Новая эпоха. Аур. Том 1.

Глава 4. Выбор стороны.

Дата и время были известны заранее, но необходимость покинуть уютные стены комнатушки санатория всё равно застала врасплох всех тех, кому предстояло уже через два дня приступить к учёбе. Даже Аур, обладая превосходным чувством времени, - не уходя с головой к эксперименты, конечно же, - недоумевал, собирая те немногочисленные вещи, которыми его успели снабдить за этот месяц. Одежда, гигиенические принадлежности, простейший коммуникатор с эмблемой Академии имени Петра Великого – той самой, куда его определили, и… Всё, пожалуй. Маг не стремился приобретать хоть что-то, и потому имущества у Аура оказалось крайне мало: вся одежда прекрасно уместилась в небольшом сером рюкзаке, полученном от всё той же академии.
Как ни крути, а потенциальных магов ценили, щедро снабжая их всем необходимым. Даже кое-какие карманные деньги Ауру выдали вместе со всем остальным добром, доведя наличествующую на руках сумму, заранее позаимствованную у биологических родителей тела, до всё равно смешных пятиста рублей, как именовалась местная валюта. Этих денег хватило бы на три-четыре месяца скромной жизни на окраине Прима-Москвы, но в глазах чернокнижника, да и, в принципе, любого взрослого мага, этого было мало. Один только концентратор, если Ауру понадобится заказывать что-то заточенное именно под него и созданное по его же проекту, обойдётся во все пять тысяч. И это отнюдь не самое дорогое удовольствие из всего перечня – просто наиболее актуальное.
- Ну, успехов, Авель. Надеюсь, мы ещё встретимся.
Аур пожал протянутую руку Кёске, которого из-за невеликого таланта распределили в северную столицу огромной России - Санкт-Петербург. Туда отправляли всех тех, чей магический потенциал считался не самым высоким. Увы, но несмотря на хорошую стихийную предрасположенность Кёске был слабее любого талантливого сверстника в полтора раза, что, на самом деле, являлось огромнейшей пропастью.
- И тебе, Кёске. – Аур, поправив лямку на плече, ухмыльнулся в своём фирменном стиле. - Не могу сказать, что у нас так уж много общих интересов, но общаться с тобой было занимательно.
Кёске не ответил, но крайне громко подумал о том, что уж при прощании-то «холодильник», как нелестно называли Аура в санатории, мог быть и подобрее. Мысли маг читать не умел, но во взгляде оказавшегося весьма полезным в плане обширности познаний товарища увидел именно эту мысль. А после парни разошлись по своим транспортным глайдерам, в которые прямо сейчас распределяли будущих студентов. Разброс в возрасте впечатлял: в одну академию с чернокнижником летели как сопливые двенадцатилетки, так и шестнадцатилетние верзилы. Подобный разброс в возрасте прямо-таки гарантировал обилие конфликтов внутри группы, если, конечно, система обучения не будет с этим целенаправленно бороться. Последнее было крайне маловероятным, так как научно доказано, что ничего лучше конкуренции не подталкивает детей к учёбе, а яркие эмоции прекрасно способствуют росту магического потенциала.
Так что неудачников будут бить, и уже от них зависит, поднимутся ли они с колен, или продолжат своё падение, став, в конце концов, рядовым мясом для войны или черновых работ.
- Проходите и занимайте свои места согласно полученным ранее документам. В случае любых вопросов обращайтесь к членам экипажа челнока! – Звонкий голос девушки в аккуратной, подчёркивающей всё нужное и прикрывающей ненужное форме созывал хаотично появляющихся у трапа подростков, не позволяя им потеряться или сесть не туда. Той же цели служили и сканеры у каждого места, к одному из которых Аур приложил свой «билет» - металлическую карту, на которой чудесным образом постоянно менялся текст. Ожидающая золотистая подсветка сменилась зелёной, и, к вящему удивлению зарёкшегося ничему не удивляться мага, прямо из стены выехало нечто вроде кресла и небольшой полки над ним. В последнюю предполагалось убирать багаж, что Аур и провернул, следом устроившись на положенном месте.
Сказать, что полёт оказался крайне комфортным, можно было одним-единственным словом: «голонет». Его наличие даже пребывание в карцере для Аура сделало бы сносным, так как именно оттуда он уже четвёртый месяц кряду черпал интересующую его информацию. Но, словно путнику, чёрт знает сколько провёдшему в пустыне, ему всего было мало. И если до обретения тела маг мог безнаказанно проводить без сна сутки напролёт, то теперь ему приходилось снисходить до сна. Царским, щедрым жестом он выделил на отдых пять часов в сутки – тот минимум, который был необходим. Всё остальное компенсировали его возможности как мага, позволяя не беспокоиться о задержках в развитии или иных проблемах растущего тела. Взрослые же, тщательно наблюдающие за распорядком дня подопечных, удивлялись только в первую неделю, пытаясь выявить отклонения или психические заболевания. Но таковых не нашлось, и Аур был отнесён к тем людям, чья одарённость слегка выходила за рамки обычных своих проявлений…
Академию Петра Великого было видно даже с небольшой посадочной площадки, окружённой пока не начавшими желтеть деревьями. Место, вмещающее в себя до тысячи учащихся единовременно, было огромно и величественно во всех смыслах. Не гротексная махина, а изящный архитектурный шедевр, притягивающий взгляд и заставляющий сердце трепетать. Даже королевский дворец Аура не был столь красив и масштабен, а это, учитывая любовь чернокнижника к внешним проявлениям власти, являлось отличнейшим показателем. В строгом, симметричном и почти крепостном стиле, пронизывающем каждую частичку академического комплекса, маг не видел ничего знакомого. К собственному сожалению, он не задавался вопросом о том, как выглядит будущее место его пребывания: куда как более важными казались иные, практичные вопросы вроде числа учеников в группе, строения комнат в общежитиях и всего подобного. Кто же послужил родоначальником столь восхитительного, тёмного и внушающего восхищенный страх стиля? В каком году он вошёл в моду? Какие ещё здания вобрали в себя подобный внешний вид…?
Толчка в спину Аур сумел избежать, краем сознания зафиксировав быстрое приближение какого-то идиота. Шаг в сторону, слегка задержанная на месте стопа – и темноволосый здоровяк, любящий хорошо поесть, растянулся на резиновом покрытии дорожки. Аур же был вынужден отступить на газон, что его самого ничуть не радовало: он ценил чужие усилия, если результат приходился ему по душе.
- Ты чё, а?! – Вскочил «обиженный», крепко сжав кулаки. – Смотри, где стоишь!
- В нашем случае это мне уместнее попросить тебя смотреть, куда тебя несут ноги. Но так как между нами присутствует определённая граница… - На дорожке, петляющей меж деревьев, появилась целая делегация взрослых, что в корне изменило планы Аура. - … то я предпочту промолчать и сделать вид, что не заметил твоей неуклюжести. Что скажешь?
Здоровяк надулся, словно намереваясь лопнуть, но и от него не укрылось появление комитета по встрече. Мысленно Аур поставил этому индивидууму галочку: хоть какой-то здравый смысл у него имелся, хоть против этого и говорила ранняя попытка посмеяться над кем-то поменьше. В санатории любые хулиганства пресекались, всюду были камеры и сотрудники, обеспечивающие безопасность, а тут, на площадке посреди леса, толстяк, видимо, почувствовал толику свободы.
- Мы ещё поговорим.
- Рекомендую для начала потренироваться на ком-то равном. – Превосходство в глазах здоровяка здорово раздражало Аура, ибо оно было направлено не на кого-то ещё, а на него. - На камне или дереве, например. Как собеседники они не очень, но хотя бы речь ты поставить сможешь…
Вокруг раздались смешки, хулиган дёрнулся было, но его успел удержать не менее крупный товарищ. Потому Аур удостоился лишь крайне короткой, сказанной шёпотом реплики.
- Ты – труп…
А следом всё внимание сконцентрировалось на высокой женщине в, как успел разузнать Аур, форме преподавателя-стихийника. Свободные, не препятствующие движениям одежды были выполнены в разных оттенках тёмно-серого. Единственным ярким элементом оказалась красно-белая нашивка в форме разделённого надвое ромба, выдающая магов огненно-воздушной направленности, да болтающаяся над правым плечом сфера, поблескивающая дюжиной огней. Скорее всего, в столь оригинальном формате был выполнен концентратор магессы, но за истину Аур своё предположение принимать не спешил.
- Прошу обратить на меня внимание и прекратить все разговоры. – Спустя секунду площадка, на которой находилось два десятка подростков, погрузилась в тишину. – Меня зовут Екатерина Вьюжная, и я, на ближайшие четыре года, занимаю пост директора Академии имени Петра Великого. Все вы, бесспорно, прошли через многое в своей жизни, но это не значит, что я спущу вам с рук нарушение дисциплины. Дмитрий Гвич, Авель Бессонов – вам это понятно?
- Да, миледи. – С лёгким полупоклоном ответил Аур. Его несказанно радовал тот факт, что директор так отреагировал на зачаток конфликта. Вряд ли, конечно, она будет так же вмешиваться в дела детей кланов, но на кое-какую защиту рассчитывать было можно.
- А… э… Да, миледи.
Ответ здоровяка не блистал оригинальностью и осмысленностью, но иного от кого-то столь недалёкого ожидать было глупо. В академию набирали сильных, а не умных, что, по мнению Аура, было не совсем правильно, но в чужой монастырь со своим уставом он лезть не собирался. В конце концов, уровень образования одинаков и в Прима-Москве, и в Санкт-Петербурге, и на восточной границе огромной Российской Империи.
- Отлично. Все вы осведомлены о том, чем вы будете заниматься на протяжении этих семи лет. Вам так же неоднократно сообщалось об опасности, которую магия всецело воплощает. И правила, установленные на территории Академии, позволяют избежать любой ситуации, в которой появляется угроза вашей жизни или здоровью. Следуйте им – и у вас не будет никаких проблем на всём протяжении обучения. Постройтесь в колонну по двое и следуйте за мной. Не беспокойтесь: вы все будете меня ясно слышать.
После того, как подростки выполнили требуемое и выдвинулись по направлению к махине академии, директриса продолжила вещать, но на этот раз её голос раздавался над самым ухом каждого из студентов.
- Сейчас шестнадцать часов, и остаток этого дня отведён на заселение в общежитие. На месте вам всё расскажут и покажут, а пока я объясню, чего стоит ждать в ближайшие дни. – Посадочная площадка с затихшим челноком скрылась среди деревьев, но Аур этого даже не заметил: его внимание целиком и полностью перешло на скрывающиеся среди листвы монументы. Какие-то выглядели как простейшие геометрические фигуры, расписанные узорами, а какие-то в деталях повторяли магических животных или именитых магов. Встречались как творения рук неопытных скульпторов, так и настоящие произведения искусства. Как, по какому принципу они занимали свои места в этом саду? Над этим вопросом и бился Аур, в пол уха слушая то, что можно было вычитать в полученной ещё месяц назад бюллетени.
Пирамида, подвешенный в воздухе ромб, улыбчивый юноша с книгой в руках, нагромождение сфер, причудливая химера, в которой можно было рассмотреть некоторые элементы, указывающие на её темномагическое происхождение… Связи не прослеживалось, и спустя десять минут маг решил, что её тут и вовсе нет. В конце концов, он всегда сможет изучить вопрос подробнее и вернуться сюда, не уповая на случай. Ведь только с его помощью можно понять принцип, наблюдая лишь малую часть общей картины. Тем временем директриса переключилась с общеизвестных фактов на нечто более интересное, а именно – распорядок следующего дня.
- Специально для первокурсников целый день будут вестись ознакомительные занятия по основным предметам, будь то стихийная, общая или боевая магия. Расположение кабинетов и точное расписание можно просмотреть на портале академии или в фойе общежития. У вас есть вопросы?
Из-за зданий показалось общежитие, на которое указывал соответствующий знак со стрелкой, так что времени оставалось немного. И, так как никто спрашивать не спешил, Аур решил воспользоваться подвернувшейся возможностью.
- Миледи, я бы хотел узнать, как именно первокурсник может официально увеличить учебную нагрузку для последующей сдачи экзаменов экстерном.
- Заполнить и передать ответственному за вашу группу преподавателю форму заявления номер семьдесят четыре. Но я бы очень не рекомендовала форсировать обучение, не удостоверившись в собственных возможностях. Академическая программа выстроена так, чтобы у студента не оставалось чрезмерно много свободного времени. А пренебрежение отдыхом может привести к весьма печальным последствиям.
- Я не ошибусь, если предположу, что программа одинакова для всех учеников?
- Верно.
- В таком случае, значит ли это, что она составлялась с расчётом на самых слабых и неспособных студентов?
Судя по начавшимся перешёптываниям, вопрос не только удивил преподавателей, но и обеспокоил студентов. Многие из присутствующих были намерены серьезно учиться, ибо им предлагали самую настоящую магию. Потому логичное предположение Авеля, - на деле – факт, - выбило их из колеи. Если говорить по правде, то Аур, побывавший преподавателем в башне магии, знал тонкости обычных систем обучения, но демонстрировать свои знания вот так сразу не собирался. Ведь можно просто задать вопрос, а дальше вся группа будет рыть носом землю в поисках истины, на фоне чего его собственные изыскания не привлекут лишнего внимания.
- Да, основная программа действительно рассчитана на самых слабых учеников. Не все люди одинаковы. Но это не значит, что кто-то из вас, обладая незаурядным интеллектом, может учиться спустя рукава. Одна из наших задач, задач преподавателей, выявить ваш потенциал и дать возможность его реализовать. Например, предоставить для изучения углубленную программу по предмету. Это понятно?
- Да, миледи. Прошу извинить меня за задержку, вызванную моим любопытством… - Аур покосился на крыльцо общежития, к которому их группа уже приблизилась практически вплотную. – Но может ли студент где-либо найти материалы для самостоятельного изучения углубленной программы?
- Вы можете отыскать требуемую информацию в библиотеке самостоятельно, или взять у любого из преподавателей проверенный список со всей требуемой литературой. – Директриса впервые за всё это время улыбнулась, глядя на то, с каким вниманием её слушает половина группы. – Самостоятельное изучение теории разрешено до тех пор, пока вы на отлично справляетесь с основной программой. Стоит вам дать слабину – и разрешение это у вас отберут. Что до практических занятий, то существуют вечерние факультативы, где студенты всех курсов имеют возможность отрабатывать навыки под присмотром или старшекурсников, или преподавателей. Расписание дополнительных занятий так же можно найти на портале академии. Я удовлетворила ваше любопытство, Авель?
- Да, миледи. Благодарю.
- В таком случае я прошу всех проследовать в общежитие для распределения по комнатам. Ответственный за вашу группу – Долан Греттих, младший преподаватель общей магии. Со всеми возникающими вопросами вы можете обращаться напрямую к нему.
С этими словами директриса, выждав несколько секунд и проверив, что все студенты направились ко входу в корпус общежития, ушла по своим делам вместе со своей свитой. Присмотр за студентами должен был обеспечить Долан Греттих, выглядящий крайне молодо парень лет двадцати четырёх, умудрившийся стать пусть младшим, но преподавателем. Аур не понаслышке знал о том, насколько трудно кому-то учить, и потому заранее проникся к ответственному за их группу определённым уважением.
Спустя несколько минут Аур, приготовившийся к повторению ада своей молодости под названием заселение в общежитие, шёл по коридору восьмого этажа, вглядываясь в номера комнат. У него в руке уже была карта-ключ на цепочке, удобной для ношения на шее, за спиной болтался рюкзак, а всё необходимое для проживания, со слов распорядителя – неприметного мужчины лет сорока, уже находилось в комнате. Ожидал ли Аур чего-то подобного? Определённо, нет. Он ещё не проникся духом абсолютной автоматизации, да и возможность мгновенно связаться с любым уголком земного шара порою попросту игнорировал. В его представлении, заселение должно было растянуться на несколько часов, иначе к чему было выделять на это действо целый вечер?
Приложив карту-ключ к ровной панели справа от двери, Аур открыл разблокированную дверь и, войдя в коридор, снял обувь, тут же продвинувшись в единственную комнату, не считая уборной, совмещённой с душем. Кровать, шкаф, упрятанный в стену, тумба, большой письменный стол с несъемной, но подвижной лампой, стул на колёсиках и обычная табуретка – вся весьма недурственная обстановка, полагающаяся каждому студенту академии. Рюкзак Аур сразу забросил в шкаф, после чего активировал коммуникатор и подключился к порталу академии, краем сознания отметив, что система его самостоятельно идентифицировала. С учётом того, что коммуникатор он получил от академии, удивительным это не казалось. Скорее уж напряжным, так как слежку в любых её проявлениях чернокнижник ненавидел…
Все необходимые расписания и документы обнаружились почти сразу. Благо, что портал академии был продуман и понятен даже таким далёким от технологий людям, как Аур. Он, конечно, быстро адаптировался, но все необходимые привычки за месяц выработать неспособен даже гений, коим чернокнижник не являлся. Сумевшим как-то пережить первые, самые опасные тридцать лет магом – да, но уж точно не гением. Все его достижения за полтора века были сполна оплачены кровью и потом, и повезло ему всего один раз, в одном из похороненных под завалами святилищ ордена. Тогда маг приобрел свой первый аспект, и его жизнь пошла в гору…
Шумно выдохнув, Аур сверился с расписанием и выставил биологический будильник на шесть часов утра. Сейчас не было ещё и пяти вечера, так что времени на ознакомление с территорией академии оставалось предостаточно. И первым пунктом, который Аур изначально хотел совместить с учебным днём, стал осмотр главного корпуса академии, того самого, где проходили занятия. Он был огромным, возведенным пять веков назад, и оттого крайне запутанным. Двенадцать этажей, по девяноста аудиторий на каждом, плюс вспомогательные помещения вроде ритуальных залов, залов-арен, залов-стрельбищ и всех прочих. Не просто так в длину здание достигало фантастических полутора, а в ширину – одного километра. Конечно, по форме академия не являлась кубом, но перемещаться по такой махине всё равно было крайне неудобно. Изначально академия строилась каким-то предшественником Петра Великого из расчета на то, что учиться здесь будут не только граждане Российской Империи, но и одарённые соседей. Так и было вплоть до двадцатого века, когда самая большая страна в мире сцепилась сначала со своим конкурентом на другом материке, Соединенными Штатами, а после дотла выжгла набравшее мощь нацистское движение. Не из широты душевной, но из стремления увеличить своё влияние на соседей, Империя прошла черед Ад, не уследив за пропагандой своих главных противников. В итоге к концу войны лишь немногие страны Европы сохраняли положительное отношение к «завоевателю». Умелая трактовка фактов, создание соответствующих настроений – и вот уже у Империи почти не осталось союзников. Последовавшие за этим войны только укрепили искусную ложь и сплотили Европу, при поддержке извне весьма успешно противостоящей Империи. Оттуда как потребность в боевых магах, так и высокая значимость личной и клановой силы… Но история Аура не слишком волновала, и куда как важнее для него было осмотреть главное здание академии.
Спустя пятнадцать минут неспешного шага, - время маг засекал специально, - перед Ауром предстала ещё более жуткая в своей мрачной красоте махина. Зелёные газоны и клумбы с цветами, разбросанные перед входом, играли на контрасте, отчего тёмное строение казалось ещё более внушительным. Студенты, бродящие вокруг в одинаковой форме, так не вовремя напомнили Ауру о том, что ему следовало бы сменить повседневную одежду – хотя бы для того, чтобы не привлекать лишнего внимания. Но возвращаться назад в общежитие маг не хотел, и потому, игнорируя большую часть заинтересованных взглядов, вошёл в здание – благо, что студентов внутри было не слишком много. Всё-таки первый учебный день лишь завтра…
- Молодой человек?
- Авель Бессонов. – Аур вежливо представился, уважительно кивнув обратившейся к нему старшекурснице. - Прошу простить – я забыл переодеться после прибытия. Очень хотел посмотреть на академию своими глазами до первого учебного дня.
- Первокурсник? Тогда никаких проблем, можешь заходить во все залы, кроме тренировочных и тех, где ведутся занятия. Они отмечены алой полоской над дверью, не перепутаешь.
- Благодарю, это весьма ценное замечание. – Ни о каких полосках Аур действительно не знал, так что совет воспринял с благодарностью, не чуждой ни одному живому существу, обладающему интеллектом. – Позволите узнать, как вас зовут, миледи?
- Сьюзан.
- Рад знакомству с вами, Сьюзан. Надеюсь, в будущем мне представится возможность помочь в ответ…
- Просто хорошо относись к младшим, этого будет достаточно. – Девушка ослепительно улыбнулась – и посмотрела в сторону ожидавших её друзей. – Прости, мне нужно бежать.
- Всего хорошего, Сьюзан.
- И тебе!
Брюнетка умчалась к своим, а Аур побрел по коридорам первого этажа, время от времени заглядывая в интересующие его кабинеты. Устроенные подобно амфитеатрам пустующие лекционные залы внимания удостоены не были, но вот ритуальные помещения увлекли Аура на долгие часы. Он внимательно рассматривал их устройство, постоянно обращаясь к коммуникатору за подробными разъяснениями, понятными даже ребёнку – увы, но это была вынужденная мера по защите от лишних вопросов. Он мог выдавать себя за гения, но появление знаний из ниоткуда объяснить было бы сложно. Изучал магию до академии? Тогда почему заморозил родителей? А если не учил, то откуда узнал всё то, что позволило тебе разобраться в оснащении залов? От подобных вопросов весьма недалеко до первой попытки взглянуть на память странного юноши, а там… Блок. Монолитный и непробиваемый, возводимый Ауром с малых лет. Наличие чего-то подобного у ребёнка определённо вызовет нежелательные вопросы, на которые не будет ответов. Всё спишут на естественную ментальную защиту, но настороженность по отношению к подобному уникуму останется. Магия разума – дар куда более редкий, чем любой другой элемент. Даже универсалы, эти боги войны, встречаются чаще менталов. Современная статистика - один на сотню против одного на тысячу в самом лучшем случае. Основываясь на том, что академии в Российской Империи единовременно вмещают около шести тысяч человек, каждые семь лет появляется шесть менталов разного уровня силы. Чрезвычайно опасные личности, от которых можно, но сложно защититься. Так, до пятидесяти лет Аур опасался даже просто пересекаться с ними, не то, что вести дела. Первый раз лицом к лицу столкнуться с менталом чернокнижику пришлось в сто десять лет, и его защита показала себя весьма достойно. Не идеально, но Аур, в отличии от своего противника, выжил.
Но, как и во всём, связанном с магией, человек мог обладать талантом и в области защиты от магии разума. Более того, эта способность весьма и весьма распространена: две тысячи лет назад каждый третий одарённый был способен защитить своё сознание в десять раз быстрее, чем вышло у Аура – за три-четыре года ежедневных занятий на пределе собственных сил. Но чернокнижник не обладал этим даром, и потому процесс растянулся на весьма долгий срок, раздутый ещё и за счёт необходимости заниматься другими делами. Аур просто не мог себе позволить сорок лет кряду возводить стену вокруг разума. Но в текущих условиях эта способность, на развитие которой ушло много лет, казалась бесценной. Никто не мог проникнуть в разум Аура и раскрыть его. Никто не мог уловить его истинных эмоций. Никто не мог выведать его планы.
Улыбнувшись своим мыслям, Аур закончил осматривать малый алхимический круг для трансформации веществ. Время близилось к десяти часам, а это значит, что пора возвращаться в общежитие – магу ещё требовалось подготовиться к первому учебному дню. Даже звучало смешно, на самом-то деле.
Но если кто-то подумал, что на этом первый день чернокнижника не территории Академии подошёл к концу, то он серьезно ошибся. Как ошибся и сам Аур, расслабившись и достаточно поздно заметив некий силуэт, подобно змее дёргающийся на лавке у академии. Раскрыв себя для окружающего мира, маг ощутил, что в радиусе полутора сотен метров нет ни единой живой души, кроме него самого, связанной девушки и крутящегося в воздухе шара, назначение которого Ауру было непонятно. Последний сосредоточил на себе всё внимание чернокнижника, перебирающего правила академии в поиске пункта, который позволил бы ему уничтожить технологическое нечто, дабы не опасаться за свою безопасность. Ведь даже в такую сферу размером с кулак можно было упрятать ядовитые дротики или современное огнестрельное оружие, к вящему сожалению всех магов крайне распространенное.
Но то ли использование этого механизма не было запрещено, то ли он скрывался под одним из десятка неизвестных Ауру наименований. Соответственно, уничтожать его он не рискнул, решив просто удерживать механизм в поле зрения.
Придя к такому выводу, маг подошёл к девушке и удивленно хмыкнул – работал явно не дилетант. Ладони были зафиксированы друг напротив друга так, что начинающий маг, фокусировавшийся на развитии каналов рук, не мог использовать простые заклинания и самостоятельно освободиться. Многочисленные узлы и петли, в свою очередь, оставляли жертве возможность только беспомощно дёргаться, лишь увеличивая причиняемую оковами боль и разбивая остатки концентрации, необходимой для формирования более сложных чар. Не мог Аур обойти вниманием тот факт, что верёвки довольно-таки выгодно подчёркивали фигуру уже неспособной выдавить из себя ни слезинки девушки.
С глухим стуком упала на землю насквозь замороженная сфера, а сам Аур, подойдя к порядком испугавшейся студентке, по очереди коснулся каждого из узлов, аккуратно замораживая и разламывая верёвки. И привлекла его не весьма оригинальная внешность незнакомки, обладающей волосами цвета морской волны, что, несомненно, было вызвано высокой магической одарённостью, а простейшая неприемлемость подобных действий. Маг не отрицал того, что, возможно, девушка чем-то заслужила подобное, или это вообще было наказание от администрации академии, но пройти мимо было выше его сил. Убийца и тёмный маг, Аур оставался человеком со своими слабостями и желаниями. Ему претило наблюдать за страданиями красивых или умных представительниц прекрасного пола, и он вмешался, полностью себя контролируя и представляя возможные последствия. Использование льда на выбросы не спишешь, так что получение возможности управления даром придётся выдать за достижение последнего месяца, проведённого в санатории. Талант он, в конце-то концов, или погулять вышел…?
- Меня не стоит бояться. Я не из тех, кто издевается над красивыми девушками. – Мягко улыбнувшись, Аур придержал попытавшуюся подняться на ноги незнакомку. – Посиди, пока не сойдёт онемение. Тебе помочь добраться до общежития?
- Почему? Тебя ведь затравят теперь. – Девушка посмотрела на замороженную сферу. – Да и дрон – дорогая игрушка…
Поняв, о каком дроне идёт речь, Аур лишь ухмыльнулся – использование гаджетов с таким названием на территории академии было запрещено.
- Запрещенная игрушка. А на тех, кто попытается меня травить, я бы посмотрел. Да и тебя обижать… ты ведь сильная одарённая, верно?
- А? – Проследив за направлением взгляда Аура, девушка коротко кивнула. – Да. Только для кланов я изгой, а большая сила без поддержки ничего не стоит. Меня Хлоя зовут, кстати.
- Авель. – Коротко представился чернокнижник, не отойдя, впрочем, от интересующей его темы. - Как ты смотришь на то, чтобы я сообщил о произошедшем? Или ты сама, если хочешь.
В качестве ответа Хлоя лишь продемонстрировала свой коммуникатор… или то, что от него осталось. Металлический корпус был сломан, и устройство, соответственно, не функционировало. Но куда больше мага заинтересовали синяки, отчётливо заметные на фоне белоснежной кожи. Взыграло ли в нём благородство мага, или всё происходящее неплохо вписалось в его планы, но Аур, поджав губы, несколькими касаниями сообщил о проблемах, указав важность обращения как высокую. Сотрудники академии отреагировали незамедлительно, пообещав прибыть в течении трёх минут.
- Эти синяки не от верёвок. Расскажешь мне, кто занимается подобным? - Непродолжительное молчание – и девушка, набравшись решимости, покачала головой. – Почему нет?
- Если я расскажу, то они и в тебя вцепятся. Сделают изго…
Вспышка опасности, пришедшая со стороны быстро приближающейся тройки неизвестных, заставила Аура повалить Хлою на лавку и отправить в сторону агрессоров почти безвредную волну холода, запоздало взмахнув рукой. Даже силу он успел убавить в последний момент, никак не ожидая, что студенты могут открыто напасть на других студентов. Издевательства – это ещё куда ни шло, а вот бой… Да ещё и аспект Гевеликт, словно почувствовав угрозу, вздрогнул в глубине души Аура, буквально заставляя того провести призыв. Внешне в юноше ничего не изменилось, но его движения стали отточенными, хищными и опасными, что, к сожалению, укрылось от глаз открыто насмехающихся над своими жертвами парней. То ли они были идиотами, то ли просто не предполагали, что кто-то решится сообщить обо всём преподавателям, до прибытия которых оставалось чуть больше двух минут.
- Ты, щенок, хоть знаешь, на чьё имущество покусился?! – Слишком театрально воскликнул «хозяин положения» - парень с ёршиком светлых волос на голове и эмблемой универсала на груди. Четырёхцветный ромб – весьма редкий дар, который, к сожалению, не всегда попадает к достойным. – Иди отсюда, пока я добрый. Прощаю, потому что ты первогодка.
- Засунь своё прощение себе в зад и трижды там проверни. – К удивлению Аура, влияние на него аспекта оказалось заметно сильнее, чем ожидалось. Да и возможности… С немым восхищением маг осознал, что его восприятие усилилось не в два и даже не в три раза, а во все четыре. То же самое, судя по кипящей в теле энергии, коснулось и его физических способностей. – Просто предупреждаю: через полторы минуты здесь будут сотрудники академии, и я не поленюсь в подробностях описать, кто именно использовал магию против другого студента.
Багровый и едва ли не исходящий паром блондин порывался что-то сказать, но не мог этого сделать из-за переполнявшего его возмущения. Зато его подручные были куда как менее восприимчивы к оскорблениям, и потому ринулись вперёд, намереваясь доступными даже смердам методами доказать правоту своего хозяина.
Аур, уйдя от первого неуклюжего, размашистого удара, продемонстрировал нападавшим указательный палец:
- Первое и последнее предупреждение.
Которому они совершенно не вняли, последовав запоздавшему приказу блондина…
- Взять его!
…переключившего своё внимание на собранную и явно готовящуюся помочь своему благодетелю девушку. Та собиралась использовать магию, но Аур предостерёг её от столь опрометчивого шага, попросту закрыв собой «мишени». Хлоя отвлеклась от формирования заклинания и перевела взгляд на готовящегося вдарить по Ауру блондина, направив все силы на создание достаточно крепкой и подвижной защиты.
Аур же в эти секунды наслаждался безнаказанностью, крайне болезненно, но без увечий избивая пусть подкованных в драках, но всё-таки подростков. У одного из них, щуплого и невысокого в сравнении со своим крупным товарищем, даже обнаружились зачатки боевых искусств, которые, впрочем, были бесполезны против одержимого охотницей на демонов Аура.
В очередной раз повалив обоих оппонентов на землю, Аур отметил, что они даже не пытаются подняться, дрожа от боли, которая должна была пропасть спустя десяток-другой секунд. И если суть Гевеликт была довольна, то Аур её радости не разделял. Ведь это ему, а не ей предстояло объясняться с чуть раньше ожидаемого прибывшими стражами порядка – тройки из мага-преподавателя и двоих, видимо, студентов, почему-то тут оказавшихся. Из общей серой массы их выделяли красные отметки на форме, в то время как их «руководитель» был полностью облачен в алое.
- Мистер Золан, опустите концентратор. Хлоя, прекратите формирование щита. Вам более ничего не угрожает. – Маг в алом, ещё в момент приближения в лоскуты разорвавший заклинание блондина, но не провёдший той же довольно-таки болезненной для цели операции в отношении девушки, перевёл взгляд на убравшего руки за спину Аура, у ног которого распластались физически более крепкие третьекурсники. – Авель Бессонов, потрудитесь объяснить, что здесь произошло.
- Драка, сэр. – Аур театрально посмотрел на пытающихся подняться оппонентов и, добавив в голос капельку гордости, продолжил: - С моей закономерной победой, сэр.
Но правоохранитель шутить был не настроен, о чём тут же и заявил, вынудив Аура изложить максимально сухую версию событий с его стороны. Далее была выслушана Хлоя, а после – блондин, оказавшийся наследником главной ветви польского клана Золан. Невнятное бормотание его «товарищей» маг во внимание привлекать не стал, так как те противоречили друг другу, чем явно вызвали недовольство своего хозяина. Словно два оплошавших пса, они молча следовали за Золаном, пока всех участников вечерних событий конвоировали к кабинету директора. Произошедшее, судя по всему, из-за участия Василия Золана выходило за рамки полномочий рядовых правоохранителей, и потому требовало вмешательства лиц вышестоящих.
Что мог сказать Аур сейчас, после того, как произошедшее было им со всех сторон осмыслено? Со стороны рациональности он допустил только одну ошибку: влез в дело, которое его касалось постольку-поскольку. С могущественными кланами лучше было дружить, а не враждовать, но он пошёл вопреки этому простому правилу. Но считал ли он, Аур из Сиктимы, а ныне Авель Бессонов, произошедшее ошибкой? Совершенно точно – нет. Разве что слишком многое было позволено аспекту охотницы на демонов, но это всего лишь следствие неожиданно вскрывшегося обстоятельства. Маг проверил, что его аспекты откликаются на зов, но полноценно их не призывал, из-за чего не заметил роста возможностей оных. Самым неприятным оказалось соответственно увеличившееся влияние черт характера аспектов на его психику, но с этим можно бороться – просто нужно время, чтобы привыкнуть.
Но, возвращаясь к изначальному вопросу, Аур ничего не переиграл бы, даже представься такая возможность. На это решение повлиял как пересмотр известных фактов, так и вскрывшиеся по дороге обстоятельства вроде нескольких дронов, ведущих трансляцию «для своих». Золан принадлежал к группе своеобразных отморозков, детей богатых и влиятельных родителей, которым в академии от вседозволенности снесло крышу. Очень немногие были способны дать отпор, зная, что за этим последуют теневые санкции не только в отношении самого студента, но и его родственников. Далеко не все обучающиеся здесь подростки были сиротами или отобранными у государства детьми – больше девяноста пяти процентов студентов поступали в академию, будучи самыми обычными одарёнными со своими проблемами, стремлениями и приоритетами. И вполне естественно, что наличие рычагов давления играло на руку кому-то вроде Василия Золана. Руководство академии выполняло свои функции, но камеры были не везде, а жаловаться на того, кто может лишить любого простого человека работы и перспектив, страшно.
Судя по тому, что правоохранитель в алом связался с родителями девушки, сиротой она не была, и терпела унижения только из-за угроз. В этом плане вмешательство Аура могло стать, своего рода, медвежьей услугой, но он был уверен в том, что всё внимание наследника клана перетянуто на него. А уж о том, как раздуть скандал из ничего, Аур знал очень многое…
- Можете нас оставить, Игорь. – Правоохранитель уважительно кивнул и скрылся за дверью, оставив в кабинете только хмурую директрису, вымученно улыбающегося Долана Греттиха и его коллегу, видимо, отвечающего за группу Золана. – Ждите, пока я ознакомлюсь с ситуацией.
И всё-таки, как ответственное за академию лицо директриса Ауру импонировала. Сначала – подробный ответ на его вопросы, а сейчас хладнокровное стремление вынести честный и справедливый вердикт, требующий ознакомления с делом. Многие другие взрослые на её месте ограничились бы чтением по диагонали и собственным видением произошедшего, но женщина с говорящей фамилией не торопилась. Она просмотрела изъятые со всех дронов записи, с глазу на глаз допросила всех участников, кроме Аура и Золана, и только лишь после этой процедуры, растянувшейся на сорок минут, вынесла вердикт.
- Хлоя, вы можете быть свободны. Вашей вины в произошедшем нет. – Девочка встала, смущенно поблагодарила директрису и под надзором оказавшегося за дверью правоохранителя направилась в общежитие. Учитывая тот факт, что «шоу» умудрилось расползтись чуть ли не по всей академии, к утру быть ей знаменитой. – Что до вас, Авель, Василий… Вы, прекрасно отдавая себе отчёт в совершаемых действиях, нарушили правила академии. В отношении Василия ведётся проверка с привлечением сторонних специалистов. Если хотя бы десятая часть описанного Хлоей подтвердится, то вас, юноша, ждёт исключение. И академия немногое потеряет, если из её стен пропадёт слишком многое себе позволяющий студент.
- Я не буду ждать окончания расследования. Прошу исключить меня из академии…
- Это решение в праве принять только ваши родители, но никак не вы. До следующего распоряжения вам запрещается покидать территорию общежития. Сергей, будьте так добры… - Ответственный за Золана преподаватель поднялся со своего места и молча вывел своего подопечного из кабинета. Директриса, в кабинете которой из студентов остался лишь Авель, молчала, как молчал и Долан, бегло читающий некий текст, проецирующийся на стол. Ему явно не повезло получить группу, в числе которых оказался студент, нашедший себе неприятности ещё до начала занятий. – Для начала, спрошу: чувствуете ли вы, Авель, раскаяние за содеянное?
- Нет, миледи.
- Почему?
- Я считаю, что мои действия были единственно верными в той ситуации.
Пересказывать во второй раз, что и как он делал, Аур не посчитал нужным. Директриса даже лучше самих участников знала, что происходило вокруг лавки перед главным корпусом академии. И на основе имеющейся у неё информации, Аура не будут исключать. Потенциально сильными магами не разбрасываются, тем более что он поступил честно и справедливо. Освободил девушку, сообщил обо всём сотрудникам академии… Да, оскорбил, но лишь в ответ на предложение, за которое среди членов благородных фамилий последовала бы дуэль до смерти. А напавших на него здоровяков он специально не избивал – только защищался, задействуя простейшие приёмы. Болезненные, но не травмоопасные.
- Как давно вы освоили использование неоформленной магии?
- Не больше пары недель назад. Я как мог незаметно практиковался, надеясь никому более не навредить после того случая с Александром. – Поймав вопросительный взгляд Долана, Аур пояснил: - Он пострадал из-за моей силы и неспособности эту силу контролировать. Неожиданный физический контакт и попытка меня удержать на месте, направленный стихийный выброс, закончившийся обморожением ладони.
- Формально вы ничего не нарушили, Авель, но на деле подобные эксперименты могли обернуться для вас весьма плачевно. Почему вы не обратились к сотрудникам… санатория?
- Я уточнял у медбрата возможность контролировать стихию, получил подтверждение существования оной и приступил к практике, не обнаружив прямых запретов. Всё-таки заклинаний я не использовал ввиду своего незнания.
Директриса вздохнула, но вступать в полемику со студентом не стала, просто признав, что тот весьма грамотно воспользовался отсутствием запретов на такие эксперименты. Мало кто из одарённых может воздействовать на свою ману напрямую, и ещё меньшему числу такие мысли приходят в голову. Запретить – значит сообщить всем детям о такой возможности, и тогда… Последствия себе представить достаточно легко.
- Кто обучал вас драться?
- Отец. – Соврал Аур, не моргнув и глазом. Труп неодарённого нельзя допросить даже спустя пару месяцев, а у отца и сына вполне могли иметься определённые секреты, в которые никого более не посвящали. – Он… понимал кое-что в рукопашном бое.
Напустить легкой печали, осунуться – и нужный эффект произведён. Директриса ослабила «хватку», а Долан, судя по его виду, и вовсе посчитал заданный вопрос лишним. Установилось молчание, растянувшееся на все десять минут. Директриса использовала свой коммуникатор, а Долан знакомился с подробным личным делом подопечного. Всё указывало на то, что об исключении или серьезном наказании не шло даже речи, и Аур в своём понимании ситуации нисколько не ошибся.
- Вы можете идти, Авель. Сегодня к вам не будут применено дисциплинарное взыскание, но впредь я рекомендую вам задумываться перед тем, как переводить словесный конфликт в драку. Долан, проводи юношу до его комнаты в общежитии.
- Коррекция расписания?
- Не стоит. – Женщина продемонстрировала Долану зависшую в воздухе выписку из личного дела Аура. - Судя по имеющимся у нас записям, Авелю для сна хватает и пяти часов.
В ответ на эту реплику чернокнижник лишь ухмыльнулся понимающе: даже не окажись у него такой «способности», то корёжить расписание всё равно никто не стал бы. Первый урок начинался в семь часов утра, так что время отдохнуть всё равно оставалось. Ведь сейчас, после всей этой суматохи, стрелки часов почти вплотную приблизились к полуночной отметке…
От учебного крыла, где и располагался кабинет директора, до общежития в спокойном темпе дойти можно было за пятнадцать минут. Бежать же ни Ауру, ни уж тем более Долану было не с руки, так что последний решил поближе познакомиться со столь оригинальным учеником.
- Что ж, Авель… Не против, если мы опустим излишние формальности?
- Я и сам не большой их сторонник, профессор. – С удовольствием согласился Аур, которому местные «сэр» и «миледи» казались несколько топорными.
- Как много тебе известно об устоях академии?
- То, что можно найти в официальных источниках. Кое-что о, так скажем, избранности детей кланов, но без подробностей. – Аур сразу смекнул, в какую сторону направился разговор, и потому решил продемонстрировать заинтересованность. Ему ведь на самом деле требовалось увидеть иные точки зрения, кроме тех, что ему удалось найти в голонете. – Предполагаю, что на самом деле всё обстоит куда как сложнее.
- На самом деле ничего сложного здесь нет. – Долан собрался с мыслями и, убрав руки за спину, начал «урок», к пониманию которого обычно приходят самостоятельно. Но «обычно» было плохо совместимо со студентом, привлёкшим к себе внимание доброй половины всей академии. В особенности проблемными должны были стать отпрыски влиятельных кланов, одного из которых Аур унизил и, фактически, изгнал из академии, не испугавшись возможной мести. Такое внимание изменит окружение Аура, и у того просто не будет возможности разглядеть реальное положение вещей, что Долан, подойдя к своему делу со всей ответственностью, собирался исправить. – На словах все студенты равны, но на деле вас можно разделить на четыре группы. Первая, самая многочисленная, это обычные дети, в жизни которых просто появился дар, требующий соответствующего обучения. Вторая, меньшая по численности группа, это такие, как ты. Сироты или те, от кого отказалась родня. И первая, и вторая группы для кланов являются своеобразными витринами, на которых выставлены талантливые и не очень студенты, которых можно забрать себе под крыло. Служба взамен на покровительство – пользующийся популярностью обмен. – Преподаватель замолчал, отслеживая реакцию подростка, но Аур не демонстрировал непонимания или удивления, что позволило Долану продолжить. – К третьей группе относятся все студенты, принадлежащие к кланам. Среди них есть как и не слишком влиятельные личности, так и те, по слову чьих родителей в нашей стране принимаются законы. Золан, с которым ты так неразумно повздорил, относится скорее к первой категории, так как его род происходит из Польши. Особого влияния у них в России нет, но деньги способны на многое. Ты это понимаешь?
- Да, профессор. Отлично понимаю. Но так же понимаю и то, что отказываются от своих идеалов только слабые, лицемерные люди. Если вы считаете, будто я поступил неправильно, вмешавшись сегодня, то скажу сразу: моё мнение останется при мне.
Долан улыбнулся.
- Ты мог просто не оскорблять его столь явно, и этого было бы достаточно, Авель. Слова… Вы ещё дети, и за драки с дуэлями вас особо не наказывают. Но открытое оскорбление – это нечто иное. Ты можешь смешать сына императора на арене с грязью и продолжить спокойно жить, но недоброе слово в его адрес упечёт тебя за решётку. Так, думаю, будет немного понятнее. Но я перечислил только три группы. Как думаешь, кто относится к четвёртой?
Ауру не нужно было много времени для того, чтобы припомнить собственную систему обучения. Там границы были очерчены куда жёстче: простолюдины, приближенные к благородным, сами благородные и, наконец, изгои.
- Изгои. Те, с кем брезгуют общаться.
- Не то, чтобы брезгуют, но, в целом… - Мужчина фыркнул. – В целом ты прав. Изгоем можно стать, перейдя дорогу кому-то влиятельному, или сделав что-то совсем нехорошее. Тот же Золан, останься он в академии, всенепременно угодил бы в эту категорию. От него отвернулись бы все друзья, а вчерашние товарищи начали бы изживать уже его самого.
- Разве вы, да и другие преподаватели, не должны такое предотвращать?
- Законы не всесильны, а глаза не способны объять необъятное. Например, никто особо не переполошился, когда одна из камер рядом с учебным крылом вышла из строя. И именно там издевались над бедной девочкой, которой ты помог. Помимо этого, тебя могут вполне официально избивать во время тренировочных боёв под надзором преподавателя, если ты недостаточно хорош. А, начиная со второго курса, могут свободно вызывать на тренировочные дуэли. Формально, ты не обязан соглашаться, но… сам понимаешь.
- Не совсем. Что я теряю, кроме уважения тех, кто считает, будто я обязан драться с каждым желающим?
- На этот вопрос ты, Авель, должен ответить для себя сам. Ничего официального в списке нет, по крайней мере. – Младший преподаватель выдержал небольшую паузу. – Я сам учился здесь два года назад, и потому прекрасно знаю, о чём говорю. Здесь, в стенах этой академии, ты получаешь карт-бланш. Ты можешь как сделать себе имя и завоевать авторитет, так и попасть в чёрные списки лучших работодателей, будь то кланы или государство. Здесь тебя оценивают, смотрят, каков ты есть и чего от тебя можно ожидать. Потому ни тебе, ни кому либо ещё не стоит поступать необдуманно. Сразу реши, кем ты хочешь стать, и иди к своей цели. Ну… - Долан усмехнулся. – Думаю, для первой мотивирующей речи я справился неплохо. Как считаешь?
- Вы смогли донести до меня свою мысль, профессор. Но у меня есть один вопрос…
- Задавай. Если смогу, то обязательно отвечу.
- Согласно каким правилам проводится вызов на дуэль и, собственно, сама дуэль? Существует ли регламент, описывающий права и обязанности преподавателей?
- Опасаешься травли? Не стоит: преподавательский состав строго нейтрален и беспристрастен. За этим следит специальная комиссия.
- Это снимает второй вопрос, но первый всё ещё актуален.
- Дуэльный кодекс от две тысячи сто семьдесят третьего года. Он свободно распространяется в голонете. Но дуэли разрешены только магические, и если ты планируешь использовать боевые искусства, то необходимо подкрепить их заклинаниями.
- Ближний бой разрешён?
- Самый популярный тип концентраторов – меч, Авель. Современное боевое искусство подразумевает разумное использование своего физического потенциала вплоть до того уровня, на котором маги ровняют с землёй целые города. Могу порекомендовать пару интересных трудов, описывающий путь, по которому боевые маги пришли к текущей ситуации. – Мужчина, остановившись у входа в общежитие, добродушно улыбнулся и активировал коммуникатор. Пара движений – и Аур, воспользовавшись своим устройством, принял упомянутые файлы.
- Благодарю, профессор. – Аур вспомнил то, о чём совершенно случайно забыл. Забыл! Почти невозможный, но свершившийся факт. - Я бы хотел ещё получить список с материалами для изучения углубленной программы, если это возможно.
- Похвальное стремление к знаниям. Думаю, мой совет повременить с этим хотя бы неделю будет проигнорирован?
- Я прочитал некоторые распространенные учебники за первый курс, и считаю, что базовые знания можно освоить и за пару месяцев – в этом не должно быть особой сложности… - Поймав на себе удивленный взгляд преподавателя, Аур добавил: - Я весьма неплохо усваиваю знания.
- Если ты сдашь экзамены за первый год через три месяца, то попадёшь под определение крайне талантливых юных дарований, Авель. Если тебя не пугает ещё больше внимания, направленного на твою персону…
- Я… равнодушен к людям, если можно так выразиться.
- У тебя есть ещё вопросы?
- Таких, чтобы их требовалось задавать в полночь – нет. Спасибо, профессор.
- Это моя работа, Авель.
Попрощавшись столь незамысловатым образом, Аур скрылся в общежитии и спустя пять минут уже устраивался в кровати, намереваясь сегодня поспать подольше, хорошенько обмозговав всё произошедшее. Планы нуждались в коррекции, так как исключение зарвавшегося блондина, как и возможный конфликт с его подпевалами, в них не входили…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий