Новая эпоха. Аур. Том 1.

Глава 6. Скажи нет тишине.

- … снова привет, ты сейчас где? Рядом с тобой никого нет?
- Гуляю вокруг академии. - Чернокнижник, ответивший на неожиданный звонок, огляделся, выцепив взглядом засевшего у забора академии чёрного кота. Тот сидел недвижимо, словно какая-то статуя, но живые ярко-зелёные глаза смотрели прямо на Аура, вызывая странное чувство неестественности. – А рядом только солидный чёрный кот.
- Я хотела попросить тебя не говорить никому мою фамилию. Это очень важно!
К заявлению девушки Аур отнёсся с изрядной долей скепсиса. Дочь главы великого клана, по определению подверженного всестороннему повышенному вниманию, пыталась скрыть свою фамилию, просто перестав выпрямлять волосы и сменив имидж. В перерывах между общением с директрисой и правоохранителями Аур успел поискать информацию о Световых. Диану маг на фотографиях узнал сразу. С прямыми волосами, чуть более женственная за счёт подчёркивающей выдающееся и скрывающей лишнее одежды, но это была всё-таки она. От других аристо, как в народе называли аристократов, так не спрячешься. Как и от руководства академии. Значит, что? Значит, Диана была заинтересована в определённом инкогнито касательно обычных одарённых, не принадлежащих к кланам. Зачем? Ответ мог лежать в абсолютно любой плоскости, начиная от игры на контрастах и заканчивая банальным нежеланием изначально попадать под сложившееся в обществе мнение. Мало кто стал бы без задних мыслей общаться с Дианой Световой, считая её не просто умной сверстницей и товарищем, а дочерью главы великого клана. Зато обычная Диана с этим справилась на пять с плюсом, собрав вокруг себя почти всех талантливых одногруппников. Почти всех потому, что многие уже успели примкнуть к кланам и, соответственно, удалиться от остальных…
- Я и не собирался. Намёк со снижением тона был достаточно понятен.
- Спасибо! – Девушка на том конце провода прислушалась одновременно с самим Ауром. – Что это у тебя грохочет?
- Да вот, кажется, бронетранспортёры едут. Из академии, кстати. – С отстраненным выражением на лице пояснил повернувший голову в сторону дороги Аур. – Интересно, куда…?
- Покажи их, пожалуйста. - Не став задавать глупых вопросов, чернокнижник расширил область съемки камеры и повернулся к боевым машинам спиной, тем самым захватив их в кадр. Одновременно с этим к лицу Дианы прибавились лица Сергея и Цепеша, которых девушка, очевидно, позвала сама. – Действительно, боевые. Тебе лучше как можно быстрее вернуться в академию!
- Ничего не обещаю, но хрупким девушкам лучше кафе не покидать и оставаться под охраной. До связи.
С этими словами Аур, не став выслушивать Диану, приготовившуюся объяснить, почему её не стоит считать хрупкой, сбросил звонок и перешёл к текущим новостям, сообщившим, что всего в двух кварталах от академии случился теракт. Группа вооружённых людей, предположительно поддерживаемых магом, захватила одну из станций метрополитена и взяла в заложники более чем пять сотен человек, оказавшихся на станции и в двух прибывших составах. Чернокнижник о своих дальнейших действиях думал недолго, решив, что отказываться от возможности по-настоящему сбросить пар не стоит. Тем более, что к созданию сердца алтаря стоило приступить как можно раньше, и представившаяся возможность была весьма и весьма неплохой. Ему не требовалось приближаться к эпицентру происходящего – опытный чернокнижник мог с расстояния в пару километров, на голой воле и силе убить незащищенных людей в каком-либо месте. Магов таким образом лишить жизни не удастся, но пяти сотен неодарённых хватит и на первичный импульс, и на формирование сосуда для сердца, и даже на достаточно продолжительное сокрытие оного от чужих глаз.
До того, как попасть в самую гущу событий, пробежать Аур успел лишь один квартал, следуя чётко за конвоем из бронемашин, перед которыми расступались все гражданские автомобили. Не обошлось без использования аспекта, но по другому поддерживать требуемый темп немощное детское тело было неспособно. До точки, с которой Аур мог бы гарантированно провести ритуал, оставался лишь километр, но в момент, когда бронетранспортёры в очередной раз притормозили, ожидая освобождения дороги, стены высотных зданий по обе стороны от них взорвались, обдав смертоносной шрапнелью прохожих. Но даже эта сотня раненых и мёртвых была ничем по сравнению с разрушениями, которые могли вызвать обвалившиеся пятидесятиэтажные здания, сотрясаемые чередой ярких взрывов…
А спустя секунду потухли все фонари, освещавшие улицы начавшей погружаться в сумрак Прима-Москвы. Заглохли машины, некоторые люди, прибегнувшие к кибернетизации и замене органов, попадали на землю, а с воздуха посыпались затихшие глайдеры. Один, грозивший рухнуть прямо на него, чернокнижник насадил на ледяной шип, не особо беспокоясь о пассажирах внутри. Любое промедление и сожаление в такой ситуации могли стоить жизни даже архимагу, а своё нынешнее тело Аур любил всем сердцем. Он ничего не знал о существовании оружия, способного разом обесценить все технологические устройства, кроме, видимо, военных, – бронемашины всё так же светили фарами и вращали башенными турелями, выискивая врага, - и потому теперь недоумевал, какими идиотами нужно быть, чтобы спокойно пользоваться столь уязвимыми механизмами…
Краем глаза Аур отметил, что неизвестные маги начали стремительно наращивать каменные и ледяные столбы вокруг оседающих высоток, намереваясь таким образом удержать их и минимизировать разрушения, но буквально спустя пару секунд ему пришлось отвлечься на куда более приземлённое действо: отражение обломков, грозящих проломить незадачливому чернокнижнику голову. Аур всё ещё пытался не слишком выбиваться из образа, но уже понимал, что с ограниченным запасом сил и возможностей долго в этом аду ему не протянуть. Магов вокруг было достаточно много, и все они прекрасно видели творимые друг другом чары, что многократно повышало вероятность раскрыться. Арсенал же известных Ауру стихийных или общих чар, формирующихся независимо от мага, был весьма невелик, и насчитывал в себе около сотни наименований. И ни одно из них он не мог создать достаточно быстро…
- Парень! Стоять! – Цепкие пальцы мужчины в униформе военного мага ухватили Аура за плечи и потянули куда-то в сторону. – К машинам, живо! Со всех ног…!
Только сейчас Аур обратил внимание на каким-то образом перестроившиеся в квадрат бронетранспортёры, вокруг которых собралось несколько сотен людей. На крышах боевых машин стояли маги, сосредоточенно защищавшие тех, кто доверил им свои жизни. И эта картина всколыхнула память побледневшего чернокнижника, выудив воспоминания, о которых он, казалось, забыл очень давно…

 

***

 

На стремительно редеющее построение имперских войск раз за разом накатывали волны отродий преисподней, поддерживаемых монструозными неживыми химерами. Люди проигрывали, но не бежали, ибо за их спинами укрывались горожане, которым удалось сбежать из пораженного тьмой города. На поле боя практически не было трупов солдат объединенных королевств - все они лишь смотрели на магию одного из рекрутированных чернокнижников. Мужчина лет тридцати, чьи волосы уже тронула седина, улыбался, глядя на идеальную, по его мнению, победу. Семитысячное войско было смято, абсолютное торжество оставалось лишь вопросом времени, и войскам королевств, родине Аура, не пришлось платить за это своей кровью. Необходимо было только лишь слегка запачкать руки, пожертвовав тысячей имперских горожан. Убить тех, кого защищает враг, дабы после убить его самого – это ли не прекрасно?
Но, как оказалось, так думали далеко не все.
- Аур! Что ты творишь?! Зачем?!
Поднявшийся на занятый чернокнижником холм маг в обычно белоснежной, но сейчас заляпанной грязью мантии набросился на брата, словно порвавшая цепь сторожевая собака.
- Что – зачем?
Аур обернулся с искренним недоумением на лице.
- Ты убил их! Продал демонам души сотен беззащитных людей! Зачем, Аур?!
- Я не понимаю тебя, брат. Наша армия победила, не пролив ни единой капли крови. Да, ради этого пришлось пожертвовать тысячей душ, но они принадлежали врагам. Тем, кто снабжал армию имперцев, когда они вырезали наши пограничные сёла. Я просто свершил правосудие, попутно подарив нам победу.
Спокойный, менторский тон, с которым Аур обращался к брату, вывел последнего из себя. Как истинно светлый маг, как последователь бога солнца, он не мог закрывать глаза на темномагические ритуалы, требующие душ. Если бы он знал этим утром, за каким сырьем Аур отправился в осаждённый город, то ни за что не дал бы своего согласия. Но ритуал свершился, и теперь демоны прямо сейчас выполняют контракт, убивая людей… Врагов, но всё-таки людей.
- Тебе приказано сдаться, Аур. Тебя… тебя казнят за твои деяния.
- Меня? Принёсшего нашей родине победу?
Аур не мог поверить, что его брат вот так просто сообщает эту новость.
- Магам запрещено даже изучать души! А ты принёс их в жертву, скормил демонам! Ты сам уподобился демону! Отдай посох, Аур, и отправься на суд господа добровольно!
Неверие и шок в глазах чернокнижника медленно сменялся хладнокровной злобой. С каждой секундой он всё чётче понимал, что был предан родным братом, направившим на него церковный жезл.
Всю жизнь, сколько Аур себя помнил, ему вменяли, что тёмная магия хоть и сильна, но опасна. Что есть области, которых господь запрещает касаться. «Но если они запретны, то зачем он вообще дал людям такую возможность? Не ложь ли это тех, кто боится великой силы?» - так он думал тогда. И с годами, изучая разрешённые тёмные заклинания и ритуалы, его уверенность в неприемлемости ограничений крепла, а вера в того творца, которому поклонялась церковь, становилась слабее. Не могло столь лицемерное существо создать человека и весь окружающий мир. Просто не могло.
Неясно, в какой момент Аур перешёл черту: после первого запретного ритуала, проведённого в тайне, или в момент, когда он решился его провести. Но с тех пор он скрывал свою истинную силу и знания, решившись продемонстрировать их лишь после того, как сам главнокомандующий дал добро на любые действия, способные перевернуть ход войны. Он пообещал закрыть глаза на запретный ритуал – и закрыл. Обо всех остальных же в их договоре не было и слова…
- Мне жаль, брат. – Аур вытянул посох перед собой – и ударил им о каменистую почву. В ту же секунду из-под земли вырвались кости, опутавшие светлого мага и сломавшие ему кисть, в которой тот удерживал упавший на землю жезл. – Я верил, я надеялся на то, что люди не настолько глупы. Что хотя бы тебе я могу верить. Твоё положение преемника главы церкви могло позволить нам изменить этот мир к лучшему, стереть все глупые законы, искоренить веру в лживого и лицемерного бога. Но я ошибался…
- Это святотатство, Аур. То, что ты говоришь…
- Я ненавижу того, кого вы считаете творцом. Этот ничтожный кусок грязи всесилен? Что ж, пусть тогда покарает меня! – Аур раскинул руки в стороны, но его посох остался стоять на земле. – Где же он? Может, он считает, что в этом нет смысла? Что я не представляю для него угрозы?
Боль в глазах брата Аура сменилась ужасом, когда армия демонов и нежити развернулась, устремившись прямо к войскам королевств.
- Аур! Нет! Ты не можешь! Это предательство!
- Вовремя предать – значит предвидеть. Я не смог предвидеть того, что от меня отвернётся даже родной брат, но отомстить… Показать и доказать, чем является твой никчёмный божок на самом деле, я могу. Смотри и наслаждайся, брат. Моя армия не тронет тебя, а через сутки ты вновь сможешь пользоваться магией. Меня же… Если тебе повезёт, то меня ты больше не увидишь.
- Аур! Стой! Нет! Прошу…!
Но крики и мольбы отчаянно вырывающегося из пут брата Ауром были проигнорированы. Он, не обращая внимания на текущие по щекам слёзы, - последние в этой жизни, - уходил всё дальше и дальше, будучи преисполненным отвращения.
На людей, на мир, на брата, на самого себя.

 

***

 

Всего секунда понадобилась воспоминаниям, чтобы пронестись перед глазами и освежить покрывшуюся непроницаемой серой коркой память. Аур не любил этого отрезка своей жизни. Не ненавидел, не жаждал изменить – просто не желал об этом помнить. Не в его силах изменить эгоистичную природу людей, смотрящих на всё вокруг под каким-то своим углом. Ведь перед тем, как изменить кого-то другого, нужно изменить себя, а это чернокнижник уже давно считал невозможным. Слишком многое он пережил, чтобы сформировать своё видение мира. Отказаться от этого опыта значит предать своё прошлое, чего ни один человек в здравом уме делать не захочет…
Всё вокруг грохотало и взрывалось, утопая в криках ужаса и боли. Одно из зданий маги удержать не смогли, и тысячетонная громада рухнула на дорогу, похоронив под собой людей и машины. Соседние высотки устояли – видимо, не всякое сотрясение было способно обрушить жилища двадцать второго века на землю, и диверсию террористы рассчитали весьма точно. Что до участка дороги, на котором вокруг бронетранспортёров столпилось несколько сотен людей, то на нём было вполне безопасно. Дождь из бетона, стекла и железа закончился, и лишь обширные разрушения, трупы и стелющаяся над асфальтом пыль свидетельствовали о произошедшем. Ну и крики перепуганных людей, многие из которых потеряли кого-то в давке, а теперь безуспешно пытались их отыскать.
Не декорациями, но духом случившееся напоминало Ауру о его первом по-настоящему массовом жертвоприношении. Убийство само по себе воспринималось им как нечто совершенно обычное, но связанные события… Чернокнижник мотнул головой и ущипнул себя за запястье, приходя в чувство.
Смерть, разлитая в воздухе, напомнила ему о том, чего он ещё не сделал.
Изобразить из себя морально разбитого подростка, забившегося в угол и усевшегося прямо на покрытый мелким каменным крошевом асфальт Ауру было несложно. Дальше дело было за малым: по памяти сформировать заклинание-активатор, которое в текущих условиях заметить было почти невозможно, и запустить один из множества темномагических ритуалов-без-хозяина, чар, действующих по строгому алгоритму, вложенному в активатор. Повинуясь этим правилам, ритуал концентрировал всю свободную энергию смерти в одном месте, формировал требуемый объект, в данном случае являющийся сердцем алтаря, а после ожидал, пока определённом радиусе не будет сформирована портальная метка, куда и перенесётся артефакт. Ауру далеко ходить было не надо, так что он, запустив ритуал, поднялся на ноги и затрусил в сторону академии, стараясь не упустить из виду момент создания сердца. Его, до активации метки, можно было с лёгкостью перехватить, чего маг совершенно не желал. Не так уж и часто в целом районе отключается электричество, а после начинается натуральная бойня. Убивать ради энергии в том случае, если был или будет шанс получить её просто так? Аур, при всей его испорченности, таким не занимался. Правило о рациональном использовании доступных ресурсов ему было не чуждо...
Спустя несколько минут чернокнижник, убедившись, что за ним никто и ничто не наблюдает, встроил метку в самый обычный валун, ничем не отличающийся от своих серых собратьев. Всплеск энергии в месте открытия портала – и вот уже драгоценный, напитанный жизнями сотен людей кристалл оказался помещён во временное хранилище, после чего – надёжно экранирован. С этого момента в нём невозможно было случайно ощутить хоть какую-то магию, а специально изучать весь мусор маги вряд ли будут.
Забросив камень на козырёк в ближайшей подворотне, Аур ещё раз проверил окружающую местность на предмет наблюдения и продолжил свой путь. В охраняемое заведение темномагический артефакт нести было безрассудно, а на крыше его вряд ли кто-то найдет. Кому, в конце-то концов, может понадобиться кривой камень? Зато в день, когда ему потребуется источник дополнительных сил, Аур будет знать, где таковой добыть.
Выйдя на дорогу и проводя взглядом вереницу медицинских глайдеров, с шумом пролетевших прямо у него над головой, Аур чихнул. Пыль… Чуть поведя плечами, маг осознал, что сейчас он цветом напоминает скорее статую, нежели человека, а безнадёжно испорченную, кое-где посечённую осколками форму на себя побрезгует надеть даже последний бродяга. «Всего секунда замешательства, а царапины уже заработал. Теряю хватку…?» - подумал чернокнижник, проведя пальцем по уже покрывшейся бурой коркой царапине. Впрочем, не мог ребёнок выбраться из такой задницы полностью невредимым, так что «боевые ранения» сослужат хорошую службу, отводя все подозрения. Коммуникатор, что весьма грустно, всё ещё не работал, тем самым немало огорчая чернокнижника. Весьма удобно было иметь под рукой все знания человечества, за исключением тайных, а возможность связаться с кем угодно, передав по голонету фотографию, звук или ролик магу и вовсе казалась бесценной. Лишившись по прошествии этих месяцев своей игрушки, Аур чувствовал себя не в своей тарелке. Будто из него выдрали что-то очень важное, какую-нибудь мышцу или почку, например…
- Авель, … тебя об …, ты какого … … туда пошёл, … недоразвитое?!
Знакомый голос, который Аур совсем не ожидал сейчас услышать, принадлежал Сергею – растрёпанному и злому, держащему в руках какое-то устройство. И смутило чернокнижника не количество мата в речи наследника великого клана, а то, что тот вообще отправился его искать, каким-то образом справившись с этой задачей.
- Как ты меня нашёл?
- Что? – У блондина опасно задёргался глаз, так как ожидал он оправданий, а не встречного вопроса. – Контузия или сотрясение?
- Не считая пары царапин и пыли, я в полном порядке…
- Тогда какого чёрта ты спрашиваешь о, мать его, маяке?! Ты понимаешь, что мог там умереть?! – Выдавивший из себя весь воздух, Сергей закашлялся и вручил прибор одному из своих телохранителей, что следовали за ним словно тени, практически не привлекая внимания. Следом наследник Световых зажмурился, пару раз щёлкнул пальцами – и продолжил. – Окей. Я спокоен, как скала. В каждом коммуникаторе академии есть маячок, позволяющий целенаправленно определить направление, в котором тебя унесло. Там хоть и хлопнули ЭМИ-бомбу, но маячок был отключен, так что воздействие пережил. Я ответил на твой вопрос?
- Вполне. И, всё-таки, зачем ты меня искал? Ты, а не преподаватели?
Аура не слишком обрадовали вести о маячке, так как слежку за собой он не любил. Мало было камер – теперь ещё и некие устройства, позволяющие найти любого человека с коммуникатором. Или не только с коммуникатором? Что, если такой подарок можно подвесить на что угодно…?
- Угадай имя истеричной девчонки, которая устроила сцену и буквально заставила меня привести тебя в академию. Я поначалу не особо за тобой гнался, но потом началась такая свистопляска… Пойдём-пойдём, чем дольше тут пробудешь, тем «приятнее» окажется встреча. – Аур согласно кивнул, не представляя, с чего бы вдруг Диане о нём беспокоиться, и последовал за Сергеем, слушая его рассказ. Тому требовалось выговориться, так как нервы ему, видимо, потрепало неслабо. – Короче, после метро подорвали семнадцать высоток. Не удалось предотвратить разрушение только трёх, но жертвы уже исчисляются десятками тысяч. Вдобавок пытались угнать самолёт, но хотя бы там безопасники сработали оперативно и перебили почти полторы сотни террористов.
- И кто это устроил?
- Фанатики с промытыми мозгами, проспонсированные со стороны.
- Насколько мне известно, зуб на нас точат только два государства…
- Открыто. – Поправил Сергей собеседника. – Втихую против нас кто только не выступает. Ты удивишься, если узнаешь, сколько кланов того же Китая или Японии имеют определённые интересы в России.
- Понятно, что ничего непонятно. Посмотрел, что б его, на войска. – Капли лжи в данном случае будет достаточно, ибо эта фраза вполне оправдывает тот факт, что Аур последовал за военными. – Вы сами-то в проблемы не попали?
- Если не считать отправки меня за тобой следом, то – нет.
- Извини за это. Я как-то не подумал о том, что обо мне может кто-то волноваться.
- Друзья на то и нужны, а тебя моя сестра считает другом. Так что тебе лучше не предавать её доверие. – В словах блондина проскользнуло холодное предупреждение, соседствующее со смехом. Аур понимал его беспокойство, так как пока он проявил себя исключительно как магнит для неприятностей, но не заметить заинтересованность Световых в себе не мог. – Может, тебя водой окатить?
- А давай. Что-то мне не слишком нравится, как на меня все пялятся.
На будто побывавшего в горячей точке подростка, идущего в окружении охраны рядом с явно влиятельным человеком, действительно смотрели все мимо проходящие люди. И пусть из-за объявленного военного положения и позднего времени суток было их немного, подобное внимание Аура всё равно нервировало, ведь сейчас он не чувствовал себя защищенным. А мокрый человек не столь выделяется, как пыльный и грязный. По крайней мере, издалека.
- Ты серьезно? Окей. Только сначала… - Перед тем, как Аура обрушился водопад тёплой воды, Сергей явно сделал фотографию на коммуникатор. – Отошлю Диане.
- Она будет меня шантажировать.
- Чем? Этой фоткой? Да увидь её твои одногодки, и более преданных фанатов у тебя не будет. Поверь моему опыту…
- Так себе слава, если честно. С куда большим удовольствием я займу первое место в ближайшем турнире, или возглавлю рейтинг среди первокурсников… Нет, лучше второкурсников, будучи на первом курсе. – Странно, но общаться с Сергеем Ауру нравилось. Он не был дураком и обладал кое-каким пониманием, в определённых областях превосходящим таковое у чернокнижника, что можно было считать за достижение. – Чего молчишь?
- Ты ведь знаешь, что все турниры проводятся с участием лучших студентов со всех академий страны? И что ты, не в обиду, не самый среди них выдающийся?
- Если бы всё было так просто, то победители были бы известны до начала соревнований. Я понимаю, что дети кланов начинают учиться магии с малых лет, что у них больше ресурсов и возможностей… Но оттого считать себя недостойным? Не пойми неправильно, но если никуда не идти, то шансов добраться до цели у тебя вообще не будет.
Блондин хмыкнул.
- Похвальная целеустремлённость. Я, только поступив в академию, первые полгода вообще шугался всех клановых. Они казались мне этакими монстрами в человечьей шкуре, ведь учителя меня никогда не хвалили, говоря, что результатов хуже они за всю жизнь не видели. Я злился, с ещё большим упорством налегал на учёбу и тренировки… Как ты понимаешь, по итогу я пришёл на первый курс, обладая умениями и навыками за все четыре. И только тогда понял, в чём соль.
- И в чём же?
- Академия для меня, для Дианы, для Влада – это не учебное заведение. Это место, где мы обзаводимся знакомствами и связями. Подготавливаем фундамент для дальнейшей жизни. Турниры… Великие кланы за последние шесть лет не отправили туда ни одного человека. Потому что это было бы избиение. Понимаешь, к чему я клоню?
- Надеюсь, что понимаю. Но пойми и ты, что я не пытаюсь произвести впечатление на кланы, не пытаюсь набить себе цену. Всё гораздо проще: меня угнетает нахождение в подчиненном положении, и я делаю всё для того, чтобы в нём не оказаться.
- Хочешь создать свой клан?
- Это одна из возможностей.
- Трудную дорогу ты выбрал, Авель. – Сергей покачал головой. – Этот разговор должен был многое прояснить, но теперь я ещё хуже тебя понимаю.
- И в чём же заключается твоё непонимание?
- Твои знания. Твоя сила. Твои умения. Да даже твоя манера поведения – ничего из этого списка не сходится с тем, чем мог бы обладать четырнадцатилетний парень, в конце лета раскрывший свой дар.
- Ну, что я могу сказать… - Аур улыбнулся, хоть в глубине души ему хотелось грязно выругаться. Где-то им допущен просчёт, позволивший совершенно новому знакомому сделать такие выводы. «Или… Диана? Если её тоже обучали, как Сергея, то выявить несоответствие видимости и реальности для неё вполне возможно…». Вслух же прозвучало совсем другое. – Я гений среди гениев, видимо.
- В любом случае, постарайся не так рьяно привлекать к себе внимание. Тобой уже многие интересуются, и со временем их число будет только расти, а методы – шириться.
Собеседники проследовали через ворота академии, оставив охрану снаружи.
- Совет очевидный, но всё равно спасибо. Не подскажешь, кстати, куда обращаться, если мой коммутатор издох?
- Знаешь, где кабинет ответственного за твою группу? – Аур кивнул. – Вот к нему и подойди с утра. Сейчас уже слишком поздно.
- Ещё раз спасибо. Надеюсь, следующая наша встреча пройдёт при иных обстоятельствах…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий