Новая эпоха. Аур. Том 1.

Глава 3. Конфликт.

Когда Аур первый раз проходил через холл, то большой белоснежный стол с какими-то выпирающими кубами был принят им за оригинальное дизайнерское решение. Что-то вроде неудобных, но красивых стульев, или отвратительных статуй, изображающих поддерживающих потолки колоссов – две тысячи лет назад у богачей были весьма странные вкусы касательно интерьера. И только сейчас, когда Кёске выдал ему странную серую дощечку и вручил изящные очки со сверхтонкими, но крайне прочными дужками, Аур на примерах осознал, насколько многое ему ещё предстоит узнать.
Настольная ролевая игра оказалась не совсем такой, какую маг ожидал увидеть. Не было ни физического игрового поля, ни фигур, но их заменой служило нечто вроде иллюзии, транслирующейся на стекла очков. Так, водрузив их на нос, Аур едва удержался от того, чтобы не отпрыгнуть подальше от стола. Благо, что этого никто не заметил, а после чернокнижник приступил к, странно говорить, созданию аватара, фигурки, которой он будет играть. Параметры, магия, даже одежда – всё это со скрипом укладывалось в его голове, но показывать слабину сейчас было нельзя. Никто из двадцати с небольшим человек, усевшихся вокруг стола, превратившегося по совместительству в очень красивое игровое поле, не возмущался, а это значило, что происходящее для подростков совершенно нормально и привычно.
На создание фигурки выделялось пятнадцать минут, и Аур в это время уложился с большим трудом, полностью проигнорировав и задав аватару случайную внешность. Человек-чернокнижник, с парой кинжалов и достаточно ущербными физическими параметрами, заниженными в угоду интеллекту, появился на одной игровой клетке вместе со своей группой, состоящей из четырёх аватаров – соседей Аура по столу. Целью игры оказался захват некоего артефакта, упрятанного в центре подземелья, и для этого было нужно любым образом обставить всех враждебных игроков.
Спустя ещё минуту игра началась, и Аур, расспрашивая соседей о правилах и механиках, повёл свой аватар на встречу приключениям…

 

Спустя полтора часа его группа погибла в полном составе, сначала напав на другую партию, а спустя минуту обнаружив, что их уже обошла со спины ещё одна пятёрка игроков. Товарищи по группе, обсуждая произошедшее после поражения, назвали ситуацию бутербродом, что по мнению Аура недалеко ушло от истины: их и правда зажали, словно кусок ветчины между ломтями хлеба. Благо, что обвинять в поражении Аура, предложившего атаку и героически выведшего из строя сразу двоих врагов из первой партии, никто не стал, и все выбывшие игроки присоединились к таким же неудачникам вне стола…
И каково же было удивление Аура, когда он, обведя взглядом нестройную, разбившуюся на кучки толпу, заметил ту самую девушку, что пыталась выманить его из комнаты. Она была не одна, а в компании опрятного юноши двадцати-двадцати двух лет, сейчас мило болтающего с двумя молодыми девчонками, ожидающими распределения в академию. Это подтверждало теорию Аура о «двойках» клановых агентов, разбросанных по разным санаториям, но вставал вопрос об их конкурентах. Их видно не было, что указывало или на огромное влияние работодателей имеющейся двойки, или на своеобразное разделение зон ответственности между крупными кланами. Для Аура крайне привлекательным выглядел именно второй вариант, так как лишний раз танцевать на мозолях у сильных мира сего ему не слишком-то хотелось. Он пусть и ознакомился с современными правилами поведения, но практиковаться предпочитал на ком-то более безобидном. Ведь монополист, в какой бы области он ни был таковым, имеет возможность давить на «клиентов», в случае несогласия применяя какие-либо санкции.
Перед магом предстало два варианта: или уклониться от разговора, покинув холл, или принять удар, понадеявшись на свои навыки оборачивать любые разговоры в свою пользу.
- Авель, иди сюда!
Кёске, который не только выбыл, но и вступил в фан-клуб обворожительной блондинки, призывно помахал рукой. Ему вторила и сама девушка, решившая грамотно воспользоваться подвернувшейся возможностью.
- Да-да, я хотела со всеми вами кое-что обсудить. – Небольшой наклон головы, особое положение рук, чуть приоткрытые губы – девушка явно знала толк в манипулировании подростками. Хотя, по мнению Аура, его новое тело было готово принимать стойку на всё, что чуть красивее крокодила. Гормоны бурлили, и чернокнижника, привыкшего к ледяному спокойствию сознания, это не могло не нервировать. - Для вас это особенно важно.
Украдкой выдохнув, Аур, которому фактически не оставили выбора, с натянутой улыбкой присоединился к компании из ещё пятерых подростков, практически не отрывающих взгляда от блондинки.
- Меня зовут Алиса. Мы друг другу не представились… Ну, тогда. – Девушка смахнула выпавшую из причёски прядь. – Извини, если чем-то обидела.
- Моё имя – Авель. – «Но ты это наверняка и так знаешь». – Моя ситуация не слишком располагает к общению с кем-либо, так что извиняться нужно мне. О чём ты хотела поговорить?
Остальные парни, среди которых что-то кроме согласного мычания выдать мог только проявляющий бесценную стойкость Кёске, за раннее знакомство и подобную фамильярность с их объектом вожделения одарили Аура недовольными взглядами. Маг отреагировал на это с почти полным равнодушием, не обнаружив ни в одном из присутствующих ни грана потенциала. А чего-либо иного, способного вырвать их из серых рядов массовки, они демонстрировать не стремились, следовательно – внимания не заслуживали.
- Вы уже читали брошюры, описывающие обучение в академии? – Естественно, уверенно сей факт подтвердили только Кёске с Ауром. – Вкратце – после семи лет учёбы, оплачиваемой государством, вы будете обязаны те же семь лет провести у него на службе. Иным вариантом для вас является вступление в какой-нибудь клан на правах младших членов, что позволит вам не только обрести надёжные тылы, но и избежать принудительной службы…
То, насколько самозабвенно Алиса вещала о плюсах присоединения к Великому клану Ветровых, избегая лишних упоминаний минусов, заставило Аура проникнуться к ней определённым уважением. Конечно, та же речь от её лица, но направленная на девочек, не произвела бы особого эффекта, но трое из пяти присутствующих спустя десять минут были буквально пропитаны желанием… Кхм, вступить к Ветровым хоть на рабских правах. В глазах же Кёске Аур отчётливо видел отражение того скептицизма, с которым тот отнёсся к предложению. Видимо, до этого момента Алиса ничего не говорила о самом деле, завлекая подростков обобщёнными фразами, но сейчас зияющие в рассказе девушки дыры не заметил бы только слепой, а преследуемую ею цель и вовсе требовалось специально игнорировать, с чем троица идиотов неплохо справлялась.
- Так что вы думаете, мальчики?
- При всём уважении, но я вынужден отказаться. Вступление куда-либо не входит в мои планы. – Пожал Аур плечами уже после того, как высказались все, кроме Кёске.
- Аналогично. Я наслышан о кланах, и среди этих сведений фигурирует отнюдь не только хорошее. Если это всё, то я, пожалуй, присоединюсь к следующей игре.
Теперь уже троица-на-всё-согласных кидала злые взгляды не только на Аура, но и на поспешившего удалиться Кёске. Не то, чтобы это было так уж вежливо с его стороны, но…
- «А, к чёрту! Ещё я буду расшаркиваться с этой… Кхм-кхм». – Аур, придав лицу самую малость виноватое выражение, продолжил уже вслух. – Я тоже предпочту сыграть. Всего наилучшего.
Развернувшись на месте, Аур поспешил занять своё место за столом. Древнему чернокнижнику, на самом деле, понравилось управлять аватаром, выискивая решения всплывающих проблем в условиях крайне ограниченных ресурсов. Возможностей в этой настольной игре было море, что только подогревало интерес настолько яркий, что во время партии Ауру временами казалось, будто он на самом деле вернулся в детство…
Но вот уж чего он не ожидал, так это того, что здоровяк-напарник блондинки оторвётся от, несомненно, увлекательной беседы со своими подопечными, нагонит его и с силой ухватит за плечо.
- «И не говори потом, что тебя не предупреждали, малыш». – Чуть довернув голову, Аур продемонстрировал свою кровожадную ухмылку так, чтобы её увидел только голубоглазый блондин, возомнивший себя хозяином положения. Мгновение – и направленная стальной волей чернокнижника стихия обожгла ладонь блондина, заставив того вскрикнуть и отшатнуться. Жуткое выражение лица Аура тут же сменилось на лишь слегка разозлённое, а после того, как его увидело достаточно свидетелей – превратилось в виноватое. Самую малость виноватое. – Знаешь, я даже извиняться не буду. Правила поведения в месте, полном неконтролируемых и необученных магов, написаны кровью. Напомнить, как звучит второй пункт после недопустимости конфликтов?
Последняя фраза Аура, как и планировалось, заткнула готового прошипеть что-то нелицеприятное блондина.
- Авель, ты, кажется, слегка… Перегнул палку?
Вопрос задала Алиса, бегло осмотревшая обмороженную ладонь блондина. Видимо, обвинение в её глазах должно было как-то одёрнуть чрезмерно дерзкого парня, но Аур на взгляд отреагировал совсем иначе. Сейчас он строил будущий образ, не сильно расходящийся с его настоящим характером.
- Возможно, я чего-то не понимаю, но разве стихийные выбросы можно контролировать? Или твой друг не мог попросить меня поговорить с ним иным способом? – Тем временем в холл вошёл взрослый маг в сопровождении двоих врачей из тех, что были приписаны к санаторию. Оперативность, с которой они сюда прибыли, поразила даже Аура. – Между тем, второй пункт правил – физический контакт допускается только с обоюдного согласия сторон. Критически важно не толкать и не хватать других людей, если они тебя не видят или не ожидают твоего появления. Трактовка весьма приблизительная, но смысл, думаю, ясен… Чем могу помочь?
Последняя фраза была обращена к магу, сверху вниз смотрящему на Аура. Его взгляд не выражал раздражения, осуждения или чего-то подобного, но заинтересованность в нём прослеживалась очень немаленькая.
- Могу я попросить вас перед отбоем зайти в крыло целителей?
Что Ауру нравилось в этом месте, так это то, что даже взрослые, высокопоставленные маги общались с подопечными в строгих рамках, если те сами их не переходили.
- Вы можете и приказать, сэр. Если это действительно необходимо, то я навещу целителей перед сном.
- Ещё один момент, юноша. Постарайтесь не столь эмоционально реагировать на происходящее. От этого зависит не только моё довольство вашим поведением, но и возможность поступления в академию. – Маг, дождавшись короткого кивка, повернулся к блондину, вокруг которого суетились целители – один неодарённый, и второй со слабо выраженной магией. Их возможностей, впрочем, должно было хватить для устранения последствий поверхностного обморожения, так что инвалидом этот идиот точно не останется. – Александр, после того, как тебя отпустят, жду у себя в кабинете. А пока – сдай пропуск.
Подростки, в особенности – девочки, зароптали, стоило только процессии из целителей, мага и несчастного блондина удалиться. Кое-кто из малолетних девиц даже позволил себе нелестно высказаться в адрес Аура, но тот не стал на это как-либо реагировать. Как показала практика, у его одногодок при виде красивого представителя другого пола мозги отшибает напрочь, а контролировать себя дети ещё не умеют. Не унижать же их за дурака, право слово…?
- Прошу прощения за задержку. И – нет, в монстра я не превратился. Просто ярко выраженный элемент и небольшой стихийный выброс. – «Который, будь на моем месте какая-нибудь истеричка, мог привести и к тотальной аннигиляции всех в этом холле. Если так подумать, то бомбу имени меня следовало посадить в отдельную камеру, а не позволять свободно разгуливать по комплексу». Аур надел очки и взял в руки дощечку, с помощью которой осуществлялось управление. – Мы играем?
И начался ещё один раунд, в котором Аур… нет, не выиграл, но и не проиграл с треском: он со своей партией бился, словно дракон, но, к вящему сожалению всей группы, среди которой не было ни одного воина, крысы оказались сильнее.

 

***

 

- Авель, подожди, пожалуйста. – Аккуратно произнес Кёске уже после того, как завершилось собрание любителей настольных ролевых игр, к числу которых Аур себя относил с твёрдой уверенностью. Целый день им был потрачен только на то, чтобы провести девять с половиной матчей, из которых лишь один закончился победой группы Аура. Последняя же игра прервалась после того, как автоматически отключилось электричество, питавшее стол – активным осталось только дежурное освещение, да редкие, закрепленные под потолком дисплеи, на которых отсчитывались последние полтора часа до отбоя.
- Тебя-то я точно не заморожу, Кёске. – С улыбкой ответил чернокнижник, наслаждаясь приятным удовлетворением, сравнимым с таковым от хорошо выполненной работы. Развлечений такого рода у него не было очень давно, ибо его эпоха в большей мере была сосредоточена на выживании. Здесь же, в Прима-Москве, люди могли себе позволить расслабляться и отдыхать, не заботясь о каких-то врагах, ворах, убийцах и налётчиках. Знай себе, работай, да занимайся любимым делом – чем не жизнь? Конечно, весьма ограниченно, но это уж точно лучше беззакония, распространенного две тысячи лет назад. Аур и сам мог тогда просто перебить целую семью, заплатить по серебряной монете за женщин и стариков, по две – за детей мужского пола, по четыре – за трудоспособных мужчин, и спокойно пойти дальше, не имея никаких проблем с законом. В то же время двадцать второй век защищал всех и вся от подобного, и, по меньшей мере, богач не мог творить всё что ему вздумается: есть отчётливая граница, после пересечения которой ему уже никто не поможет. Разве что яд пронесут в камеру, да и всё на этом. Радовало ли Аура такое положение вещей? Как чернокнижника – точно нет, но как мага-исследователя, как человека, осознавшего границы новых возможностей…? Ради такой жизни можно было и потрудиться всласть, тем более, что самые любимые дела Аура являлись суть дорогой к могуществу в новом мире. Интриги, топорные и не очень, изучение магии, исследования природных явлений – всё это ценилось, а не игнорировалось или вообще преследовалось фанатиками.
«То были дремучие времена, и не зря это тысячелетие называют просвещённым».
- Я хотел спросить, почему ты отказал Алисе? Ты ведь не изгой, да и не полукровка, как я. С тобой там обходились бы нормально, позволили бы расти как магу…
Аур в ответ на подобный вопрос улыбнулся – и, отсеяв наиболее радикальные варианты ответа, в которых он описывал, где ему виднелись эти кланы, кивнул на игровой стол.
- Мы сейчас играли, и нас не сковывало ничего, кроме правил игры. Потому что мы только-только познакомились и не имели никаких обязательств перед друг другом. А теперь представь, что тебе бы сказали – ты бард, с такими-то параметрами, и вот в этот момент ты должен сделать то-то и то-то. Подставить свою группу, например, или намеренно проиграть определённому игроку. Много ты получишь удовольствия от такой игры? Сможешь ли вообще так играть?
Кёске хмыкнул и, словно опомнившись, снял с носа забытые очки, принявшись вертеть их в руках.
- Я… понимаю, что ты хочешь сказать. Но без опоры, без поддержки тебе будет трудно.
- Каждый человек сам себе опора и поддержка, Кёске. Глупо доверять кому-то, глупо рассчитывать на кого-то, будь то другой маг или организация. – Чернокнижник пару раз моргнул, поймав себя на погружении в не самые приятные воспоминания минувших дней. Дней, когда у него ещё была семья. - Для них ты просто сырье, которое нужно удачно пристроить. Отличия только в выданном тебе кредите доверия.
- В моей семье сильны родственные связи…
- И потому ты здесь, а не на родине? Я не могу знать всего, и, быть может, тебя укрывают в России от опасности, но куда как более вероятно то, что тебя просто выбросили. – Аур посмотрел в донельзя серьезные глаза парня, которого сильно задели сказанные слова. Возможно, не стоило говорить так резко, но сделанного не вернешь, и Аур мог только окончательно разрушить иллюзии подростка. – Подумай об этом на досуге или просто проверь – и ты отыщешь истину, которая совпадёт с моими словами.
- Ты очень жесток.
- Зато честен. – Аур ободряюще улыбнулся и хотел похлопать собеседника по плечу, но вовремя одёрнул себя. Он мог контролировать магию, но этого нельзя было сказать о ребёнке, чьё видение мира подверглось серьезному испытанию. - Ты подошёл ко мне, желая образумить и помочь советом – я сделал то же самое.
- Знаешь… Говоря о честности, я считаю, что ты зря обжёг Алекса. Теперь о тебе чуть ли не все говорят всякое… нехорошее.
- Даже если бы я мог контролировать стихийные выбросы, то я бы всё равно это сделал. Потому что правила, любые правила, совмещенные с использованием чего-то опасного, написаны кровью. Думаешь, кому-то в холле стало бы весело, окажись мой выброс не направленным? Если бы пострадал не Александр с кое-каким сопротивлением, а вы? Ты? Девчонки? Магия опасна, Кёске, и с ней не заигрывают.
- Ты правильно говоришь, Авель, но попробуй объяснить то же самое остальным – и они не поймут, не захотят понимать. Они… дети? – Парень замялся, решая, имеет ли он право в таком плане говорить о сверстниках. – Да, именно дети, у которых в принципе нет проблем. Они не видят подводных камней и не могут представить, что с ними случится что-то плохое. Даже несмотря на то, что оказались здесь.
Аур кивал в такт словам Кёске, находя в этом вполне логичную и обоснованную точку зрения. Не мог он, взрослый человек в теле ребёнка, не осознавать, насколько отрицательной будет реакция его нынешнего окружения. Или, что куда точнее, основной массы тех, кто в это окружение входит.
- Скажу честно: ты умён и благоразумен, в отличии от большинства. Так интересно ли тебе общаться с теми, кто так реагирует на всё непонятное или отличное от собственных ожиданий? Предпочтешь ли ты корчить из себя идиота, лишь бы сойти за своего в их компании?
- Ты ведь сам с нами играл, и тебе нравилось!
- Это – другое. Я этим десятком партий не связывал себя с кем-то, не отказывался от собственных убеждений. Просто развлекался. – Аур покосился на часы – свободного времени до посещения медиков у него оставалось немного. – Если не хочешь отвечать сейчас, то хотя бы на досуге подумай о том, что я сказал. И реши для самого себя, с кем ты хочешь общаться: с равными себе, или же с серой массой.
Молча развернувшись, Аур широкими шагами покинул холл, за считанные секунды скрывшись в тускло освещённых коридорах. С какой вероятностью Кёске попадёт в ту же академию? А с какой его интересы окажутся близки к таковым у Аура? Сказанное им не несло в себе никакого скрытого смысла. Просто чернокнижник в какой-то момент осознал, что пять минут времени – сносная цена за то, что в мире станет на одного разумного мага больше. Ну и о перспективе в будущем, через десяток лет, продолжить знакомство, имея в глазах Кёске кое-какой авторитет, забывать не стоило.
Но последней мыслью Аур, казалось, пытался оправдаться перед самим собой, ибо ему несвойственно было делать что-то просто так, взамен на одно лишь моральное удовлетворение…
Наслаждаясь тишиной пустующих коридоров, маг брёл по комплексу санатория, не думая ни о чём. Умиротворение спустя столько лет наконец вновь навестило его, подтвердив правильность выбранного пути…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий