившегося, – прогудел барон. Стражник опустил глаза:
– Чем желал бы отвлечься милорд?
– Я буду в опочивальне, – сказал барон. – Так вот, пришли туда этого мальчишку, которого мы купили на Гамонте – ну того, с очаровательными глазами. И вот что, дайте ему наркотик. У меня нет настроения бороться…
– Слушаю, милорд…
Барон развернулся и пошел своей подпрыгивающей походкой, вызванной поддерживавшим его тушу полем подвески, в сторону своих апартаментов. «Да, – думал он, – того парнишку с очаровательными глазами. Парнишку, так похожего на юного Пауля Атрейдеса».
Назад: 20
Дальше: 22
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий