Прекрасное зло

Книга: Прекрасное зло
Назад: Мэдди
Дальше: Мэдди

Мэдди

2003



Мы планировали это несколько месяцев, беседуя по телефону каждую неделю. Я жила словно во сне. До того самого момента, когда я покинула Нью-Йорк и отправилась через полмира на встречу с Иэном.

Рейс в Загреб был одним из самых страшных полетов в моей жизни. В тот самый момент, когда мы понеслись к земле, как мне показалось, под углом в девяносто градусов, хорватская стюардесса с фигурой и лицом супермодели вручила мне шоколадку в сверкающей обертке. Продвигаясь по салону, она хваталась за спинку каждого из сидений, пытаясь сохранять равновесие на шестидюймовых каблуках. «Добар тек», – повторяла она все время, что по- сербскохорватски означало «приятного аппетита». Элегантная и вежливая, она улыбалась пассажирам, которые, выпучив глаза, прикрывали рты рвотными пакетами.

Перелет из Нью-Йорка в Загреб занял пятнадцать часов, включая четырехчасовую задержку в Париже. Поездка на автобусе из Загреба к Иэну в Брчко занимала четыре часа. Я могла бы купить билет на последний рейс, отправлявшийся в десять вечера того же дня, но мы с Иэном решили, что это было бы слишком опасно и утомительно и что гораздо лучше будет, если я проведу ночь в Загребе и выеду вторым утренним автобусом.

Таксист высадил меня у расположенного в центре Загреба отеля «Дабл Три Хилтон», где Иэн зарезервировал мне номер. Вечер стоял жаркий, так что мне отчаянно хотелось лечь в тихой прохладной темной комнате и попытаться забыть кошмарный перелет. Однако когда из переулка, в котором находился главный вход в отель, донесся в прямом смысле оглушительный грохот отбойных молотков, я просто развернулась и зашагала прочь от отеля.

У меня с собой был только видавший виды чемодан на колесиках, а ловить еще одного таксиста мне не хотелось. Идя по переулку, я думала лишь о том, чтобы убраться подальше от дорожных работ. Когда грохот отбойных молотков превратился в отдаленный шум, я зашла в первый попавшийся по дороге отель. Он так и назывался – «Отель». Впрочем, мне было все равно. Я собиралась остановиться там всего на одну ночь.

Иэн просил позвонить ему, когда я приеду, чтобы он знал, что у меня все в порядке. Я попыталась, но мой телефон не работал. За стойкой регистрации отеля сидела девочка-подросток.

– Добра вечер, – сказала я по-сербскохорватски.

– Добра вечер.

– Вы говорите по-английски?

– Да, – ответила девчонка, дружелюбно улыбнувшись.

– Вы можете мне помочь? У меня не ловит телефон, и мне нужно найти точку наилучшего…

– Ну-ка, – перебила она меня, – дайте-ка взглянуть.

Я протянула ей свой американский телефон, вид которого девчонку весьма озадачил. Внимательно осмотрев его, она сказала:

– Европа начала использовать глобальную спутниковую мобильную связь. Не думаю, что ваш телефон ее поддерживает. Покрытие здесь ни при чем. – Вернув мне телефон, она довольно высокомерно добавила: – В Хорватии отличная сотовая связь.

– А где ближайшее интернет-кафе?

Как оказалось, оно было расположено всего в нескольких кварталах. Я едва не обняла пацана, который, взяв деньги, усадил меня за компьютер и принес мне пива. Со смесью триумфа и ожидания я начала вводить свои логин и пароль. Я напишу Иэну, что долетела хорошо и что завтра утром собираюсь выехать тем автобусом, о котором он говорил.

Мой пароль оказался неверным.

Я попробовала снова. То же самое.

Ощущая быстро нараставшее раздражение, я направилась к пацану. Его английский оказался не на таком высоком уровне, как у девчонки в отеле.

– Мой пароль не работает!

– Возможно, вы забываете?

– Нет, не забыла. Не забыла! Я – одна из тех дур, у которых один пароль на все случаи жизни. Так что я не забыла!

– Дайте взглянуть.

Подойдя к моему компьютеру, он нажал пару клавиш и улыбнулся.

– Не волноваться. Он был с хорватской клавиатурой. Теперь – с английской. Теперь работающий, да?

– Спасибо.

Я еще раз попыталась зайти в свою почту, но система, что и требовалось ожидать, опять сказала мне, что мой пароль неверен. К тому же в этот раз она еще добавила, что, поскольку я трижды ввела неверный пароль не со своего ноутбука, почтовый сервис отправит мне по СМС кодовый вопрос. Прямо на мой бесполезный, дерьмовый и даже не думавший поддерживать функционировавшую в развитых странах глобальную спутниковую связь, мать его за ногу, американский телефон. Я боролась с желанием встать и стукнуть по монитору.

Меня охватило тревожное, суеверное ощущение, что я навлекла на себя беду оптимистичными мыслями о будущем с Иэном. С чего я вообще позволила себе мечтать о том, как по воскресеньям буду просыпаться после полудня, чувствуя, как он обнимает меня сзади? Нельзя позволять надеждам застилать себе глаза. Я должна была знать, что что-то пойдет не так.

* * *

Когда на следующее утро открылся стоявший рядом с «Отелем» киоск, я купила себе хорватскую карточку для телефона-автомата. Ближайшая телефонная будка оказалась прямо внутри здания автовокзала. Ее обнаружение наполнило меня восторгом и новой надеждой на воссоединение с Иэном. Вставив карточку в щель, я стала набирать номер, чувствуя слабость в коленях.

– Алло? – почти мгновенно ответил Иэн.

Я была к этому не готова. Я все еще глубоко дышала, пытаясь успокоиться.

– Привет, – сумела выдавить я. – Это я.

– Алло? – снова произнес он.

– Это я, Мэдди. Ты меня слышишь?

– Алло? – снова крикнул он.

И тогда я все поняла. Его голос был другим. Холодным. Что-то произошло.

– Это я, Иэн! Мэдди! Это я!

Я орала во все легкие. Люди начали на меня оглядываться.

Связь не оборвалась. Вместо этого в трубке раздался ужасающий глухой писк, напоминавший звук, издаваемый аппаратом ЭЭГ при асистолии.

Сесть на второй утренний автобус. Сесть на второй утренний автобус. Я мысленно повторяла это, идя в сторону кассы. Там я купила билет на… второй утренний автобус. Билет выглядел завораживающе и успокаивающе. Иэн знал, на каком автобусе я должна приехать. Все будет в порядке. Он будет меня ждать.

Я свернулась калачиком на самом заднем сиденье, как обычно делала во время поездок из Софии в Скопье и обратно. Я пыталась перестать волноваться. Он просто меня не слышал. Нет причин так переживать. Это совершенно нелепо. Телефон-автомат просто не работал. Ничего страшного не произошло. Когда я приеду, Иэн будет меня ждать. «Не будь наивной, – говорил мне голос в голове. – Ничем хорошим это не закончится».

* * *

Автовокзал в Брчко оказался простым металлическим навесом посреди автобусной стоянки. Я вышла последней, однако Иэна я высматривала в окно с самого момента своего прибытия.

Но его нигде не было.

Мне едва хватило сил спуститься по ступенькам автобуса и забрать те немногие вещи, которые я взяла с собой из багажника.

Я представления не имела, что делать дальше. Наверное, нужно было ему позвонить.

А затем на противоположной стороне стоянки я увидела мужчину. Красивого, с волосами песочного цвета. Своей внешностью он чем-то напоминал Иэна. Он выглядел сильным и уверенным в себе. Мужчина зашагал ко мне.

– Мадлен? – крикнул он.

– Да!

Мужчина перешел на бег. Пока он бежал, я рассмотрела его получше и поняла, кто это. Брат Иэна. Он взял в свои руки мою, скрывшуюся в его огромных ладонях. Джон был настоящим здоровяком, еще крупнее, чем Иэн.

– Я Джон, брат Иэна, – сказал он. – Возникли кое-какие проблемы.

Меня покорила его искренность. Зеленые глаза Джона были красивыми и грустными. Он выглядел человеком, не находившим себе места от волнения, даже несмотря на то, что едва меня знал.

– Иэн в порядке?

– И да и нет, – ответил Джон.

У меня внутри все похолодело.

– Что случилось?

– Он хочет поговорить с вами.

Джон протянул мне свой телефон. Я с опаской взглянула на него. Очевидно, на другом конце провода был Иэн.

– Алло?

– О, слава богу, – услышала я голос Иэна. – Слава богу!

– Иэн, что происходит?

– Ты в безопасности. И у тебя все хорошо. Ты с моим братом.

– У меня все хорошо! Но я до смерти напугана! А у тебя все в порядке?

– Я чуть с ума не сошел, пытаясь до тебя дозвониться.

– Мой телефон не работает.

– Я догадался. Я оставил тебе три сообщения в отеле.

– Мне пришлось остановиться в другом месте. Прости. Пожалуйста, ответь мне, что происходит?

Взглянув на Джона, я увидела, что он смотрит на меня с таким беспокойством, словно я могла внезапно вспыхнуть подобно спичке.

– Боже, Мэдди, – опять произнес Иэн.

Меня это уже начинало раздражать.

– Прекрати говорить «боже» и объясни мне, в чем дело.

– Мне так жаль. Я хочу, чтобы ты знала, что у меня и в мыслях не было огорчить тебя или сделать тебе больно.

– У меня от тебя уже начинает болеть живот.

– Боюсь, ты меня возненавидишь. Прошу, не ненавидь меня.

– Ты… больше не хочешь меня видеть?

– Я хочу увидеть тебя больше, чем когда-либо, Лепесточек.

– Тогда что?

– Мне сделали предложение, от которого я не смог отказаться. Поставили ультиматум. У меня не было выбора.

– Кто тебе его сделал? И что за предложение?

– Денежное. Мне жаль. Я понимаю, что это звучит просто отвратительно, но, Мэдди, я должен был поехать. Человек был нужен им безотлагательно. Если бы я сказал «нет», они бы наняли кого-то другого и возможность была бы упущена.

– Поехать куда? – Я поняла, что кричу.

Джон начал прохаживаться, с беспокойством поглядывая в мою сторону.

– Я не хотел с тобой так поступать и пытался найти другой выход, но его не было. Я не мог отказаться.

– А ты не можешь просто приехать за мной, чтобы мы поговорили с тобой с глазу на глаз? Прошу! Это просто безумие! Я уже здесь. Если ты должен уехать – уезжай, но сначала мы должны повидаться. Пусть даже наша встреча продлится всего пять минут. Прошу, Иэн. Я все время думаю о тебе. Мне нужно с тобой увидеться. Это единственное, что для меня важно.

Услышав отчаяние в моем голосе, Джон тактично отошел в сторону.

К тому моменту, когда Иэн заговорил, я уже знала, что все кончено.

– Я уже уехал, Мэдди. Я сейчас сижу в аэропорту Сараево, дожидаясь самолета. Я принял предложение поработать в Ираке. Я должен был сделать то, что будет лучше для…

Мои глаза застилала красная пелена.

– Ты, эгоистичный придурок! – прорычала я таким голосом, о наличии которого у себя даже сама не догадывалась. – Ну конечно! То, что будет лучше для тебя!

Я повесила трубку.

Джон стоял шагах в десяти от меня.

– Мне так жаль, – произнес он, печально покачав головой.

Он зашагал ко мне, протянув руки так, словно хотел меня обнять.

Обнять.

Он казался хорошим человеком, и поступать с ним подобным образом было неправильно, но я все равно это сделала. Я швырнула в него его телефон. Бросок был очень косым, но я все-таки сумела попасть Джону в голень. Скривившись, он наклонился, и мои недоверие и разочарование усладила нотка удовлетворения.

Схватив свой паршивый чемодан, я потопала прочь, волоча его за собой и собираясь поймать первого попавшегося таксиста-нелегала. Я решила поступить сообразно обстоятельствам. Раз уж я оказалась в Боснии, то я найду каких-нибудь солдат и напьюсь гребаного контрафактного пива.

Назад: Мэдди
Дальше: Мэдди
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий