Дюна

Книга: Дюна
Назад: 14
Дальше: Книга III. ПРОРОК

15

Руки машут, торопятся губы  –
Мысли кипят в потоке слов,
А глаза пожирают, жадностью пышут;
Вот оно – «я» воплощенное,
Остров самовлюбленности.

Описание из учебника принцессы Ирулан «Муад'Диб»
Фосфоресцентные трубки под сводами бросали тусклый свет на толпу, собравшуюся в пещере, позволяя оценить истинные ее размеры… да, она была больше Залы собраний в школе Бене Гессерит, прикинула Джессика. Здесь собралось не меньше пяти тысяч человек; Джессика и Стилгар стояли над всеми – на каменном уступе.
Подходили все новые и новые люди. В воздухе стоял гул множества голосов.
– Пришлось оторвать твоего сына от отдыха, сайядина, – сказал Стилгар. – Хочешь ли ты, чтобы он разделил с тобой решение?
– Может ли он изменить его?
– Конечно, воздух, рождающий твои слова, исходит из твоих легких, но…
– Я уже решила.
Но на самом деле она все еще сомневалась. Не лучше ли все-таки воспользоваться случаем и, прикрывшись Паулем, выйти из опасной игры? К тому же нельзя забывать и о нерожденной дочери. Как известно, что опасно матери, угрожает и дочери…
Вышли, покряхтывая и сгибаясь под тяжестью скатанных ковров, несколько мужчин. Сбросили свою ношу на каменный пол уступа, подняв клубы пыли.
Стилгар взял ее за руку и провел в акустическую раковину, замыкавшую сзади их каменный балкончик. Он показал Джессике на каменную скамью в фокусе каменной воронки.
– Здесь сядет Преподобная Мать, но пока ее нет, ты можешь присесть и отдохнуть.
– Я лучше постою, – ответила Джессика. Наблюдая, как фримены раскатывают ковры, застилая балкон, она время от времени бросала взгляды на толпу внизу. Теперь там было не меньше десяти тысяч человек.
И люди все подходили и подходили!
Она знала, что пустыня наверху уже залита красным закатным светом, но тут, в огромном пещерном зале, царил вечный полумрак. Это подземное пространство было переполнено людьми, пришедшими посмотреть, как она будет рисковать своей жизнью.
Справа от нее толпа расступилась, пропуская Пауля; по обе стороны от него шли два мальчика – у обоих был невероятно важный вид. Они держали руки на рукоятях своих ножей и грозно хмурили брови, бросая внимательные взгляды на людей, стеной стоявших по сторонам прохода.
– Сыновья Джамиса. Они стали теперь сыновьями Усула, – объявил Стилгар. – Мальчики весьма серьезно отнеслись к роли телохранителей… – Он улыбнулся Джессике. Она поняла, что вождь фрименов пытается ободрить ее, и почувствовала благодарность к нему. Но не думать о предстоящем ей – не могла.
«У меня нет выбора – я должна сделать это. Если мы хотим завоевать себе место среди фрименов, мы должны сделать это, не откладывая…»
Пауль поднялся к ней на уступ, дети остались внизу. Остановившись перед Джессикой и Стилгаром, он взглянул сперва на вождя, потом на мать.
– Что здесь происходит? Я думал, меня позвали на Совет!
Стилгар поднял руку, призывая к молчанию. Указал налево – там толпа тоже расступилась, освобождая проход. По нему к возвышению шла Чани. На маленьком лице застыла скорбь. Вместо дистикомба она надела оставлявший открытыми руки синий хитон, который был ей очень к лицу, под левым локтем был повязан зеленый платок.
Зеленый – цвет траура, вспомнил Пауль. Он понял это, когда сыновья Джамиса сказали ему, что не носят зеленого, поскольку признали его, Пауля, как отца-опекуна.
– Ты правда Лисан аль-Гаиб? – спросили они его напрямик. И Пауль, услышав за их вопросом далекий рев воинов джихада, не ответил, задав вместо этого встречный вопрос и выяснив, что старшего зовут Калеф и ему десять лет, он – сын Джоффа. А младшего зовут Орлоп, ему восемь, и он – сын Джамиса.
Странный был день… Он попросил мальчиков охранять его – отгонять любопытствующих. Ему нужно было время – подумать, вспомнить свои пророческие видения и попытаться измыслить путь – избежать джихада…
Сейчас, стоя подле матери, он вглядывался в толпу. Да может ли какой бы то ни было план предотвратить дикое буйство фанатичных легионов?..
За Чани следовали еще четыре женщины, которые несли на носилках какую-то старуху.
Джессика пристально разглядывала ее, не обращая внимания на Чани. Древняя, высохшая, морщинистая… На старухе было длинное черное одеяние; откинутый назад капюшон открывал тугой узел седых волос и тощую шею.
Носильщицы бережно подняли свою ношу на уступ. Чани помогла старухе встать.
«Вот, значит, их Преподобная Мать», – подумала Джессика.
Старуха подошла к ней, ковыляя и тяжело опираясь на плечо Чани. Казалось, под ее черным одеянием было не тело, а какие-то палки. Несколько долгих мгновений старуха смотрела на Джессику снизу вверх. Наконец она хрипло прошуршала:
– Значит, ты – действительно Она… – Старуха кивнула головой на тонкой шее; Джессике показалось, что она вот-вот отвалится. – Шэдаут Мэйпс была права, когда жалела тебя…
– Мне ничья жалость не нужна, – быстро, даже резко ответила Джессика.
– Посмотрим, посмотрим, – прошелестела старуха. Она обернулась к толпе с удивившим Джессику проворством: – Ну, Стилгар, скажи им!
– Надо ли сейчас? – отозвался тот.
– Мы – люди Мисра, – проскрипела старуха. – С тех пор как предки наши бежали с аль-Урубы на Нилоте, мы познали и бегство, и смерть. И молодые идут вперед, чтобы народ наш не умер.
Стилгар глубоко вздохнул, сделал два шага вперед.
Джессика физически ощутила тишину, опустившуюся на толпу. Сейчас в пещере было уже тысяч двадцать человек – и все они стояли молча, почти не шевелясь. От этого она вдруг почувствовала себя маленькой… и это настораживало ее.
– Сегодня же ночью нам придется покинуть этот сиетч, так долго укрывавший нас, и уйти дальше, на юг Пустыни, – начал Стилгар, и его могучий голос разнесся над обращенными вверх лицами; акустическая раковина позади усилила его голос.
Но толпа молчала.
– Преподобная Мать сказала мне, что не переживет еще одного хаджра, – проговорил Стилгар. – Уже было время, когда мы жили без Преподобной Матери. Но негоже людям искать новый дом, когда нет с ними наставницы…
Теперь толпа зашевелилась. По ней прокатился шепот, волнение.
– И вот, дабы такого не случилось, – продолжал Стилгар, – наша новая сайядина, Джессика, владеющая колдовским искусством, согласилась сейчас пройти через обряд. Она попытается проникнуть вглубь себя, чтобы мы не остались без силы нашей Преподобной Матери.
«Джессика, Владеющая Колдовским Искусством», – повторила Джессика беззвучно. Она увидела, как широко раскрылись глаза Пауля, увидела, что вопросы переполняют его – но он сдержался и промолчал. Слишком уж странным, чужим было все вокруг.
«Если я умру в этом испытании – что будет с ним?» – спросила себя Джессика, чувствуя, как опасения вновь охватывают ее.
Чани подвела Преподобную Мать к каменной скамье в глубине акустической раковины и вернулась к Стилгару.
– А чтобы мы не потеряли все, если Джессику, Владеющую Колдовством, постигнет неудача, – объявил Стилгар, – Чани, дочь Лиета, будет теперь посвящена как сайядина! – Он отступил в сторону.
Из глубины акустической раковины, усиленный ею, послышался голос старухи – резкий, высокий шепот:
– Чани вернулась из своего хаджра – Чани видела воды!
– Она видела воды, – прошелестела в ответ толпа.
– И я посвящаю дочь Лиета и объявляю ее сайядиной! – все таким же хриплым и резким шепотом продолжила старуха.
– Мы принимаем ее, – отозвалась толпа.
Пауль почти не слышал ритуальных слов. Все его мысли были сосредоточены на словах Стилгара о его матери. Если ее постигнет неудача?..
Он обернулся, глядя на ту, которую называли тут Преподобной Матерью: высохшее морщинистое лицо, неподвижный взгляд бездонно-синих глаз. Казалось, любой, даже самый слабый ветерок может повалить или унести ее – но было в ней что-то такое, отчего верилось: даже если она встанет на пути кориолисовой бури, бешеный ветер не посмеет тронуть ее. Старуху окружала такая же аура власти, какую заметил он у Преподобной Матери Гайи-Елены Мохийям, подвергшей его мучительному испытанию гом джаббаром.
– Я, Преподобная Мать Рамалло, чьим голосом говорят многие, говорю вам, – провозгласила старуха. – Найдено, что Чани достойна стать сайядиной.
– Достойна, – подтвердил хор голосов. Старуха кивнула:
– Даю ей серебряное небо, золотую Пустыню с ее сияющими скалами и зеленые поля, которые раскинутся здесь в будущем. Все это я даю сайядине Чани. А дабы помнила она, что отныне она – служанка всем нам, поручается ей прислуживать в Обряде Семени. Да свершится все по воле Шаи-Хулуда… – Поднялась и упала худая рука, похожая на бурую палку.
Джессика ощутила, как затягивается вокруг нее петля обряда, как течение ритуала уносит ее туда, откуда назад повернуть невозможно. Она посмотрела на вопрошающее лицо Пауля – и приготовилась встретить испытание.
– Пусть выйдут вперед Хранители Воды, – сказала Чани, и лишь очень внимательные заметили бы в ее еще детском голосе нотку неуверенности.
В этот миг Джессика ощутила, что опасность уже пришла. Опасность чувствовалась в напряженном молчании толпы.
Среди людей внизу открылся новый проход – на этот раз извилистый. Группа фрименов пошла по нему из глубины пещеры к возвышению. Они шли парами, и каждая пара несла небольшой кожаный бурдюк раза в два больше человеческой головы, колышущийся с тяжелым бульканьем.
Двое идущих впереди подняли свою ношу на покрытый коврами уступ, сложили у ног Чани и отступили назад.
Джессика посмотрела на бурдюк, потом на принесших его фрименов. Их капюшоны, отброшенные на спину, открывали длинные волосы, скрученные в тугой валик под затылком. Черные провалы глаз смотрели прямо и бесстрастно.
От бурдюка исходил густой запах корицы облаком окутывая Джессику. «Пряность?» – подумала Джессика.
– Принесли ли вы воду? – спросила Чани.
Ей ответил тот Хранитель Воды, что стоял слева, – человек с багровым шрамом, пересекавшим переносицу. Он кивнул и произнес:
– Мы принесли воду, сайядина, но мы не можем пить ее.
– Есть ли в ней семя? – продолжала ритуал Чани.
– В ней есть семя, – отвечал фримен.
Чани встала на колени, склонилась над колышущимся бурдюком, сложила на нем руки.
– Благословенны вода и семя ее, – провозгласила она.
Обряд, оказывается, был знаком Джессике. Она бросила взгляд назад, на Преподобную Мать Рамалло. Глаза старухи были закрыты, она сгорбилась на своей скамье, словно ее одолел сон.
– Сайядина Джессика, – позвала Чани. Джессика обернулась к девушке.
– Вкушала ли ты ранее благословенную воду? – спросила Чани. И прежде чем Джессика успела что-либо сказать, сама же ответила: – Но нет, ты не могла вкушать от благословенной воды, ибо ты – иномирянка и как таковая была лишена этого блага.
По толпе пронесся вздох, зашелестели одежды. От этого звука, показалось Джессике, зашевелились волоски на ее шее.
– Сбор был велик, и Податель нашел свою гибель, – возгласила Чани, развязывая свитую улиткой трубку, прикрепленную к горловине колышущегося бурдюка.
Теперь опасность просто бурлила вокруг – Джессика кожей ощущала ее. Взглянув на Пауля, она увидела, что тот захвачен таинственным обрядом, но глаза его прикованы к Чани.
«Видел ли он этот миг в грядущем? – мелькнуло в голове Джессики. Она положила руку на живот, где жила сейчас нерожденная дочь. – Имею ли я право рисковать и ее жизнью?..»
Чани протянула трубку Джессике:
– Вот – Вода Жизни, та, что дороже обычной воды; вот – Кан, вода, освобождающая душу. И если ты способна быть Преподобной Матерью, то она откроет тебе всю Вселенную. Да свершится теперь воля Шаи-Хулуда!
Джессика разрывалась между обязанностями перед Паулем и перед нерожденной дочерью. Ради Пауля она, конечно, должна была принять трубку и выпить содержимое бурдюка – но когда она склонилась к предложенной ей трубке, чувства предупредили ее об опасности.
От бурдюка исходил горьковатый запах, схожий с запахом некоторых знакомых ей ядов. Не совсем такой, но похожий.
– Теперь ты должна испить отсюда, – сказала Чани. Отступать уже нельзя, напомнила себе Джессика. Но ей не вспоминалось ничего из уроков Бене Гессерит, что могло бы помочь ей в эту минуту.
«Что же это? – недоумевала Джессика. – Спиртное? Наркотик?..»
Она приняла трубку, вдохнула коричный аромат, вспомнила опьянение Дункана Айдахо. Это и есть пряный ликер? – спросила она себя. Взяла в рот трубку и осторожно потянула, сделав совсем крохотный глоток. Горьковатый напиток отдавал Пряностью и слегка пощипывал язык.
Чани сжала бурдюк. Струя жидкости ударила в небо, и Джессика невольно проглотила ее. Она сдерживалась изо всех сил, пытаясь сохранить спокойствие и достоинство.
– Принять «малую смерть» тяжелее, – чем самую смерть, – проговорила Чани, глядя на Джессику. Она, казалось, чего-то ждала.
Джессика также смотрела на Чани, не выпуская трубки изо рта. Вкус Пряности переполнял ее, окутывая ноздри, небо, щеки, даже глаза. Теперь он казался остро-сладким.
И прохладным…
Чани вновь влила в Джессику душистую жидкость.
Какой нежный вкус…
Джессика разглядывала личико Чани – в нем проступали черты Лиет-Кинеса; со временем они должны проявиться отчетливее.
«Они мне дают наркотик!» – подумала Джессика. Но наркотик, не похожий ни на один известный ей, – а ведь обучение Бене Гессерит включало умение распознавать наркотики по вкусу…
Черты лица Чани внезапно ярко высветились – так отчетливо увидела теперь ее Джессика.
Наркотик!
Молчание вихрилось вокруг Джессики. Каждой клеточкой тела она чувствовала, что с ней происходит нечто огромное. Она ощутила себя наделенной сознанием крохотной пылинкой, меньше любой элементарной частицы, но частицы, наделенной способностью самостоятельно двигаться и воспринимать окружающее. В какой-то миг перед нею словно распахнулся занавес – она в неожиданном озарении осознала что-то, вроде психокинетического продолжения самой себя. Она была пылинкой – и не только. Пещера по-прежнему оставалась тут, вокруг нее. Пещера – и люди. Она чувствовала их: Пауль, Чани, Стилгар, Преподобная Мать Рамалло.
Преподобная Мать!
Ведь еще в школе шептались, что не все переживают посвящение в Преподобные Матери… что наркотик убивает некоторых претенденток.
Джессика сконцентрировала внимание на Преподобной Матери Рамалло. Только теперь она осознала, что время словно остановилось, замерло вокруг нее.
«Почему застыло время?» – спросила она себя. Застыли вокруг напряженные лица, замерла повисшая неподвижно пылинка над головой Чани.
Ожидание…
И, как откровение, как взрыв, пришел ответ. Ее собственное время остановилось, чтобы спасти ее жизнь!
Сосредоточившись на психокинетическом продолжении своего «я», Джессика заглянула в себя – и сразу натолкнулась на загадочное ядро… на бездонный черный провал, от которого она инстинктивно отпрянула.
«Это и есть то место, куда мы не можем – не смеем! – заглянуть. То самое место, о котором с такой неохотой говорят Преподобные Матери. То самое место, куда может смотреть один лишь Квисатц Хадерах…»
Поняв это, Джессика почувствовала себя немного увереннее и вновь решилась сконцентрироваться на новом психокинетическом продолжении себя. Она стала крохотной пылинкой и принялась искать источник опасности, вторгшейся в нее.
И обнаружила его в проглоченном наркотике.
Молекулы наркотика вели в ее теле свой стремительный броуновский танец – такой быстрый, что даже «застывшее время» не могло остановить его. Пляшущие частицы… Она начала распознавать знакомые структуры, атомарные связи: атом углерода, дрожащая спиральная структура… молекула глюкозы. Затем она натолкнулась на целую цепь молекул – и узнала белковую группу… да, метил-протеинового типа.
А-аах!
Она беззвучно вздохнула про себя, поняв природу яда.
Используя свои психокинетические силы, она вошла внутрь молекулы… подвинула атом кислорода и помогла присоединиться к цепочке еще одному углеродному атому… переместила одну кислородную связь… водородную…
Преобразование распространялось по молекулам яда: происходила каталитическая реакция с быстро расширяющейся реакционной поверхностью.
Застывшее время вновь начало приходить в движение. Джессика ощутила, что ее губ мягко коснулась трубка бурдюка, приняв каплю влаги.
Чани берет ее как катализатор, чтобы преобразовать яд в бурдюке, подумала Джессика. Зачем?..
Кто-то помог ей сесть. Она увидела, как к ней подвели Преподобную Мать Рамалло и бережно усадили на устланный коврами уступ рядом с Джессикой. Сухая ладонь опустилась на ее шею.
Вдруг еще одна психокинетическая точка вспыхнула в ее сознании. Джессика попыталась вытолкнуть ее, но та все приближалась… приближалась…
И они соприкоснулись!
Это было полное единство. Она была двумя людьми одновременно. Не телепатия – но единое сознание.
Общее со старой Преподобной!
Теперь, правда, Джессика видела, что Преподобная вовсе не считает себя Старой. Общему внутреннему взору предстал образ: юная девушка, веселая и нежная.
Девушка внутри общего сознания улыбнулась:
«Да, я такова!»
Джессика могла только принять ее слова, но не ответить.
«Скоро и ты обретешь все это, Джессика», – сказал образ Рамалло-девушки внутри нее.
Это галлюцинация, подумала Джессика.
«Кто-кто, а ты должна понимать, что это не галлюцинация, – возразило видение. – Ну, все, не сопротивляйся мне – давай скорее! У нас не так много времени. Мы… – Долгая пауза, а затем: – Отчего ты не сказала, что беременна?!»
Джессике удалось найти тот голос, которым можно было говорить внутри сознания:
«Почему?»
«Да ведь ЭТО изменило вас обеих! Великая Мать, что мы наделали!»
Джессика ощутила, как ее внутренний взор заставили «повернуться» – и увидела еще одну точку, кого-то третьего. Эта точка металась, обезумев, вперед… назад… кружила… Она излучала чистый ужас.
«Тебе придется быть сильной, – проговорил в ее сознании голос Преподобной Матери. – Благодари судьбу, что носишь дочь! Мужской зародыш погиб бы от этого. Ну… осторожно, мягко… коснись сознания своей дочери. Стань ею. Слейся с ее сознанием. Прими ее страх… утешь ее… используй свое мужество и свою силу… мягче… мягче…»
Та, другая, мечущаяся и барахтающаяся точка была теперь совсем рядом. Джессика заставила себя прикоснуться к ней…
Излившийся оттуда ужас почти захлестнул ее.
Тогда она применила единственное известное ей средство: Я не должна бояться, ибо страх – убийца разума…
Литания принесла облегчение, почти покой. Вторая точка притихла, словно прижавшись к Джессике.
«Слова не помогают», – подумала Джессика и заставила себя ограничиться простыми эмоциями, сосредоточиться на них и излучать на точку любовь, покой, ощущение теплых, защищающих объятий.
Страх уменьшился.
Вновь возникло чувство присутствия Преподобной Матери Рамалло; теперь Джессика ощутила тройное общее сознание – два активных, третье – лишь впитывающее, лежащее неподвижно.
«Время торопит, – произнесла внутри общего сознания Преподобная. – А мне надо многое передать тебе! И хотя я не знаю, сможет ли твоя дочь воспринять все это и не потерять разум, я должна это сделать, ибо нужды племени – превыше».
«Что…»
«Молчи и воспринимай!»
Перед Джессикой стремительно стали разворачиваться воспоминания… Это напомнило ей работу сублиминального проектора, работающего на самом пороге восприятия, на лекциях в школе Бене Гессерит… только еще быстрее, с ослепляющей скоростью.
Но… все было необычайно отчетливым.
Она узнавала каждое воспоминание, приходящее к ней. Вот любовник – сильный, бородатый, с темными фрименскими глазами; и Джессика знала, как он силен и как ласков, и все это промелькнуло в мгновение ока, всплыв из памяти Преподобной Матери Рамалло.
Уже некогда было думать о том, что все это может сделать с ее нерожденной дочерью. Она успевала лишь воспринимать и запоминать. Воспоминания обрушились на Джессику – рождения, жизни, смерти, важные события и пустяки – время, охваченное одним взглядом.
«Почему запомнилось, как сыплется песок с обрыва?» – спросила она себя.
Слишком поздно поняла Джессика, что происходит, – старуха умирала и, умирая, переливала в нее свою память, как можно было бы перелить воду из одной чашки в другую. И умирая, Преподобная оставила свою жизнь от мига своего зачатия в памяти Джессики и покинула ее сознание.
«Я так долго ждала тебя, – еле слышно прошептала умирающая, покидая сознание Джессики. – Вот моя жизнь…»
Да, вся ее жизнь была тут. Даже миг смерти…
«Теперь я – Преподобная Мать», – поняла Джессика.
И измененное сознание сказало ей, что она в самом деле стала тем, чем должна быть Преподобная Мать. Яд-наркотик изменил ее.
В Бене Гессерит, она знала, это происходит не совсем так. Правда, в таинства ее не посвящали, но она знала.
Впрочем, конечный результат был тот же.
Джессика почувствовала, что третья точка – ее дочь – все еще касается ее внутреннего сознания, потянулась к ней – но та не откликнулась.
Чувство страшного, чудовищного одиночества овладело Джессикой, когда он осознала, что с ней произошло. Она увидела свою жизнь замедленной, а все, что ее окружает, ускорилось, и стала видна подвижная игра связей вокруг…
Ощущение сознания, стянутого в подвижную точку, таяло, уходило по мере того, как тело освобождалось от угрозы яда. Но она все еще чувствовала ту, другую точку, касалась ее с чувством вины за то, что случилось по ее вине с дочерью.
Я, я сделала это – бедная моя, маленькая, даже не сформировавшаяся еще доченька! Это я толкнула тебя в этот мир, и без всякой защиты!..
И тогда от второй точки отражением ее собственных чувств, которыми она утешала дочь, к ней пришел тонкий ручеек любви и утешения.
Но прежде чем Джессика успела ответить, ее охватил адаб – сильное воспоминание, требующее какого-то действия… да, надо что-то делать… Она попыталась понять, что именно, но измененный ею наркотик одурманивал ее, сковывая чувства.
«Я могла бы изменить и это, – подумала она, – могла бы убрать наркотическое воздействие и обезвредить это вещество…»
Но она поняла, что такой поступок был бы ошибкой. «Я прохожу обряд единения с ними».
И теперь она знала, что положено сделать.
– Вода получила благословение, – сказала Джессика. – Смешайте воды, и пусть все они пройдут превращение; да вкусит от них каждый и да воспримет это благословение!
Пусть катализатор делает свое дело, подумала она. Пусть люди пьют – и пусть их сознания станут ближе друг к другу на время. Теперь наркотик не опасен… теперь, когда Преподобная Мать преобразовала его.
Но адаб не отступал – продолжал требовать от нее чего-то. Да, ей надо было сделать еще что-то… Вот только из-за наркотика было очень трудно сосредоточиться.
А-аа… старая Преподобная Мать!..
– Я встретилась с Преподобной Матерью Рамалло, – произнесла Джессика. – Она ушла, но не оставила нас. И пусть память ее будет почтена обрядом.
«Интересно, откуда я знаю эти слова?» – спросила она себя. И поняла, что они пришли из иной памяти – той, которую дала ей Мать Рамалло и которая стала отныне частью самой Джессики. Правда, чего-то еще не хватало…
«Пусть веселятся пусть устроят свою оргию, – сказал меж тем голос этой чужой памяти. – Жизнь дает им так мало радостей… Да и к тому же нам с тобой нужно время для знакомства – прежде чем я опущусь в глубины твоей памяти и буду появляться уже в твоих воспоминаниях… Я уже чувствую, как меня тянет к ним. Аххх… да твоя собственная память просто полным-полна интереснейших вещей! Многого я и вообразить не могла…»
И эта вошедшая в нее память раскрылась, показывая Джессике колодец, который вел к новым Преподобным Матерям – и внутри каждой скрывалась ее предшественница! Казалось, им нет и не будет конца.
Джессика невольно отшатнулась, испугавшись, что она потеряется в этом океане единой памяти. Но колодец не закрылся; судя по нему, фрименская культура была куда старше, чем она могла предположить…
Перед ней предстали фримены с Поритрина – изнежившиеся, размякшие на этом мягком мире, ставшие легкой и желанной добычей для имперских набегов. Налетчики могли тут жать, не сея, хватать людей и затем основывать колонии на Бела Тейгейзе и Салусе Секундус…
О, как они кричали и стенали тогда!..
Где-то в глубине колодца раздался отчаянный призрачный вопль: «Они запретили нам хадж!..»
И Джессика увидела там, в глубине, тесные клетушки и бараки для рабов; и как отбирали рабов и разделяли их и разлучали и заселяли Россак и Хармонтеп. Лепестками чудовищного цветка раскрываются перед ней сцены жестокости и ярости.
И она увидела нить, тянущуюся из прошлого от сайядины к сайядине – сперва из уст в уста, вплетенная в распевы песен Пустыни; затем – после открытия на Россаке ядовитого зелья – пропущенная через сознание их собственных, фрименских Преподобных Матерей… и вот наконец обратившаяся в орудие утонченной силы здесь, на Арракисе, когда была открыта Вода Жизни.
А в глубине колодца кричал, задыхаясь, чей-то голос: «Никогда не простим! Никогда не забудем!»
Но внимание Джессики захватила Вода Жизни. Она увидела ее источник: то были жидкие выделения умирающего песчаного червя – Подателя. Увидела она в своей новой памяти и то, как его убивают… и едва не задохнулась от изумления.
Гигантскую тварь утопили!..
– Мама… с тобой все в порядке?
Голос Пауля пробился в ее сознание, и ей пришлось с трудом вырываться из своего внутреннего мира, чтобы посмотреть на сына. Она не забыла своего долга перед ним… но он так мешал ей сейчас!..
«Я похожа на человека, лишенного дара осязания, не чувствовавшего своих рук с рождения, – и вот осязание не просто дано, а навязано ему!»
Эта мысль зацепилась за ее сознание.
И вот я говорю: «Смотрите! У менять есть руки!» Но люди вокруг спрашивают только: «Что такое “руки”?»
– С тобой все в порядке? – повторил Пауль.
– Да…
– Мне можно пить это? – Он показал на бурдюк в руках Чани. – Они хотят, чтобы я выпил.
Она поняла скрытый смысл его слов: он обнаружил яд в первоначальном содержимом бурдюка и боялся за нее. И Джессика вновь подумала о границах дара предвидения у ее сына. Его вопрос говорил о многом…
– Да, пей спокойно, – ответила она, – яд преобразован.
И она взглянула на Стилгара за спиной сына. Стилгар, склонившись, внимательно смотрел на нее.
– Теперь мы знаем, что ты – настоящая, – сказал Стилгар, не отводя от нее внимательных темных глаз.
Она уловила скрытое значение и здесь… но ее чувства были одурманены. Как тепло… как покойно… Какое благое дело сотворили фримены, опустив ее в это всеобъемлющее братство…
Пауль видел, как наркотик овладевает матерью.
Он мысленно оглядел свою память – неизменное уже прошлое, текучие линии вероятностей будущего. Он словно пробегал внутренним взором по застывшим мгновениям; но понять смысл мгновений, выхваченных из потока времени, было очень сложно.
Наркотик… он уже понял о нем кое-что и понимал, что тот делает с матерью. Но в этом знании не было естественного, ритмичного взаимного отражения.
Он вдруг понял, что одно дело – видеть прошлое в настоящем; но подлинное испытание провидца – умение распознать прошлое в грядущем.
Вещи изо всех сил старались быть не тем, чем они кажутся.
– Ну, выпей, – скомандовала Чани и помахала трубкой бурдюка перед его носом.
Пауль выпрямился, взглянул на Чани. В воздухе пахло карнавальным весельем. И он понимал, что случится, если, он выпьет пряное зелье, ведь основой и квинтэссенцией его было то самое вещество, которое так изменило его. Он вновь увидит время – время, обратившееся в пространство; дар бросит его на головокружительную вершину – но не даст понимания…
Стилгар из-за спины Чани поторопил:
– Пей, парень. Ты задерживаешь обряд.
Пауль прислушался к голосам фрименов. Теперь раздавались дикие выкрики: «Лисан аль-Гаиб!», «Муад'Диб!» Он опустил взгляд на мать. Она, похоже, мирно спала сидя – ее дыхание было ровным и глубоким. Вдруг пришли слова – из будущего, которое было его одиноким прошлым: «Она спит, покоясь в Водах Жизни».
Чани дернула его за рукав.
Пауль взял трубку в рот, услышал, как закричали вокруг люди. Жидкость хлынула в его горло – Чани сжала бурдюк. Крепкий аромат кружил голову.
Чани взяла у него трубку, передала бурдюк в руки, протянувшиеся снизу, из толпы. Пауль не мог оторвать глаз от ее руки – от зеленой траурной повязки…
Когда он выпрямился, Чани, проследив его взгляд, сказала:
– Я могу оплакивать его даже в радости Вод. И это – то, что принес нам он… – Она вложила свою руку в его, повела вдоль уступа. – У нас с тобой есть общее, Усул. Мы оба потеряли отцов – из-за Харконненов. Харконнены убили их…
Пауль послушно шел за ней. Ему казалось, что его голова отделилась от тела и затем встала на место… но как-то не так. Ноги сделались будто резиновыми и остались где-то далеко внизу.
Они вошли в узкий боковой проход, тускло освещенный настенными светильниками. Наркотик уже начал действовать, разворачивая время как раскрывающийся цветок.
Когда они повернули в следующий полутемный тоннель, ему пришлось схватиться за Чани, чтобы не упасть. Через ткань он ощутил ее тело, одновременно крепкое, упругое и мягкое, – и почувствовал, как вскипает его кровь. Это чувство, соединившись с действием наркотика, сливающего прошлое и будущее с настоящим, давало необычное ощущение тройного, тринокулярного зрения…
– Я… я знаю тебя, Чани, – прошептал он. – Мы сидели на обрыве над песками, ты плакала, и я тебя успокаивал. И мы обнимались в сумраке сиетча. И мы… – Он начал терять только что обретенный фокус своего зрения-во-времени, попытался потрясти головой, но споткнулся.
Чани помогла ему удержаться на ногах и, отведя тяжелые плотные занавеси, ввела Пауля в желтый, теплый уют семейного жилья. Низкие столики, подушки, мягкое ложе – расстеленные на полу одеяла, покрытые оранжевой тканью.
Пауль как-то осознал, что они наконец остановились, что Чани смотрит ему в лицо и глаза ее полны безмолвного страха.
– Ты должен объяснить мне… – прошептала она.
– Ты – Сихайя, – сказал он. – Весна Пустыни…
– Когда племя разделяет Воду, приобщается к ней, – проговорила она, – мы вместе. Все мы. Мы… разделяем. Я чувствую… других внутри себя… но я боюсь разделять это с тобой.
– Почему?
Он попытался сконцентрировать внимание на ней, но прошлое и будущее врывались в настоящее и застили его взор. Он видел ее в бесчисленных окружениях, обличьях, во множестве мест…
– В тебе есть что-то пугающее… – проговорила она. – Когда я увела тебя оттуда… я сделала это потому, что поняла, что этого хотят все. Ты… подавляешь. Ты… заставляешь нас видеть разное… такое…
Он заставил себя говорить отчетливо:
– Что ты видишь?
Чани опустила взгляд на свои руки.
– Я вижу дитя… у себя на руках. Это наш ребенок… мой и твой. – Она прикрыла рукой рот. – Откуда, откуда я знаю каждую черточку твоего тела?
И у них есть толика твоего дара, сказало его сознание, только они его подавляют, потому что он их страшит.
В миг прояснения он увидел, как дрожит Чани.
– Что ты хочешь сказать? – спросил он.
– Усул… – прошептала она, вздрагивая.
– В будущее спрятаться нельзя, – мягко сказал он. Его охватила жалость. Он притянул ее к себе, погладил по голове. – Чани… Чани… не бойся…
– Усул, помоги мне! – не то вскрикнула, не то всхлипнула она.
И в миг он ощутил, как наркотик заканчивает в нем свою работу – срывает завесы, скрывающие далекое облачное кипение будущего.
– Ты так спокоен… – изумленно сказала Чани.
Он ощутил себя в центре своего восприятия: во все стороны расстелилась диковинная страна времени, уравновешенная – и кипящая, узкая – и раскинувшаяся необъятной сетью, охватившей бесчисленные миры и силы. Натянутый канат, по которому надо пройти. И раскачивающиеся качели или провисшая проволока, на которой надо удержаться…
С одной стороны он видел Империю, Харконнена по имени Фейд-Раута, рвавшегося навстречу ему подобно смертоносному клинку; сардаукаров, исходящих со своей планеты, несущих погром на Арракис; Гильдия смотрит на это сквозь пальцы и плетет свои заговоры и интриги; а Бене Гессерит продолжает селекцию, согласно своей генетической программе… Все они нависали над горизонтом подобно грозовой туче – и их сдерживали всего лишь фримены и их Муад'Диб… спящий гигант, которого фримены выбрали своим вождем в безумном джихаде, катящемся через Вселенную…
Пауль ощутил себя в самом центре. В точке опоры, на которой вращалась вся эта невероятная махина. Он шел по тончайшей нити мира, и у него была его толика счастья, ибо была рядом Чани.
Он видел все это впереди – время относительного покоя в тайном сиетче, мгновения мира меж бурь насилия.
– И нет иного места для мира… – прошептал он.
– Усул, ты плачешь!.. – проговорила потрясенная Чани. – Усул, опора моя, сила моя – ты отдаешь влагу мертвым? Но чьим?..
– Мертвым, которые не умерли еще, – ответил он.
– Тогда пусть живут, пока есть у них время!
Сквозь наркотический туман он ощутил ее правоту, притянул ее к себе по-варварски крепко.
– Сихайя! – прошептал он. Она коснулась его щеки.
– Я больше не боюсь, Усул, посмотри. Когда ты держишь меня так, я вижу то же, что и ты…
– Что ты видишь? – спросил он и взглядом потребовал ответа.
– Я вижу, как в момент затишья меж бурь мы дарим друг другу любовь; ибо это то, для чего мы созданы.
Наркотик вновь овладел им. Сколько раз ты дарила мне покой, утешение и забвенье! Он заново ощутил этот ярчайший свет, озаривший воображаемый пейзаж времени; ощутил, как становится воспоминаниями его будущее; ощутил нежность плотской любви, объединение и слияние душ, мягкость и неистовство.
– Ты сильная, Чани, – проговорил он еле слышно. – Будь со мной.
– Я всегда буду с тобой, – ответила она и поцеловала его в щеку.
Назад: 14
Дальше: Книга III. ПРОРОК
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий