Новая эпоха. Аур. Том 1.

Глава 5. Несдержанность.

Аур, пребывая в приподнятом настроении, пробежался глазами по последней строчке письма, в котором Каролина в свободной форме отчитывалась о происходящем в городе. Всё шло до неприличия хорошо, будь то сданные по истечении двух месяцев экзамены или взаимоотношения с другими студентами. Даже к верной последовательнице получилось выбраться чуть больше недели назад, снабдив её материалом для практики, - естественно, в виде ментального пакета, на формирование которого ушло три дня, - а это уже кое-о-чём говорило. Ведь Аур до последнего не верил, что из учебного магического заведения закрытого типа могут кого-то выпускать даже на каникулы, не то, что на выходные. В дни его молодости отдыхать ученикам было положено лишь две недели в году, в середине лета и в середине зимы соответственно. Здесь же мало того, что учебных дней в неделе было всего пять, так присутствовали ещё и огромные по любым меркам каникулы, растянувшиеся на два летних месяца. Как бывший профессор, чернокнижник не одобрял такой подход, но как студент, способный пройти обязательную программу за год-полтора…
Погасив спроецированное на столешницу изображение, Аур поднял взгляд и осмотрел аудиторию, в которой находился. Занятия вёл улыбчивый и доброжелательный профессор лет сорока, рассказывающий о стихийной магии в ещё более доступной форме, чем было изложено в учебниках. О чём именно велась речь Аур слушал в пол уха, так как ничего нового для него на общих занятиях озвучено быть не могло. Но вот остальные студенты активно конспектировали лекцию, задавали вопросы и впитывали материал словно губки – воду. Однако, как показала практика, среди потока Аура находились и те, кому подобная подача знаний подходила слабо, и после занятий они шли… правильно! К признанному «ботанику» всея первокурсников, к парню, сдавшему экзамены за первый год к концу второго месяца обучения. Шли даже отличники, которым весьма интересно было как видение предмета гением, так и небольшие детали, о которых «штатные» преподаватели в своих лекциях не упоминали. Не раз и не два Аур повторял, что фокусироваться на одних только академических учебниках – большая ошибка, но вняли его словам лишь немногие. Всем остальным было проще, интереснее и просто веселее принимать участие в вечерних собраниях, возглавляемых ужасным некромантом под личиной молодого гения.
Против Аур, что понятно, не был, ведь иначе никаких занятий не было бы вовсе. Он умел говорить нет, но в описанной ситуации поступил прямо противоположным образом, возглавив тех однокурсников, кому хотелось учиться, но не зубрить. Таким образом, маг убивал одним выстрелом двух зайцев: наращивал свой авторитет, становясь учителем и другом для двух десятков заинтересованных лиц, и врезался в социум, избегая лишних встреч с точившими на него зуб «аристократами». Кратковременные стычки и словесные перепалки вместе отнимали уйму времени, которое являлось единственным по-настоящему невосполнимым для мага ресурсом.
- Бессонов, поможете своим товарищам с ответом на заданный вопрос?
Конкретно этот преподаватель обращался к Ауру подчёркнуто-вежливо, ровно как к бездарям, игнорирующим его лекции. К большей части студентов он обращался по имени, так что, возможно, «юноша с чрезмерным самомнением» должен был на него обижаться. Но Ауру было ровным счётом наплевать на используемое обращение ровно до тех пор, пока в нём не начнёт скрываться оскорбление.
- Имеет ли право на существование пента стихий или, как её ещё называют, уравнение противоборств. – Аур продублировал вопрос вслух, слегка изменив использующиеся определения. – В том виде, в каком её чаще всего воспринимают, пента стихий бесполезна и даже вредна, так как она получила распространение в массовой культуре и теперь вводит в замешательство неопытных магов. Например, кто-то из присутствующих вполне может решить, что, будучи магом воды, он превосходит условно равного по силам мага огня. На деле же столкновение двух противоборствующих стихий при использовании одинакового количества сил приведёт к паритету. Однако! – Аур поспешил показать уже приготовившемуся говорить профессору, что его ответ на этом не закончен. – Некоторые особенности природных стихий в их магических аналогах всё-таки присутствуют. Например, взаимодействующее с воздухом пламя приобретает значительно более высокую разрушительность, а вода, при перевесе во вложенной мощи, обращается в лёд, поворачиваясь против своего же создателя. Ответ достаточно полон, профессор?
- Вы так и не ответили на поставленный вопрос, Бессонов.
Аур незаметно выдохнул, пообещав себе когда-нибудь припомнить профессору его придирчивость.
- Пента стихий имеет право на существование при её правильном использовании. Во всех остальных случаях она вредна и опасна.
- Что ж, ваш ответ, как и всегда, превосходен. Вы можете продолжать заниматься своими делами.
- Спасибо, профессор. – Аур коротко кивнул и сел на своё место, покосившись на демонстрирующего ему большой палец однокурсника – того самого, который не смог ответить на вопрос. – «Порою дети всё-таки не чувствуют тех границ, что всех нас разделяют…».
Лекция продлилась ещё двадцать минут, прежде чем отведённые два часа подошли к концу. Это было одно из последних вводных занятий по теоретической стихийной магии, после которой основная масса студентов должна была приступить к практике. А именно – к поиску в себе способности осознанно управлять маной, а не только лишь контролировать её, чему всех первокурсников научили буквально во второй день во избежание стихийных выбросов. В это же время на дополнительных курсах, курируемых профессором Стивельканком, девятнадцать студентов уже неплохо управлялись с сырой маной, проявляющейся в виде стихии. Всего на потоке оказалось сто семьдесят человек, так что статистика «дурак-умный» Ауру виделась весьма удручающей. Не помогала даже скидка на то, что многие дети ещё не привыкли к учёбе в академии, и потому особого рвения не проявляли. Пусть их будет даже три десятка, но все остальные оттого не перестанут быть будущим пушечным мясом или рядовой обслугой. В былые времена маг, обладающий способностями, но не развивший их, считался отбросом и изгоем. Его пытались наставить на путь истинный, но в конце просто исключали из гильдии, лишая почётного звания мага, а вместе с ним и всех привилегий. Как правило, не-маги гибли в первый же год после исключения, что ясно говорило об их ущербности.
И сто сорок студентов, от них ничем не отличались. Они отнимали время преподавателей, которое те могли потратить на по-настоящему способных учеников. Они представляли угрозу для тех, кому завидовали, а завидовали обязательно, ведь убогим остаётся только это. В конце концов, они подстраивали под себя учебную программу, из-за чего та изначально была рассчитана на тупых, ленивых идиотов. Шутка ли – желающие учиться студенты вынужденно просиживали штаны на бесполезных для них занятиях, изучая что-то новое только в свободное время! И это при том, что мастеров-наставников в академии было чуть больше восьмидесяти! Возьми каждый из них по два-три личных ученика из талантливых, и обучение стало бы многократно более эффективным…!
Аур уже давно искал оправдание присутствию в академии рядового мусора, но не находил его. Ведь были школы магов, в которых обучали слабосилков. Так была ли сложность в формировании схожего заведения для потенциальных магистров? Вывод напрашивался только один: извечная проблема кастового общества. Кланы считались чем-то вроде знатных фамилий, выходцы которых далеко не всегда становятся гениями. Всех наследников великих кланов не отправить в «высшую академию», даже появись такая на просторах государства. А знать во все времена не переносила слова «нет», даже если оно было вызвано тем, что от них не зависело.
Пока у Аура не было даже призрачной возможности на это повлиять, но со временем всё должно изменится. Возможности, которые высокие технологии открыли перед магией, безграничны, и для их исследования нужны те, кто будет что-то смыслить в своём искусстве. Не редкие самородки и рядовые маги, как сейчас, а сотни профессионалов, получивших лучшее образование из возможных. Мечты? Определённо, да. Но Аур мог их себе позволить, уже когда-то добившись абсолютной власти и непререкаемого авторитета. Простая жизнь, при всех её плюсах, не была тем, чего желал чернокнижник. Ему нравилось помогать однокурсникам не из-за самого факта помощи, а из-за той благодарной раболепности, из-за растущего веса его слова, которое в какой-то момент станет абсолютной истиной. Всеобщее уважение действует ничуть не хуже страха и доминирования, когда дело касается власти и интриг…
- Авель, привет! Ты не занят? – Прощебетала одна из однокурсниц, преградив магу дорогу. Невысокая блондинка с длинными, вьющимися волосами была той самой душой компании и, по совместительству, «мостом» между нелюдимыми умниками, как называли членов их неофициального кружка по интересам, и их гениальным главарём, Авелем Бессоновым. – Мы заняли кабинет для практики на восьмом этаже. Было бы очень здорово, если бы ты показал нам что-то новое.
- Все уже выучили импульс? – Девушка кивнула. – Серьезно?
Определённо, таланты магов двадцать второго века были много выше таковых у одарённых, живших пару тысяч лет назад. Они схватывали всё на лету, и достаточно непростой для начинающего импульс, заклинание, состоящее из трёх элементарных структур, освоили за… три дня?!
У Аура ёкнуло сердце. В детстве он не был талантливым, но ему тогда потребовалось без малого три недели. А здесь худшему ученику из тех, кого вообще можно считать будущими магами, понадобилось три дня. Чернокнижнику оставалось только уповать на то, что всё дело в восприятии и окружении, непрерывно разрывающим гибкость сознания и пространственное воображение. Ведь в противном случае местный магистр должен уметь такое, что носителям того же ранга в прошлом не мерещилось в самых приятных снах.
- Когда вы планируете собираться?
Впереди была ещё пара общей магии, так что вопрос был небезосновательный.
- Собственно, мы уже… - Произнесла девушка, потупив взор. – Отпросились у профессора Долана, сдав ему программу на месяц вперёд.
- Все?
- Все. – Довольно кивнула блондинка, которой доставляло удовольствие созерцать один из не таких уж и частых ступоров Аура. – Ну так что?
Чернокнижник в ответ лишь покачал головой, да смиренно махнул рукой – веди, мол. Диана, а именно так звали «коммуникатор», мешкать не стала, и уже через десять минут студенты вошли в весьма удаленный ото всех остальных кабинет, вопреки названию являющийся изолированным от внешнего мира полигоном, оборудованным по последнему слову техномагии. Меры безопасности, установленные в академии, находились на высоте – чего стоили только автономные щиты, разворачивающиеся независимо от желания практикующегося мага. Стоит только излишку энергии пересечь границу – и зона, в которой пришло в действие потенциально опасное заклинание, будет намертво перекрыта. Попасть к мишеням студенты так же не могли, а от неразумного применения магии их удерживала угроза получения дисциплинарного взыскания, зависящего от провинности. Например, если бы Аур выстрелил в стену тем же импульсом, то ему грозила бы неделя отработок на одной из кафедр. И – да, детский труд был бесполезен по своей сути, но представлял из себя очень неплохой стимул к соблюдению правил. Но вот если то же заклинание будет умышленно применено против другого студента… Исключение, согласно букве установленного в стенах академии закона, последует незамедлительно. Но о том, как всё обстоит на самом деле, первогодкам оставалось только предполагать, собирая многочисленные слухи, свободно гуляющие по академии.
- Привет тем, кого не видел. – Поздоровался Аур, незамедлительно направившись к «трибуне», в которой была упрятана компьютерная система, способная не только выполнять работу обычного наручного коммуникатора, но и моделировать разнообразные физические и магические реакции. Эту его возможность чернокнижник любил всем сердцем, так что никогда не отказывался от дополнительных «внеклассных чтений». Хорошо было всем: Аур рассказывал и показывал одногруппникам то, что им было бы полезно знать, а машина в это же время просчитывала и записывала результаты заранее подготовленных экспериментов, коих хватило бы или на пару недель беспрерывной работы такого терминала, или на год-другой – домашнего компьютера максимально возможной мощности. Увы, но научные терминалы поставлялись поштучно, и простой человек получить такую игрушку не мог. Потому-то кабинеты с аналогичными вычислительными машинами постоянно были заняты или преподавателями с их группами, или старшекурсниками, которые могли обосновать необходимость использования терминала. Возникал закономерный вопрос о том, почему первокурсникам вообще позволили пользоваться этим кабинетом… Ответить на него Аур был не в силах. Да, он прилагал «учебный план», включающий необходимость проведения огромного числа расчетов взаимодействия модифицированных первокурсниками заклинаний, но этого едва ли хватило бы. Всё-таки за последний месяц их кружок по интересам провёл здесь чуть больше двадцати часов, и все заявленные эксперименты уже были проведены.
Аур недолго гадал, что же послужило причиной, под конец справедливо решив, что не он один такой умный. Та же Диана скрывала свою фамилию и, соответственно, принадлежность к клану, так что девочка с кудряшками могла оказаться и какой-нибудь второй дочерью главы великого клана, входящего в совет попечителей…
После того, как все присутствующие поприветствовали своих негласных лидеров, а Аур загрузил терминал на полную мощность, настала пора жарких обсуждений. Импульс, в прошлый раз продемонстрированный чернокнижником, в руках многих из присутствующих претерпел определённые изменения при том, что структура заклинания оставалась одинаковой. Это был феномен личной магии, воздействующий буквально на все заклинания, и считающие себя самыми умными подростки хотели раскрыть его тайну. Аур не препятствовал этому, справедливо считая, что подобное рвение только способствует раскрытию уникального таланта каждого мага. Ему было даже интересно наблюдать за ходом обсуждений, а необходимость вносить правки в услышанное не позволяла расслабиться ни на минуту. Так, два часа, выделенные на эту пятницу, должны были пролететь незаметно…
В момент, когда ведущие в коридор двери кабинета распахнулись, сразу пятеро первокурсников обстреливали мишени импульсами, снимая данные с десятков датчиков, а остальные, собравшись у сдвинутых вместе столов, возились с наиболее интересной личной способностью, позволявшей импульсу Дианы почему-то именно два раза, не больше и не меньше, менять траекторию своего полёта. И это при том, что само по себе заклинание такой возможности не предусматривало.
- Прошу извинить моё вторжение, господа. Но дело не требует отлагательств. Диана, нам надо поговорить.
Почему-то в голове Аура промелькнула мысль о том, что со светловолосыми ему в этой жизни совершеннейшим образом не везёт. Блондинка-агент, блондин-сосулька, Золан, Диана и, наконец, его собрат по разуму – надменный, с отвратительно-прилизанными волосами третьекурсник, посмевший вломиться в занятый другой группой кабинет. Судя по расцветке ромба на форме, являлся этот несчастный одарённым сразу тремя стихиями: огнём, водой и землёй. При этом синий был чуть более светлым, но не бледным, как у Аура, что указывало на некоторое сродство со льдом.
- Я никуда не пойду. – Впервые за все два месяца голос девушки растерял всё тепло, и сейчас она словно бы перестала быть чистым огневиком с огромным потенциалом. Ледяная королева – так её могли назвать, если бы судили по одному лишь голосу и выражению лица в эти долгие секунды. – Покинь кабинет, пожалуйста.
К просьбе Дианы присоединились и многие другие из тех, кому особенно не понравилось подобное вторжение. Сам Аур сдержанно изучал блондина и его уровень сил, прикидывая, насколько реальным будет его избить, не подставившись под заклинание. Золан и его товарищи толком ничего не использовали, да и дрались, как увальни, но новый потенциальный противник впечатление производил разительно иное. После отказа в его позе и манере держаться появилась определённая опасность, которая, словно выпущенный на волю цепной зверь, заставила замолчать всех первокурсников до единого. И Аур проигнорировал бы это, списав всё на большую магическую силу и хорошую кровь, но… Всегда есть одно большое, жирное но. Для эффекта подавления требуется быть по меньшей мере вдвое сильнее того, кого хочешь подавить. Соответственно, вопрос: где воскресший из мёртвых Аур, с его реальной силой, и где молодой парень, только перешедший на третий курс? Однако Аур пусть и весьма слабо, но почувствовал на себе эффект подавления, мигом заподозрив весьма распространенную во все времена ветвь тёмной магии. Такой родной, и такой насильно вычищенной отовсюду, магии.
- «Всё меньше и меньше мне нравится местная атмосфера. Как всё в моём детстве было просто: кто сильнее, тот и прав. Хоть девственниц в жертву приноси, лишь бы громко не кричали. А здесь законы, камеры…». – Поймавший на себе удивленный взгляд блондина, предвкушающе улыбающийся Аур сделал шаг вперёд. – Так как девушка идти с вами отказалась, не окажите ли вы мне честь, выйдя против меня на исключительно дружественной магической дуэли?
Подавление, требующее постоянной подпитки, куда-то пропало спустя пять секунд мёртвой тишины, а первой дар речи обрела Диана, решившая, что Аур таким образом решил защитить даму.
- Авель, знакомься, это Сергей – мой брат. Сергей – это Авель, гений-первокурсник, возглавляющий нашу компанию…
Блондин, в чьей голове уже явно просчитывались наихудшие варианты вроде заговоров и ловушек, заметно расслабился, но дальнейшие слова Аура вновь ввели его в состояние лёгкого непонимания.
- Приятно познакомиться, Сергей. Но, Диана, я всё равно хочу испытать свои силы против кого-то, способного использовать подавление, будучи на третьем курсе. – Ничто в выражении лица Аура не могло выдать искусную ложь. - Просто чтобы удовлетворить свой интерес.
- Ты знаешь о подавлении? – Сергей удивился не на шутку, и, обведя взглядом собравшихся в комнате, чуть поклонился. – Прошу простить. Я не хотел вас пугать. Просто был слегка не в себе. А дуэль, Авель… Я не думаю, что в ней есть смысл.
- Почему же? По силе, насколько я могу судить, я вдвое слабее тебя, а с репертуаром заклинаний у меня проблем нет.
Пару секунд блондин буравил Аура взглядом, после чего, решив для себя что-то, кивнул.
- Хорошо. Из уважения к тебе, как к другу моей младшей сестрёнки, мы проведём тренировочный матч… скажем, через час, когда мы разберёмся с клановым вопросом. Диана…
- Нет. Я уже сказала отцу, и повторю то же тебе!
Сергей опустил веки, втянул носом воздух и медленно выдохнул, словно бы пытаясь показать всем вокруг, ценой каких усилий ему удаётся сохранять спокойствие. Аур в то же время ощутил, как к двери со стороны коридора подошла группа из троих человек. По силе они были примерно на уровне Сергея, что несколько настораживало – обычный маг такой мощи достигал, быть может, к восемнадцати, а то и девятнадцати годам.
- Сестра моя, ты должна понимать, что о подробностях при посторонних лучше не говорить. Но на случай, если ты и дальше собираешься упираться, отец попросил передать тебе это…
Увы, но вручить девушке конверт блондин не успел: в кабинет, ведя себя стократ более высокомерно, чем мог бы даже сам король, ворвались студенты, возглавляемые… Нет, к счастью, не блондином; но ничего хорошего от брюнета лет восемнадцати с нашивкой шестого курса на груди ждать не стоило, ибо он сразу продемонстрировал свои намерения, ударив по собравшимся первокурсникам не пассивной, а направленной волной подавления. И вот тут-то Аура накрыло даже несмотря на то, что он призвал аспект Артура Хейленгена, а не Гевеликт Солы. Всего спокойствия и хладнокровия затерявшегося в дебрях времён стратега не хватило, чтобы сдержать желание сделать очень-очень неприятно тому, кто осмелился поднять руку на его потенциальных последователей. Правила? Действовал в состоянии аффекта, будучи сильно напуганным. Вот, что скажет чернокнижник, специально для этого даже позволивший своему телу вздрогнуть и отступить на полшага назад перед тем, как одним импульсом поднять в воздух ближайший стол, а вторым – запустить его во вторженцев. Третий импульс взорвался перед первокурсниками, активировав защитные системы, отгородившие всех кроме Аура, Дианы и Сергея от троицы вторженцев. Следом в потолок над головами противников ударил обширный сгусток силы, но эффекта как такового не принёс: Аур действовал, исходя из более чем десятилетнего опыта сражений в узких пространствах Башни периода его ученичества, где и с потолка, и со стен даже простой удар выбивал облака песка и пыли. Академию же строили по иным технологиям, и добротное металлическое покрытие, подобранное специально для устойчивости к магическим воздействиям, осталось на своём месте без единой царапины.
Вся атака Аура заняла чуть больше секунды, по истечении которой первый опомнившийся старшекурсник атаковал напавшего на них мальчишку чем-то не слишком серьезным, но достаточно сложным для того, чтобы простейший барьер оказался бесполезен. Выглядело заклинание как слишком медленная золотистая молния, стремящаяся подобно змее опутать цель – но не сумевшая сделать это из-за брошенного на встречу сильного импульса. Столкновение двух энергоемких заклинаний вызвало взрыв, разбросавший парты и заставивший Сергея отвлечься ещё и на защиту растерянной Дианы. Девушку чуть не придавило деревянно-металлической конструкцией, но близость опасности привела её в чувство. В троицу гостей, перебросившись через поддерживаемый блондином мощный барьер, полетели мельтешащие, подобно испуганным птицам, заряды импульсов…
Тем временем под потолком наметилось шевеление пробудившихся ото сна механизмов, которые восприняли происходящее как некую вышедшую из-под контроля магическую аномалию. Согласно программе, они должны были переместить формируемые подвижными устройствами под потолком барьеры так, чтобы отгородить людей от угрозы. Но заклинания беспрерывно использовались с обеих сторон, и у системы потекла крыша; пять светящихся золотом полупрозрачных стен мельтешили по кабинету, сбивая всё на своём пути и принимая на себя часть запускаемых наобум заклинаний. Ничего сколь-нибудь разрушительного в хаотичной схватке не использовалось, но первокурсникам, вживую наблюдающим за красочной и яркой магической схваткой, этого хватило, чтобы в едином порыве вызвать «службу спасения» в лице взрослых. Но до этого момента две стороны имели все шансы помериться силами и определить правых и виноватых, чем Аур, преодолевший четыре барьера из пяти, стремился воспользоваться.
- Парень, прекращай! – Один из нападавших вышел навстречу Ауру, попытавшись его обезвредить. Но попытка провалилась, и два мага замерли друг напротив друга. Чернокнижник хоть и дышал сбивчиво, но сохранял сосредоточенно-хладнокровное выражение лица. В то же время его визави, высокий, коренастый парень с забранными в хвост русыми волосами, явно волновался. – Признаю, погорячились, но ты понимаешь, что если нас застанут во время драки, то нам всем настанет полный и бесповоротный пи… конец, в общем?
- Все клановые до дрожи в коленях любят врываться в кабинеты к первокурсникам с подавлением? – Случилось чудо – Аур признал свою неправоту, решив выйти из свалки. И, так как он был основным зачинщиком и действующим лицом, все остальные остановились сразу после него. – В этой академии никаких нервов не хватит…
Аур сейчас почти не лукавил, представляя, в какой глубокой заднице себя должны ощущать настоящие дети-сироты, попавшие в это недружелюбное место. Без помощи, без сил, без уверенности – как они пройдут этот путь? Кем станут? Прежде Аур никогда не пытался взглянуть на ситуацию чужими глазами, не пытался представить, что видят те, кого он убивает или кому помогает.
Тяжело вздохнув, маг окинул взглядом устроенное побоище и пообещал самому себе не использовать аспекты до того, как влияние тех на принятие решений не снизится до приемлемого уровня. Подстраховался – и что в итоге? Разгромленный кабинет, пытающиеся придумать оправдание произошедшему старшекурсники, с интересом во взгляде рассматривающая его Диана и кучка первокурсников, буквально прилипших к полупрозрачным барьерам. Аур нет-нет, да и задавался вопросом, не повредился ли он умом во время воскрешения. Ведь рубка с плеча никогда не входила в число его достоинств, а среди магов так и вовсе считалась полновесным недостатком. Тем не менее, вот уже второй раз он принимает весьма странные решения, последствия которых сложно разыграть в плюс…
- Парень, не знаю, как тебя зовут, но предлагаю решить всё миром. Ты не выставляешь нас в совсем уж плохом свете, мы компенсируем разрушения и договариваемся с управлением и советом попечителей. А остальное обсудим, когда будет время…
- Согласен. – Вынужденно согласился Аур за секунду до того, как в комнату ворвались «алые» во главе с парой профессоров. А дальше всё завертелось, и весь день оказался безнадёжно потерян…

 

***

 

- Итак… - Владимир, он же Влад, он же русоволосый переговорщик, обвёл взглядом всех собравшихся за «вип» столиком в кафе, находящемся всего в трёх сотнях метров от ворот академии. За окном к этому моменту уже начинались сумерки, и потому Аур искренне недоумевал, каким именно образом носитель истинно вампирской фамилии – Цепеш, сумел выбить для всей их компании разрешение на выход с территории академии. На месте директрисы сам Аур поместил бы всех непосредственных участников разгрома в такие условия, что те боялись бы даже нос поднять, не то, что спокойно и без надзора выходить на прогулку. Считать же охрану Цепеша за наблюдателей не было никакого смысла, так как они были целиком преданы своему господину и его клану. Благодаря собственным ошибочным рассуждениям Аур согласился поговорить без камер над головами, и потому сидел сейчас вместе с Сергеем, Дианой и, собственно, Владимиром, не слишком активно попивая некий газированный сок. Последний оказался особенно вкусным, так что Аур решил повнимательнее присмотреться к этой фанте в академической столовой.
- Что ты хотел обсудить?
Совместное высиживание под пристальным наблюдением правоохранителей сближает, и потому студенты ещё несколько часов назад отбросили всякий официоз, перейдя на чисто товарищеское общение. Всё-таки все они сумели избежать серьезного наказания лишь благодаря совместным усилиям: Аур утверждал, что испугался пассивного подавления, Владимир – что ему ничего не было известно о нахождении в таком кабинете первокурсников, и искал он исключительно Диану с Сергеем, не пришедшим на встречу. Связи и деньги же позволили придать этим утверждениям статус официальных, и без особых разборок заменить исключение на месячные отработки. Лично Ауру директриса сделала выговор, посетовав на то, что столь талантливый молодой человек активно ищет неприятности и занимается чем угодно, кроме качественного усвоения школьной программы. Чернокнижник был согласен с первой частью выволочки, но вот вторую отверг, предложив, а следом и написав сокращенный экзамен за первый триместр второго курса.
- Возникшее между нами недоразумение, естественно. Поверь, Авель, ни я, ни мои товарищи не хотели вас пугать. – Он перешёл на полушёпот. - Просто между Цепешами и Световыми возникло определенное недопонимание, которому я был не слишком рад.
- И потому не удержал подавление под контролем? – Влад хотел было кивнуть, но Аур остановил его, покачав указательным пальцем. – Не смеши меня, Влад. Такая ложь была бы принята переполненным благодарностью первогодкой, но я несколько умнее своих сверстников. С твоим уровнем силы, вдвое превышающим мой, нельзя постоянно и пассивно подавлять окружающих своей силой. Может, тебя и пугаются мыши, но точно не люди. Тут нужен определённый эмоциональный посыл, желание продемонстрировать превосходство…
- Ты не прав, Авель. – Диана склонилась над столом. – Возможно, тебе это неизвестно, но наследников всех без исключения кланов, что-то из себя представляющих, готовят к защите интересов своих родов. Подавление же инструмент исключительно полезный в случае, если необходимо пошатнуть уверенность политического оппонента или произвести впечатление на обычных людей.
- Да, но инструмент этот учат использовать как точечное оружие. Или я не прав, и все пятикурсники без исключения подавляют младших одним лишь присутствием? – На это заявление возражений не нашлось, и Аур продолжил. – Я не хочу никого из вас обидеть, но и обманывать себя не позволю. Представим, что и подавление, и моя реакция на него просто череда ошибок, как указано в официальных бумагах. Что ещё мы должны обсудить?
Со стороны Влада на стол легла металлическая пластина, в которой без какого-либо труда можно было узнать своеобразный счёт на предъявителя. Серебряный цвет указывал на весьма немаленькую сумму, что заставило Аура вопросительно вскинуть бровь, попросив таким образом объяснений.
- Можешь считать это компенсацией за произошедшее и выражением моих надежд на то, что в будущем мы будем если не друзьями, то хотя бы не врагами. – Влад подтолкнул карту к Ауру, но тот моментально отправил её обратно. – Почему?
- Наша вина равноценна, а подачек я не приму даже в виде выражения благих намерений. Если это всё, то я не вижу причин и дальше здесь оставаться. Разве что… - Аур усмехнулся. – Сергей, не возражаешь против переноса дуэли на завтра?
- Не возражаю. – Ответил тот, но сразу после него слово вновь взял Владимир.
- Чем вызвана твоя реакция на мои попытки наладить контакт, Авель?
Предельно прямой вопрос заслуживал такого же ответа, и потому Аур не стал сдерживаться. Клан промышленников как возможный союзник его не интересовал, а будущий наследник в лице Влада отбил всякое желание вести с ним дела наглой ложью. Обман на столь низком уровне от того, чья семья уже несколько поколений орудует огромными деньгами, ставил несмываемый крест на весьма хрупком человеческом доверии. Увы, но адекватность – не есть порядочность, которую Аур искренне ценил в людях.
- Первое и второе впечатления ты произвел не самые лучшие, Цепеш. А третьего шанса я не даю никому.
Аура проводила мёртвая тишина, в которой было слышно, как трещит по швам мировоззрение наследника, привыкшего большую часть проблем решать с помощью денег. Его клан не считался великим, так как не являлся исконно-магическим и, фактически, выделялся лишь своим богатством, но раньше Владимиру хватало и этого. Авель, человек без клана, без союзников и денег, по всем представлениям Цепеша о людях должен был взять карту и преисполнится благодарностью. Но метод, в течении долгих лет не дававший осечек, впервые потерпел поражение, разбившись о, похоже, титановые принципы гения, сумевшего свой невеликий арсенал применить так, что даже заклинания третьего курса оказались бессильны. Пусть использовались только сковывающие и обезвреживающие цель чары, но едва ли от такого плотного их потока смог бы защититься и сам Владимир, случись ему использовать только импульсы и дрянной щит из сырой маны. Наследнику, которому предстояло через жалкие полтора десятка лет брать в свои руки бразды правления кланом, оставалось только думать и делать выводы, дабы больше никогда не пролетать, словно фанера над Парижем, из-за не сработавшего плана.
- Так сложно было серьезно отнестись к моим словам? – Диана решила пробудить царство сна, воцарившееся после ухода Авеля. – И ведь уже не в первый раз…
- Ты говорила, что он весьма эксцентричен и недоверчив, но это… У меня просто нет слов. Как ты вообще смогла с ним подружиться так, что он за тебя заступился? Ветровы, как я слышал, сильно облажались, когда опробовали на нём свою «мягкую» схему. – Влад залпом осушил чашку страшно горького кофе, лишь немного поморщившись. – Колись, подруга. Таких людей нужно приближать к себе как можно раньше.
- Он непростой человек, Влад. Совсем непростой. Мальчишки нашего возраста интересуются играми, практической магией и девушками, в то время как Авеля от книг и знаний не отогнать даже готовой ему отдаться красавицей. – Поймав возмущённый взгляд брата, Диана пожала плечами. – Мне уже пятнадцать, если ты не заметил. И подослать к нему заранее обработанную девочку мне было несложно.
- Не его типаж?
- Он встречался с одной неодарённой до академии, я подбирала под её внешность. Но не суть, тут всё гораздо сложнее. Смотри: с того момента, как он узнал о своей одарённости, прошло три месяца. И он уже сдал экзамены за, считай, полтора курса, принимая во внимание его любовь к перестраховкам. Далее – та уверенность, с которой он преподаёт нашей группе. Да даже я нет-нет, да и слышу что-то для себя неизвестное и верное при этом!
- Например?
Сергею совсем не понравилось слышать, что простой парнишка без клана в какой-то области, связанной с магией, знает больше с двенадцати лет обучающейся с лучшими наставниками Дианы.
- Руны. Нам по ним дали общий базис и махнули в сторону факультативов, которые Авель точно не посещает. Но при этом он с лёгкостью начертил малый формирующий круг. В воздухе. Маной. Функционирующий. – Скепсиса в глазах великовозрастных собеседников девушки было более, чем достаточно, так что она немного вспылила. – Мало? Хорошо. Возьмём стихийную боевую магию. Уж в ней-то я точно кое-что понимаю. Но сначала я задам вам один вопрос…
Сергей и Владимир переглянулись, когда Диана вытащила из сумки тетрадь, распахнула её примерно посередине и, отыскав ручку, начертила плоский вариант универсальной стихийной клетки – заклинания, по шаблону придающего мане стабильную форму. Именно так маг видел заклинание с одной из сторон при том, что даже самый простой импульс был трёхмерным. Этот факт усложнял понимание структур, но одновременно с тем открывал множество путей для разного рода хитростей.
- Вот так выглядело демонстрируемое заклинание с точки зрения цели. Опустим тот факт, что изучаются чары такой сложности под конец второго курса, забудем о том, что ни один профессор не стал бы учить им первокурсника. Просто как данность: Авель сначала медленно продемонстрировал нам процесс формирования, указав на общеизвестные уязвимые точки, а после за две секунды расположил три таких клетки. Собственно, сам вопрос: вас ничего в структуре этих чар не напрягает?
Диана вырвала листок из тетради и передала Сергею, к которому тут же подсел и Влад. Оба внимательно рассматривали изображение, время от времени косясь на продолжающую чертить девушку, прикрывающую своё творение рукой. Прошло пять минут – и только тогда махнул рукой.
- Обычная клетка. В чём соль?
- Влад?
- Да, самая обычная… Это ещё что за сра… - Словивший тычок под рёбра Цепеш поперхнулся. - Кхм, простите. Вырвалось.
- Считаете, что трёхуровневые структуры по силам первокурснику? Сможете сами повторить три дупликата за две секунды, тратя ровно по шестьсот шестьдесят шесть миллисекунд на каждое? Ровно, вообще без разброса?
Перед двумя старшекурсниками лежала схема заклинания, которое со стороны цели выглядело как обычная, неприметная решётка. Но стоило только взглянуть на неё под углом в девяноста градусов, и становилась отчётливо видна трёхуровневость структуры. Простая клетка как-то единомоментно превращалась в свой аналог за четвёртый курс, концентрирующий ману в местах разрыва и сжимающейся по команде мага. Не самое эффективное, но оттого не менее сложное заклинание, которое многие обходили стороной. Слишком громоздкая и нелинейная структура, которую сложно даже запомнить – не то, что воспроизвести. А для того, чтобы укладываться при создании одной такой хотя бы в полторы секунды, тому же Сергею требовалось усердно практиковаться целый месяц. До этого же процесс мог занимать и десять, и пятнадцать секунд, требуя значительной концентрации. В магии, как и в боевых искусствах, побеждал не тот, кто знает тысячу ударов, а тот, кто мастерски использовал пару десятков оных, а одна-единственная ошибка могла стоить магу жизни.
- Ты зашла с козырей, правда ведь?
- Да, ничего, что могло бы подтвердить его уровень ещё лучше этой схемы, у меня нет. И… знаете, как ко мне попали эти схемы? – Две пары заинтересованных глаз нацелились на Диану. – Авель показал нам эти клетки, а после занятия я просто посмотрела записи с датчиков. Он настолько хорош, но не знает о такой мелочи!
Сергей фыркнул:
- Или специально оставляет для окружающих подобные брёвнам намёки на то, что с ним не стоит конфликтовать зазря. Думаешь, администрация академии в курсе?
- Мне кажется, что всё-таки нет, так как в ином случае к нему бы и отношение было… другим? Как ко мне, или младшей Ветровой, например. Ему ведь никто не собирался спускать с рук драку даже несмотря на обстоятельства и примирение сторон. А если бы Влад выдвинул претензии?
- Возможно, так и стоило поступить. – Невесело ответил Цепеш, запустив руку в собственные волосы. – Хотя бы посмотреть реакцию этого Авеля и тех, кто за ним стоит. А если таковых не нашлось бы, то в последний момент всё можно было переиграть.
- Теперь уже ничего не переиграешь. Да и я не уверена, что он обрадовался бы подобному шагу…
- Идя против кланов, следует помнить о возможных последствиях. Даже гениям вроде него.
- Справедливости ради, его гений – это нечто уникальное. Я бы не стала с ним конфликтовать зазря…
- Управу можно найти на каждого уникума, сестра. Да и уровень сил у него не то, чтобы очень впечатляющ. Хорош, но за последние три года я встречал по меньшей мере три десятка студентов, которые были сильнее Авеля. – Сергей, в отличии от Цепеша всё ещё не прикончивший свой напиток, чуть пригубил кофе. – Другое дело – это его разум. Из того, что нам известно, мы можем с уверенностью утверждать, что он крайне умён, обладает лидерскими и менторскими качествами, понимает, как стоит сражаться при преимуществе на стороне оппонента. Учитель бы поставил ему «хорошо» за действия на хаотично сформировавшемся поле боя.
- Только «хорошо»? Не «отлично»?
Вопрос Влада прозвучал, и ответить на него захотелось сразу всем.
- Если ты не пытаешься убить врага…
- … то автоматически ставишь себя в невыгодное положение. Минус один балл! – Закончила за братом сестра, мастерски спародировав голос своего наставника по боевой магии. – Нас учил покинувший армию из-за травм маг-офицер, для которого любой враг заслуживает смерти.
- Интер-ресные у вас преподаватели. – С немалым удивлением протянул Влад, впервые услышавший такие детали. – Познакомите?
- Он член клана, так что, увы. Гоняет молодняк… Но пару уроков я тебе выбить смогу.
- Буду крайне благодарен. – Влад приложился к только что принесённой дроном-официантом кружке с кофе, цокнул губами и резко сменил тему: - Диана, значит, всё-таки нет?
- Прости, Влад, но ты не в моём вкусе. Совсем. И о помолвке, соответственно, не может быть и речи. – Безо всякой вины в голосе ответила девушка, пересёкшаяся взглядами с Цепешем. Наследник богатого, не претендующего на главенство при женитьбе клана был весьма выгодной партией, но глава Световых слишком сильно любил дочь, чтобы навязывать ей партнёра.
- Жаль. – Веско, но коротко подвёл итог Цепеш. – Очень жаль.
- Что, незадавшийся зять, пойдём играть в карты?
Диана тут же прыснула в кулачок, в то время как до Влада доходило довольно долго. Не повезёт в картах – повезёт в любви, но в его случае всё оказалось наоборот.
- Только если к нам присоединится ещё несколько человек. Кстати, сестрица, твой юный гениальный друг знает, что о твоей фамилии не стоит распространяться?
- …!
Непечатное ругательство было встречено обоими старшекурсниками с широко раскрытыми глазами, но отчитывать юную девушку, уже вцепившуюся в коммуникатор и названивающую Авелю, они не стали. В конце концов, они и в гораздо меньшем возрасте являли собой настоящую адскую смесь, скрывающуюся под масками пай-мальчиков, наследников могучих кланов. Тогда им казалось, что об их похождениях никто не знает, но пришедшее с возрастом понимание заставило их смотреть на родителей с ещё большим уважением: те не только не настроили тогда ещё детей против себя, но и тончайшим образом направили их на путь истинный, отбив всякое желание заниматься непонятно чем.
- Авель, снова привет, ты сейчас где…?
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий