Новая эпоха. Аур. Том 1.

Глава 11. Сделка.

С затянутых в чёрную кожу пальцев рук медленно, словно нехотя, сорвались ярко-алые хлопья. Чем дольше чернокнижник смотрел на их затянувшееся падение, тем отчётливее понимал: второй шанс судьба не даёт никому. Однажды оступившись, человеку не под силу вернуться на тот же путь. Он может сделать крюк, потратить силы и время, но дорога будет совершенно иной. Выбор был иллюзией, ибо ни одно решение смертного не могло остановить или обратить ток времени. Ни одно…
Тоскливо скрипнула половица под ногой чернокнижника, когда тот ступил на лестницу, уже зная, что ничего хорошего на втором этаже не увидит. Он давно, очень давно предлагал своим родителям перебраться на север, туда, где он смог бы их защитить. Бросить объединенные королевства, уже несколько лет разыскивающие рычаги давления на восставшего чернокнижника. Но они не послушались, решив провести последние годы своей жизни на родине – и погибли.
Сейчас, глядя на обезображенные тела, присыпанные кровавыми хлопьями – останками тех, кого оставили здесь встречать дорогого гостя, Аур впервые задумался над тем, что, быть может, ему стоит огнём и мечом пройтись по столицам королевств. Сжечь их, истребить и уничтожить, избавившись от самого страшного своего врага. Врага, неспособного дотянуться до него, но нашедшего в себе смелость ударить по самому дорогому.
Аур ещё с минуту стоял, глядя в никуда. Он чувствовал, он видел тех, кто дожидался его появления, но не предпринимал никаких видимых действий… По крайней мере, так происходящее выглядело со стороны. За домом наблюдали, и чернокнижник это ясно понимал. На него охотились, словно на дикого зверя, которому нельзя противостоять в открытую. Заключался ли их план в том, чтобы вывести Аура из душевного равновесия, жестоко убив его родителей, или же они хотели привести его в ярость – загадка. Никто, кроме самих «светлых» магов не знал, что творилось в их головах. Но в книги, в те редкие книги, которым удалось укрыться ото взора церкви, появиться на свет и просуществовать хотя бы пару лет, гласили, что именно череда их деяний стала причиной начала новой пандемии.
Аур не стремился сражаться со своими врагами в чистом поле, предпочитая в использовать то, что люди называли человечностью. Обычные маги, стремящиеся защищать друг друга, не представляли для чернокнижника особой угрозы. Дружба, товарищество, любовь – всё это делало их уязвимыми, слабыми, неспособными идти к поставленной цели. Но церковники, эти фанатики с горящими огнём глазами, были другими. Всё их существо было направлено на борьбу с угрозой. Они с радостью расставались с жизнью, если это могло приблизить победу. Преследующие Тьму были худшим кошмаром всех тёмных магов, и сегодня, в день, когда рухнули последние сдерживающие Аура оковы, они ждали. Ждали, пока поддавшийся эмоциям чернокнижник сам прыгнет в клетку, где с ним можно будет делать что угодно. Подготовленные, осторожные, многочисленные и опытные, при поддержке магов Башни Стихий, церковники были способны сокрушить целый анклав чернокнижников, не то, что одного его члена.
Но они, наблюдая за Ауром, не желавшим лишний раз вредить стране, в которой жили его родные, сделали неверные выводы касательно его возможностей. Он не мог убить их, не рискуя жизнью, но совершенно безопасный побег был в его силах.
Раскололось на две половинки кольцо, слетевшее с пальца мага, и окна дома взорвались ворохом осколков, выпуская на свободу множество собранных Ауром духов. Большая их часть сразу же попала в подготовленные на такой случай ловушки, но четверо магов и несколько десятков попавших под раздачу горожан лишились жизней, тут же восстав и обратившись против своих товарищей. Чернокнижников не сковывала мораль, в них не было человечности; квалифицированный тёмный маг, проживший хотя бы тридцать лет, лишался этих рудиментов, становясь много более опасным. Об этом знали даже дети крестьян, но горожане всё равно решили остаться на месте и понаблюдать за уничтожением одного из «слуг Дьявола».
Медленно, не отвлекаясь ни на что, кроме направления своих свежеподнятых слуг, Аур спустился на первый этаж. Зазвенели внешние щиты, в которые попали первые пущенные особо меткими лучниками стрелы, взорвалась пара заклинаний, но в следующую же секунду чернокнижник уже заволок окна и двери непроницаемой для взгляда стеной мрака. Нескоординированные попытки пробиться через защиту не прекратились, но теперь враги Аура не знали, куда именно целиться, что позволило ему заняться созданием крупной магической печати. Повинуясь движениям его рук, кровавые хлопья растворились и обратились в жидкость, начавшую в определённой последовательности впитываться в пол. С каждой секундой рисунок приближался к совершенству, но вместе с тем церковники сокращали число мясного заслона, не подпускавшего их к дому. Падут они – и у Аура останется лишь один артефакт, за счёт которого можно было бы выиграть драгоценные минуты. На создание кольца у него ушёл год кропотливой ежедневной работы, на браслет – все три. Но они создавались именно для такого случая, когда иных вариантов просто нет, и выбирать приходится между ними – и смертью…
Разорвалась одна из последних нитей, связывающих тёмного мага со слугами, и Аур, вскинув правую руку, активировал свой последний артефакт. Раздалось шипение, комната наполнилась запахом горелой плоти, а сам Аур – поморщился, как никто другой ощущая докрасна раскалившийся браслет, над которым уже взвивались редкие языки пламени. Ещё одним движением чернокнижник, воспользовавшись лезвием на поясе, рассёк себе ладонь, щедро окропив запечатанный портал в Геенну огненную своей кровью. Плоть и кровь мага послужили катализатором, и в комнате резко стало тесно. Четыре высоких, сгорбленных существа с необычайно тонкими конечностями, массивными когтями и витыми рогами в ожидании уставились на призвавшего их смертного, отмерив тому ровно несколько секунд, по прошествии которых они сожрут или врагов, или его самого.
- Все, кроме меня – враги. Пожрите столько душ, сколько сможете! И никого не подпускайте ко мне!
На нечеловеческих лицах отразилась искренняя радость: совсем нечасто демоническим созданиям давали такую свободу действий. Но призыв был произведён, приказ – получен, а собравшиеся вокруг дома невезучие людишки, от которых веяло божественной магией, демонов только радовали. Они получили и плату за призыв, и возможность утолить вечный голод. Это ли не прекрасно…?
Того времени, которое смогли выиграть буйствующие снаружи монстры, едва хватило для завершения печати. В момент, когда Аур уже напитывал ритуал энергией, перемежая свои силы с витающей вокруг смертью, сразу две стены дома обратились в песок, а тяжелая крыша ухнула вниз, похоронив под собой произведение темномагического искусства. Мгновением позже в пол ударило множество других заклинаний, разрывая контуры и корёжа выстроенную систему, но было уже слишком поздно. Ауру повезло, ведь освободись маги на секунду раньше – и его жизненный путь оборвался бы в затхлом городишке, находящемся в сотне километров от одной из столиц королевств. И если прежде он не считал везение чем-то важным, полагаясь лишь на свой ум и тщательное планирование, то сегодня его отношение к фортуне изменилось самым коренным образом.
Он не начал полагаться на неё в дальнейшем, но изменил отношение на более уважительное.
Вихрь подконтрольной поднявшемуся на ноги чернокнижнику маны разбросал обломки крыши в стороны, но атаковать его никто не спешил. Всюду, куда ни кинь взгляд, лежали лишь трупы. Слабые или неопытные одарённые погибли так же быстро, как и простые люди. Чуть более сильные маги ещё дышали, но и им оставалось недолго. Им могли бы помочь те, кто устоял на ногах, но перед ними грозила взорваться градом заклинаний проблема совершенно иного масштаба – взбешённый чернокнижник, за один день лишившийся всей своей семьи и плодов пяти лет упорной работы. Всей потому, что первым в глаза Ауру бросился подвешенный за вывернутые запястья брат, который был ещё жив на момент начала осады. И Аур, активировав печать, сам убил его, даже не догадываясь о его присутствии.
Один против шестерых. Магистр тёмной магии – и фанатики церкви, входящие во внутренний круг. У первого не осталось никаких весомых сюрпризов, а вторые потеряли много сил, защищаясь от пошедшего на спад могущественного проклятья. Их резервы, резервы светлых магов, грозили спустя десять минут боя показать дно, в то время как Аур мог использовать разлитую вокруг смерть. Та самая, основная причина, по которой тёмных магов боялись. Они не были сильны сами по себе, но обладали чудовищной способностью черпать могущество из страданий и душ всех живых существ. Уважаемые боги войны древности, сейчас тёмные маги переживали не лучшие времена. Их боялись, и страх этот грозил вылиться в истребление.
Вопреки тому, что любили записывать в своих историях трубадуры, заклятые враги не стали разговаривать. Они даже не обменялись парой фраз перед тем, как начать скоротечное сражение. Сражение, из которого живым вышел лишь один человек.

 

***

 

«Что бы кто ни говорил, а зима – лучшее время года. Если есть, где согреться и что надеть, конечно же…» - подумал Аур, едва покинув главное крыло академии. Упавшая на несколько градусов ниже ноля температура поспособствовала началу настоящего снегопада, но холода чернокнижник не ощущал. Его единственный стихийный элемент, лёд, позволял чувствовать себя вполне комфортно даже не надевая куртки, как делала большая часть остальных студентов. К меньшей относились либо такие же ледяные маги, как Аур, либо идиоты, во всём полагающиеся на свой повышенный из-за одарённости иммунитет.
Немного постояв на крыльце, Аур набрал полную грудь свежего морозного воздуха и направился в сторону общежития, намереваясь заняться чем-нибудь полезным. Например, зайти в голонет из библиотеки и хотя бы поверхностно пробежаться по всему множеству разномастных валют, коими полнилась новая эпоха. Деньги… Для чернокнижника всё ещё было не слишком привычно измерять богатство не драгоценными металлами и землями, а их эквивалентом в валюте. Это было удобнее и, стоит признать, безопаснее, но с твёрдой монетой в руках маг ощущал себя намного комфортнее. Дело привычки, которая, к сожалению, пока изменяться не спешила, что было продиктовано возрастом мага. В двадцать втором веке не всякий восьмидесятилетний старик успевал приспособиться к стремительно изменяющимся технологиям, а Ауру мало того, что было полтора века, так ещё и вершиной человеческого гения в его время были охраняющие гробницы механизмы, да разного рода орудия смертоубийства. Гибкий ум помогал с адаптацией, но перековка привычек требовала времени, которого не всегда хватало…
- Авель, в облаках витаешь?
- И тебе привет. – В последнюю очередь маг ожидал встретить Кирилла, встреча с которым была назначена на завтра. – Заплутал в парке?
- Ждал тебя. Отец слишком быстро ответил… - Заминка была правильно понята Ауром, и спустя пару секунд собеседников накрыл купол. – Дела обстоят так. Надёжных специалистов с хорошей репутацией, у которых бы не было работы и связей с кланами, в этой стране быстро найти невозможно. Но под твои задачи эталон честности и не нужен, верно?
- Главное, чтобы человек не был откровенным ворьем, а всё остальное решаемо. – Кирилл в ответ на эту реплику понимающе улыбнулся. – Много кандидатур?
- Мой отец решил тебе немного помочь и отсеял одиночек, которых трудно контролировать. Туда же пошли слишком неоднозначные личности, чьё поведение трудно спрогнозировать. После применения такого «фильтра» осталось всего два человека. Опытный руководитель из Германии, кому-то наступивший на больную мозоль и попавший в своеобразный чёрный список Европы. Семьянин, жена, две дочери, все хотят кушать, где-то жить и учиться, а финансы подошли к концу во время бесконечной вереницы судов. Отец рекомендовал тебе именно этого человека, так как ему будет, ради чего работать. Второй – молодой, но успевший себя проявить парень из Индии. Вдовец, содержит сына и дочь от первого брака, но его проблемы не настолько серьезны…
- Меня устроит первая кандидатура. Комиссионные?
- Из расчёта на дальнейшую дружбу помощь моей семьи не будет стоить ничего, Авель.
Аур покачал головой:
- Не пойми меня неправильно, но я не люблю влезать в долги. Мне гораздо проще заплатить за помощь или оказать соразмерную услугу. Сейчас, а не в будущем. Но так как мои возможности невелики, то оптимальной платой будут всё-таки деньги. Сколько, Кирилл?
- Стандартная расценка – две с половиной тысячи. Это личное дело человека и его контакты. – Кирилл внимательно наблюдал за реакцией Аура, но тот на названную сумму и бровью не шевельнул. На самом деле, сын банкира как мог старался скрыть свою заинтересованность, но получалось у него не очень. – На самом деле, я такой подход к делу полностью одобряю. В твоей семье, случайно, евреев не было?
- Не стоит путать обычный деловой рационализм с национальными чертами. – На губах чернокнижника появилась ухмылка: тот же вопрос ему не так давно задавала Диана. – Насколько я знаю, с евреями меня ничего не связывает. Кроме рационализма, конечно же. Счёт для перевода?
Спустя минуту две с половиной тысячи покинули виртуальный карман Аура, перекочевав к Кириллу. Взамен на деньги чернокнижнику переслали внушительных размеров личное дело на пресловутого руководителя и его семью, а так же контакты, по которым на этого человека можно было выйти. Как ни странно, но пребывал немец со всей семьей в Нью-Москве, ютясь в съемной квартире на внешнем северном радиусе этого напоминающего огромное кольцо города, опоясывающего Прима-Москву. Аур не знал, чем был обусловлен выбор нового места жительства, но считал, что кандидатура немца для его планов подходила идеально. Небольшая проверка, дабы вычислить возможную подсадную утку, последующий ритуал – и можно будет не слишком беспокоиться за свои финансы. Всё-таки жена и дети безо всяких рабских контрактов гарантировали верность работника, чем, безусловно, пользовались все без исключений работодатели. Аур и сам всерьез рассматривал возможность именно такого метода контроля, пришедшегося чернокнижнику по вкусу. Глав направлений и их помощников и так, и так придётся клеймить, но вот рядовых сотрудников и членов клана можно цеплять на крючок по методу двадцать второго века…
- Благодарю. Я даже не рассчитывал так быстро найти идеального кандидата.
- Зальцбуры делают или хорошо, или никак. Если нам это выгодно в долгосрочной перспективе, конечно же. – Кирилл, которому явно понравилось вести таким образом дела, щёлкнул пальцем по изнанке купола. – Если нужно будет что-то ещё – обращайся.
- Это пожелание взаимно. Деловым партнёрам кое-в-чём помочь могу и я.
Аур и Кирилл обменялись вежливыми улыбками, после чего разошлись по своим делам. Впереди у чернокнижника была долгая ночь, которую он планировал всецело посвятить внесению корректив в свои планы. Да и вызвать сюда Каролину будет весьма нелишним, так как денег потребуется втрое больше, чем есть сейчас. Следовательно – маленькой банши предстояло выполнить ещё одно задание…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий