Прекрасное зло

Книга: Прекрасное зло
Назад: Мэдди
Дальше: Мэдди

Мэдди

За четыре недели до этого



Я все еще должна была сделать для Кэми Джей письменное задание. Я так и не написала, почему для меня была так важна последняя фотография. Я ушла раньше запланированного. В очередной раз. Моя терапия, похоже, проходила не слишком удачно. Я не могла себе представить, чем я так нравилась Кэми Джей.

Я сидела за своим компьютером, а Чарли лепил на обеденном столе довольно уродливое изваяние из зефира и зубочисток. Собаки сладко спали на залитом солнцем дворе.

Я прикоснулась к фотографии. На ней я стояла перед зданием, где располагалась моя нью-йоркская квартира. Та, в которой я жила, когда работала гувернанткой. Я скучала по той себе. По цельному человеку. По своему красивому лицу без шрама, пересекавшего глаз. По своей молодости. Я постарела и во многом изменилась.

Я принялась писать:

Здесь я жила, когда Иэн позвонил мне и попросил встретиться с ним в Боснии. Здесь я жила, когда вернулась из той поездки. Я провела в этой квартире немало хороших дней до того, как села в самолет на Хорватию. В самом деле. Квартирка была слишком маленькой даже для того, чтобы пригласить друзей на ужин, однако иногда ко мне на бокал вина заходил Стефан, после чего мы вместе шли в арт-кафе. Это местечко представлялось весьма удачным. До этого я жила с сумасшедшей моделью. Ее звали Шейна, и она сдавала мне в качестве жилья гардеробную в своей квартире. Шейна была весьма злобной личностью, так что я захотела съехать от нее почти сразу. Именно тогда я наткнулась на эту квартиру, просто проходя мимо дома, в котором она располагалась. Я была первой, кто заметил объявление о сдаче, да и хозяину я понравилась. Мне казалось, что все складывается просто идеально. И все же эта квартира оказалась не самым удачным местом. Когда я вернулась из Хорватии, она стала темной берлогой. Местом, где я могла спрятаться от внешнего мира.

В свободное от работы время я либо спала, либо напивалась. После 11 сентября я, как и многие другие женщины, была готова затащить в постель любого полицейского или пожарного. Когда мне было одиноко, я спускалась в «Бистро на углу» и общалась с другими посетителями. Мне часто снился Иэн. Я кричала на него, спрашивая, почему он меня бросил, и, трясясь, просыпалась в холодном поту. Иногда, впрочем, мне снился наш первый поцелуй – тот самый, которого так никогда и не было. Тот самый, которого я так ждала. И которого по-прежнему желала больше, чем чего-либо еще. Лежа на животе и уткнувшись носом в залитые вином простыни, я словно чувствовала запах воспоминаний о нем. Он был подобен кокосовому ореху в лесу. Дыму. Водке, апельсиновому соку и сладкому кофе с ирисками.

Я бросила трубку тогда, в Боснии. Я бы отдала все за то, чтобы забрать свои слова обратно, изменить свои действия, начать все заново и поступить правильно. Но прошлое осталось в прошлом, думала я. Я не знала, что мне представится еще один шанс.

Я попробовала воспользоваться услугами сайта знакомств, встретив там реально стремного парня, после которого у меня вообще пропало желание заводить отношения.

Именно в этой квартире я, вернувшись с занятий с учениками, расслабленно лежала на своем футоне. Именно там, лежа на нем, я увидела в Интернете ужасающую фотографию. С моста свисало изрубленное на куски почерневшее тело Иэна, а внизу плясал смеющийся подросток, празднуя его смерть. Это был не Иэн, но на одно леденящее душу мгновение мне показалось, что это был он.

Я до сих пор помню их имена. Скотт, Уэс и Майк. Телохранители. После того как их машины подорвалась на самодельной бомбе в Фаллудже, их тела вытащили наружу. Их пинали, на них прыгали, их поджигали, после чего разорвали на части, протащили за машинами и повозками, а затем подвесили на мосту на потеху толпе. Эти парни, как выразился бы Иэн, «приглядывали» за водителями грузовиков с продовольствием.

Именно в этой квартире я боролась с кошмарами. Мне снились люди в оранжевых комбинезонах, которые, сжавшись, стояли на коленях перед фигурами в черных капюшонах с огромными ножами. Снились многоножки и крысы. Иногда я покупала кокс у Джея Ти, приятеля Стефана. Я просто садилась в его фургон и ездила по району вместе с теми, кто был внутри, пока не получала то, что хотела, и Джей Ти не высаживал меня у дома. Именно здесь я оставила надежду. Гораздо позже, когда в моей жизни вновь появился Иэн, он сразу невзлюбил эту квартиру. Думаю, эта фотография вызывает у меня по-настоящему негативные эмоции. Наверное, не стоило ее приносить.

Слишком откровенно, подумала я. Слишком много информации.

Но где-то глубоко внутри часть меня хотела, чтобы она знала. По-настоящему знала. Знала обо мне что-то реальное.

Я нажала на кнопку «Отправить».

Ответ пришел уже через несколько минут. Кэми Джей, похоже, была готова помочь мне в любой момент.

«Чем, черт возьми, Иэн вообще занимался все это время?» – написала она.

«Ну, из того немногого, что я знаю, он зарабатывал кучу денег, смотрел, как вокруг него гибли люди, и пытался окончательно не сойти с ума», – ответила я.

«Мне очень жаль, Мэдди», – был ее ответ.

Как и всем нам, впрочем.

Иэн

2003



Иэн прибыл на американскую военную базу в Киркуке после тошнотворного приземления на транспортном самолете «Геркулес». Его провели от самолета к ангару. Внутри витала тревожная атмосфера, всюду сновали солдаты, без умолку переговариваясь в различные устройства. Иэн задумался, что такого было известно американцам, чем они не хотели делиться. Он провел на своей новой работе всего десять минут, однако она уже ему не нравилась.

Пассажирам «Геркулеса» сказали ждать в ангаре. Вероятно, им в это время организовывали пятиминутную поездку по территории базы к месту, где они будут расквартированы на ночь.

Мимо Иэна прошел ушастый американский солдат, набив полный рот жевательного табака. Из кармана его брюк выглядывала плевательница. На вид солдату было слегка за двадцать. Он с завистью оглядел гражданскую одежду и вещи Иэна. Иэн немедленно притворился, что занят своим айподом, сумев вставить наушники в уши до того, как солдат приблизился к нему.

– Как дела? – донесся голос из-за спины Иэна.

Он медленно обернулся к молодому солдату:

– Неплохо. А у тебя?

– Жду, когда за мной приедут. Скучно до слез. Но кроме этого, жаловаться не на что. Я Бен.

– Приятно познакомиться, Бен. Иэн.

– Ты выглядишь как подрядчик.

– Правда?

– У тебя вся экипировка от «Гуччи».

– Поверь, мне пришлось пройти сквозь огонь, чтобы заработать на то, что ты на мне сейчас видишь.

– Ага. Ну так как? Ты кто?

– Я работаю на частную военную компанию.

– Блин, мужик. Это круто. Ты – босс.

Иэн обвел взглядом помещение, и выражение его лица сменилось со скучающего на заинтересованное. Посреди зоны ожидания стоял здоровяк с коротко подстриженными кудрявыми светлыми волосами и рыжеватой бородой и рылся в своем вещмешке.

Иэн замер, не веря своим глазам.

– Питер?

Бен удивленно обернулся.

– Быть того не может! – Иэн ринулся к Питеру, едва не сбив Бена с ног.

Увидев лицо Иэна, Питер рассмеялся:

– Боже, Иэн, ты хуже щенка!

– Я тоже рад тебя видеть, – обрадовался Иэн.

Они обнялись. Американский солдат побрел прочь.

– Вот уж не ждал тебя здесь встретить! – сказал Питер.

– Куда направляешься? – спросил Иэн.

– В Багдад.

– Я тоже! – произнес Иэн, кивнув головой. – Да уж, приятель. Совпадение так совпадение.

– Как оно там, в Боснии? – спросил Питер.

– Дерьмово. А в Афганистане?

– Говенно.

Оба расхохотались.

– Пойдем покурим? – спросил Иэн.

– Я бросил! – ответил Питер. – Можешь в это поверить? Бросил! – Он похлопал себя по карману куртки. – Но я держу пачку на случай, если дело станет совсем скверно.

– Молодец, приятель, – произнес Иэн, кивая. – Я так никогда и не смог этого сделать.

– Да уж. Хуже уже просто быть не может, как думаешь? Я о Багдаде.

– Лучше, чем Африка. Но не так мило, как в Македонии.

Питер замялся:

– Ты все еще общаешься с Джоанной?

Какое-то мгновение Иэн молчал.

– Нет. Не общаюсь, – наконец ответил он.

– Мне жаль, приятель, – пожал плечами Питер. – Я знаю, что вы были близки.

– Да, – кивнул Иэн. – Все сложно. По правде говоря, в тот период у меня как раз начали завязываться отношения с Мэдди. Это было безумие, но…

В кармане Питера зажужжал телефон.

– Минуту, Иэн. Это Эшли.

– Передавай ей привет! – Иэн указал на телефон. – Скажи, что я хочу отыграться в дартс.

– Скажу, но у тебя нет ни шанса. – Махнув Иэну рукой, Питер зашагал к окну. – Я найду тебя позже.

* * *

Иэна разбудил зазвучавший из громкоговорителя голос военнослужащего американских ВВС.

– Транспорт прибыл, – монотонно объявил он. – Соберитесь у входа в ангар, и вас проводят к вашим машинам.

Иэн осмотрелся. Питера внутри не было. Выйдя из помещения, Иэн погрузился в окутавший огромную американскую базу мрак и зашагал прочь от ангара. Его взгляд скользил по раскинувшемуся вокруг широкому травянистому полю, чьи края терялись во тьме, прорезаемой качавшимся красным светом двух фонарей. Эскорт.

Через некоторое время из темноты вынырнули фигуры, и Иэн смог разглядеть их лица. Что за дикость, подумал он. Вашу ж мать, у этих юнцов, наверное, еще даже волосы на яйцах не выросли. На их фоне тот американский парнишка Бен выглядел седым ветераном.

– Мы готовы провести вас к грузовикам, – шепотом произнес тот, что был повыше. – Они в пятистах метрах отсюда.

Иэн поднял свой вещмешок и вновь поискал глазами в толпе Питера. Ему хотелось хотя бы просто попрощаться. Пацаны-водители двинулись в том направлении, откуда пришли, и их будущие пассажиры, подняв свои вещи, отправились следом. Иэн поступил так же. Они как раз подошли к 250-метровой отметке, проставленной почти на полпути от ангара к машинам, когда с неба упала огненная звезда. Пустыня содрогнулась. Взвыли сирены. Запаниковав, гражданские начали бросать тревожные взгляды на военнослужащих ВВС. Где-то за ангарами в небо поднялся красный гриб. Грохот взрыва был таким, что от него замирали сердца. Сирены продолжали свой надсадный вой. Пара человек из группы Иэна, не дождавшись инструкций от двух пацанов, бросилась на землю. Над группой мелькнул луч фонаря, и Иэн сумел разглядеть их выбритые лица, казавшиеся почти детскими от страха.

«Что за ерунда, – подумал Иэн. – В британской армии я знавал немало сержантов, которые не сумели бы организовать и попойку на пивоварне, однако они, по крайней мере, были достаточно взрослыми для того, чтобы им продали алкоголь. Эти же ведущие нас в пустыню прыщавые американцы даже представления не имеют о том, что делают».

Оставалось рассчитывать только на себя. В лучшем случае эта бомбежка задержит его отъезд, в худшем – его разорвет на куски. Спутники Иэна один за другим передвигались ползком. Заметив по правую руку от себя прямоугольную тень, Иэн, наклонившись, подбежал к ней поближе. Брошенный армейский джип. Вдали послышался еще один взрыв. «Уж если помирать, то я хотя бы покурю перед смертью», – подумал Иэн, еще раз взглянув на джип.

Иэн метнулся к машине. Приостанавливаясь, он поскользнулся и упал, подняв тучу пыли. Отряхнувшись, Иэн сделал перекат, сел на землю, прислонился спиной к колесу джипа и вытащил сигареты. В целом прятаться за машиной было глупо. Она представляла собой хорошую мишень. С другой стороны, если бомба упадет где-то поблизости, джип мог защитить его от шрапнели. Что в лоб, что по лбу. Черт!

Иэн зажег сигарету, прикрывая оранжевый огонек ладонями. Просто на всякий случай. Сирены все так же завывали своим оглушительным фальцетом, время от времени перемежаемым звуками далеких взрывов, похожими на удары тарелок. Солдаты на базе начали наносить ответные удары по располагавшимся на юге холмам, и их трассирующие пули сверкали подобно вспышкам лазера.

Иэн так и сидел с сигаретой в зубах, вслушиваясь в эту какофонию звуков. Теперь, когда трассирующие пули обозначили примерную позицию противника, кто-то выстрелил в небо сигнальной ракетой, чтобы осветить атакующих. Внезапно Иэн вздрогнул, увидев метнувшуюся к нему огромную тень. Питер? Нет, не может быть. Однако Питера нельзя было спутать ни с кем другим. Шокированный, Иэн весь напрягся. Что он творит?

Сигнальная ракета вспыхнула, выхватив из темноты бегущего Питера.

И в следующее мгновение он рухнул.

Пуля снайпера.

– Пит! – бешено заорал Иэн и упрямо пополз на четвереньках к упавшему другу. Схватив Питера за запястья, он потащил его, двигаясь спиной вперед, пока они не оказались под защитой джипа.

– Что произошло? – спросил Питер.

– Снайпер, – ответил Иэн. – Что ты вообще тут делал?

– Я увидел тебя. Увидел, что ты нашел себе укрытие, и подумал, что смогу до тебя добраться.

– У тебя почти получилось, приятель. Этому ублюдку просто повезло.

– Как, к чертям… – Питер говорил с трудом, – это произошло? – Быстро моргнув, он схватил ртом воздух: – У Эшли будет еще один… еще один…

– Ребенок? – спросил Иэн, привалив Питера спиной к колесу. Схватив его за подбородок, он пытался заставить Питера посмотреть себе в глаза. – Пит! Ты в порядке! Ты со мной, приятель. Со мной. Запоминай цифры. Пятнадцать процентов гибнет сразу, все остальное поправимо. Если ты еще не умер, то уже не умрешь. Посмотри на меня. Пит.

Глаза Питера затуманились. Нижняя часть его рубашки начала пропитываться кровью.

– Пит, – позвал его Иэн, – все будет в порядке.

На бедре у Иэна висела аптечка. Он спешно вытащил из нее перевязочный пакет, разорвал его и прижал тампон к животу Питера.

– У меня в руках перевязочный пакет, – сказал Иэн. – С тобой все будет хорошо. Эта штуковина остановит кровотечение. Просто наклонись вперед, чтобы я смог тебя перевязать. Ты выкарабкаешься.

Питер, как и просил Иэн, наклонился вперед. Иэн стал искать выходную рану, и, когда он поднял рубашку Питера, стало ясно, что пуля пронзила его тело и вышла ниже лопатки, оставив дыру размером с кулак.

Бинты из перевязочного пакета Иэна могли вобрать в себя не более 0,5 литра крови. Если бы пуля оставалась в теле Питера, у него был бы шанс. Но с таким ранением навылет он был обречен.

Питер пытался что-то сказать, но его слова невозможно было разобрать.

– У Эшли будет еще один ребенок? – в отчаянии спрашивал Иэн, продолжая бинтовать Питера, хоть это и было бесполезно. – Это просто чудесно, приятель. Я так за тебя счастлив. Сейчас мы тебя подлатаем. – Чувство беспомощности было невыносимым. – У тебя такая замечательная семья. Я всегда считал тебя везунчиком.

Рука Питера билась, подобно рыбе, выброшенной на берег.

Иэн вспомнил тот вечер, когда встретил Мэдди на дурацком мероприятии по сбору средств. Вспомнил, как Питер искренне хотел увидеть народные танцы, а он вместе с остальными парнями все время его поддразнивал. Как же Иэну хотелось повернуть время вспять! Снова увидеть, как Питер смеется.

На мгновение глаза Питера прояснились.

– Эшли, – почти неслышно произнес он.

– Да, Пит. Я скажу ей, приятель. Не волнуйся. Она узнает.

Дергающимися пальцами Питер сумел выудить у себя из кармана сигарету и за мгновение до того, как его тело забилось в конвульсиях, положил сигарету на ладонь Иэна.

Иэн бешено защелкал зажигалкой, но, когда он наконец вставил зажженную сигарету в губы Питера, тот уже был мертв.

Иэн так и сидел, обняв мертвого друга и прикрывая его своим телом. Питер не вернется домой к своей беременной жене. От горя у Иэна перехватило дыхание. Ему вспомнилась Мэдди.

«Наверное, я больше никогда не увижу эту девчонку», – подумал он.

Назад: Мэдди
Дальше: Мэдди
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий