Новая эпоха. Аур. Том 1.

Глава 1. Возвращение.

- Воздух чист, датчики в норме, начинаю вскрытие.
- Давай-давай, сразу говори, если что не так.
Древняя каменная плита, перекрывшая проход, со скрипом двинулась в сторону, стоило только человеку в геологическом скафандре приложить некоторые усилия. В поверхность препятствия он врубился уже минуту как, и именно по сигналам датчиков с той стороны сделал вывод о чистоте воздуха. Две с небольшим тысячи лет назад готовящие для себя усыпальницы богачи были щедры на смертельные сюрпризы, но конкретно в этой гробнице преобладали встроенные в стену самострелы, нажимные плиты да выскальзывающие из стен лезвия, даже в свои лучшие времена неспособные повредить современному экзоскелету. Сейчас же, покрывшись ржавчиной, а кое-где рассыпавшись в труху, они казались не опаснее брошенной ребёнком щебёнки. Никакой фантазии у усопшего не было, но найденное у самого входа золото в виде слишком аккуратных кубов внушало расхитителям определённые надежды. Встречались и среди фараонов ценители маленького и уютного пристанища, чего уж говорить о западной Европе, почти Российской Империи? Времена идут, но менталитет населяющих эти земли народов едва ли меняется…
Вскоре плита отъехала достаточно далеко для того, чтобы человек смог пройти дальше. Свет направленных фонарей выцепил из тьмы саркофаг, покрытые пылью сундуки и металлические ящики, какие-то вазы и до ужаса чёткие узоры на стенах и потолке. Последние время будто бы и вовсе не задело, до того целыми они выглядели.
- Ставлю подпорки, проникаю в помещение… Вот же срань! Золото, Вань! Очень много золота…!
У крайней ко входу стены действительно были сложены золотые кубы, и нагромождение это занимало по меньшей мере три квадрата площади при том, что в высоту достигало пояса изрядно подросшего из-за скафандра расхитителя гробниц. Не прошло и минуты, как в комнату вломился ещё один человек в дыхательной маске и закрытой одежде. Даже его глаза закрывали широкие, плотно прилегающие к коже очки, схожие с теми, что носили водолазы. Эти двое хоть и были чёрными археологами, но о своём деле представление имели, и даже отучились в соответствующих заведениях.
- Как будем отмывать? Тут… Сколько кубометр золота весит? Девятнадцать с половиной тонн? – Второй опустился перед находкой на корточки и заглянул в щели между своеобразными слитками. И ни он, ни его напарник не заметили, как вспыхнула и тут же погасла печать, начертанная на саркофаге. – Тут куба два, наверное, будет.
- …! – Первый не смог придумать, как выразить своего радостного удивления словами. – Огромные бабки! Да мне и пары слитков хватит, чтобы хорошо зажить…
По каменному полу, дрожа и колеблясь, плыл серый, ледяной туман, оставляющий за собой дорожку изморози. И если бы в этой комнате нашёлся кто-то достаточно безумный, чтобы разглядывать эту аномалию, то он сумел бы различить среди хаотичных клубов силуэт ухмыляющегося лица.
- Мы всё ни в жизнь не отмоем. Или пристрелят, или ещё чего похуже… Предлагаю поболтать за жизнь с правительством. Нашим где надо подмазать, кому надо занести – и всё пучком! Двухсотой, да даже пятисотой части хватит, чтобы безбедно жить!
- Да мне и тысячной… Кх… В… Вась? Мне что-то нехорошо…
С глухим ударом грабитель в скафандре рухнул на пол, а его напарник – проверил, насколько тщательно прилегает к лицу маска. Он был уверен в своём облачении, качественно изолирующим его от агрессивных воздействий окружающей среды. Буквально перед самым спуском он проверил все системы, а после ни за что не цеплялся… В отличии от своего напарника, судя по всему. Действовал человек быстро, чётко и по-военному жёстко. Без лишних церемоний он разблокировал скаф, подхватил выпавшего из оболочки бессознательного напарника за подмышки теперь уже бесполезный и поволок его к выходу, но тут его взгляд зацепился за человеческий силуэт, сверлящий его взглядом. Рука сама собой дёрнулась к кобуре на поясе, полуавтоматический пистолет устроился в ладони и застрекотал, посылая ворох полноценных свинцовых пуль в странного гостя. Однако тот не то, что не упал, но даже и не дёрнулся: лишь в местах попаданий разошёлся в стороны серый туман, теперь отчётливо видимый.
- А-а-а…!
Крик испуганного человека, на которого ринулось мистическое нечто, оборвался, а полупрозрачный дух стал ещё чётче, употребив в пищу второго долгожданного гостя.
- Я… вернулся! – Тихий, кажущийся вездесущим голос безо всяких сомнений принадлежал духу, сейчас с интересом разглядывающему раскрывшийся подобно цветочному бутону скаф. – Сколько же я спал…?
Спустя час из катакомб, расположенных на самой границе Российской и Германской империй, вылетел почти прозрачный туман, тут же устремившийся к ближайшему скоплению живых. Дух был голоден, и от того, как скоро он устранит этот голод, зависело, как много былых сил шагнёт в новую эпоху вместе с ним…

 

***

 

Аур из Сиктимы, ещё не обрётший плоть, но уже возжелавший узнать о новой эпохе как можно больше, со скептическим выражением лица наблюдал за пузатым мужчиной в чёрных одеяниях. Священник какой-то неизвестной религии отчаянно взывал к своему богу и размахивал церемониальными артефактами, в которых, между тем, практически не было магии, но какого-либо вреда стоящему перед ним духу это не наносило. Сие действо продолжалось уже больше четверти часа, и потому Аур решил, что увидел достаточно.
Повинуясь воле господина, мускулистый зомби, ранее бывший торговцем в какой-то лавке, свернул священнику шею – питаться силами даже теоретически связанного с высшими силами человека дух чернокнижника справедливо опасался. Ведь навлечь на себя гнев небес, когда удалось обмануть смерть, было бы очень, очень обидно.
Тем более, что его физическое тело погибло более двух тысяч лет назад, и за это время человечество шагнуло вперёд и в магии, и в технологиях. Зачастую то, что выходило из-под рук простого человека, было удобнее и совершеннее знакомых Ауру магических аналогов, и это пугало. Взять только одно лишь оружие, способное убивать всё живое на целых континентах, превращая пораженные земли в лишённую жизни пустыню на сотни лет. Ядерные боеголовки нельзя было обезвредить обычными способами – лишь магией, и это, пожалуй, было тем фактором, благодаря которому простые смертные не истребили магов, едва заполучив подобную мощь в свои руки. А голонет, что связывал весь мир и позволял за доли секунды передать слово, звук или изображение на другой конец земного шара? Из-за этой дьявольской приблуды Ауру приходилось торопиться, ибо у него не было никакого желания встречаться с настоящими, а не поддельными светлыми магами. Даже десяток мастеров совладает с древним и сильным духом, а прерывать своё существование Аур ничуть не спешил.
- Всех детей от двенадцати до четырнадцати лет привести сюда.
Мужчина, выбранный старшим надо всем населением деревушки в полтора десятка домов, в сопровождении некачественного зомби направился на задний двор, где дожидались своей участи женщины и дети. Всех мужчин Аур или поднял в виде слуг, или выпил досуха, обеспечив себе запас сил на случай непредвиденных обстоятельств. Что до детей, то им предстояло подтвердить актуальность разработанных Ауром ритуалов для замещения одной души на другую. На самом деле проводить его в скомпрометированном месте чернокнижник не собирался, но желал всё проверить заранее. Женщины… Их маг убивать не любил, и потому оттягивал это действие до последнего. Магия разума никогда не входила в число его достоинств, и потому изменить их память не представлялось возможным. Оставалось только умертвить, удостоверившись, что ни один некромант не сумеет призвать и допросить их души.
Но – не сейчас, а только лишь после того, как действие его заклинаний будет проверено.
- Нет! Пожалуйста, Фред! Только не его…!
Звон пощёчины, донёсшийся до Аура, и последующая за ней тихая, но гневная отповедь, не задела в душе мага ни единой струны. Он был слишком стар и равнодушен к страданиям других, дабы чувствовать жалость… Но вот, наконец, в подготовленную к ритуалу комнату завели пятерых детей, четырёх мальчиков и одну девочку. Последняя, что не укрылось ото взгляда чернокнижника, была слепа, а значит для ритуала совершенно не подходила. Зато все остальные оказались здоровыми и хорошо развитыми для своего возраста, что пару тысяч лет назад встречалось нечасто. Увечья и болезни коверкали жизни людей так, что идеальным состоянием организма могли похвастаться лишь маги с их повышенным иммунитетом, да крайне редкие люди, чаще – священники. В этом плане новая эпоха Ауру нравилась куда больше старой, хоть его и шокировала цифра в двенадцать миллиардов населения. Такой толпы одному опытному магистру-некроманту в былые времена хватило бы, чтобы смешать с землёй всех своих врагов. И если здесь не распространено правление тиранов, то люди нашли какой-то способ бороться с тёмными магами, что, понятное дело, Аура нисколько не радовало. Он был знатоком ремесла душ, некромантом, малефиком и, в меньшей мере, стихийником с одним элементом – льдом. Даже в былые времена признаться в изучении тёмных ремёсел значило подписать себе приговор, а здесь у тёмных магов не было даже систематического обучения, как у всех остальных. В школах и высших магических академиях факультеты некромантии, малефицизма, химерологии и многих других полезных, но кровавых наук просто отсутствовали, а владельцев подобных знаний преследовали на государственном уровне. При этом Ауру всё равно предстояло как-то легализовываться, и потому его выбор пал на детей. Занять место ребёнка, продемонстрировать на испытаниях свой ледяной элемент, поступить в школу или академию, в зависимости от возраста…
А дальше действовать по обстоятельствам. Выстраивать план, имея лишь поверхностные сведения о новом мире, точно не стоило. Можно было скрываться ото всех, но Аур считал это неприемлемым для себя. Господство, доминирование и власть – вот, чего он желал. И пусть даже его род был затерян в песках времени, он всё ещё оставался страшным в своём могуществе чернокнижником. Пусть магия стала совершеннее, пусть заклинатели новой эпохи сильнее и способнее, чем две тысячи лет назад, Аур из Сиктимы всё ещё был уверен в своих силах. Было что-то неприятное в том, что делать себе имя ему предстояло среди детей, но на пути к цели хороши почти все средства.
Да и просто пожить, почувствовать себя живым… Не ради ли этого он не стал дожидаться естественной смерти? Не ради ли этого отказался от не-жизни, отбросив вариант становления личом? Не ради этого рискнул – и сорвал джекпот, обретя бессмертие в виде способного занять чужое тело духа?
Отточенными движениями Аур парализовал одного из мальчишек, проигнорировав его неумелые попытки освободиться. Пара секунд – и вот уже бессознательное тело легло в центр печати, линии которой начали наливаться едким зелёным светом. Рассчитанный на бессилие ритуал, на создание которого ушло двадцать лет, работал, как часы, и через несколько минут Аур рассмеялся. Душа мальчишки ушла, но его тело продолжило жить; стоило только чернокнижнику пожелать – и он займёт его место, и тело будет для него словно родное. Жаль только, что память по наследству не передаётся, и разбираться в устройстве современного общества Ауру предстояло самостоятельно.
Благо, что его интеллект был достаточно высок, а ум – пластичен. Чернокнижник изучил за свою жизнь десятки тысяч книг, и спустя две тысячи лет забвения помнил их все. Разум стоит над телом – тот принцип, которым он всю жизнь руководствовался.
Спустя ещё минуту Аур вырвал душу у другого ребёнка, вселил её в подопытного и тут же привел его в чувство. Отсутствие времени на адаптацию в случае с необученным человеком гарантированно приведёт к безумию, но чернокнижнику было всё равно: эти люди, расположившиеся в «свободном от технологий» посёлке, представлялись ему не более, чем насекомыми. Тем более, что оставлять в живых он никого не планировал…
Ещё двое мальчишек прошли через ритуал, обменявшись телами и тем самым подтвердив и без того неоднократно проверенную в прошлом надёжность магии. Осталась только слепая девочка, которую, как бы странно то ни было, не смущали ни крики сверстников, ни их призывы о помощи. Ауру даже казалось, что ещё чуть-чуть – и она улыбнётся, но на лице малышки сохранялось отстранённо-равнодушное выражение.
Интерес и любопытство сподвигли чернокнижника обратить на этого ребёнка внимание более пристальное, чем на остальных, и первое же диагностическое заклинание принесло крайне странные сведения. Девочка была больна, и больна смертельно. Помимо слепоты, в её теле маг ощутил живую, пожирающую носителя опухоль, уже занявшую значительную часть лёгких. Это мало того, что должно быть очень больно, так ещё и бороться со столь странным недугом, по мнению Аура, сложно. Он не был целителем, ибо один маг не может одинаково хорошо и калечить, и исцелять, но прекрасно себе представлял строение и возможности человеческого тела. В каком-то роде уникальная болезнь, пожирающая организм изнутри, но при этом тесно с ним связанная. Ребёнок двенадцати лет, слепой с рождения, постоянно терзаемый болью. Девочка…
Аур ухмыльнулся. В его разуме появился вариант, при котором он одним выстрелом сбивал двух зайцев: приобретал оружие на случай непредвиденных обстоятельств, и избавлял ребёнка от боли, не лишая его самосознания и личности. Без ментальных рабских оков не обойтись, но такой вариант всё-таки лучше медленной смерти.
- Девочка, ты слышишь меня?
- Да.
Аур улыбнулся. Всё-таки она не глухая, и крики сверстников действительно её радовали. Обижали ли её, или она по природе своей была столь жестока – неважно, главное, что существует хорошая основа для дальнейшей работы.
- Как тебя зовут?
- Каролина.
- Красивое имя. – Дух улыбнулся, и от вида его улыбки содрогнулись бы даже прожжённые вояки. - Ты хочешь обрести зрение и избавиться от боли, взамен встав ко мне на вечную службу, Каролина?
- А… - Белые омуты незрячих глаз «посмотрели» прямо на Аура, заставив того чувствовать себя не слишком-то хорошо. Не проявление малодушия и слабости, но нежелание наблюдать за бессмысленными страданиями детей и женщин. Сейчас же перед ним была девочка, совместившая в себе оба понятия. – Вы волшебник, да?
- Злой и тёмный волшебник. Приняв моё предложение, ты тоже станешь злой и тёмной. Подумай, хочешь ли ты этого. – Аур собирался было уже отвернуться, дабы по второму кругу исследовать трупы детей, к которым были всё ещё привязаны души, но чувство маленькой ладошки, рассеявшей туман, из которого состояло тело чернокнижника, заставило его приподнять бровь. – Что ты делаешь?
- Вы тёплый. Я согласна. Избавьте меня от боли, пожалуйста. Я не хочу больше этого терпеть…
- «Тёплый?». – Сформировалась мысль в голове мага. – «Неужели она ещё и одарена тьмой, и именно из-за этого её не забрали учиться? Или дело в слепоте и страшной болезни…?».
- Смерд, приведи всех женщин. Тех, кто будет сопротивляться, лиши сознания. – Мужчина коротко кивнул и вылетел из комнаты, словно выпущенный из пращи камень, а в следующую секунду Аур вытянул руку в сторону детских тел, обратив их в серый прах. Порыв несильного, стелящегося по полу ветра – и вот уже он сбился вдоль стены дома, обнажив начавшие течь и изменяться контуры печати. Опыт и навыки позволяли чернокнижнику не ползать на коленях с мелом в зубах, восстанавливая требуемые руны по памяти. Такой подход требовал много большей силы разума, чем любые другие чары, и при этом не прощал ошибок. Малейшая неточность в голове отражалась и на рунном круге, что, в свою очередь, могло привести к несчастному случаю. – Каролина, ты ведь понимаешь, что твои родители или уже мертвы, или умрут в течении часа? Я не собираюсь оставлять здесь живых.
Девочка, к этому моменту севшая на корточки и склонившаяся над ближайшими рунами, пожала плечами.
- Мои мама и папа давно мертвы. Меня удочерили, я – ребёнок-наказание.
- Ребёнок-наказание? Поясни, будь так добра. – Как-то автоматически Аур решил для себя, что именно эта девочка станет его ученицей. Она была слепой, но ущербность сыграла ей на руку как магу: она совершенно точно воспринимала напитанные магией руны, которые сейчас рассматривала. Знали ли люди вокруг неё о даре малышки? Знали ли о том, что она, при должном обучении, станет новой Царицей своего направления? Малефицизм, некромантия, магия крови, даже стихии – независимо от того, в какой области будет лежать её талант, она не потеряет своей поразительной чувствительности. – Раньше мне не встречалось подобное… определение.
- Если человек совершает незначительное преступление, то ему могут выдать в качестве наказания обречённого ребёнка. Правительство следило за тем, чтобы меня не обижали, а Ричард и Мария меня содержали. – Девочка нахмурилась, и Аур понял, что сейчас она решала, стоит ли говорить ему о чём-то важном. – Я… болею. И эту болезнь очень-очень дорого лечить. Вряд ли я проживу больше пары месяцев.
- В этой стране маги не лечат людей?
- Лечат, но за большие деньги. Как вас зовут?
На вопрос маг ответил рефлекторно, уже погрузившись в размышления о том, насколько прогнила страна, в которой ему довелось оказаться. Обрекать ребёнка на смерть, отказывая ему в лечении – худшее, на что были способны маги. А уж одарённого ребёнка… Или они знали о том, что Каролина – потенциальный тёмный маг? В глазах общества она опасна, и они вполне могли просто позволить ей умереть от болезни, не пачкая руки. Даже в глазах Аура, богомерзкого чернокнижника, чья душа была пропитана тьмой, этот поступок был одним из наихудших. Милосерднее было убить дитя, а не обрекать его на страдания.
- Аур. Аур из Сиктимы…
- Теперь вы откажетесь делать меня сильной?
- Просто из-за того, что твоё тело болеет? – Девочка коротко кивнула. Она была испугана и капельку разочарована, но не показывала этого открыто. – Тело – тлён, Каролина. Мы, одаренные тьмой, можем позволить себе менять физические вместилища как перчатки. Цена этого – то, что люди зовут человечностью.
- Я не люблю людей. – Холодно произнесла девочка, сжав кулаки. – Они не сделали для меня ничего хорошего, только плохое.
- Не все люди являют собой зло. Есть и те, кто искренен, честен и добр. – В комнату начали заходить перепуганные женщины, конвоируемые немёртвыми и смертельно бледным Фредом, уже не надеявшимся выжить. – Встань в центр пентаграммы. Ты ведь видишь её?
- Да. Я… давно вижу магию. Вы будете меня учить?
- После того, как избавлю тебя от физического тела, и только если ты сама примешь своё новое существование. В противном случае я отпущу твою душу, и ты уйдёшь на перерождение.
- Я согласна.
Аур сконцентрировался – и женщины, переступившие контуры печати, потеряли контроль над своими телами. Под какофонию поочерёдно стихающих криков и визгов вставали на свои места и падали замертво, отдавая все силы на подпитку страшного, могущественного ритуала, провести который мог только опытный некромант. В течении минуты погибли все одиннадцать несчастных, а Аур принялся начитывать слова заклинания на языке даже более древнем, чем нередко используемая «магическая» латынь.
Поначалу Каролина ничего не чувствовала, лишь ощущала, как к ней стягивается притягательно-тёплое волшебство. Она не видела остывающих тел, разбросанных вокруг неё, но предполагала, что взрослые кричали не просто так. Любой ребёнок на её месте испугался бы, но Каролина – нет. Она считала происходящее её единственным шансом продолжить жить, а не выживать. И это желание, это добровольное стремление послужило катализатором, от которого хрупкое, поражённое болезнью тело ребёнка вспыхнуло серым пламенем, оставившим после себя лишь нечто сначала едва различимое, но с каждой секундой обретающее плотность.
- Ты довольна, Каролина? Довольна той жизнью, которой я тебя одарил?
Колеблющиеся клубы тумана в одно мгновение сжались, приняв форму человеческого тела. Не болезненная полумёртвая девочка, но прекрасная девушка поднялась на ноги посреди пентаграммы, обведя взглядом комнату и трупы, по ней разбросанные. Единственным живым здесь был только Фред, сейчас забившийся в угол и шепчущий какие-то молитвы, и именно на него оказалось направлено внимание молодой банши.
- Я хочу убить его. Убить за то, что он хотел со мной сделать!
Глаза Каролины вспыхнули потусторонним светом, и Аур, едва сдерживающий довольную ухмылку, кивнул, по-хозяйски взмахнув рукой. Он, выросший в столице одного из древнейших городов, прекрасно себе представлял, что мразь в теле мужчины может попытаться сделать с ребёнком, до которого никому нет дела.
- Он твой, Каролина.
Визг десятков женских голосов слился в один; банши, получившая дозволение хозяина, пила силы смертного, которому не повезло обидеть её при жизни. Фред был самую малость одарён, и только потому стал посыльным Аура в этой крошечном поселении людей, каким-то странным образом пекущихся о природе. Они отказывались от благ цивилизации, жили обособленно, и единственной связью с внешним миром являлся прибывающий раз в день механизм, полный продуктов. Грузовик, он же автомобиль, сейчас стоял рядом с одним из домов, а выпитый до капли водитель лежал в грязи неподалёку. Аур как мог снижал вероятность раннего обнаружения, и у него это до сих пор получалось более чем хорошо, в чём помогла ограниченность использования голонета.
Медленно, словно нехотя начали таять рунные круги. Аур не пожалел ограниченных сил этого тела на создание истинной банши, столь редкого порождения некромантии. Добровольно пошедшая на ритуал одарённая, чистая душой и при том ненавидящая людей – чудовищная редкость, и Аур просто не мог упустить шанс заполучить разумного слугу, а не жалкий слепок памяти и эмоций, каковым являлась вся поднятая насильно нежить.
- Тебе нравится мой дар, Каролина? – Банши отошла от иссохшего тела человека, с благодарностью посмотрев на своего господина. – Готова ли ты жить в таком виде во благо меня и себя? Готова ли учиться у меня?
- Да, господин!
- Отныне и вовек ты будешь подчиняться своду правил, которые, впрочем, можно нарушить, если таковым будет мой прямой приказ. И первое правило – не убивать, покуда в этом нет жизненной необходимости…

 

Два духа – и море трупов. Более в поселке у самой границы не осталось ничего и никого. И взгляд свой Аур, жаждущий завладеть подходящим телом, направил на восток, в сторону обширной и могущественной Российской Империи…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий