Прекрасное зло

Книга: Прекрасное зло
Назад: Иэн
Дальше: Иэн

Мэдди

За две недели до этого



Кэми Джей насыпала в карманы своей черной толстовки с принтом группы «Аэросмит» корм для рыб, и теперь мы стояли у края искусственного пруда за ее домом.

Она бросала корм в воду, и подплывавшие карпы хватали его своими огромными ртами, выглядевшими так, словно они делали кому-то минет. Я едва не произнесла это вслух, но вовремя сдержалась. Нельзя просто говорить все, что приходит мне в голову. Меня может глючить, но в целом я себя контролирую.

За исключением вчерашнего дня в тренажерном зале. Это действительно выглядело странным. Разумеется, досадно, когда ты, проехав всю дорогу от Медоуларка до Оверленд-Парка, обнаруживаешь, что приехала в зал за полчаса до начала своего занятия по кардиокикбоксингу. Немудрено разозлиться, когда тебе приходится долго успокаивать безутешного трехлетнего ребенка, прежде чем оставить его в пахнущем какашками и хлоркой детском садике. Или когда ты, расположив свои скамеечку, коврик, гантели, полотенце и достав воду, видишь, как выпятив задницу и с наглым видом человека, считающего, что ему все должны, к тебе идет опоздавшая на две минуты женщина. Это раздражает, когда она становится в дюйме от тебя и кладет свою спортивную сумку и витаминную воду в том самом месте, где ты собиралась делать треклятые упражнения на гибкость. Любой согласится, что разозлиться, блин, в такой ситуации было неудивительно. Она, черт возьми, стала ко мне слишком близко. Опоздала и, черт возьми, стала слишком близко. Так что это не могло не произойти. Я объяснила, что это была случайность. Сказала это рыдающей женщине с выпяченной задницей, выводившему ее из зала с пакетом льда главному тренеру и даже недовольной инструкторше, которой не следовало допускать на своем занятии такого столпотворения. «Простите», – сказала я им.

* * *

– Хотите покормить рыб? – спросила Кэми Джей.

Я покачала головой.

– Вы сходили к неврологу по поводу ЭЭГ?

Я кивнула.

– И?..

– У них очередь до августа.

– Да ладно. А что насчет МРТ?

– То же самое.

– Вы сегодня ужасно тихая.

– Я плохо спала. Мне приснился очень тяжелый, кошмарный сон. О Панде, старой кошке Джо.

– Вы говорили мне о ней. Кошка, которую отравили, когда у нее были котята. Полагаю, они все умерли?

– Вообще-то нет, – ответила я, вспомнив о том, что рассказал мне Иэн. – Как оказалось, Иэн отнес котят в приют. Пара из них выжила.

Кэми Джей выглядела озадаченной.

– Иэн сделал это для Джоанны? Почему? Из написанного вами я поняла, что они друг друга ненавидели.

Ответ на этот вопрос, скорее всего, потряс бы ее, как в свое время потряс и меня. Однако это Кэми Джей не касалось.

– А еще у меня сегодня утром опять был приступ паники, – сказала я.

– Почему же вы мне об этом не сказали?

– Я собиралась. Когда мы должны были начать наш сеанс.

Кэми Джей бросила остававшийся в ее карманах корм в пруд, подняв среди рыб настоящий переполох.

– Тогда пойдемте. Прошу прощения. За работу!

Войдя в заднюю дверь, мы сбросили обувь. Полагаю, я начинала вести себя у Кэми Джей как дома. Кэми принялась заваривать ромашковый чай. Глянув на меня через плечо, она спросила:

– Что спровоцировало этот приступ паники?

– Я разнюхивала информацию.

Кэми Джей обернулась:

– Разнюхивали?

– Да. У Иэна два ноутбука. Один – для работы, второй – для сверхособенных игр, требующих мощной видеокарты. И электронных адресов у него тоже два. Новый, рабочий, и старый, заведенный им еще много лет назад. Я открыла его и прочла адресованное ему письмо. Похоже, он купил недвижимость, о которой мне не говорил. Так что я начала рыться в его бумагах. В конце концов я достала его игровой ноутбук, взломала пароль и посмотрела его старый ящик.

– И?

– Его бывшая посылает ему собственные фотографии в стиле ню.

– Фу! Моя дочь говорила мне никогда так не делать. Существует телефонное приложение, которое стирает их через минуту или что-то в этом роде.

Значит, у нее действительно есть бойфренд. Или бойфренды. Я ухмыльнулась. Молодец, бабуля.

– В смысле это, скорее всего, не проблема, – сразу пошла на попятную Кэми Джей, положив на разделочный стол ручку и упаковку бумаги для заметок.

Я расхохоталась. Боже, как я ее люблю.

– По правде говоря, я сомневаюсь, что у нее есть его нынешний телефонный номер, – произнесла я, не в силах скрыть свое веселье. – К тому же, несмотря на все попытки, я не смогла найти доказательств того, что он в ответ слал ей фотографии своих причиндалов. Единственное, что я нашла, – это совершенно безобидная электронная открытка, в которой он желал ей и ее родителям счастливого Нового года.

– Но он не удалил эти грязные фотографии.

– Нет. Во всяком случае, не все. А некоторые сохранил в папке под названием «Отвергнутая мстительница».

– Хм. И что вы по этому поводу чувствуете?

– Противно, – сказала я, скорчив гримасу. – Но меня это не особо злит. В смысле он же мужчина. Они ведь любят глазами, не правда ли? Так все говорят. Это не значит, что он мне изменяет.

– У вас очень продвинутый взгляд на вещи, – заметила Кэми Джей.

Жестом поманив меня за собой, она понесла чай к себе в кабинет.

– Устраивайтесь поудобнее.

Поджав под себя ноги, я уселась в мягкое кресло.

– Но, честно говоря, приступ паники у меня вызвало не это.

– Тогда что же? – спросила Кэми Джей.

– Я решила порыться в его вещах, так что мне пришлось спуститься в подвал, хотя я никогда туда не хожу. То странное письмо, о котором я говорила. Оно было от компании, занимающейся строительством бункеров. Иэн, похоже, хочет построить себе один такой. А они ведь дорогущие!

Глаза Кэми Джей подозрительно прищурились. Она постучала себя ручкой по виску.

– Бункеров? В смысле таких, как секретные бункеры?

– Да, полагаю. Потому я подумала, что мне нужно увидеть, что он затеял. Я наткнулась на фотографии Фионы случайно. Да он и не пытался их спрятать. Но затем я подняла взгляд и увидела дверь, ведущую в глухую часть подвала. И у меня возникло очень странное ощущение. Я была там всего несколько раз, сразу после того как мы переехали в этот дом. Внезапно мне стало очень интересно, что он хранит…

Остановив меня жестом, Кэми Джей сказала:

– Стойте. Не думаете, что вам нужно это записать?

– Ладно.

Она протянула мне мой блокнот с котиком, однако когда я почти поднесла ручку к бумаге, у меня вдруг возникли сомнения. Это важно. Мне нужно мыслить ясно. Взглянув на Кэми Джей, я сказала:

– Я немного устала от письма, а с вами так легко беседовать. Может, мы могли бы сегодня просто поговорить?

Она была польщена.

– Разумеется. Две девчонки сегодня просто поболтают.

– Что ж, внезапно меня очень заинтересовала эта глухая часть подвала. Иэн вел себя так, словно ее вообще не существует. Я думала, что он относится к ней так, потому что она грязная и страшная. Думала, что там нет ничего особенного. Только котел, насос, пластиковая бадья с искусственной елкой, новогодние игрушки да кучка пауков с мышами. Но затем я вошла внутрь. Открыла дверь и… У него там сплошная стена воды.

– Стена чего?

Кэми Джей явно ожидала другого.

– Водные блоки. Пластиковые контейнеры, которые установлены один на другой и наполнены водой. Получается стена воды. У него хватит воды на несколько месяцев. А еще там были целые бочки сублимированной еды. Яичный порошок и картофельное пюре быстрого приготовления в количествах, достаточных, чтобы продержаться год. Сотни банок с едой. Хотя возможно, что и тысячи. Супы, чили, консервированное мясо, пакеты риса. И целые ящики репеллента, батареек, ножей, ручных фонариков, солнечных панелей и налобных фонарей. Три лука со стрелами. Теплоизолирующие чехлы для спальных мешков, используемые только при турпоходах в зимнее время… И ловушки. Для животных. Я была в шоке. Он что, знает что-то, чего не знаю я? Но затем я подумала: нет, он ничего не знает. Он сумасшедший. Что может случиться с Чарли, если он останется с папашей, ждущим конца света? И тогда я разозлилась сама на себя. Потому что мне нужно было быть осторожнее. Он не был… – я сделала паузу, – идеальным кандидатом на роль отца. Я знала, что с ним могут быть… проблемы. И… И… Я решила…

Глаза Кэми Джей сияли. Она наконец получила то, что хотела. Открыв рот, Кэми заговорила с придыханием, подобно тому, что можно услышать из уст персонажей мыльных опер.

– Чтооооо? – шепотом протянула она.

Я вся дрожала, не в силах произнести ни слова. Я была уверена, абсолютно уверена, что произойдет что-то ужасное и что мы с Чарли были не в силах это остановить.

– Не могу сказать.

– Можете, Мэдди. Вы знали, каким он был, и все равно его выбрали. Вы решили завести с ним ребенка, даже зная, что он неуравновешен. Вы можете мне рассказать. Что вы решили?

По моим щекам лились слезы. Я не могла взглянуть ей в глаза. Я не хотела, чтобы хоть кто-то знал правду, но мне нужно было это сказать.

– Вы начнете плохо обо мне думать.

– Нет, не начну.

– Я любила его. Но я знала, что он перенес душевную травму. И подумала, что если выйду за него, то, возможно, у меня будет ребенок. Я знаю, это звучит ужасно – привести ребенка в мир, в котором существует злой, проблемный мужчина. Но я сказала себе, что если Иэну не станет лучше, тогда то, что предположительно может случиться потом… мы всегда сможем обсудить.

– Ох, Мэдди.

– Знаю. Боже упаси, если ему станет известно, что я когда-либо думала о том, чтобы уйти от него и забрать с собой Чарли. Не знаю, что бы он с нами сделал.

– А он знает про эти ваши мысли?

– Не думаю.

– А вообще кто-нибудь знает?

Уронив голову себе в руки, я ответила:

– Да.

– Кто?

– Моя сестра Сара.

– И все? – спросила Кэми Джей, наклонившись ко мне так, словно я говорила неслышным шепотом.

– И все, – ответила я. – Только Сара. И несколько дней назад я сказала Джоанне.

* * *

Я решила позвонить ей. Утром.

Накануне вечером я долго лежала в постели с Чарли, щекоча ему спинку. Я не хотела идти в свою комнату, где, воззрившись в потолок, размышляла бы о своей идее пригласить Джоанну к себе, задаваясь вопросом, не совершаю ли я ошибку.

Я абсолютно не хотела повторения того, что произошло в тот злополучный день, когда мы с ней говорили в последний раз. С тех пор мы с ней не виделись. Это было четыре года назад. Или даже больше. Я была на поздних сроках беременности, и у меня зашкаливали гормоны. Так я оправдывалась сама перед собой. Говорила себе, что именно из-за этого была такой наивной и думала, что, возможно, она будет рада за меня и я смогу снова ее обнять.

– Алло? – рявкнула она после первого же гудка.

Из трубки доносился стук клавиш. Я знала, что Джоанна умеет делать несколько вещей одновременно. Она ответила на телефонный звонок, продолжая печатать на компьютере.

– Джо? – сказала я.

Опять. Этот застенчивый, робкий голос, вообще не похожий на мой. Эта маленькая, пугливая частичка меня, которая проявлялась только в присутствии Джо.

– Мэдди! – заорала она так громко, словно только что выиграла в лотерею. – Я как раз думала о тебе.

– Что? – Я была в шоке. – Думала обо мне? Почему?

Разговор начался совсем не так, как я ожидала.

– Ей-богу, думала! Сидела здесь, в Миссисипи…

– Миссисипи!

Джоанна всегда вслух удивлялась, как я еще не удавилась, навещая ежегодно маму с папой в Канзасе, а теперь она, оказывается, была в Миссисипи!

– Да! – с энтузиазмом произнесла она. – Я работаю в организации, занимающейся переселением беженцев, и угадай, куда в следующем году отправится наша первая сирийская семья? В Канзас-Сити! Гип-гип-ура! Ну разве это не провидение? Я как раз рассказывала одному парню в нашем офисе, что частенько гостила там у своей старой подруги Мэдди. Лучшее барбекю в мире! Так что я в самом прямом смысле только что говорила о тебе. Почему у тебя дрожит голос?

Он у меня и правда дрожал. Я все еще не могла говорить спокойно. Отвечать как нормальный человек.

– Что? – спросила я глупо. – Как ты?

Глядя на свой огромный беременный живот, я спустилась на землю. Но комок в горле мешал мне говорить.

– Я в порядке, – ответила она. Стук клавиш не прекращался. В этом была вся Джоанна. Этот разговор не был для нее так же важен, как и для меня, и она тут же вернула мне мой вопрос: – Как ты? Какие новости? Это просто до безумия приятный сюрприз!

Новость была всего одна. В моей жизни произошло всего одно действительно потрясающее событие.

– У меня будет ребенок, Джо. Мальчик. Я подумала, что, возможно, ты могла бы приехать и увидеться со мной. Подумала…

Я оборвала себя, так и не закончив фразу. О чем я только думала? Джоанна перестала печатать. Возможно, она даже перестала дышать. В трубке воцарилась полная тишина.

Наконец Джоанна вновь заговорила, и ее голос был тихим и напряженным:

– Значит, вы с Иэном все-таки поженились? Действительно поженились?

– Да. Джо, послушай. Прошу. Мне немного страшно, и я скучаю по тебе…

Она повесила трубку. Однако я успела услышать, как из ее горла вырывается судорожный всхлип. Я так и сидела сжавшись. До меня словно доносился звук ее рыданий, даже несмотря на то, что в трубке не было ничего слышно, кроме коротких гудков.

Мой ребенок пинался.

* * *

И вот несколько дней назад, вечером, я лежала, обняв этого ребенка, маленького мальчика, который рос невероятно быстро. Теперь ему было уже четыре, и я опять хотела и в то же время боялась позвонить своей лучшей подруге, Джоанне.

Спустившись на первый этаж, я налила себе бокал вина.

А, на хрен, подумала я. Пора с этим кончать. Я набрала номер.

Джоанна была не на работе. Она не печатала, не была ничем занята, и в ее голосе не слышалось даже намека на неловкость, хотя прошло уже немало времени.

– Я ждала твоего звонка, – сказала она. – Расскажи мне обо всем.

Назад: Иэн
Дальше: Иэн
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий