Новая эпоха. Аур. Том 1.

Глава 13. Прозрение.

Хельмет Браун полусидел-полулежал в своём любимом кресле, вперив взгляд в потолок. На широком, донельзя простом столе возвышалось сразу четыре монитора – с их появления прошло уже почти два века, но лучшей альтернативы для глаз всё равно не изобрели. Коммуникатором, голограммами и проецирующимся на сетчатку изображением было удобно пользоваться в повседневной жизни, но для работы, требующей порою засиживаться в кабинете по двадцать часов кряду, они не подходили. Тут-то и выручала людей старая, примитивная, но проверенная временем матрица.
Одновременно с раздавшимся писком взгляд мужчины скользнул по мониторам и остановился на почтовом клиенте, секунду назад отобразившем входящее письмо. Пара кликов мышью – и вот уже на лице главы финансового отделения «Бессонов-Корп» сверкнула улыбка. Очередная партия старинного золота осела в сейфах покупателя, а соответствующая сумма в валюте перекочевала на один из заграничных счетов корпорации. Десять миллионов рублей. Полторы тонны золота, небольшими партиями вывозимого с территории России в Европу. Это была воистину огромная сумма, но теневая сторона «Бессонов-Корп», маленькой АйТи-компании, расположившейся в Прима-Москве, ворочала бюджетом в девять раз большим, вкладывая все поступающие деньги в недвижимость, создание компаний-марионеток и «финансирование» контрактов для самих себя. Это был наиболее простой способ легализации регулярного притока денег из-за границы, пусть и сосуществовал он со значительными потерями. Взятки, откаты и даже шантаж – законопослушный немец и не думал три месяца назад, что ему придётся заниматься чем-то подобным. Но, преданный собственным народом, Хельмет отчаянно ухватился за предложение маленького мафиози, которому, как поначалу считал немец, взрослые просто дали поиграть в бизнес. Это хоть как-то объясняло все странности, из которых Авель Бессонов буквально состоял. Золото, неведомо откуда появляющееся, хладнокровная жестокость к врагам и справедливое отношение к подчиненным, пробирающий до мурашек опыт ведения дел… Теория была складной и логичной, но чем дольше немец общался со своим работодателем, чем чаще встречался с его фирменными методами, благодаря которым десятки людей просто не могли предать, тем крепче была его уверенность в том, что Авель Бессонов отнюдь не четырнадцатилетний гений, каковым хочет казаться.
Но говорить об этом вслух Хельмет не спешил. Не столько потому, что не мог, сколько из-за собственного нежелания вредить человеку, протянувшему ему руку в трудный час. Да, Авель преследовал собственные интересы, но в той ситуации ему совсем необязательно было обеспечивать семью Браунов по высшему разряду. Хельмет согласился бы на магический контракт и с худшими условиями, так как ему просто некуда было деваться. Отверженный изгой, попавший в чёрный список банков Германии якобы за крупное мошенничество – кому нужен такой финансист…?
Только тому, кто по тем или иным причинам не может заявить о себе в открытую. Маги были способны на многие чудеса, а о секретах древних родов можно было говорить бесконечно. Вот и Авель, в глазах Хельмета, стал человеком, вынужденным скрываться от своих врагов. Но верность немца своему господину, - которого он предпочитал считать работодателем несмотря на контракт, - это не поколебало, и рабочие навыки мужчины были постоянно задействованы на все сто процентов. Деньги любили счёт и не любили застаиваться, что, вкупе с желанием Авеля получить источники постоянного чистого дохода, открывало перед Хельметом Брауном определённую свободу действий. Евро, доллары и рубли конвертировались в недвижимость и контракты, которые пусть и с задержкой, но начнут приносить стабильный, надёжный доход. Период самоокупаемости у такого бизнеса был огромен, но в ситуации, когда у тебя на руках есть десятки миллионов «грязных» рублей, обменять их на сотни тысяч ежемесячного, чистого дохода – оптимальный вариант. Ведь Авель поставил перед Хельметом план-минимум – пять миллионов рублей на белых счетах корпорации к сентябрю этого года. Сейчас шла весна, следовательно – времени оставалось не так уж и много…
Но Хельмет был профессионалом, и, что важнее, профессионалом с мотивацией.

 

***

 

Дождь не прекращался уже третий день, из-за чего вся территория академии погрузилась в серо-зелёное уныние. Природа цвела, но прохладный весенний дождь и хмурые серые тучи, закрывшие солнце, не позволяли ею по-настоящему насладиться.
Однако Аур был большим ценителем подобной погоды, и оттого – пребывал в превосходном расположении духа, даже не пытаясь прятаться от дождя во время утренней пробежки. Свою физическую форму чернокнижник подтягивал не в одиночестве – и перед ним, и за ним бежало достаточно много людей. Кто-то из них спасался от леденящих кожу небесных капель магией, кто-то – непромокаемой одеждой, и лишь единицы любителей принимали погоду такой, какой она и была, с презрением взирая на всех остальных.
На вопрос о том, что же сподвигло Аура, никогда не считающего мышцы чем-то важным, присоединиться к тренирующимся студентам, отвечало всего одно слово: турнир.
Время показало, что чернокнижник совершенно зря с пренебрежением смотрел на своих будущих оппонентов, целенаправленно готовящихся к участию в главном событии года. Молодые и неопытные, но любящие импровизировать студенты даже на тренировочных записях демонстрировали серьезный уровень подготовки, которому Аур, скованный ограничениями одного элемента, не мог противопоставить ничего. Ему было стыдно признать, но многие шестикурсники, - а нынешний седьмой курс в этом году выпускается, так что участвовать в грядущем турнире не будет, - обладали большим опытом использования стихийной магии, чем он сам. Да, раньше чернокнижник осознанно пренебрегал развитием этого элемента, считая его слишком топорным, но горечь поражения оттого исчезать не спешила. Принять тот факт, что его лёд сам по себе не так уж и силён, а аспекта из-за слабости детского тела надолго не хватит, было сложно. Но Аур справился с этим, и, поборов нелюбовь к выставлению себя на посмешище, взялся за тренировки.
В первый же день, проведя положенный час в нарезании кругов вокруг академии, Аур вернулся в общежитие обуреваемый неоднозначными мыслями. Он ещё в самом начале разделил студентов на привычные ему кафедры, обращая внимание на то, чем юные маги предпочитают заниматься. Так появилась существующая лишь в голове Аура кафедра Боевой Магии, кафедра Исследователей, кафедра Целителей и кафедра Бесполезных. Последних было большинство, так как многие студенты не обладали вообще никакой мотивацией и просто учились, не задумываясь над своим будущим. Эдакие одарённые овощи, которых пнули в определённом направлении, и они, нигде не сворачивая, туда пошли. Целители были самыми немногочисленными: во всей академии потенциальных лекарей насчитывалось около пятидесяти человек, и среди них не было ни одного бескланового. Исследователи – вторая снизу по численности группа студентов, к которым Аур относил и себя, и свой кружок по интересам. Одарённые, по-настоящему интересующиеся магией, являлись ценным ресурсом, но просто подойти и познакомиться с ними не было никакой возможности – слишком самостоятельными и изолированными они были, слишком долгим обещал быть процесс сближения. Потому-то Аур и поспешил собрать способных первокурсников под своим крылом, покуда те не заперлись в своём мирке и не стали недосягаемыми.
И, наконец, боевики, размышлениями о которых в тот день полнилась голова тёмного мага. Они были похожи на своих коллег прошлого: такие же вспыльчивые, самоуверенные и, чаще всего, прущие напролом. Арсенал большинства не отличался разнообразием, а концентраторы, при всей их универсальности, использовались исключительно для усиления ударов, будто бы являясь топорными посохами и жезлами прошлого.
Аур видел в этих студентах исключительно клоунов, разбазаривающих свой потенциал. Но – только до того момента, как встретил сотню человек на пробежке в четыре утра.
Они тренировались. Развивали не магию, но тело. Нонсенс, учитывая тот факт, что сложившийся в голове Аура образ боевого мага подразумевал внушительное брюшко и неспособность к активным действиям без поддержки заклинаний. Не раз и не два аспект выручал Аура именно благодаря тому, что маги были теми ещё увальнями. Исключение – друиды и призыватели, но и тех, и других во все времена можно пересчитать по пальцам. Так почему же Аур не замечал превосходной физической формы студентов? Почему игнорировал эту важную, как оказалось, деталь?
Тогда чернокнижник провёл весь день, просматривая голограммы боёв как студентов, так и более опытных, состоявшихся магов. И всюду, куда ни кинь взгляд, было то, что раньше он списывал на уже ставшую привычной узколобость боевиков.
Они навязывали ближний бой не потому, что не знали и не хотели применять сложные комбинированные заклинания, а потому, что самым важным в среде боевых магов считалось помешать врагу, оттянуть его внимание на себя и не умереть при этом.
С развитием технологий стали появляться чудовищной силы боевые машины, не требующие маны и пилотируемые обычными людьми. Так, если техномагический скаф вроде Барса был компактен и лишь увеличивал потенциал пилота, то многие его аналоги одарённости не требовали. Возникал, казалось бы, невозможный вопрос: случись мастеру-стихийнику столкнуться с десятком шагающих машин, вооруженных техномагическими пушками и специальными ракетами – кто победит?
Магов было мало. Не в числах, но в пропорциях относительно обычных людей. И если две тысячи лет назад мастер мог в одном бою обратить в пепел тысячу обученных солдат, то сейчас, против вооружённого по последнему слову техники десятка пилотов у него уже возникали определённого рода проблемы. Он всё так же мог обрушить на противника сложные заклинания, и неодарённые вряд ли сумели бы ему помешать. Но современная система ведения войны подразумевала участие магов с обеих сторон конфликта, следовательно – маги блокировали друг друга. Пользуясь даром, они связывали руки своих коллег по ту сторону баррикад, и выигрывала та сторона, которой это удавалось лучше.
Скорострельная пушка одинаково легко рвала и плоть, и металл. Ракете было всё равно, кого взрывать – зазевавшегося мага или закованных в броню пилотов. Оружие всегда было на шаг впереди щитов и брони, которым оставалось только пытаться его нагнать. Так, если маг лишится своего отряда поддержки, его попросту окружат и задавят. Если отряд поддержки потеряет мага, то уничтожат уже их.
Простая математика войны, не делающая скидку на талант и навыки.
«Я был слеп, и эта слепота могла привести меня к краху. Маги-единоличники не имеют никакой ценности, раз уж даже турниры один-на-один подчиняются такой системе. Или всё дело в зрелищности…?».
Зрелищность и накал страстей – один из факторов, за счёт которых на студенческих турнирах прижился «взрослый» стиль ведения боя. Маги сталкивались в ближнем бою, атаковали и защищались, танцуя на грани и попутно разрушая саму арену. То, что Аур обратил когда-то в своё уникальное преимущество, получило полноценную жизнь спустя две тысячи лет. Боевые маги перестали пренебрегать развитием тела, отбросили в сторону посохи и жезлы, взамен вооружившись мечами. Конечно, произошло это во многом из-за появления концентраторов и боевых машин, но сам факт…
Так, вдобавок к остальным многочисленным титулам, Аур провозгласил себя первооткрывателем.
Спустя час монотонного бега ноги мага начали наливаться свинцом, и он свернул вглубь парка, попутно разбудив активировав аспект Гевеликт. В первые месяцы у чернокнижника не было ни времени, ни возможности заняться адаптацией к новым реалиям использования аспектов из-за других, более важных дел, но почти одновременно с тренировками он взялся за них всерьез. Тому было несколько причин, и первая – необходимость вернуть былой контроль над эмоциями и желаниями в момент использования аспекта. Терять контроль над ситуацией из-за пустяков для чернокнижника было смерти подобно, ибо привести подобное могло абсолютно к чему угодно. И Гевеликт Сола, и Артур Хейленген были эксцентричными личностями, окруженными ореолом позабытых ныне легенд. И основные черты их характеров были слишком героическими, а герои, как известно, предпочитают сперва делать, а только потом – думать…
Вторая причина, по которой Аур тренировался использовать аспекты посреди специальной территории парка в окружении других студентов – это ожидания. От него никто не ожидал силы и скорости, которые аспекты предоставляли призывателю, и это следовало исправить как можно быстрее. Ведь одно дело – когда Аур выйдет на турнирную арену, овеянный славой серьезного, хорошо развитого физически бойца. Это не привлечёт особого внимания, так как перед этим он в течении целого года будет мелькать перед глазами и изредка спарринговать с другими студентами. В то же время, появление матёрого волка, сбросившего шкуру серой овечки – это сенсация, которая может послужить катализатором для чего угодно вплоть до расследования со стороны кланов. Мало ли – кто-то из великих решил в обход уговора принять участие в турнире?
Третья, она же последняя и в перспективе наиболее важная причина, это резко появившаяся необходимость в собственных кадрах – боевых магах, верность которых можно будет обеспечить тем или иным образом. Вне стен академии, как бы странно то ни было, отыскать свободного одарённого в ранге мастера было практически невозможно. Они либо работали на кланы, либо состояли в частных армиях и наёмнических организациях. Зачастую – теневых. Те же, кому не удалось попасть ни в одно из этих мест, на деле оказывались натуральными отбросами или чистоплюями, начитавшимися рыцарских романов, а с такими категориями людей иметь общие дела не желал уже сам Аур.
Следовательно, требовалось вербовать, вербовать и ещё раз вербовать. Уже сейчас, по прошествии пары месяцев после вливания в ряды любителей помахать кулаками, у чернокнижника на руках было пять контрактов. Пока не магических, но кое-что всё равно значащих. Фактически, Аур оплатил обучение пятерых студентов, поставил им жалованье и доступ к ресурсам, требующим всё тех же денег. Взамен эти люди обязались после окончания академии и получения высших баллов по всем предметам пойти на службу в клан Аура, который к тому моменту уже будет образован, и отслужить там минимум семь лет. Выгода Аура была очевидна – он получал верных лично ему магов, из которых можно было лепить что угодно. В то же время, с самими наёмными работниками всё обстояло не столь однозначно. Они, будучи образцовыми студентами, имели кое-какие амбиции и не видели своего будущего в роли рядовых членов крупного клана, предоставляющего какие-то фантомные привилегии в обмен на вполне реальный риск погибнуть в случайной стычке. Но и кланы поменьше, где все ведущие роли уже заняты, а дивиденды не столь велики, их не интересовали. В то же время весьма щедрое предложение Аура, подкреплённое законом, гарантировало им дальнейшее обучение, работу «по специальности» и не самые последние роли в составе новообразованного клана. О существовании стремительно развивающейся корпорации Бессонова в академии знали немногие, но найти информацию о нём в голонете оказалось достаточно просто, так что планы их нанимателя были подкреплены ещё и делом…
Из-за необходимости постоянно контролировать собственные движения, раз за разом выполняя разминочный комплекс, мысли текли рвано и, порою, обрывались там, где Ауру этого хотелось бы избежать. Ничего общего с описываемой многими «боевой медитацией, дарующей ясность мыслей» тренировка не имела. Не мог человеческий мозг идеально функционировать, когда организм растрачивал ресурсы на физические нагрузки. Хотя, быть может, пресловутая ясность ума достигалась теми, кто был слишком глуп, и их мозг изначально не потреблял львиную долю энергии…
- Авель, как насчёт спарринга?
Чернокнижник замер и, открыв глаза, поймал свой концентратор, не дав ему уйти на следующий круг. Автономность вносила свои коррективы, и программу поведения сферы приходилось менять посредством целенаправленных магических воздействий, которые, при всех имеющихся плюсах, не были мгновенными.
- Остальные уже отдыхают на лавках?
- Как будто бы я могла справиться со всеми за несчастные пятнадцать минут. – Девушка, при взгляде на которую само понятие женственности кричало в ужасе и пыталось зарыться под землю, прокрутила в руках концентратор весьма оригинальной для боевого мага формы. Цилиндрическая рукоять длиной в пятнадцать сантиметров, и пятнадцатисантиметровый же «клинок» в форме семиугольной конструкции, заканчивающейся набалдашником-кубом. В плане оригинальности это нечто вполне могло поспорить со сферой Аура – объектом пристального интереса всех остальных претендентов на участие в турнире. Студенты, в основном использующие стандартные концентраторы, привыкали к используемым с ними шаблонам – слишком эффективным, чтобы быть отброшенными из-за их известности. В случае же Аура или Марии, - вот уж чье имя не соответствовало сути! – уникальные концентраторы требовали особого обхождения как со стороны владельца, так и со стороны его противника. А как готовиться к бою без практики? Вот и пользовались «уникумы» закономерным вниманием, что для плана Аура касательно известности его личности на турнире было только в плюс.
- Поспаррингуем, но только сегодня. В качестве исключения.
- Первый класс защиты?
- Пойдёт.
Чернокнижник кивнул, принимая весьма разумное в данной ситуации ограничение. Следом он повернулся и поприветствовал тут же закатившего глаза семикурсника, вынужденного отрабатывать какую-то провинность, присматривая за спаррингами студентов помладше. Несколько наставников тоже находились где-то поблизости, но, видимо, наблюдали за другими тренирующимися.
Аур отошёл на несколько шагов, развернулся и, покрутив всё ещё неясно ощущающуюся сферу в руках, подвесил её над своим плечом. Мария, она же, но для своих – просто Маха, заняла позицию напротив и театрально повела плечами, демонстрируя солидные, - особенно – для девушки, - мышцы. Чёрные волосы, собранные в хвост, прямые и, в каком-то смысле, даже рублёные черты лица, карие глаза, чуть загорелая кожа и любовь к открытой одежде – так бы Аур описал её внешность кому-то со стороны, появись необходимость это сделать. Боевитая девушка девятнадцати лет, сейчас обучающаяся на пятом курсе, в академию попала в семнадцать, и была вынуждена нагонять программу, дабы не учиться с детьми на три, четыре, а то и пять лет младше её – некоторые попадали на первый курс и в двенадцать. Эту заслугу чернокнижник признавал целиком и полностью, а успехи Марии на поприще боевой магии его и вовсе приятно удивляли. Всё-таки она добивалась всего этого в условиях сильного дефицита времени, что среди студентов встречалось совсем нечасто. Талант ли это, или соответствующая награда за вложенный труд, Аура волновало мало. Для него важен был результат, так как задействовать уже принявшую покровительство Световых девушку в своих планах он разумно посчитал невозможным. Но как спарринг-партнёр и ориентир на первое время она подходила идеально. Честное первое место на арене среди пятого и шестого курсов, в конце-то концов.
- Готовы? Начали.
Переполненная равнодушием команда семикурсника послужила сигналом к началу спарринга, а спустя секунду Аур уже принял слегка смазанный удар руки на жёсткий блок. В то же время как за спиной у девушки на земле сформировался ворох ледяных кубов, распространившихся на десяток квадратных метров и превративших этот участок земли в настоящее испытание. Закономерный переход в наступление заставил Марию сделать пару шагов назад, но она сумела и проторить себе дорожку в неудобном препятствии, и отбиться от чернокнижника, воспользовавшись своим концентратором и обдав Аура ворохом мусора, подхваченного миниатюрным вихрем. Её стихией являлся воздух, позволяющий проворачивать крайне неприятные для неподготовленного человека вещи вроде разрежения воздуха или наоборот – создания «плотных» и практически невидимых препятствий. Но спарринг был направлен в первую очередь на выявление сильнейшего в рукопашном сражении, и потому магические воздействия были ограничены незначительным влиянием на окружающую среду. Из того, что напрямую могло повлиять на оппонента, разрешались стихийные аналоги импульса, да соответствующие щиты, от них защищающие. «Спарринг, а не магическая дуэль» - именно так говорила директриса, выдавая Ауру разрешение на использование концентратора и разрешение на проведение согласованных спаррингов после того, как юный гений сдал экзамены за третий курс…
Оппоненты обменялись ударами и в очередной раз разошлись, примеряясь к новой стычке. Каждый планировал что-то своё: Аур подготавливал почву для организации катка – благо, что почва была напитана влагой из-за дождя, параллельно прикидывая, что ещё может исполнить его противница. Ведь у воздуха, если говорить объективно, в таких условиях был абсолютный максимум методов применения. Он являлся стихией, отлично воздействующей на окружение и обладающей целым сонмом побочных эффектов, которые маги этого элемента активно использовали в бою.
Вот и сейчас, когда Мария как-то слишком быстро рванула к нему, Аур внутренне улыбнулся: воздушные бомбочки под ногами, скомбинированные с щитами, равномерно распределившими нагрузку на тело, жёстко вписывались в ограничения первого класса защиты, позволив девушке развить ну совсем нереальную для себя скорость.
Усиленное аспектом восприятие Аура даровало отличное понимание происходящего в бою, но в плане физических возможностей он старался держаться установленных пределов. А именно – лишь двухкратное усиление от аспекта, не более того. А с таким усилением, да запретом на использование серьезных заклинаний, уклониться он не успевал, а масса, помноженная на ускорение, гарантировала вполне закономерный эффект, проигнорировать который в реальном мире было невозможно.
Принятый на жёсткий блок удар выбил чернокнижника из равновесия и отправил в непродолжительный полёт, закончившийся относительно мягким приземлением. Пропущенный удар и сбитая концентрация – достаточные основания для принятия поражения.
- Поздравляю с победой. Семнадцать четыре. Однако…
Мария, явно удовлетворенная своими действиями, облизала губы:
- Только не надо опять говорить, что к началу турнира ты сравняешь этот счёт.
- Ты не подумай, но счёт я всё-таки сравняю. И именно к началу турнира…
Шутливые переругивания не несли в себе особой смысловой нагрузки и не продолжались дольше необходимого – спустя пару минут девушка ушла искать следующую жертву, а Аур, стоило ей только скрыться из виду, посерьезнел. Баловство и отдых за почти бесполезными для него лично спаррингами – это, конечно, приятно, но и делами тоже следует когда-то заниматься. Ведь дел со временем становится только больше, а в сутках не появляются лишние часы. Чернокнижник, магией очистив кожу и одежду от налипшей грязи и мелкого сора, посмотрел в сторону главного кампуса академии.
Как бы то ни было, а его пребывание в этих стенах скоро подойдет к концу…
//Прим. Автора: Второй главы 13.03 не будет, возобновление потока текста ожидается в 14-15 числах ;)
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий