Новая эпоха. Аур. Том 1.

Глава 7. Внимание.

Как бы то ни было, а рассвет Аур встречал в кабинете директрисы. Из профессоров тут находилась сама Екатерина Вьюжная и Долан Греттих, а вот ещё двоих мужчин в строгой тёмно-зелёной форме Аур не знал, но определил в них военных магов. Точно такие же одеяния, - за исключением отсутствующих частей экипировки вроде шлемов, - носили люди, защищавшие людей во время теракта.
Но несмотря на достаточно напряженную атмосферу, царящую в помещении, Аур за всё время ничем не выдал своего беспокойства. Внешне он был подобен монолитной скале, а внутри… Внутри его разум перебирал всё, что с ним случалось за последние месяцы. Пара скоротечных драк, эксперименты, половина которых проводилась лишь ради того, чтобы прикрыть тылы, невероятное количество поглощаемой литературы... Ведь не из-за поверхностного интереса к тёмным искусствам его сюда вызвали? Этим вопросом интересовался чуть ли не каждый первокурсник, как Аур слышал. Скорее всего, внимание привлекло его участие во вчерашних событиях, но за создание темномагического артефакта непосредственного участника просто придушили бы в постели. Следовательно, смотреть надо было в другую сторону. Например, барьеры, которые отбрасывали обломки в стороны и вполне могли опосредованно придавить кого-то. Или глайдер, пробитый ледяным шипом. Если там были люди, то большей их части пришлось точно несладко…
- Авель, этой ночью нам сообщили о твоём участии в отражении теракта. Предоставили так же и весьма неоднозначные видеозаписи… - Повинуясь мимолётному движению рук директрисы, перед Ауром развернулась крайне детализированная запись момента, когда он насадил падающий глайдер на шип. Можно говорить что угодно, но на записи было отлично видно, что и как происходило. – Скажи, Авель, почему ты, вернувшись в академию, пошёл спать, а не направился прямиком в медблок?
Напускное раскаяние на лице чернокнижника сменилось нешуточным удивлением. Чего угодно он ожидал: обвинения в убийстве, обвинения в ненадлежащем использовании магии… Но его шаблон порвали на лоскуты, задав совершенно неактуальный вопрос.
- Миледи, я не был ранен и посчитал, что лучше мне будет просто поспать, чтобы утром отправиться заниматься. Благодаря оказавшимся рядом магам я почти не пострадал: так, перепачкался, да обзавелся парой неглубоких царапин. Это не то, из-за чего стоит отвлекать сокращённый штат целителей академии.
Директриса, поджав губы, медлила с ответом, особое внимание обратив на прекрасную информированность студента об отлучке штатных целителей, вызванных в ближайший госпиталь для помощи пострадавшим, но спустя пять секунд продолжила:
- Авель, ты понимаешь, что оказался посреди теракта? Вокруг погибли сотни человек, ты сам вполне мог убить кого-то, не окажись этот глайдер пустым. Я не обвиняю тебя в принятии неправильного решения, ведь благодаря ему ты сохранил жизни многих горожан… - Последнюю фразу «простимулировал» холодный взгляд военного мага. - … но подобные события – это не то, что можно просто проигнорировать и пойти на учёбу.
- Позволите? – Мужчина, двумя секундами ранее «направивший» директрису по верному пути, подошёл чуть ближе к Ауру. – Авель, верно? Ты, как я погляжу, парень смышлёный и хладнокровный. Твои действия в том хаосе, превосходное самообладание после… Такого ожидаешь от старшекурсника, но не от первогодки. И я был бы рад, окончись твоё участие в этом ужасе вчерашним днём, но эта запись…
Мужчина указал на пошедший на десятый круг отрывок участия Аура в бойне.
- … попала в руки журналистам. Сейчас про тебя выдумывают огромное число небылиц, опрашивают оказавшихся вне стен академии студентов, надеясь выведать, кто ты такой, и раздувают нешуточный шум. Я и мой коллега здесь для того, чтобы попросить тебя позволить нам взять происходящее в свои руки, направив в нужном направлении. Если говорить конкретнее, то тебя приставят к награде, покрутят перед камерами и на пару недель вывезут в одно место, которое должно тебе понравиться. Открытость собьет интерес СМИ, и тебя больше практически не будут беспокоить.
- Позволите услышать ваше имя, сэр…?
- Григорий Савельев.
- … сэр Григорий, сейчас я несколько растерян и пребываю в неведении относительно этой проблемы. Мой коммуникатор сломался из-за ЭМИ-взрыва, так что могу я попросить у вас какое-то время на то, чтобы через терминал библиотеки оценить масштабы поднявшегося вокруг меня шума?
- Госпожа Директор? – Григорий посмотрел на директрису. – Позволите вашему подопечному воспользоваться голонетом из этого кабинета?
- Да, конечно. – Видеозапись сменилась привычным Ауру интерфейсом поисковой системы, в блоке популярного которого действительно находились отрывки из записи с Ауром в главной роли. – Пожалуйста, Авель, смотри всё, что необходимо.
Не желая лишний раз задерживать и злоупотреблять отношением собравшихся, Аур бегло пробежался по известным ему новостным сайтам. Даже на паре специализированных магических форумах мелькали пресловутые записи, что как бы намекало на реальные размеры проблемы. В каком-то смысле, предложение Григория действительно могло сгладить последствия утечки данных, но это заткнёт только массы, которым раскроют правду. Люди из тех, у кого есть хоть капелька мозгов, начнёт ещё тщательнее присматриваться к его неоднозначной персоне. А лишнее внимание… Плюсы и минусы были отчётливо видны, и первые склоняли весы в свою сторону.
Подумав ещё пару минут, Аур решил, что слегка форсировать собственные планы – отнюдь не наихудший выход из положения.
- Сэр Григорий, я, в целом, согласен. Но о каком месте вы говорили?
- Ты, должно быть, знаешь, что армии России всегда требуются квалифицированные маги самых разных специальностей? – Аур кивнул. – Тебе так же известно и о том, что именно государство спонсирует обучение большей части одарённых. Но процент тех, кто идёт служить в войска, невелик. Люди просто не заинтересованы в службе, и одним из методов исправления этого было избрано создание военных лагерей для одарённых разных возрастов. Туда приглашают только способных, тех, кто может в будущем стать магом-офицером. Как ты, например. Как много времени ты посвящаешь боевой магии?
- Не так много, как мог бы, сэр. Меня интересует сама магия, а не одно лишь её направление.
Ответ мага удивил, но не сбил с мысли.
- Тем не менее ты, Авель, продемонстрировал очень хорошие способности. И твоя отправка в лагерь после обнародования личности сыграет на руку и государству, и тебе самому. Посещать такие военные лагеря очень престижно, и после тебе, фактически, будет открыта дорога в любую высшую военную магическую академию.
Цепочка в голове Аура замкнулась, ибо он смог провести понятную ему аналогию из прошлого. Хочешь учиться магии? Заинтересуй наставника! Неважно, как, но заинтересуй. Сумел пробиться в послушники – и твой социальный статус поднялся на несколько ступеней вверх, сравнявшись с каким-нибудь неодарённым дворянином. Таковы были реалии прошлого, нашедшие своё отражение и здесь, в двадцать втором веке. Но две недели в лагере - и открытие дороги в лучшие военные учебные заведения? Звучит глупо, но вряд ли офицер станет вот так врать во времена, когда проверка любой информации - дело пары минут.
- Я согласен. Но мне хотелось бы перед отправкой встретиться со своей подругой.
- Нелли Краскова? Мы можем организовать встречу в ближайшие два часа, но с интервью и награждением лучше не тянуть.
- Нужно будет куда-то ехать?
- Отнюдь. – Мужчина улыбнулся, продемонстрировав ровные ряды белоснежных зубов. Такая редкость для любого человека в прошлом – и совершеннейшая обыденность сейчас. – Как ты справляешься с направленным на тебя вниманием? Сможешь достойно продержаться на сцене, если на тебя будет смотреть пара сотен студентов?
- Легко, сэр…
- Зови меня по имени, Авель.
- Хорошо, Григорий. Для меня внимание не является проблемой.
- В таком случае – прошу за мной…

 

Когда Авель и сопровождающие его офицеры покинули кабинет, директриса уткнулась лицом в ладони и выдохнула:
- Какой же он всё-таки магнит для проблем…
- Все талантливые люди таковы. – Доран продолжал листать новости. – Что вы думаете обо всём этом? О награждении и лагере, я имею ввиду.
- Едва ли их интересует сам Авель. Ценна возможность популяризовать военное движение и привлечь к себе внимание большого числа подростков, но не он.
- Но его способности нельзя не назвать удивительными. Рефлексы, скорость создания заклинаний, почти идеальное понимание того, как надо действовать… Вам не приходила в голову мысль о том, что его всё-таки кто-то учил?
- Доран… - Женщина вздохнула. – Ты умён, но это не значит, что все вокруг глупы. Я не один раз проверяла его прошлое, и потому могу с уверенностью сказать, что это именно Авель Бессонов, а не кто-то другой. Создавать настолько проработанную легенду, в которой нет несостыковок, просто нет смысла. Не для студента, игнорирующего почти всех пытающихся завязать с ним дружбу клановых. Но это не отменяет того факта, что его кто-то учит, и учит весьма качественно. Попробуешь сам догадаться?
- Кто-то из преподавателей?
- Нет. За тот срок, что он пробыл в академии, всё равно нельзя обучить тому, что он демонстрирует.
- Тогда что? Артефакт?
- Ни в его комнате, ни при нём никаких артефактов нет.
- Тогда… я не знаю. Подскажете по-родственному?
Директриса усмехнулась, но от ответа уходить не стала.
- Не в первый месяц, но я смогла ощутить некую связь, тянущуюся от Авеля куда-то вовне. Отследить, куда именно, невозможно, но я практически уверена в том, что именно по этой связующей нити некий наставник обучает наш юный талант…
- И что вы планируете делать?
- Оставлю всё как есть, естественно. – Доран понимающе кивнул, но женщина всё равно пояснила. Просто на всякий случай, во избежание досадного недопонимания. – Я ещё не настолько стара и глупа, чтобы конфликтовать с магом разума, способным практически незаметно делиться знаниями, находясь по меньшей мере в сотне километров. Такой может и не простить покушения на свою собственность.
- В каком-то смысле это объясняет происхождение защиты разума Авеля. Таких прочных естественных щитов не существует в природе.
- Расскажешь поподробнее? Да-да, Доран, ментал тут ты, а не я, и мой возраст не дарует всезнание.
- Как скажете, мэм.
И Доран приступил к объяснениям касательно ментальных защит, которые обычный маг не может даже ощутить. Он рассказывал об их природе и методах искусственного создания, в то время как Аур был занят совсем другим делом…

 

***

 

- Готов?
Вопрос Григория был скорее руководством к действию, так как Аур к этому моменту помнил, что и как должно происходить.
- Давно готов, сэр.
- Удачи, парень. – Мужчина похлопал облаченного в некое подобие парадной формы Аура по плечу. – Пошёл!
И чернокнижник пошёл, после первого шага буквально ощутив на себе сотни взглядов, как людских, так и принадлежащих бездушным механизмам, транслирующим происходящее в голонет. За награждением достойного сына Империи, сохранившего десятки жизней, наблюдали многие, и оттого Ауру казалось, что полчаса приготовлений для мероприятия подобного уровня ужасающе мало. Сколько тех зрителей? Десять миллионов? Сто? В одной только Российской Империи официальное население переваливало за миллиард, а ведь есть ещё и русскоговорящие страны-соседи, которым тоже интересно происходящее на территории «большого брата». Новости о теракте разнеслись по всему миру, и теперь всё, что его касалось, сразу разрывало все рейтинги и закреплялось на первых позициях.
- Авель Бессонов! – Министр, приземистый, лысоватый мужчина с солидным брюшком и ещё заметными мышцами – следами былой славы, пожал руку награждаемого, после чего подвёл Аура к трибуне, на которой лежала маленькая коробочка, обшитая алым бархатом. – Я горжусь тем, что именно мне выпала честь наградить столь достойного юношу, не испугавшегося, а приложившего все усилия для спасения жизней сограждан в столь ужасный, трагический день! Отбрасывающий в стороны собственные желания, рискующий жизнью во благо окружающих, демонстрирующий незаурядные таланты – таким должен быть настоящий патриот! Патриот, которого сегодня приставили к Ордену Мужества…!
Коробочка в руках министра после ещё нескольких торжественных фраз распахнулась и повисла в воздухе, в то время как саму награду мужчина без каких-либо проблем закрепил на груди Аура. «За Императора и Россию» - гласила выгравированная на серебристом металле креста надпись. Почётная награда, к которой, как Аур понял, приставят ещё более ста сорока человек, включая самих военных, успевших отличиться в ликвидации последствий теракта. Но честь быть награжденным в Зале Славы академии Петра Великого выпала только Ауру, да ещё нескольким людям, ожидавшим за кулисами. Они все, как на подбор, были молодыми магами, чей героизм, - или банальное стремление выжить, - по воле случая попал в объективы камер. Просто видеоряд с Ауром оказался более качественным и красочным, и потому конкуренты были им буквально подавлены.
- Спасибо, министр. Эта награда – большая честь для меня.
Следом Аур отступил назад, позволяя министру пройти к следующему награждаемому, показавшемуся из-за кулис. Вот такую маленькую роль отвели звезде голонета на церемонии, настоятельно посоветовав не особо увлекаться со словами благодарности. И Аур последовал этому «совету», решив, что с него хватит и такой популярности. Не из тщеславия, но из необходимости сделать следующий шаг на поприще завоевания имени…
В академии у Аура уже была группа благодарных лично ему студентов - кому-то он помог в учёбе, от кого-то отвадил распоясавшихся клановых, а с кем-то просто установил крепкие, сугубо деловые отношения. Со стороны могло показаться, что маг обзавёлся товарищами и друзьями, но на деле им преследовалась куда как более низменная цель.
Деньги. Чистые, признанные законом деньги, на которых можно было не просто сидеть, как на золоте из гробницы чернокнижника, но и тратить, не опасаясь ненужных вопросов. В двадцать втором веке с этим у Аура возникли вполне определённые сложности, так как большая часть финансовых операций оказалась настолько прозрачна, насколько вообще возможно. Оплачивать покупки можно было только с именной карты, на которую деньги должны были ещё прийти. Так называемые оффшорные счета оставались актуальными, но в обычном магазине с их помощью расплатиться невозможно. Следовательно, как минимум сотню тысяч рублей требовалось получить легально, не прибегая к чёрному заработку. И из всех вариантов Ауру приглянулся лишь один, сочетающий в себе как определённую простоту, так и изящество. Наследство. Родители Авеля Бессонова мертвы, все их активы заморожены, но возможности отследить анонимный заграничный счёт у правительства России нет. Появление Авеля на всех дисплеях страны и, отчасти, мира, поспособствует «прояснению памяти» у одного заграничного банка, - спасибо тем немногим студентам, чьи высказанные вслух мысли навели Аура на эту мысль, - и соответствующим извещением о существовании счёта «до востребования». Банкам доверяли, и, в первую очередь, это была заслуга самих банков. С определённого момента они стали делать всё для того, чтобы у людей в принципе не возникало сомнений относительно их честности. Но если крупные завсегдатаи рынка поддерживали эту репутацию, не размениваясь по мелочам, то более мелкие игроки с большим удовольствием отмоют полмиллиона рублей, взяв в качестве платы две трети этой суммы.
[Прим. Авт: для запутавшихся, полмиллиона – серьезные деньги, учитывая среднюю зарплату в Прима-Москве в пару сотен рублей/месяц].
Золота у Аура было в достатке, и исчезновение семидесяти килограмм этого драгоценного металла даже не будет заметно. Полученных же денег хватит и на обзаведение недвижимостью, и на оперативные расходы вроде той же вербовки или оплаты чьих-либо услуг. Любая работа требовала оплаты, и с текущим состоянием собственного кошелька Аур отчётливо ощущал определённую скованность. Риски… Они были, но, по большей части, относились к категории образующих вопросы. «Откуда у Бессоновых подобное состояние? Почему они ютились в небольшом коттедже, работая, как обычные люди, имея доступ к таким средствам? Кто именно из их предков оставил подобный дар? Знали ли они о нём?». Увы, но этого минуса избежать невозможно, и любой другой вариант был куда как более шатким. Отмыть деньги в век цифровых технологий, находясь в самом низу социальной лестницы и не желая идти на поклон к вышестоящим – та ещё задачка, на самом-то деле. И получение стартового капитала, пусть и весьма неоднозначным образом, позволит в дальнейшем отмывать валюту, не прибегая к посредникам.
Тем временем церемония подошла к своему закономерному окончанию. Все причастные были награждены, а камеры – отключены. Буквально через полчаса ожидалось начало второй, много более масштабной церемонии, на которой к наградам приставят ещё сто тридцать человек, но Аура это уже не касалось. Он следовал за приставленным к нему офицером, раз за разом проверяя в голове ментальный пакет с инструкциями для Каролины. Ведь именно на её хрупкие плечи ложилась задача по изъятию малой части золота из нового схрона и подготовке передачи оного иностранцам. Всего семьдесят пять килограмм, из которых десять шли на оплату «транспортных услуг» - от Аура и его банши не требовалось ничего, кроме как сообщить о месте хранения драгметалла. И, на самом-то деле, процент был совсем небольшой, учитывая всю сложность задачи. Возьмётся ли вообще «теневой банк» за её выполнение – вот, в чём заключался главный вопрос. Ведь всё, что знал Аур, следовало из рассказов пусть компетентных и разбирающихся в вопросе, но - детей. Больше всего рассказал сын главы крупного банковского отделения Нью-Москвы, третьего по размерам города в стране, и правдивость его слов косвенным образом подтвердили темномагические чары, однако ребёнку могли и не поведать всего, утаив значительные детали.
Впрочем, если контакты, выведанные у мальчонки, недействительны, то Каролина просто отчитается о неудаче, а Аур возьмётся за шлифовку запасного плана. Не такого надёжного, включающего в себя ещё большее число посредников, но иных адекватных вариантов просто не существовало. В Российской Империи упорно боролись с коррупцией, но борьба эта начисто игнорировала богачей, сосредотачивая всё внимание на простых людях, к каковым пока относился чернокнижник.
- Нелли.
- Авель… - Строго одетая брюнетка приветливо улыбнулась, кивнув на занимаемый ею диван. Встречу организовали в одном из преподавательских кабинетов, так что устная беседа должна была идти о чём угодно, кроме дел, в то время как основная смысловая нагрузка ложилась на ментальную связь.
- «У тебя есть задание, Каролина. Я передам тебе подробные инструкции. От тебя лишь требуется следовать им до тех пор, пока цель не будет достигнута или угроза не станет явной».
- «Я готова, учитель. Чего мне ожидать?»
- «Во встрече примут участие не самые дружелюбные жители теневого мира. Сумма сделки – полмиллиона рублей, а за эти деньги могут и убить. И, так как твой текущий облик для подобных задач не подходит совершенно, тебе придётся временно одолжить чьё-то тело».
- «Это не является проблемой…». – Девушка на мгновение дёрнулась, когда полученный ментальный пакет развернулся в её голове. Могучий интеллект Каролины позволял проворачивать такое единомоментно, не растягивая усвоение знаний на долгие часы, но поспешность всё ещё приводила к неприятным ощущениям. – «Можно задать вопрос?».
- «Конечно. Если тебе что-то непонятно – спрашивай, я отвечу».
- «Почему вы считаете, что та сторона не присвоит золото себе? За них кто-то ручается?».
- «Эта организация обладает хорошей репутацией, но – да, контакты я получил из не самого надёжного источника… Можно сказать, что меня устраивают шансы на успех. Ещё вопросы?».
- «Если я выпью кого-то…».
- «Только если это не повлияет на выполнение задания и даже в теории не привлечёт к тебе внимание. Ты ещё неопытна, Каролина, и потому склонна переоценивать себя. Или недооценивать врага, что ещё хуже». – Поучения были необходимы, так как терять ценный актив чернокнижник не желал. Банши – могущественный дух, одним из достоинств которого является способность менять тела, будто перчатки. Одно, избранное основным, не гибнет даже если его бросить, но вот все остальные будут одноразовыми. Соответственно, любой одноразовый сосуд можно превратить в постоянный, затратив на это энергию самой банши. Кончится энергия – и банши умрёт. Так на этих духов охотились две тысячи лет назад, сейчас же… Из современных источников Аур почерпнул с десяток новых, эффективных способов умертвить бестелесное магическое создание. Опасения чернокнижника по поводу своей безопасности не оказались беспочвенными, ибо «охота на ведьм», прошедшая ещё в средние века, подтолкнула этот мир к созданию идеального оружия против тёмных магов. Достигнуть абсолюта не вышло, но чернокнижников всё равно осталось ужасающе мало. Сама их популяция держалась исключительно благодаря доброй воле сильных мира сего, которым требовались ручные некроманты, демонологи, малефики и иже с ними. Соответственно, раскрытие его скрытых талантов для Аура было тем единственным, чего действительно стоило опасаться. И терять пешку, готовую исполнить любой его приказ, маг не хотел. Слишком ничтожна вероятность создать новую в ближайшие годы, слишком велика может оказаться цена… - «Ты для меня ценнее золота, Каролина. Если тебе будет угрожать опасность – то ты отступишь. Это понятно?».
- «Да, учитель».
- «Меня на две недели отправляют в военный лагерь, так что тебе придётся справляться со всем самостоятельно. Я надеюсь, что тебе удастся провести сделку за этот срок».
- «Я сделаю всё от меня зависящее».
- «Полагаюсь на тебя, Каролина».
Подростки, чья «внешняя беседа» тоже подошла к концу, попрощались и разошлись. Каролина с головой погрузилась в выполнение полученной задачи, а Аур начал готовиться к отправке в лагерь. Так уж совпало, что смена для его сверстников начиналась со следующего дня, и опоздание было чревато последствиями…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий