Новая эпоха. Аур. Том 1.

Глава 8. Маленькая неудача.

Это был всего лишь третий полёт на военном глайдере, но Ауру казалось, будто он пользуется этим комфортным и скоростным транспортом уже в сотый раз – до того удобным и интуитивно понятным было его внутреннее устройство. Отнюдь не этого маг ожидал, двенадцать дней назад впервые загружаясь в десантный отсек монструозной боевой машины вместе со всей своей группой. Шесть парней и две девчонки, все – ярые фанаты войск, чего, впрочем, даже сейчас нельзя было сказать обо внешне молчаливом и серьезном Ауре. Его интересовали механизмы, созданные со смешением магии и технологий, но большую часть времени подростков просто развлекали. Лекции, тренировки, демонстрации – всё это чернокнижнику казалось бессмысленным.
Вылеты же на полигон - совсем другое дело. Именно там, на большом удалении от городов, подросткам позволяли пощупать настоящее техномагическое оружие. Аур уже опробовал управление бронемашиной вроде тех, что встретились ему в Прима-Москве, пострелял из крупнокалиберной башенной пушки, оказавшейся полностью бесполезной против любого сильного мага, и даже примерил тактический пехотный скаф, чьи возможности поражали воображение. Чернокнижник, первая жизнь которого прошла в куда как более простые времена, предполагал, насколько эффективен может быть комплекс тех же камер, но связка из нескольких разномастных визоров его всё равно шокировала. Круговой обзор, выделение своих и чужих, определение источников тепла и, как вершина технологий, система, способная определять и анализировать заклинания, используемые целью. Траекторию направленных заклинаний чудо-шлем демонстрировал ещё до окончания их формирования, что, определённо, пугало такого старожила, как Аур. Ценность опыта боевых магов с наличием таких устройств падала многократно, и какой-нибудь недоросль, только окончивший академию и нацепивший на себя костюм, мог доставить проблем опытному стихийнику без подобной игрушки. А если принять во внимание концентраторы, позволяющие ещё сильнее компенсировать разницу в опыте?
Аур уже принял решение форсировать освоение новых технологий, по прибытии в академию заказав разработку собственного концентратора. Каролина со своей задачей справилась на отлично, пусть итоговая сумма и вышла чуть меньше ожидаемой. Всё-таки расценки, услышанные когда-то сыном банкира, менялись практически еженедельно, в соответствии с обстановкой в мире. За терактом последовали жёсткие меры на границе, и провезти груз в Европу стало сложнее. Ну и дороже, соответственно.
Зато теперь, ровно через двенадцать дней после отбытия из Прима-Москвы, кошелёк чернокнижника пополнился на сто тридцать пять тысяч рублей. Пока всё находилось на зарубежном счету, но уже со дня на день Российский банк санкционирует перевод на счёт Аура, убедившись в бесплотности попыток найти что-то незаконное. А как же? У Бессонова, на имя которого пришло извещение о существовании счёта за рубежом, железобетонное алиби – учился в академии, время от времени встречался с подругой в просматриваемом со всех ракурсов кафе, а на момент обнаружения счёта и вовсе оказался в лагере под патронташем вооружённых сил Российской Империи. Его единственная несанкционированная отлучка завершилась терактом, но даже отпетому идиоту не пришла бы в голову мысль о том, что кто-то перебьет несколько тысяч человек по всей стране только ради сотни тысяч рублей.
Совать же из-за этой суммы свой нос в изнанку банка, находящегося под юрисдикцией нейтрально-враждебного государства, у служб Российской Империи не было ни сил, ни желания. Всё прошло так, как и планировалось. Идеально. Без единого препятствия. И эта немыслимая лёгкость заставила Аура серьезно задуматься о том, чтобы уже сейчас погасить долг за обучение в академии. С одной стороны, такое действие на какое-то время выведет Авеля Бессонова из зоны интересов государства. Он станет полностью независимым взрослым человеком. С другой, за таким шагом следовала закономерная потеря своеобразной защиты, даруемой всем тем, кому ещё предстояло отдавать долг родине. Аур успел подпортить отношения с десятком небольших кланов, формируя круг своих потенциальных последователей. И после исчезновения этой защиты, отбитые наглухо аристократы могли позволить себе лишнего. Эта вседозволенность порядком нервировала чернокнижника, но изменить что-то ему было не под силу: традиционное превосходство знати над смердами в этой стране цвело и пахло, а препятствующий дискриминации раздел в законодательстве существовал только для вида. Добиться справедливости было возможно лишь подняв шум вокруг проблемы, но решиться на это могли немногие. Слишком много у человека больных мест, на которые можно надавить.
Отвечать же силой на силу далеко не всегда эффективно. Приструнить зарвавшихся детей – это одно, сделать то же самое со взрослым – совсем другое. В первом случае воспитательная мера имеет все шансы возыметь действие, но во втором она же не вызовет ничего, кроме злобы, страха и желания отомстить. Сформировавшуюся личность намного проще устранить, а в случае, когда это труднодостижимо или вообще невозможно, в дело вступают иные способы воздействия. В условиях недостатка ресурсов и отсутствия точного понимания происходящего варианты ограничены, но они всё-таки есть. Магия способна решить многие проблемы, а тёмная магия вообще все.
Как показала практика, даже вторая жизнь не является чем-то невозможным.
- Авель!
- На месте, сэр.
Офицер в ответ лишь вздохнул: лагерь позиционировался как военный, и в нём старались привить соответствующие нормы общения между «рядовыми» и «офицерами». Но один-единственный упрямый подросток портил всю картину, не желая принимать подчиненное положение. Он следовал правилам и чётко исполнял инструкции, но во всём остальном проявлял удивительную обособленность. Близкое к нулевому желание общаться со сверстниками, пренебрежение авторитетами, умение задавать вопросы… Нервов всякого повидавшим на своём веку офицерам он потрепал немало, не нарушив при этом ни единого правила.
- Прибытие через две минуты.
И всё-таки, что бы ни думали о лагере служащие в нём военные, а он оставался местом, в котором дети и подростки чувствовали себя в своей тарелке. Так, глаза всех, кроме Аура, лучились искренним интересом, и взгляды их буравили серый металл глайдера, будто бы надеясь проникнуть сквозь него и пораньше взглянуть на объекты последнего в этой смене практического занятия на полигоне.
Боевые доспехи, они же экзоскелеты и тяжелые скафы. Не слишком массивные, но включающие в себя самые передовые технологии устройства, равняющие одного экипированного мага с тремя равными ему по силе, но вооружёнными лишь концентраторами. Продвинутая энергосистема с автономными накопителями маны, автономный механизм защиты пилота, собственные концентраторы-усилители и на многое способный сервопривод, обеспечивающий чудовищную маневренность – всё это являлось лишь вершиной айсберга, тем, что первым бросалось в глаза при изучении соответствующей брошюрки. На самом деле всё было намного сложнее…
Затянутые в утеплённые берцы ноги ударили о подмороженную землю, вздыбив в воздух белоснежные, искрящиеся на высоком солнце частички. Зима подкралась незаметно, и сегодня, фактически, был первый день, когда температура упала ниже нуля, не стремясь подниматься обратно. Свежий холодный воздух взбодрил всех новоприбывших, замерших на посадочной площадке каменными истуканами. Ведь в каком-то десятке метров, помимо магов-сопровождающих, стояли те самые доспехи модели «Барс-9У», тобишь – учебные, без вооружения и с привязкой к станции удалённого контроля, развёрнутой неподалёку. Но едва ли этот факт кем-то воспринимался за минус, так как даже до учебных машин студентов допускали только после поступления в соответствующее учебное заведение. А это, для самого старшего в их группе, ещё четыре с лишним года, что в глазах подростков казалось весьма внушительным сроком.
- Готовы прокатиться в этих машинках? – Широкий, усатый и до неприличия добродушный маг приглашающим жестом махнул в сторону машин. - Группа у вас небольшая, очереди нет, так что и тянуть не будем.
Аур хотел поначалу спросить мага о том, почему их допускают до «игрушек» без проверки теоретических знаний из брошюр, но быстро осознал, что кого попало сюда не приводят, и самый ленивый из его одногруппников прочитал руководство минимум пять раз. Никто не хотел облажаться и потерять возможность примерить на себя роль пилота, а потому и усилия подростками прикладывались соответствующие.
Хмыкнув, чернокнижник подошёл к самому дальнему Барсу, приступив к его внешнему осмотру. Можно было, как остальным, сразу залезть внутрь, но Ауру было просто интересно изучить боевую машину своими глазами. Когда ещё представится такой шанс…?
Обводы бронепластин нельзя было назвать хищными или элегантными. Весь корпус, не считая видимых в редких щелях механизмов, был угловатым и неровным, словно высеченным из камня неумелым скульптором. Головы у машины не было из соображений рациональности – слишком уязвимый элемент, а видел пилот при помощи сотен визоров разного назначения. На широкой спине скафа находилось громоздкое нечто, похожее на плотно прижатую к корпусу стальную дугу – концентратор, оптимизированный под использование общей магии, а так же обеспечивающий автоматическую защиту на случай, если пилот не успеет выдать соответствующее заклинание. Плечи не были укомплектованы навесным оборудованиям, но по технической документации туда можно было навесить или дополнительное оружие, порождение чистых технологий вроде ракет, или вспомогательное оборудование наподобие усиленной установки связи для командирских машин. На правой конечности торчал ствол основного орудия, по спецификации являющегося универсальным стихийным концентратором, в то время как левая оставалась простой бронированной ладонью, под которую тоже чего только не производили. К моменту, когда Аур обратил внимание на стопы с вмонтированными в них антигравитационными установками, к нему подошёл добродушный усач с весьма закономерным вопросом.
- Что-то не так с машиной?
- Нет, сэр. Просто мне интересно было взглянуть на неё своими глазами, вблизи.
- Насмотришься ещё, целый день впереди. – Ухмыльнулся маг, коснувшись небольшого пульта управления, заставившего Барса раскрыться подобно бутону цветка. – Залезай и ничего не бойся. Пилота в этой малышке можно хоть в жерло вулкана бросить, и то помрёт не сразу.
«Так себе напутствие» - подумал Аур, заняв весьма комфортное место пилота. Так как доспехи были выполнены на манер экзоскелета, то сидеть в нём было нельзя – только стоять, собственными движениями задавая движения Барса. Но, вопреки ожиданиям, после подгонки ложа пилота под кондиции Аура, нахождение внутри стало много комфортнее. Почти моментально запустились системы машины, последней включившейся в группу, пришёл сигнал на разблокировку возможности движения…
Шестеро подростков успели повалить свои скафы на землю в срок от одной до четырёх секунд. Стоять остались лишь девушки, да Аур, решивший для начала пошевелить руками – его не оставляло ощущение чудовищной неестественности, которую вызвала неспособность силами организма контролировать своё положение в пространстве. Его будто поставили на ходули, отнюдь не ощущавшиеся продолжением ног.
На дальнейшие действия чернокнижник решился лишь спустя минуту, когда его товарищи по несчастью успели поцеловать землю по два-три раза каждый. Усач, облачённый в такой же доспех, давал советы, но к ним мало кто прислушивался – все хотели своими силами подчинить непокорные механизмы. Увы, но чувство гордости Аура сыграло с ним злую шутку, и совершенно неуклюжее падение отдалось неприятной дрожью во всём теле.
«В конце концов, на пилотов не просто так учат. Наверное».
Кое-как оперевшись на руки, Аур встал и медленно, стараясь поймать нужный момент, приподнял одну ногу, попытавшись шагнуть вперёд. Но издевательски-неповоротливой махине хватило секунды неустойчивости, чтобы рухнуть на бок, заставив мага выругаться про себя: его вера в собственные интеллектуальные способности стремительно меркла. Что он делал не так, управляя скафом? Слишком полагался на свой вестибулярный аппарат? Не чувствовал брони, как говорят пилоты? Зазря думал, не уступая права рулить инстинктам? Так они на то и инстинкты, что заточены под тело, а не двухметрового робота…
- Навалялись в снегу? Готовы слушать? – Медленно выдохнув, Аур принял более-менее устойчивое положение и весь обратился в слух. Желание продемонстрировать свою способность к крайне быстрому обучению потерпело крах, но, к счастью, у остальных дела обстояли ничуть не лучше. С места сдвинулся только один парень, и то – уполз на руках, посчитав, что его пятачок земли не слишком ровный… - Отлично. Начнём наш урок, господа студенты…

 

Урок, что неудивительно, продлился шесть долгих часов, из которых только первые полтора были заполнены теорией. Дальше пошла практика по сверхбыстрой наработке навыков перемещения, в которой не было совсем ничего интересного или весёлого. Монотонные действия, чаще всего заканчивающиеся неудачей, подкосили энтузиазм половины группы, сведя их успехи на нет. Вторая половина, включающая двух девушек, и двух парней, считая и Аура, выезжала на чистом упорстве и нежелании сдаваться. Подростки бились за мечту, чернокнижник – за чувство собственного достоинства. Ведь, не считая сдавшихся, он плёлся в самом конце, о чём ему не уставал напоминать спокойный, как скала, усач, постоянно приводящий в пример «таких хрупких» девушек. Хладнокровие – хладнокровием, но Аура происходящее начинало бесить. Он считал себя выше большинства и не привык выставлять свои неудачи напоказ, а происходящее напоминало именно что цирк уродов, в котором главная роль отводилась ему, повалившему переставший казаться уютным стальной гроб на землю после седьмого шага. Всякое желание заниматься самоистязанием давно пропало, но остановиться не позволяла так некстати взыгравшая гордость мага. Аур ещё в прошлой жизни принял тот факт, что есть области, в которых он никто. Что есть люди, у которых можно и нужно учиться, искоренять собственное незнание даже прожив сотню лет. Но принять – не значит начать использовать на практике. После окончания ученичества, Аур повышал свой уровень исключительно благодаря книгам и сведениям, вырванным из душ поверженных врагов. Там никто не мог посмотреть на него, ткнуть пальцем и посмеяться над очередной неудачей. Здесь же…
Ощутив в себе стойкое желание убить всех здесь присутствующих, Аур бросил всякие попытки подняться на ноги и просто закрыл глаза, попытавшись успокоиться. Гнев, как, впрочем, и убийство, не решит проблему. Лучше было признать собственную неспособность с нахрапа освоить управление доспехом – всё равно на практике это знание нигде не пригодится, так как одного умения ровно шагать для полноценного пилотирования, мягко говоря, маловато.
«Именно лучше, а не проще. Да, определённо, лучше» - закончил договариваться с самим собой маг, придавший доспеху вертикальное положение и поспешивший покинуть его нутро. – «Но насколько же я стал плох в освоении чего-то по-настоящему нового!».
- Авель, сдался?
- Да, сэр. Боюсь, что вот так просто освоить доспех мне не под силу.
- Пилотирование не всем дано, но до вашего отбытия ещё три часа. Мог бы и продолжить пытаться. – Усач, кивнув своему коллеге и перепоручив тому присмотр за подростками, выпрыгнул из доспеха, приблизившись к Ауру. – Пилотирование – оно как озарение. В какой-то момент человек пересекает черту и понимает, чего ему не хватало всё это время. У кого-то это отнимает час, у кого-то месяц, но упорство вознаграждается и здесь.
- Я слушал вас, сэр. Но я не вижу особого смысла в том, чтобы всенепременно научиться ходить в доспехе. Мне это неинтересно, в отличии от, скажем, устройства стихийного концентратора или автоматической системы защиты.
- Тебе неинтересен доспех? Я правильно тебя понял?
На лице мужчины появилось нешуточное удивление. Видимо, не так часто местные посетители говорили нечто подобное.
- Я не планирую становиться военным, сэр. Сюда же меня пригласили для общего развития после того, как мне не повезло попасть в объектив камеры во время теракта в Прима-Москве…
- А что? – Усач, сменивший удивление на привычную для себя добродушную маску, кивнул. – Похож. Ролик с глайдером и ледяным шипом про тебя? – Аур подтвердил предположение коротким кивком. - Тогда я не сильно удивлён тому, насколько странным выглядят твои интересы по сравнению с остальными. Никто, кроме ярых фанатов армии, к нам обычно не попадает. Будешь осматривать доспех?
- Если можно.
- Можно. Я заблокировал управление, так что можешь делать с ним всё, что хочешь.
- Спасибо, сэр.
- Витя или Виктор – как тебе удобнее. Ты, случаем, не в механики метишь?
- Скорее в исследователи, Виктор. Мне интересны общие принципы, благодаря которым функционирует Барс. В голонете никакой информации касательно его устройства не найти.
- Доспех не из старых, так что ничего удивительного. – Мужчина вернулся к своему скафу. – Если всё-таки решишь ещё попытаться – зови.
С какой вероятностью Аур заскучал бы, получив в свои руки полноценный боевой скафандр, пусть и всего на три часа? Ответ вполне однозначен и неизменен: с нулевой…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий