Прекрасное зло

Книга: Прекрасное зло
Назад: Иэн
Дальше: Мэдди

Мэдди

День убийства



Мы бежали в прихожую бок о бок. Встав внизу у лестницы, я подняла телефон над головой и уронила его. Телефон разбился на несколько частей. Батарейки покатились по полу.

– Быстрее, – сказала Джоанна, и мы полным ходом побежали наверх.

На ступенях в ожидании стирки лежало одно из одеял Чарли. Схватив его, я вытерла себе лицо. Оно было забрызгано кровью. Я бросила одеяло обратно на ступени.

Мы вошли в спальню Чарли.

– Где телефон? – шепотом спросила Джоанна.

– Он был здесь! – прошептала я в ответ.

– Ну же, Мэдди, не занимайся фигней. У нас нет времени!

– Он был здесь!

– Но сейчас его здесь нет! Иди найди его!

Через десять секунд я вернулась с телефоном.

– Звонить?

– Да.

Я набрала 911.

В то же мгновение Джоанна разбудила Чарли, жестоко ущипнув его за руку.

Чарли взвыл, и я забормотала:

– Иди наверх, детка, прошу. – Мой голос звучал твердо. Это было хорошо. – Прошу! Иди! Сейчас же! – А затем я внезапно заорала в телефон: – О боже! Скорее! Прошу вас, помогите нам! Скорее! Нет!

Мое сердце колотилось так, словно вся инсценировка была реальностью.

Затем я ударила телефон о деревянную спинку кровати, и он отключился.

Я посмотрела на Чарли. Его глаза были зажмурены, рот открыт, а по румяным щечкам катились слезы. У него была истерика. Я потянулась к нему, но Джоанна сказала:

– Пойди поставь телефон на базу в спальне, как мы договаривались.

– Ладно, – ответила я.

Однако я не двинулась с места. Я не могла оторвать взгляд от Чарли. Не могла говорить.

– Он в порядке, Мэдди, – сказала Джоанна. – Ему приснился кошмар, вот и все. Правда, Чарли? Это был просто кошмар.

– Мне больно! – пробубнил Чарли в перерыве между всхлипываниями.

– Прости, малыш, – сказала я. Мой голос звучал так же отчаянно и истерично, как и его. – Мамочка не должна была позволять…

– Дай мне телефон! – рявкнула Джоанна. – Я сама его поставлю. Забери ребенка и спрячься с ним! Ты ведь помнишь, что говорить, правда? Мы поднялись наверх, чтобы забрать Чарли. Нам показалось, что мы услышали вопли Иэна и решили спрятаться, а не спускаться обратно, когда в доме беснуется пьяный псих.

Я была в ступоре и способна лишь в оцепенении смотреть на своего сына. Да что со мной такое? Из его носа на губы стекали сопли. Моя грудь тяжело вздымалась, и я слышала собственное дыхание. Я задыхалась.

– Ты сможешь с этим справиться? – властно спросила Джо.

– Да, – ответила я, моргая и тряся головой. – Я уже в порядке. Пойдем, Чарли. Я хочу, чтобы ты пошел со мной.

На Чарли была пижама и футболка с мультяшным паровозиком. Он взял меня за руку и, все так же безутешно вытирая нос, вышел за мной из спальни в темный коридор.

Иэн

День убийства



Открыв глаза, Иэн увидел звездное небо. С неба упала огненная звезда, и пустыня содрогнулась. За ангарами в небо поднялся разрастающийся красный шар. Последовал взрыв, от которого сердце Иэна замерло. В темной дали по небу проносились разноцветные вспышки, и Иэн внезапно осознал, где он. Это был заброшенный аэропорт в иракском Киркуке.

– Ладно, – сказал он, сумев наконец подняться, едва удерживаясь на ногах.

С трудом делая один тяжелый шаг за другим и часто останавливаясь, он пересек поле. Было темно, однако Иэн думал, что все-таки сможет найти брошенный джип, который заметил чуть ранее. Взрывные волны вздымали вокруг него красную, желтую и оранжевую грязь. Иэн инстинктивно упал на землю.

Он врезался во что-то твердое, с облегчением осознав, что это и был джип. Съехав спиной по кузову машины, Иэн сел на растрескавшуюся землю и понял, что ему удобнее, чем он ожидал. Он чувствовал себя в относительной безопасности, понимая, впрочем, что его ранило в спину и что ему нужна помощь.

До ушей Иэна доносился звук сирены. Внезапно он почувствовал душевное изнеможение и полную безысходность. Иэна охватило такое отчаяние, какого он не ощущал еще никогда в жизни. Происходило что-то плохое.

Это контузия, сказал Иэн себе. Он огляделся. Не считая причудливого светового шоу в небе, вокруг было совершенно темно. Бессмыслица какая-то.

«Я в порядке, – мысленно сказал себе Иэн. – Просто устал», – добавил он. На Кипре он ощущал подобную усталость, когда ему просто не хотелось просыпаться. Теперь это ощущение вернулось. Черт возьми! Он не спал по-настоящему с тех пор, как оказался на устланном костями лугу в Руанде. Иэн так и не сумел покинуть это поле, продолжая идти по нему всю свою жизнь.

Он услышал шаги. Тяжелую поступь сапог по земле. К нему кто-то бежал. Оранжевые вспышки взрывов в безлунном небе освещали приближавшуюся к Иэну фигуру.

Иэн попытался наклониться вперед, потому что его спина промокла. Гребаная пустынная жара и треклятый пот. Впрочем, это оказалось плохой идеей. Движение заставило кровь политься из его рта, так что теперь рубашка была мокрой еще и спереди.

Он привычно потянулся к рукоятке винтовки, однако его пальцы нащупали лишь пустоту.

А незнакомец все приближался. Темный силуэт в свете оранжевых вспышек. В ночном небе рассыпалась искрами еще одна вспышка, на сей раз белая, и Иэну все стало прекрасно видно. Он мог разобрать каждую деталь окружавшего его пейзажа, в том числе и вырисовывающегося на его фоне Питера. Ох, Питер, чертов Питер. Он никогда особо не блистал умом, но это было уже совсем из рук вон. Зачем вот так бежать через поле?

Содрогнувшись, Иэн обхватил свои колени, зная, что произойдет дальше, однако, открыв через секунду глаза, он увидел, что Питер стоит прямо перед ним, целый и невредимый. Тот самый Питер, в которого должен был попасть самый, на хрен, искусный снайпер, которого когда-либо видел мир. Слабым движением руки Иэн указал Питеру, чтобы тот приник к земле и укрылся от вражеского огня. Он закрыл глаза, не желая вновь видеть того, что случилось с его другом.

Но ничего не произошло. Открыв глаза, Иэн увидел, как Питер, развернувшись, сел на землю рядом с ним. Он улыбался и выглядел гораздо лучше, чем помнил его Иэн. Со своими светлыми кудрями, веселыми круглыми голубыми глазами и детскими чертами лица он напоминал сказочного персонажа. Иэн расхохотался от охватившей его всепоглощающей радости, однако смех так никогда и не сорвался с его губ.

– Пит, ты в порядке?

– Со мной все хорошо, приятель! Просто ништяк. – Питер полез в свой нагрудный карман. – Помнишь, я говорил тебе о последней сигарете, которую берег? Она – для тебя.

Иэн попытался ответить, однако вместо слов из его рта хлынула кровь, пузырясь и заливая рубашку.

– Я должен…

Кровотечение не прекращалось.

– …позвать…

Его снова вырвало кровью.

– …на помощь, Пит. – Руки Иэна забегали по его собственному телу, безуспешно пытаясь остановить кровотечение. – Я еще не хочу умирать. – Найдя в кармане рацию, Иэн выудил ее и нажал на кнопку микрофона: – «Альфа»?

– Это не твоя рация, – произнес Питер, глядя на сотовый телефон в его руке. Он вновь протянул ему последнюю сигарету, соблазняюще помахав ею в воздухе. – Давай же. Ты сам знаешь, что хочешь этого.

Его слова прозвучали как приговор, но Иэн не готов был это принять. Он зашелся прерывистым кашлем. Он чувствовал себя утопающим, захлебывающимся в воде. Попытавшись выплюнуть пенившуюся жидкость, он понял, что как минимум одно из его легких не работало.

– Пит, – сумел произнести он. – У меня есть… У меня есть…

– Что, Иэн? Что ты пытаешься сказать?

– Нагрудная кровоостанавливающая повязка. Она в моей аптечке. Была там. – Иэн коснулся своих ног. – Поможешь мне ее найти?

Они оба начали шарить по темной земле, но аптечки нигде не было. «Да где же она, на хрен? – подумал Иэн. – И почему на мне джинсы? Треклятая жара – это перебор для такой одежды».

– С тобой все будет в порядке, – успокаивал Питер.

Впервые в жизни разум Иэна принял решение защитить себя самого. Иэн практически не умел плакать, однако теперь из его груди вырвался всхлип.

– Лживый ублюдок, – прошептал Иэн, попытавшись улыбнуться сквозь слезы. – У меня шрапнель в легких.

– Подумай о своей семье. Это то, что ты сказал мне. А ты, Иэн, ты выиграл в лотерею, приятель! У тебя есть жена и чудесный маленький мальчик, привыкший тобой восхищаться.

Иэн посмотрел на него в замешательстве:

– У меня нет семьи. Это у тебя она есть.

– У меня были Эшли и Полли. И должен был родиться еще один. А у тебя есть Мэдди и Чарли.

– Это все было на самом деле?

– Не будь идиотом, Иэн. Разумеется, это было на самом деле!

– Чарли? Неужели? Чарли и Мэдди? Спасибо тебе, Господи, за них!

Взглянув на телефон у себя в руке, Иэн попытался набрать номер Мэдди. Цифры прыгали у него перед глазами, а пальцы не попадали на кнопки.

– Однажды… – едва слышно пробормотал он, надеясь, что Питер сможет понять его слова, отчетливо звучавшие лишь у него голове. – Однажды, в Ираке, я пытался позвонить ей с телевизионного пульта. Джон был просто в бешенстве. Мой брат. Ты его знаешь. Я был пьян. Однажды я… Эта штука тоже не работает. – Иэн не мог с собой совладать. – Я облажался, Пит.

Ангельское лицо Питера внезапно приобрело сердитое выражение.

– Ты не облажался. Не облажался, Иэн. Ты сумел благоустроить их жизни. Твой сын никогда не узнает, что такое война. И ты любил Мэдди, правда?

– Всегда. И люблю до сих пор.

– Держись за эту мысль.

– Я могу с ними попрощаться?

– Нет, приятель. Боюсь, что нет. – Внезапно лицо Питера просветлело. – Но ты поцеловал Чарли на ночь и сказал ему, что любишь его. Это даже лучше, чем прощание.

– Я это сделал! Да, сделал. Значит, я не в Киркуке, верно?

– Нет.

– Я умираю у себя в подвале?

– Боюсь, дела обстоят именно так.

– Как я здесь оказался?

Питер рассмеялся:

– Ты оступился, приятель. Прямо как во времена наших запоев.

Он вновь предложил Иэну сигарету, и на сей раз Иэн ее взял. Питер помог ему подняться на ноги и произнес:

– Давай пойдем туда, где безопасно. Что скажешь?

Иэн кивнул.

Обняв его за плечи, Питер повел Иэна мимо его любимых компьютеров. Иэн шагнул к ним – на их экранах мелькали знакомые фотографии. Вот Иэн в бейсболке держит на руках новорожденного Чарли, сидя в кресле. Вот они с Мэдди позируют на крыльце веранды дома ее родителей в день их свадьбы. А вот чудесная фотография, на которой они втроем стоят вместе с собаками посреди кемпинга на фоне Скалистых гор за несколько часов до того, как Мэдди получила травму.

Питер мягко потянул его за руку. Нехотя отведя взгляд от фотографий, Иэн прошел мимо домашнего кинотеатра, где ему уже никогда не доведется посмотреть вместе с сыном все серии «Звездных войн». Все было кончено. Иэн смежил веки, и темнота стала абсолютной, лишь полоска серебряного света струилась по бетонному полу подобно лунной дорожке на воде. Они с Питером зашагали по этой дорожке и, пройдя через деревянную дверь, отправились в укрытие, в последний, несокрушимый бастион Иэна, где он отныне всегда сможет чувствовать себя в безопасности.

Назад: Иэн
Дальше: Мэдди
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий