Дюна

Книга: Дюна
Назад: 13
Дальше: 15

14

Во «Времени размышлений» Муад'Диб говорит нам, что по-настоящему образование его началось лишь тогда, когда он впервые столкнулся с тяготами арракийской жизни. Он учился шестовать песок, читая по шестам надвигающиеся изменения погоды; он учился понимать колючий язык ветра, иглами впивающегося в кожу; узнавал, как зудит нос от песчаной чесотки и как собирать и сохранять бесценную влагу, которую теряет тело. Когда же глаза его вобрали в себя синеву ибада, он познал суть чакобсы.
Предисловие Стилгара к книге принцессы Ирулан «Муад'Диб, Человек»
Отряд Стилгара, возвращавшийся в сиетч с двумя подобранными в пустыне беглецами, поднялся из котловины под ущербным светом Первой луны. Развевались полы бурнусов – фримены почуяли запах дома и заторопились. Серая предрассветная полоска была ярче всего над теми зубцами изломанного горизонта, которые во фрименском «календаре горизонтов» отмечали середину осени, капрок – месяц Козерога.
Подножие скального барьера было усеяно сухими листьями, принесенными ветром (тут их и собирали дети сиетча), но шаги фрименов Стилгара были неотличимы от естественных звуков ночной пустыни. Разве только изредка оступавшиеся Пауль и Джессика выдавали себя.
Пауль стер со лба запекшуюся с потом пыль. В этот миг кто-то подергал его за рукав, и он услышал шепот Чани:
– Ты что, забыл, что я тебе говорила? Капюшон надо натянуть на лоб до самых глаз! Ты теряешь влагу!
Кто-то позади шепотом призвал к молчанию:
– Пустыня слышит вас!
Где-то высоко над ними в скалах чирикнула птица.
Отряд остановился, и Пауль почувствовал повисшее в воздухе напряжение. Через камень передалось тихое постукивание – не громче, чем могли бы прозвучать прыжки мыши. И снова – короткий, тихий птичий крик.
По отряду прошло движение. Снова протопала по песку мышь, и снова чирикнула птица.
Отряд продолжал подниматься по скальной расщелине, но теперь фримены шли затаив дыхание. Это насторожило Пауля. Кроме того, он заметил, что фримены как-то странно посматривают на Чани, а та словно ушла в себя.
Теперь они ступали по скале. Шелестели полы одежд. Фримены, казалось, позволили себе слегка расслабиться, но между ними и Чани по-прежнему лежала какая-то дистанция.
Пауль шагал за казавшейся тенью фигурой, стараясь не отставать, – вверх по ступенькам, поворот, опять ступеньки, в открывшийся перед ними туннель, мимо двух дверей с влагоизоляцией и, наконец, по узкому, высеченному в желтом камне коридору, освещенному шарами плавающих ламп.
Фримены вокруг откидывали капюшоны, вынимали носовые фильтры и глубоко, облегченно дышали. Кто-то даже вздохнул. Пауль поискал взглядом Чани, но та куда-то исчезла. Со всех сторон его плотно, окружала толпа закутанных в бурнусы людей, кто-то толкнул его и сказал:
– Извини, Усул. Ну, толпа! Вот так всегда.
С левой стороны к Паулю повернулось узкое бородатое лицо – Фарок, вспомнил Пауль, Темные круги вокруг глубоко посаженных темно-синих глаз и сами глаза казались в желтом свете еще темнее.
– Сбрось капюшон, Усул, – сказал Фарок. – Ты дома.
Он помог Паулю расстегнуть застежки капюшона, освободил вокруг него немного места, работая локтями.
Пауль выдернул из носа фильтры, откинул маску со рта. На него обрушился царивший здесь тяжелый запах немытых тел, побочных продуктов переработки отходов, кислая вонь затхлого жилья, а надо всем этим царил крепкий аромат Пряности.
– Чего мы ждем, Фарок? – спросил Пауль.
– Я думаю, мы ждем Преподобную Мать. Ты же слышал сообщение. Бедная Чани…
«Бедная Чани», – повторил про себя Пауль. Он опять огляделся, пытаясь найти ее, а заодно и мать, которая тоже запропастилась куда-то в этой толчее.
Фарок глубоко вдохнул воздух сиетча.
– Запахи дома… – проговорил он.
Пауль видел, что Фарок и в самом деле наслаждается этой кошмарной вонью. Фримен говорил о «запахах дома» без малейшей иронии. Где-то неподалеку кашлянула мать.
– Да, богат запах твоего сиетча, Стилгар. Судя по нему, вы много работаете с Пряностью… делаете бумагу… пластик… и, кажется, химическую взрывчатку, верно?
– И ты узнала все это только по запаху? – изумился кто-то.
А Пауль понял, что мать говорит это специально для него – чтобы он скорее смирился с ударом по его обонянию.
Где-то впереди поднялось движение, по отряду прокатился глубокий вздох – люди втягивали воздух и задерживали дыхание. Приглушенные голоса повторяли: «Так это правда – Лиет мертв!..»
Лиет, подумал Пауль и вспомнил: Чани – дочь Лиета. Детали, мозаики складывались в картину. Лиетом фримены звали планетолога.
Пауль взглянул на Фарока:
– Это тот самый Лиет, которого звали еще Кинес?
– Лиет один! – сухо ответил Фарок.
Пауль повернулся, невидяще посмотрел в чью-то спину под бурнусом. Итак, Лиет-Кинес мертв…
– Очередная харконненская подлость, – с ненавистью прошептал кто-то. – Они представили это несчастным случаем… якобы после аварии топтера он сгинул в Пустыне…
Пауля жег гнев. Человек, который стал им другом, который спас их от харконненских убийц, который разослал своих фрименов искать в Пустыне двоих беглецов… этот человек стал еще одной жертвой Харконненов!..
– Усул жаждет мести? – спросил Фарок.
Но раньше чем Пауль успел ответить ему, кто-то негромко позвал, и отряд, унося его с собой, двинулся вперед, в более просторный зал. Пауль оказался лицом к лицу со Стилгаром и незнакомой женщиной, одетой в свободное ниспадающее одеяние – ярко-оранжевое с зеленым. Руки женщины до плеч были открыты – дистикомба на ней не было, а кожа была светло-оливковая. Черные волосы над высоким лбом, зачесанные назад, подчеркивали острые скулы, орлиный нос и глубину темно-синих глаз. Женщина, повернулась к нему, и Пауль увидел в ее ушах золотые кольца, на которых были нанизаны «водяные мерки».
– Что, и вот этот одолел моего Джамиса? – яростно спросила она.
– Тихо, Хара, – одернул ее Стилгар. – Джамис виноват сам – это он объявил тахадди-аль-бурхан.
– Да он же мальчишка! – возмущенно сказала она и, звеня кольцами, резко потрясла головой. – Подумать только – моих детей сделал сиротами другой ребенок! Нет, это была случайность!
– Усул, сколько тебе лет? – спросил Стилгар.
– Пятнадцать стандартных, – ответил Пауль. Стилгар обвел глазами своих людей:
– Кто-нибудь из вас рискнет бросить мне вызов?
Никто не ответил. Тогда Стилгар снова посмотрел на женщину:
– А я сам не вызвал бы его, по крайней мере пока не овладею его искусством боя.
Она тоже посмотрела вождю в глаза:
– Но…
– Ты видала новую женщину, которую Чани повела к Преподобной Матери? – медленно сказал Стилгар. – Так вот, она – сайядина-нисвой и мать этого парня. И мать, и сын в совершенстве владеют искусством колдовского боя.
– Лисан аль-Гаиб! – прошептала потрясенная женщина и с благоговением посмотрела на Пауля.
Опять эта легенда, подумал тот.
– Возможно, – сдержанно сказал Стилгар. – Впрочем, это пока не проверено… – Он обратился к юноше: – Усул, по нашим законам теперь ты в ответе за женщину Джамиса – вот за нее – и за двоих ее сыновей. Его йали… то есть его жилище, – теперь твое. К тебе переходит его кофейный прибор… и вот она. Его женщина.
Пауль разглядывал женщину. «Почему она не горюет о муже? – думал он. – Почему в ней нет ненависти ко мне?» Тут он увидел вдруг, что все фримены внимательно на него смотрят, ожидая чего-то.
Кто-то прошептал:
– У нас есть еще дела. Скажи скорее, как ты принимаешь ее!
Стилгар пояснил:
– Как ты возьмешь ее – как женщину или как служанку?
Хара подняла руки, повернулась вокруг себя:
– Я еще молода, Усул. Говорят, что я выгляжу не старше, чем когда я жила с Джоффом… Это до того, как Джамис его убил.
Джамис убил соперника, чтобы получить ее, решил Пауль. А вслух спросил:
– Если я возьму ее как служанку – могу я потом, когда-нибудь, изменить это решение?
– У тебя на это есть год, – ответил Стилгар. – А после того она свободна и вольна сама решать для себя… впрочем, и ты можешь освободить ее, когда пожелаешь. Но как бы то ни было, весь этот год ты отвечаешь за нее… и всегда на тебе останется также и часть ответственности за ее сыновей.
– Принимаю ее как служанку, – объявил Пауль. Хара топнула ногой, возмущенно передернула плечами:
– Но я же молода!
А Стилгар, одобрительно посмотрев на Пауля, сказал:
– Осмотрительность – большое достоинство для того, кому суждено быть вождем.
– Но я же молода! – повторила возмущенная Хара.
– Замолчи, женщина, – оборвал ее Стилгар. – Что должно быть, то будет. Проводи Усула в его жилище и следи, чтобы у него всегда была смена свежей одежды и место отдыха.
– О-о-охх, – только и ответила Хара.
Пауль уже достаточно изучил ее, пользуясь приемами Бене Гессерит чтобы составить о ней кое-какое представление. Он также чувствовал нетерпение фрименов, понимал, что они с Харой всех задерживают. Он не знал, можно ли спросить, где сейчас мать и Чани; впрочем, Стилгар явно нервничал, и Пауль решил, что такой вопрос был бы ошибкой.
Поэтому он просто повернулся к Харе и, тоном и вибрациями в голосе усиливая ее страх и почтительное волнение, приказал:
– Веди меня в жилище, Хара! А о твоей молодости поговорим в другой раз.
Она отступила на два шага, бросив на Стилгара испуганный взгляд.
– У него колдовской голос, – сипло пробормотала она.
– Стилгар, – сказал Пауль, – я в неоплатном долгу перед отцом Чани. Если я могу что-то…
– Это решит Совет, – ответил Стилгар. – Ты сможешь сказать ему об этом. – Он кивнул, давая понять, что все свободны, и вышел сам. За ним последовали остальные.
Пауль взял Хару за руку – рука у нее была холодная и дрожала.
– Я не обижу тебя, Хара, – мягко сказал он. – Ну, покажи мне свой дом. – Он говорил теперь с успокаивающими нотками в голосе.
– Ты ведь не выгонишь меня через год? – спросила она. – Я ведь и сама знаю, что уже не так молода, как когда-то…
– Пока я жив, у тебя всегда будет место рядом со мной, – ответил он, выпуская ее руку. – Так где наше жилище?
Она повернулась и повела его по коридору. Дойдя до перекрестка с широким, освещенным подвешенными через равные промежутки желтыми шарами ламп, они свернули направо. Пол был гладким, чисто выметенным.
Пауль поравнялся с ней, взглянул на орлиный профиль.
– Так ты не испытываешь ко мне ненависти, Хара? – спросил он.
– Почему я должна ненавидеть тебя?
Она кивнула каким-то детям, глазевшим на них из бокового прохода (пол там был выше, чем в том коридоре, по которому шли они с Харой). За спинами детей маячили сквозь полупрозрачные занавески фигуры взрослых.
– Но я… победил Джамиса.
– Стилгар сказал, что обряд соблюден и ты – друг Джамиса. – Она искоса посмотрела на Пауля. – Стилгар сказал еще, что ты отдал влагу мертвому. Это правда?
– Да.
– Это больше, чем сделаю… чем могу сделать я.
– Разве ты не оплачешь его?
– Оплачу, когда придет время плача.
Они миновали арку. За ней Пауль увидел ярко освещенное помещение, мужчин и женщин, работающих у каких-то машин, установленных на станинах-амортизаторах. Казалось, они очень торопятся.
– Что они делают? – спросил Пауль. Она глянула через плечо на арку.
– Это пластиковое производство. Они спешат закончить норму перед тем, как мы уйдем. Для посадок нам нужно много влагосборников…
– Уйдем?..
– Ну да. Пока эти убийцы не перестанут преследовать нас или пока наша земля не будет очищена от них.
Пауль споткнулся: этот миг… он вспомнил вдруг какой-то фрагмент… картинка из его пророческих видений… но она была какой-то не такой, смещенной, как предмонтажная склейка фильма. Кусочки «пророческой памяти» не вполне совпадали с реальностью.
– Сардаукары охотятся за нами, – сказал он.
– Они немногое найдут, разве что один-два покинутых сиетча, – ответила она. – И еще – еще они найдут в песках свою смерть. Многие из них.
– А это место они найдут?
– Найдут, наверно.
– И мы тратим время на… – он мотнул головой в сторону оставшегося уже далеко позади цеха, – на производство… влагосборников?
– Посадки ведь не прекращаются.
– Кстати, что такое влагосборники?
Она потрясенно посмотрела на него:
– Вас что, ничему не учат… там, откуда ты пришел?
– О влагосборниках, во всяком случае, – не учат.
– Хай! – изумленно воскликнула она, сумев вложить в короткое междометие целую фразу.
– Ладно, все-таки что это такое?
– А как, по-твоему, могут существовать все кусты и травы в этом эрге, когда мы уходим отсюда? Каждое растение с особым бережением высажено в лунку, заполненную гладкими кусочками хромопласта яйцевидной формы. На свету они белеют. Если взглянуть с высоты, можно увидеть, как они блестят. Белый цвет отражает. Но когда Праотец-Солнце покидает небосклон, влагосборники в темноте вновь становятся прозрачными. И очень быстро остывают. Тогда на поверхности конденсируется влага из воздуха. Эта влага стекает на дно лунки, поддерживая жизнь растения.
– Влагосборники… – пробормотал он, пораженный красивой простотой решения.
– В подобающее время я оплáчу Джамиса, – сказала она, как будто этот вопрос не давал ей покоя. – Он был хорошим человеком, хоть и скорым на гнев. Хорошим добытчиком. А с детьми – просто чудо! И не делал различия между сыном Джоффа, моим первенцем, и своим собственным. Они для него были равны. – Она искательно посмотрела на Пауля. – А ты… а для тебя, Усул?
– Перед нами такая проблема не стоит.
– Но если…
– Хара!
Он сказал это так резко, что она отпрянула.
Они миновали еще один ярко освещенный зал.
– А тут что делают?
– Чинят ткацкое оборудование. Но сегодня ночью оно должно быть уже демонтировано. – Хара махнула рукой на уходящий влево тоннель. – А там, подальше, – производство пищи и ремонт дистикомбов. – Взглянув на Пауля, она добавила: – Твой-то комб на вид еще новый. Но если надо что-то починить, так я сумею неплохо справиться. Я время от времени работаю в цеху…
Теперь навстречу им попадались люди, а дверные проемы слева и справа встречались все чаще. Прошла целая вереница мужчин и женщин, нагруженных тяжело булькающими тюками, от которых исходил сильный запах Пряности.
– Нашей воды они не получат, – сказала Хара. – И Пряность им не достанется, уж будь уверен!
Пауль смотрел на проемы в стенах тоннеля, замечая ковры на высоких порогах, комнаты, драпированные яркими тканями, горы подушек на полу. При их приближении сидевшие там замолкали и провожали их откровенно любопытными взглядами.
– Все удивляются, как ты победил Джамиса, – пояснила Хара. – Думаю, когда мы переселимся в новый сиетч, тебе придется еще доказывать свою силу.
– Я не люблю убивать, – ответил он.
– Стилгар так и сказал, – пробормотала она, однако в ее голосе звучало недоверие.
Впереди послышался новый звук: хор пронзительных тонких голосов нараспев повторял что-то. Они подошли к новому проходу, гораздо более широкому, чем все предыдущие. Пауль замедлил шаг, заглянул внутрь. Там на устилавших пол бордовых коврах сидели, скрестив ноги, дети – комната была полна ими.
У доски, висевшей на дальней стене, стояла женщина, закутанная в желтую тогу, с указкой-проектором в руке. Доска была испещрена рисунками – кругами, углами, треугольниками и кривыми, волнистыми линиями и квадратами, дугами, рассеченными параллельными линиями. Женщина указывала то на один, то на другой рисунок – так быстро, как только могла переводить луч указки, – а дети хором называли условные знаки, стараясь поспеть за движением руки.
Пауль прислушивался на ходу.
– Дерево, – звучали детские голоса, – дерево, трава, дюна, ветер, гора, холм, огонь, молния, скала, скалы, пыль, песок, жара, укрытие, жара, полный, зима, холод, пустой, эрозия, лето, пещера, день, напряжения, луна, ночь, капрок, песчаный прилив, склон, посадки, связующее вещество!..
– И в такое время у вас учатся? – удивился Пауль. Лицо Хары омрачилось, в голосе послышалась горечь:
– Лиет говорил, что в обучении нельзя терять ни минуты. Лиет умер, но мы не можем забывать его и его наставлений; ибо таков путь чакобсы…
Она подошла к проему в левой стене коридора, раздвинула полупрозрачные оранжевые шторы и отошла в сторону, пропуская Пауля.
– Твой йали ждет тебя, Усул.
Пауль стоял, не решаясь переступить порог. Он вдруг ощутил, что не хочет оставаться один на один с этой женщиной. Он чувствовал, что теперь его окружает чужая жизнь и войти в нее можно, лишь приняв ее идеи и ценности как данность. Это фрименский мир хотел поймать его, уловить в сети своих путей. И в этих сетях, на этих путях, его ждал, он знал это, безумный джихад, война за веру. Война, которой надо было избежать любой ценой.
– Это твой йали, – повторила Хара. – Чего же ты ждешь?
Пауль кивнул и шагнул вперед. Отвел в сторону (с противоположного от Хары края) штору, почувствовав, что в ткань вплетены металлические волокна. Они вошли в короткий коридор, а затем оказались в большой, метров шесть на шесть, квадратной комнате. Полы устелены толстыми синими коврами, синие с зеленым драпировки закрывают камень стен, а под затянутым желтой тканью потолком покачиваются отрегулированные на мягкий желтый свет плавающие лампы.
Все вместе создавало подобие древнего шатра.
Хара встала перед ним, подбоченясь левой рукой, и изучала его лицо.
– Дети сейчас у подруги, – сказала она. – Они придут позже.
Пауль чувствовал себя неловко и, чтобы скрыть смущение, огляделся вокруг. Тонкие занавеси справа прикрывали вход в другую комнату, побольше, со сложенными вдоль стен горами подушек. Из воздуховода тянуло легким ветерком – сама вентиляционная решетка была хитроумно замаскирована узором драпировок.
– Хочешь, чтобы я помогла тебе снять дистикомб? – спросила Хара.
– Нет… спасибо.
– Может, принести поесть?
– Да.
– В соседней комнате – дверь в туалет-регенератор, – показала она. – Удобно пользоваться им, когда не носишь дистикомб.
– Ты говорила, что мы должны будем покинуть сиетч, – вспомнил Пауль. – Разве не надо собирать вещи и всякое такое?
– Успеем, когда придет время, – спокойно ответила она. – Пока что эти мясники еще не добрались до нашей зоны…
Она опять нерешительно посмотрела ему в лицо.
– В чем дело? – строго спросил он.
– Твои глаза – не глаза ибада, – проговорила Хара. – Это так странно и необычно… и притом их и непривлекательными не назовешь.
– Принеси поесть, – буркнул он. – Я проголодался.
Она улыбнулась ему понимающей женской улыбкой, от которой Паулю стало немного не по себе.
– Я – твоя служанка, – сказала она, грациозно повернулась и поднырнула под плотные занавеси, за которыми открылся на миг еще один узкий проход. Потом занавеси опять упали.
Пауль, сердясь на себя, откинул тонкую занавеску и прошел направо, в большую комнату. Мгновение он стоял в нерешительности. Он думал, где Чани… Чани, потерявшая отца.
«Это у нас общее», – подумал он.
Со стороны «улицы» – внешнего коридора – раздался протяжный крик, приглушенный занавесями. Потом крик повторился – теперь кричавший отошел дальше. И опять… Наконец, Пауль понял, что это просто выкликают время. Действительно, он же не видал здесь часов…
Тут он почувствовал слабый запах горящих веток креозотового кустарника, пробивавшийся сквозь вездесущую вонь сиетча. Пауль осознал, что уже немного привык к этому насилию над своим обонянием.
Он вновь подумал о матери. О том, как войдет она в изменяющуюся, путающуюся картину будущего и какое место отведено там для его не рожденной еще сестры. Изменчивые струи времени плясали вокруг. Пауль резко потряс головой и постарался сосредоточиться на признаках, говоривших о глубине и силе принимающей его фрименской культуры.
Культуры, не лишенной некоторых… странностей.
Но в пещерах, в этой комнате… было нечто, расходившееся с его пророческими видениями куда сильнее, чем все, с чем он сталкивался уже на этой планете.
Здесь, например, не было ядоискателя. И в пещерном укрытии он тоже не заметил никаких признаков его применения. И тем не менее он чуял запахи ядов в сложном коктейле здешней вони. Сильных ядов и широко распространенных.
Прошуршали занавеси. Пауль подумал, что это вернулась с едой Хара, и обернулся. Но в дверном проеме с откинутой драпировкой стояла не Хара, а двое мальчишек, наверное, девяти и десяти лет, жадно разглядывавшие его. У каждого висел на поясе маленький крис в форме кинжала – мальчики держали руки на рукоятях своих ножей.
И Пауль вспомнил, что о фрименах рассказывают, что их дети сражаются так же яростно, как и взрослые.
Назад: 13
Дальше: 15
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий