Дюна

Книга: Дюна
Назад: 10
Дальше: 12

11

В тот год, когда мой отец, Падишах-Император, использовав гибель герцога Лето, вновь отдал Арракис Харконненам, ему исполнилось семьдесят два года, хотя выглядел он не более чем на тридцать пять. На людях он появлялся обычно в мундире сардаукара и черном шлеме бурсега, гребень которого украшал золотой императорский лев. Такое одеяние служило открытым напоминанием об источнике его могущества. Впрочем, он не был очень уж прям, и не всегда его намеки были столь явными. Когда он хотел, он просто лучился обаянием и искренностью; теперь я, однако, часто думаю, было ли в нем хоть что-то, что было бы в действительности тем же, чем казалось? Я думаю порой, что он постоянно сражался – чтобы вырваться из невидимой клетки. Не забывайте – он был Император, глава династии, истоки которой уходят во тьму веков. Но мы, Бене Гессерит, отказали ему в праве иметь законного сына-наследника. Не есть ли это величайшее поражение для любого правителя и во все времена?.. Мать моя покорилась решению Старших Сестер; леди же Джессика ослушалась их. Кто из них двоих был прав? На этот вопрос уже дала ответ сама история…
Принцесса Ирулан. «В доме моего отца»
Джессика проснулась во мраке пещеры. Она слышала, как вокруг шевелятся фримены, обоняла едкий запах дистикомбов. Внутреннее чувство времени говорило ей, что снаружи скоро наступит ночь, хотя в пещере было по-прежнему темно – ее затеняли пластиковые пологи, сохранявшие внутри влагу их тел.
Она поняла, что позволила себе впасть в полное расслабление, в тяжкий сон глубокой усталости. А это само по себе говорило о том, что ее подсознание доверилось Стилгару, решило, что среди его людей она в безопасности. Она повернулась в гамаке, который соорудили для нее из ее же бурнуса. Спустила ноги на каменный пол, натянула песчаные сапоги.
«Надо не забыть, что сапоги следует застегивать посвободнее в голенище – чтобы не затруднять прокачку дистикомба, – напомнила она себе. – Сколько же всего нужно запомнить!..»
Она все еще чувствовала во рту вкус утренней еды – кусочка птичьего мяса, смешанного с зерном и пряным медом, и все это завернуто в листья. Ей пришло в голову, что время тут перевернуто с ног на голову: ночь отдана дневным заботам, а днем отдыхают.
Ночь – укрывает, ночь – безопасна…
Она сняла бурнус со вбитых в стену каменного алькова гамачных крючьев, повертела его в темноте, нашла верх и надела.
Теперь ее мучила проблема – как дать знать в Бене Гессерит о двоих заблудившихся в песках беглецах, скрывающихся в арракийском убежище.
В глубине пещеры зажглись плавающие лампы. Она увидела деловитую суету фрименов и среди них – Пауля, уже одетого. Его капюшон был откинут, открывая орлиный – типично атрейдесовский – профиль.
«Как странно он вел себя перед сном, – подумала она. – Словно совершенно ушел в себя. Словно человек, вернувшийся из царства смерти и не вполне еще осознавший свое возвращение. Глаза полуприкрыты и будто остекленели – взгляд обращен внутрь себя». Она невольно вспомнила, как он предупреждал ее о том, что Пряность формирует привычку и зависимость. А может быть, есть и побочные эффекты? Вот он говорит, что Пряность как-то связана с его пророческими видениями, – а что именно видит, не говорит…
Стилгар вышел из теней справа, приблизился к группке, собравшейся под плавающими лампами. Джессика сразу обратила внимание на то, как он пощипывает бороду, как по-кошачьи осторожно держится.
Короткий страх пронзил Джессику – все ее чувства обострились, едва она ощутила напряжение, сгустившееся вокруг Пауля. Скованные движения, явно ритуальные позы…
– Она – под моим покровительством! – загремел Стилгар.
Джессика узнала стоящего перед ним фримена – Джамис! А затем по напряженно застывшим плечам поняла, что Джамис в ярости.
Джамис, которого побил Пауль!
– Ты знаешь закон, Стилгар, – говорил Джамис.
– Кому и знать, как не мне? – отвечал Стилгар примиряющим тоном – он, похоже, пытался загладить какую-то размолвку.
– И я требую поединка! – прорычал Джамис. Джессика перебежала пещеру, схватила Стилгара за руку.
– Что это значит? – спросила она.
– Правило амталь, – пожал тот плечами. – Джамис настаивает на своем праве проверить вас – те ли вы, о которых говорит легенда…
– Она должна выставить за себя поединщика, – хмуро сказал Джамис. – Если он победит, стало быть, все правда. Но только сказано, – он обвел взглядом столпившихся соплеменников, – сказано, что «не будет ей нужды в поединщике из фрименов», – а это может значить только одно: своего поединщика она приведет с собой.
«Да он хочет драться с Паулем!» – ужаснулась Джессика.
Она отпустила руку Стилгара, шагнула вперед.
– Я всегда бьюсь за себя сама и потому не нуждаюсь в поединщике, – отрезала она. – Кажется, это должно быть ясно…
– Ты нам не указывай, что ты там делаешь и как! – заявил Джамис. – Во всяком случае, покуда мы не увидим более убедительных доказательств. Стилгар мог утром научить тебя что говорить. Он там, может, потискал тебя, сказал, что надо, – а ты задолбила и повторила нам без понятия, только чтоб обманом втереться к нам!..
«Я, конечно, могла бы убить его, – напряженно думала Джессика, – только не будет ли это противоречить их толкованию легенды?..» И она вновь поразилась тому, как были здесь искажены учения Миссионарии Протектива.
Стилгар посмотрел на Джессику и сказал – негромко, но так, чтобы те, кто стоял ближе к ним, услышали:
– У Джамиса на вас зуб, сайядина. Твой сын победил его, и…
– Это была случайность! – взорвался Джамис. – В котловине Туоно они напустили на меня чары – и сейчас я это докажу!
– …и я сам его побеждал, – спокойно продолжил Стилгар. – Вот он и вызывает его на тахадди, чтобы отыграться заодно и на мне. Джамис слишком буен и слишком любит насилие для того, чтобы стать хорошим вождем. Слишком часто его обуревает гафла, смятение. На устах его – закон, а в сердце царит сарфа, отвергающая оный. Не-ет, вождя из него не выйдет. Я, правда, щадил его до сих пор, потому что он по буйности своей хорош в бою. Но когда его снедает такое вот кровожадное бешенство, он становится опасен и для своих!
– Стилгар-р-р! – прорычал Джамис.
Джессика поняла, Стилгар хочет взбесить Джамиса, чтобы тот вызвал его, а не Пауля.
Стилгар повернулся к Джамису и попытался сказать мягко, успокаивающе (хотя ему было нелегко смирить свой рык):
– Подумай, Джамис, – он ведь еще мальчик. Он…
– Не ты ли называл его мужчиной? – возразил Джамис. – А если верить его матери, он прошел через испытание гом джаббаром. Смотри, его плоть крепка и полна, а воды у него!.. Ребята, которые несли его рюкзак, говорят, что в нем вода – литраками. Литраками! А мы высасываем насухо водяные карманы своих дистикомбов, едва в них проступят хоть капли!
Стилгар посмотрел на Джессику:
– Это правда? У вас есть вода?
– Да.
– Несколько литраков?
– Два.
– Как вы хотели распорядиться этим богатством?
Богатством? – подумала она и покачала головой, услышав холодок в его голосе.
– Там, где я родилась, вода падала с неба и широкими реками текла по земле, – сказала она. – Там были океаны, столь широкие, что нельзя увидеть другой берег. Меня не учили водной дисциплине – не было нужды. Так что мне просто не приходилось так думать о воде…
По толпе пронесся изумленный вздох.
– Вода с неба… Вода текла по земле… – повторяли все.
– А ты знала, что некоторые из нас, по несчастной случайности, потеряли всю воду из своих водяных карманов и им придется плохо до того еще, как мы дойдем до Табра нынче ночью?
– Откуда? – возразила Джессика, покачав головой. – Но раз они нуждаются в воде, пусть возьмут нашу.
– Ты именно так хотела поступить со своим богатством?
– Я хотела, чтобы вода сохраняла жизнь, – просто ответила Джессика.
– Тогда мы принимаем твое благословение, сайядина.
– Только ты нас своей водой не купишь, – прорычал Джамис. – И ты меня не заставишь вызвать тебя. Я-то вижу, что ты хочешь заставить меня драться с тобой прежде, чем я докажу, что прав!
Стилгар посмотрел Джамису в лицо.
– Ты все-таки собираешься вызвать на поединок ребенка? – негромко спросил он, но все услышали в его голосе смерть.
– Ее надо испытать, – упрямо сказал Джамис. – Через ее поединщика.
– Несмотря на то что она – под моим покровительством?
– Я взываю к правилу амталь, – заявил Джамис. – Это мое право!
Стилгар кивнул:
– Тогда знай: если тебя не зарежет парень, ты будешь отвечать уже моему ножу. И на этот раз я не стану сдерживать его, как прежде.
– Вы не можете так поступать, – возмутилась Джессика. – Ведь Пауль всего лишь…
– Тебе не следует вмешиваться, сайядина, – сказал Стилгар. – О, уж я-то знаю, что ты можешь одолеть меня, а стало быть, и любого среди нас; но против всех разом тебе не выстоять. Поединок будет: это амталь.
Джессика замолчала. В зеленоватом свете плавающих ламп она видела, как лицо Стилгара закаменело в демонической жестокости. Она перевела взгляд на Джамиса – тот что-то обдумывал. Надо было понять это раньше. Он – из думающих. Из тех, кто молчит и думает про себя… Надо было мне быть готовой к этому!
– Если ты сделаешь что-то с моим сыном, – проговорила она, – тебе придется иметь дело со мной. Я вызываю тебя. Сейчас. Я изрублю тебя в…
– Мама. – Пауль шагнул к ней, тронул ее за рукав. – Может, если я объясню Джамису, как…
– «Объясню»! – фыркнул Джамис.
Пауль замолчал, глядя на противника. Он не боялся Джамиса. Тот выглядел неуклюжим; и Пауль так легко свалил его там, на песке… Но Пауль все еще чувствовал в этой пещере бурление будущего, все еще помнил видение, в котором погибал от ножа. И было так мало путей, на которых он мог уцелеть!..
Стилгар сказал:
– Сайядина, ты должна теперь отойти…
– Прекрати звать ее сайядиной! – крикнул Джамис. – Это еще доказать надо! Ну знает она молитву. Так что? У нас ее каждый ребенок знает!
«Он говорил достаточно, и теперь у меня есть к нему ключ, – думала Джессика. – Я могла бы одним словом связать его. – Она поколебалась. – Но я не смогу остановить их всех!..»
– Да, ты мне ответишь! – сказала Джессика особым вибрирующим голосом с небольшим подвыванием и перехватом в конце.
Джамис посмотрел на нее с видимым страхом.
– Я покажу тебе, что такое – муки смерти, – продолжала она вещать тем же голосом. – Помни об этом, когда будешь драться! Ты испытаешь такие муки, что даже гом джаббар покажется тебе просто удовольствием. Ты будешь корчиться и извиваться в…
– Она хочет меня заколдовать! – задыхаясь, воскликнул Джамис. Он поднес к уху руку, сжатую в кулак, заслоняясь от порчи. – Я требую, чтобы она замолчала!
– Пусть будет так, – отозвался Стилгар. Он бросил на Джессику предупреждающий взгляд. – Если ты снова заговоришь, сайядина, мы будем знать, что ты колдуешь. И ты поплатишься за это жизнью. – Кивком он велел ей отойти.
Чьи-то руки взяли ее за локти, за плечи, потянули назад. В этих прикосновениях не было враждебности. Фримены отошли от Пауля, лишь Чани что-то шептала ему, кивая время от времени в сторону Джамиса.
Фримены расступились, образовав кольцо. Принесли еще несколько плавающих ламп и включили их в режиме желтого света.
Джамис вступил в круг, сбросил бурнус и кинул его кому-то в толпе. Он стоял обтянутый дымчато-серым дистикомбом, местами залатанном, местами – в сборках и складках; дистикомб был хорошо подогнан. Наклонив голову, он потянул воду из трубки кармана; потом выпрямился, стянул дистикомб и бережно передал его кому-то. Теперь он ожидал поединка, одетый лишь в набедренную повязку. Кроме того, его ступни обтягивала на манер носков плотная ткань. В правой руке он сжимал крис.
Джессика смотрела, как Чани помогает Паулю: вот она вложила ему в руку крис; Пауль примерился к нему, прикидывая вес и балансировку. Джессика вспомнила – ведь Пауль обучен управлению праной и бинду, нервами и мускулами. У него великолепная, смертоносная школа фехтования, его учителями были такие люди, как Дункан Айдахо и Гурни Халлек, люди, о которых уже при жизни слагали легенды. Мальчик знал и хитрые, коварные приемы Бене Гессерит. Он был ловок и гибок. И, кажется, сейчас он спокоен и собран.
«Но ему же всего пятнадцать, и он без щита. Нет, я должна остановить это! Должен же быть какой-то способ…»
Она подняла глаза и встретила пристальный взгляд Стилгара.
– Ты не можешь тут ничего сделать, – тихо сказал он. – Ты должна молчать.
Она прикрыла рот рукой, а в голове ее бежали мысли: «Я посеяла страх в разуме Джамиса. Он замедлит его реакцию… как я надеюсь. О, если бы я могла молиться – молиться по-настоящему!..»
Пауль тоже вошел в круг. На нем были только фехтовальные шорты-трико, которые он носил под дистикомбом. Он тоже сжимал в правой руке крис, но стоял на камне, присыпанном песком, босиком. Айдахо не раз предупреждал его: «Если не уверен в поверхности под ногами – лучше бейся босым». Кроме того, он продолжал обдумывать наставления Чани: «Джамис, парировав удар, слегка разворачивается направо вместе с ножом. Такая у него привычка, мы все это видели. И он будет метить в глаза, чтобы ударить в ту секунду, когда ты моргнешь. И еще: он умеет биться обеими руками, так что будь настороже – он в любой момент может поменять руку».
Но сильнее всего ощущал он свою подготовку и развитую до почти инстинктивного уровня реакцию, которые вбивали в него день за днем и час за часом в фехтовальном зале.
Вспомнил он и слова Халлека: «Хороший мастер ножа думает об острие, лезвии и гарде одновременно. Острием можно также и резать, лезвием – колоть, а гардой можно захватить клинок противника».
Пауль посмотрел на крис. Гарды нет, только тонкое кольцо, охватывающее рукоять перед лезвием и защищающее руку своими приподнятыми краями. А кроме того, он сообразил, что не знает прочности клинка на излом и можно ли вообще его сломать…
Джамис медленно, боком пошел вправо по своему краю круга.
Пауль пригнулся, подумал, что щита нет, а он привык биться окруженный его полем, поэтому приучен защищаться с максимальной быстротой, а вот атаковать – с рассчитанным замедлением, позволяющим проникнуть сквозь щит противника. Сколько ни учили его, что нельзя зависеть от щита, бездумно задерживающего скорость атаки, – а все-таки эта зависимость стала частью его.
Джамис выкрикнул ритуальный вызов:
– Да треснет твой нож и расколется!
Ага, значит, нож можно сломать, подумал Пауль.
Он напомнил себе, что хотя Джамис и без щита, но, поскольку его и не учили бою со щитом, не было и соответствующих ограничений…
Пауль посмотрел на противника. Тело Джамиса походило на иссохший скелет, обтянутый узловатыми веревками. В свете плавающих ламп его крис сверкал желтовато-молочными бликами.
Страх неожиданно пронзил Пауля, он увидел себя: одинокий и голый, в тусклом желтом свете, в круге людей… Дар предвидения открывал ему бессчетные пути, указывал самые вероятные из них и решения, ведущие к ним. Но это было реальное сейчас – и бесконечное количество ничтожных как будто бы неудач могло привести к его гибели.
Здесь все что угодно могло повлиять на будущее. Например, кто-нибудь из зрителей кашлянет и отвлечет внимание. Мигнет светильник – и обманет метнувшаяся тень.
«Я боюсь», – признался себе Пауль.
И он осторожно шел по кругу, оставаясь напротив Джамиса, безмолвно твердя литанию Бене Гессерит против страха: «…страх убивает разум…» Литания была как холодный душ. Мышцы расслабились и пришли в настоящую готовность.
– Я омою мой нож в твоей крови! – яростно прорычал Джамис. Произнося последнее слово, он сделал выпад.
Увидев его рывок, Джессика едва подавила вскрик.
Но клинок Джамиса встретил лишь воздух, а Пауль оказался у него за спиной, открытой для удара.
«Бей, Пауль! Ну же!» – мысленно закричала Джессика.
Пауль ударил. Его движение было превосходным: плавным, точным, текучим – но таким медленным, что у Джамиса было время ускользнуть, отступить и развернуться левым плечом чуть вперед.
Пауль отступил, пригнулся, полуприсев.
– Ты сперва доберись до моей крови, – спокойно сказал он.
Джессика видела, что на реакциях сына сказывается привычка к бою со щитом. Да, его подготовка была палкой о двух концах. У мальчика – великолепная реакция, какую можно развить лишь в его возрасте; к тому же он натренирован так, как этим людям и не снилось. Но и в нападении сказывались тренировки и навык преодоления силового поля. Щит отражает слишком быстрые удары, его можно преодолеть лишь сравнительно медленным движением. Лишь хорошо владея собой, контролируя мышцы и обладая достаточной ловкостью, можно пройти поле…
А Пауль-то это понимает? Он должен сообразить!..
И снова Джамис напал, сверкнув чернильно-синими глазами. Его тело, желто-восковое в свете плавающих ламп, метнулось вперед. Оно казалось смазанным, как на снимке.
И снова Пауль ускользнул – и снова его контратака была слишком медленной.
И снова.
И снова.
Каждый раз удар Пауля запаздывал на какой-то миг.
Тут Джессика увидела кое-что – и тут же взмолилась про себя, чтобы Джамис этого не заметил. Отражая удар, Пауль двигался так быстро, что невозможно было уследить… но всякий раз так, словно у него был щит, частично отражавший удары Джамиса.
– Да что он, играет с этим несчастным дураком, этот твой сын? – пробормотал Стилгар. Впрочем, он тут же замахал на нее: – Нет, нет, извини: ты должна молчать.
Двое на каменном полу пещеры кружили теперь один вокруг другого. Джамис выставил нож вперед, острием чуть вверх; Пауль крался пригнувшись и опустив клинок.
Джамис вновь прыгнул – и на этот раз вправо, куда Пауль все время уклонялся от удара. Но вместо того чтобы уйти от удара назад и в сторону, Пауль встретил руку противника своим клинком. В следующее мгновение юноша отскочил влево, от души благодарный Чани за предупреждение.
Джамис отступил к краю круга, потирая руку с ножом. Выступила и почти тотчас же остановилась кровь. Он смотрел на Пауля удивленно расширившимися темно-синими глазами, с новой опаской.
– Ага, ранен, – пробормотал Стилгар.
Пауль снова пригнулся, изготовившись к новой схватке, и спросил, как положено после первой крови (так его учили):
– Сдаешься?
– Ха! – только и ответил Джамис. По толпе фрименов прокатился ропот.
– Тихо! – перекрыл его голос Стилгара. – Парень просто не знает наших обычаев.
Паулю же он объяснил:
– В тахадди так не бывает, парень. Он кончается только смертью одного из соперников.
Джессика увидела, как Пауль судорожно сглотнул. Ему же никогда не приходилось убивать вот так, ножом в кровавом поединке! Сумеет ли он, сможет ли?
Пауль медленно пошел по краю круга, следуя за движениями Джамиса. Его одолевали воспоминания о видениях будущего; его новое знание говорило, что слишком много случайностей может повлиять на будущее, а потому ясно разглядеть это будущее он не мог.
В уравнениях было слишком много неизвестных – вот почему эта пещера была темным, расплывчатым пятном на его пути. Словно огромная скала посреди реки, и воды реки завихряются вокруг этой скалы в бурные водовороты.
– Кончай это, парень, – пробормотал Стилгар. – Не тяни.
Пауль, положившись на свое преимущество в скорости реакции, осторожно пошел к центру круга.
Джамис же отступил. Только сейчас до него дошло, что он сошелся в круге тахадди не с обычным мягкотелым инопланетником, который стал бы легкой добычей фрименского криса.
Джессика видела тень отчаяния на его лице. Вот теперь он стал по-настоящему опасен. Он отчаялся и способен на что угодно. Он увидел, что столкнулся не с ребенком, пусть даже таким, как дети его народа, а с боевой машиной, рожденной для боя и с младенчества для боя тренированной. И теперь страх, посеянный мной, достиг пика…
Оказывается, ей было даже как-то жаль Джамиса. Впрочем, эта жалость была не так сильна, чтобы перевесить угрозу жизни сына.
«Джамис может сделать что угодно… даже предсказать нельзя что», – думала она. Воспринял ли Пауль все это своим пророческим зрением?.. Но она увидела, как движется ее сын, увидела крупные горошины пота на его лбу и плечах, осторожность, сквозящую в текучем перекатывании его мускулов. И впервые она почувствовала – если не поняла – фактор неопределенности в пророческом даре Пауля.
Теперь инициативу перехватил Пауль. Он кружил вокруг противника, но не нападал. Он тоже заметил страх в глазах Джамиса. В его голове зазвучал голос Дункана Айдахо: «Когда видишь, что противник тебя боится, – дай страху взять над ним власть; дай ему время истомить твоего противника. Пусть страх станет ужасом: напуганный до ужаса человек становится врагом себе. Раньше или позже он, отчаявшись, бросается в безоглядную атаку. Это опасный момент, но обычно можно положиться на то, что напуганный человек совершит роковую для себя ошибку. Мы же учим тебя вовремя замечать и использовать подобные ошибки».
В окружавшей бойцов толпе поднялся ропот.
«Они тоже думают, что Пауль играет с Джамисом как кошка с мышью, – подумала Джессика, – что он бессмысленно жесток».
Но в то же время она чувствовала, что толпа возбуждена и каждый в ней втайне наслаждается зрелищем. Ощущала она и стремительно растущее напряжение Джамиса.
Миг, когда это напряжение возросло настолько, что он не мог больше сдержать его, она увидела так же ясно, как и Джамис… и как Пауль.
Джамис взвился в высоком прыжке и в стремительном финте ударил правой рукой. Пустой рукой. Крис в мгновение ока оказался у него в левой.
Джессика охнула.
Но Пауль помнил предупреждение Чани: «Джамис умеет биться обеими руками». Это предупреждение и великолепная подготовка позволили ему отразить удар Джамиса, можно сказать, мимоходом, en passant. «Следи за ножом, а не за рукой, которая его держит, – наставлял его не раз Гурни Халлек. – Нож опаснее руки, и он может оказаться и в правой, и в левой».
И еще: он заметил ошибку Джамиса. У того не слишком хорошо были разработаны ноги – почти на целую секунду дольше, чем надо, восстанавливал он равновесие после прыжка, которым пытался обмануть Пауля, скрыв переброс ножа из руки в руку.
Если бы не мутно-желтый свет плавающих ламп и не чернильно-синие глаза зрителей, столпившихся вокруг, это вполне могло бы походить на урок в фехтовальном зале. Когда удавалось использовать собственное движение противника, его щит – уже не препятствие… Пауль молниеносным движением перебросил нож в другую руку, скользнул в сторону и ударил снизу вверх, подставив нож под грудь сгибающегося Джамиса. И отпрыгнул, глядя, как падает тело противника.
Джамис упал ничком, как тряпичная кукла, громко глотнул воздух и остался лежать неподвижно. Мертвые глаза казались бусинами темного стекла.
«Конечно, убивать острием – недостаточно артистично, – сказал как-то Паулю Айдахо, – но когда в бою представится такая возможность, пусть это соображение тебя не останавливает».
Фримены бросились внутрь круга, заполнили его, оттеснили Пауля, сгрудились вокруг тела Джамиса. Во мгновение ока труп завернули в плащ, несколько фрименов подхватили его и бегом унесли куда-то в глубь пещеры.
Джессика начала пробиваться через толпу к сыну. Ей казалось, что она плывет в море закутанных в бурнусы и, прямо скажем, вонючих тел. Толпа была странно молчаливой.
Вот он, самый трудный момент. Он только что убил человека, убил, пользуясь абсолютным преимуществом в силе тела и силе духа. Нельзя, чтобы он учился наслаждаться такими победами…
Она протолкалась наконец в центр круга. Тут было свободно. Двое бородатых фрименов помогали Паулю натянуть дистикомб.
Джессика окинула сына взглядом. Его глаза сияли, он тяжело дышал и позволял фрименам одевать себя, не особенно пытаясь помочь им.
– Выйти из поединка с Джамисом – и без единой царапины, – это… – пробормотал кто-то. – И кто!..
Чани стояла рядом, не отрывая глаз от Пауля. Джессика не могла не заметить возбуждения и восхищения на миниатюрном, точно у эльфа, личике девушки.
«Надо сделать это сейчас же, и быстро», – подумала Джессика.
Вложив в голос и выражение лица максимум презрения, она произнесла:
– Н-нну – и как тебе нравится быть убийцей?
Пауль застыл, точно от пощечины. Он столкнулся с ледяным взглядом Джессики, и его лицо потемнело от прилива крови. Он невольно посмотрел туда, где только что лежал Джамис.
Стилгар, вернувшийся из глубины пещеры, куда унесли труп, протолкался к Джессике и, пытаясь скрыть горечь в голосе, сказал Паулю:
– Когда решишь, что пришло время вызвать на поединок меня, чтобы оспорить мое право на бурку вождя… не думаю, что тогда ты сможешь играть со мной так же, как только что с Джамисом.
Джессика видела, что ее слова и то, что сказал Стилгар, сильно подействовали на Пауля. Впрочем, ошибка этих людей должна была пойти во благо. Она читала на лицах окружавших их фрименов… Восхищение, да. У некоторых – страх… а у некоторых – отвращение. Джессика взглянула на Стилгара, увидела в его лице покорность судьбе и поняла, какими глазами видел он поединок.
Пауль посмотрел на мать.
– Ты же понимаешь, в чем дело… – тихо сказал он. Она услышала в его голосе упрек, поняла, что он уже пришел в себя. Обведя фрименов взглядом, она сказала:
– Паулю не приходилось еще вот так, ножом, убивать человека.
Стилгар резко повернулся к ней, не скрывая недоверия.
– Я вовсе не играл с ним, – тихо сказал Пауль. Он встал перед матерью, оправил одежду, вновь посмотрел на пятно крови Джамиса на каменном полу. – Я не хотел убивать его…
Джессика видела, как на лице Стилгара появляется и постепенно исчезает недоверие, сменяясь облегчением. Стилгар дернул себя за бороду перевитой венами рукой, вздохнул. В толпе негромко заговорили.
– Так вот почему ты предложил ему сдаться, – проговорил Стилгар. – Теперь-то я понял. Наши обычаи отличны от твоих; впрочем, ты скоро поймешь, что они разумны. А я уж думал, что мы пригрели скорпиона… – Он поколебался и добавил: – И я больше не буду звать тебя «мальчиком» или «парнем».
В толпе кто-то крикнул:
– Надо дать ему имя, Стал!
Стилгар кивнул, огладил бороду.
– Вижу в тебе силу и крепость великую… подобно крепости, столп подпирающей. – Вновь пауза. – Итак, будешь среди нас зваться – Усул, сиречь Основание Столпа. И это будет твое тайное имя, имя для нас. Лишь люди из сиетча Табр будут пользоваться им, никто же иной знать его не должен… Усул.
– Доброе имя… имя силы… оно принесет нам удачу… – послышалось в толпе. Джессика почувствовала, что их приняли как своих – в том числе и ее, ведь ее поединщик победил. Ее признали как сайядину!
– Ну а теперь скажи нам, какое мужское имя ты желаешь носить открыто? – спросил Стилгар.
Пауль взглянул на мать. Опять на Стилгара. Кое-что из происходящего – отрывки, фрагменты – он видел уже в своих пророческих видениях. Но были и кое-какие различия. И эти различия ощущались как нечто физическое – словно некое давление проталкивало его сквозь узкую дверь настоящего…
– А как у вас зовется такая маленькая мышка, она еще прыгает? – спросил Пауль, вспомнив забавных скачущих зверьков – хоп, хоп! – в котловине Туоно. Рукой он изобразил шустрые скачки мышей.
В толпе хихикнули.
– Мы называем этого зверька Муад'Диб, – ответил Стилгар.
Джессика ахнула. Это же было то самое имя, которое называл Пауль, когда говорил, что фримены примут его!.. Внезапно она ощутила страх. Она боялась своего сына – и боялась за него.
Пауль сглотнул. Ему казалось, что он играет роль, уже бессчетное число раз сыгранную в голове… но… и тут были отличия. Ему казалось, что он сидит на головокружительной высоте – многое испытавший, обремененный гигантским знанием… но вокруг, со всех сторон, зияла пропасть.
И вновь вспомнились ему видения легионов, фанатично следующих за черно-зеленым знаменем Атрейдесов, огнем и мечом несущих через Вселенную имя своего пророка – Муад'Диба.
Этого не должно случиться, сказал он себе.
– Так ты хочешь взять себе это имя – Муад'Диб? – спросил Стилгар.
– Я – Атрейдес, – прошептал Пауль и затем, уже громко, сказал: – Негоже мне совсем отрекаться от имени, данного мне отцом. Могу ли я взять себе имя Пауль Муад'Диб?
– Да будет так: имя тебе – Пауль Муад'Диб, – заключил Стилгар.
А Пауль подумал: «Этого в моих видениях не было. Сейчас я поступил по-другому…»
Но он по-прежнему ощущал, что вокруг лежала бездна.
В толпе переглядывались и повторяли:
– Мудрость и сила… О большем и не попросишь… Да, все точно, легенда верна… Лисан аль-Гаиб… Лисан аль-Гаиб…
– Я должен кое-что сказать тебе о твоем новом имени, – обратился Стилгар к Паулю. – Нас порадовал твой выбор. Муад'Диб мудр – он знает мудрость Пустыни. Муад'Диб сам создает для себя воду. Муад'Диб прячется от дневного солнца и выходит прохладной ночью. Муад'Диб плодовит, и племя его умножается на земле. Муад'Диба мы зовем «Наставник юношей». Да, это добрая основа, на которой можно строить свою жизнь, о Пауль Муад'Диб, который среди нас зовется Усул. Мы приветствуем тебя!
Стилгар коснулся лба юноши ладонью, затем обнял его и прошептал: «Усул».
После Стилгара подошел еще один фримен, также обнял Пауля и тихо назвал его новое имя. Один за другим фримены обнимали его и повторяли:
– Усул… Усул… Усул…
Он уже запомнил кое-кого по имени. Наконец подошла Чани – обнимая Пауля, она прижалась к нему щекой и тоже назвала его новое имя.
Последним к Паулю вновь подошел Стилгар.
– Вот, теперь и ты – бедуин Ихвана и наш брат, – произнес он. Затем в его лицо вернулась обычная жесткость, и он велел: – А сейчас, Пауль Муад'Диб, подгони как следует свой дистикомб! – Бросив на Чани строгий взгляд, Стилгар добавил: – Чани! Мне не случалось еще видеть, чтобы носовые фильтры были у кого-нибудь подогнаны так же скверно, как у Пауля Муад'Диба; кажется, я тебе велел присматривать за ним!
– У меня нет заготовок, Стил, – виновато сказала она. – Разве вот те, что были у Джамиса, но…
– Хватит!
– Тогда пусть возьмет один мой, – предложила она. – Я вполне обойдусь одним фильтром, пока…
– Ничего подобного, – отрезал Стилгар. – Я же знаю, что у кого-нибудь наверняка есть запасные. Эй, у кого-нибудь есть запасные фильтры? В конце концов, кто мы – отряд или шайка дикарей?
Со всех сторон протянулись руки. Стилгар выбрал четыре твердые волокнистые пробки и передал их Чани.
– Подгони их для Усула и сайядины.
Откуда-то сзади раздался голос:
– Как насчет воды, Стил? Вот у них там литраки в рюкзаке-то…
– Да, Фрок, я помню твою нужду, – кивнул Стилгар и взглянул на Джессику. Та кивнула. – Вскройте один литрак и распределите между нуждающимися, – распорядился Стилгар. – Хранитель Воды… где Хранитель Воды? А, вот ты где. Шимум, отмерь сколько надо. Не больше, смотри. Вода – дар сайядины, в сиетче мы расплатимся с ней по полевым расценкам, за вычетом платы за переноску.
– А что такое «полевые расценки»? – спросила Джессика.
– Десять к одному, – ответил Стилгар. – Но…
– Ты поймешь еще, что это мудрое правило.
В глубине толпы фримены, шурша одеждами, обернулись: раздавали воду.
Стилгар поднял руку – наступила тишина.
– Что касается Джамиса, – сказал он. – Приказываю провести полный обряд. Джамис был нашим товарищем и братом по Ихван-Бедуину. Нельзя отвернуться от того, кто доказал нашу удачу в поединке тахадди. Я сам поведу обряд… на закате, когда тьма покроет его.
Пауль, услышав эти слова, ощутил вдруг, что вновь проваливается в бездну… в «слепую зону». Тут не было прошлого, не было будущего… кроме… кроме… да. Где-то впереди по-прежнему вилось черно-зеленое знамя Атрейдесов… сверкали окровавленные клинки джихада над легионами фанатиков.
«Этому не бывать, – сказал он себе. – Я не могу допустить этого».
Назад: 10
Дальше: 12
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий