Прекрасное зло

Книга: Прекрасное зло
Назад: Мэдди
Дальше: Мэдди

Мэдди

За пять недель до этого



Я как раз выгружала продукты и водку, когда мне позвонила Мэри из детского клуба Юношеской христианской ассоциации. Она сказала, что Чарли засунул себе в нос драже. Стоя в открытом гараже, я видела, как Уэйн подстригал мотокосой траву вокруг садовой статуи ангела-хранителя, подаренной им жене на прошлое Рождество. Я помахала ему, однако Уэйн повернулся ко мне спиной и спешно скрылся в своем собственном гараже. Я нахмурилась, гадая, о чем они с Кэми Джей могли в тот день говорить. Нужно быть с ним дружелюбнее.

Мэри явно слишком переволновалась из-за этого драже. Она хотела сообщить мне две вещи: во-первых, она лично считала, что давать детям драже – это плохая идея; во-вторых, Чарли, похоже, было очень больно. Они советовали забрать его прямо сейчас и отвезти в неотложку.

Серьезно?

Я взглянула на часы. Был полдень, так что до сеанса у Кэми Джей оставалось еще два с половиной часа. Я справлюсь. Драже в носу – как долго может длиться процедура?

Достаточно долго. Я еще даже не успела выйти с Чарли из здания ассоциации, как за мной засеменил директор, начав гудеть мне на ухо о формах, которые нужно было подписать. Чарли выл так, словно его пытали. Как выяснилось, желейные драже были частью какой-то мерзостной новой игры для детей, и вкус того, что застрял у него в носу, мог быть каким угодно, начиная со скисшего молока и тухлых яиц и заканчивая собачьим кормом и дохлой рыбой. Я боролась с позывами на рвоту до самой неотложки.

В помещении было не протолкнуться из-за усталых родителей и скучающих детей, так что к тому моменту, когда подошла наша очередь, драже успело превратиться в сладкую слизь и проскользнуть Чарли в горло. Лечения не потребовалось; я лишь заплатила врачам 115 долларов за то, что они осмотрели его нос.

Мои родители согласились подхватить Чарли на игровой площадке «Макдональдса». Они с ним поиграют, съев, вероятно, по паре мороженых, а затем отвезут к себе домой, где дадут Чарли поесть еще какой-нибудь дряни и позволят несколько раз выиграть в настольную игру «Голодные, голодные бегемотики».

Вот почему я опять оказалась не готова к занятию с Кэми Джей. Мне уже самой становилось смешно. В тот раз я должна была принести с собой что-то, подаренное мне Иэном. Что угодно. Кэми Джей явно хотела нарыть что-то на Иэна.

Остановившись у дома Кэми Джей, я шерстила свою машину, как наркоманка, уронившая пакетик с кокаином. Стоя на коленях, я шарила под задним сиденьем. Давно засохшие остатки картошки фри, резиновые мячики, липовое ювелирное украшение в виде позолоченного когтя, выигранное в пиццерии «Чак-и-Чиз». Влажные салфетки, старые перчатки, обертки и остатки не менее чем двух десятков лейкопластырей. Грязный носок, намертво прилипшая к обивке жвачка и сломанные солнцезащитные очки. Я уже начала придумывать сопливую историю о том, как Иэн подарил мне старые перчатки или очки, когда мне пришло в голову открыть бардачок.

Пропавший паракордовый браслет Чарли нашелся. Я схватила его. Я солгу. Скажу, что Иэн сделал этот браслет для меня.

* * *

Склонившись над большим старинным столом, я написала в своем блокноте с котиком:

Это – мой браслет из паракорда. Иэн сделал его для меня в прошлом году.

Я покосилась на Кэми Джей. На ее лице лежала тень улыбки, и она со счастливым видом смотрела в окно. Я задумалась, не появился ли у нее парень.

Я никогда не слышала о браслетах из паракорда до того, как Иэн рассказал мне о них. Они правда крутые. Этот браслет много для меня значит, потому что Иэн сделал его, используя мои любимые цвета. Это было очень мило с его стороны, и он потратил на него немало времени.

Я опять взглянула на Кэми Джей. Она странно на меня смотрела. Глубоко вздохнув, я уже собиралась продолжать писать, однако затем встала и произнесла:

– Мне нужно в туалет!

Зайдя в ее пахшую цветами ванную с мылом в форме морских раковин и тремя маленькими картинами, изображавшими фей, я поняла, что не могу так поступить. Я могла легко выполнять свои задания, если дело касалось моего собственного благополучия или нашего с Чарли общего будущего. Но это – это было просто нелепо. Возможно, мне просто нужно быть честной.

Кэми Джей вышла на кухню, чтобы приготовить чай. Сев за стол, я взяла свой блокнот с котиком.

Впрочем, я солгала. Иэн не дарил мне этот браслет. Он подарил его Чарли. Мне он подарил несколько вещей. Швейцарские часы «Брайтлинг». Мультиварку. Дом. Чарли.

Но этот браслет, подаренный Иэном Чарли, по- настоящему важен. Я часто смеялась над Иэном, глядя, как он сидит в подвале и плетет браслеты вроде этого. Но, возможно, я просто завидовала и предпочла бы, чтоб он и мне сделал один такой браслет, вместо того чтобы дарить крутые часы.

Дело вот в чем. Каждый браслет плетется из куска паракорда. Каждый кусок паракорда содержит внутри несколько меньших нитей. И у всех этих нитей свое предназначение.

Я заметила, что с каждой минутой пишу все быстрее.

Я наблюдала, как Иэн делал браслет, объясняя назначение каждой нити. Чарли ловил каждое его слово.

– Эта нить – на случай, если ты поранишься и тебе нужно будет наложить швы. Браслет сможет тебя вылечить. А вот эту видишь? – Иэн показал ему кусок тончайшей проволоки. – Это медь. Ее можно натянуть вдоль лагеря на ночь. Браслет сможет защитить тебя от твоих врагов.

Он пообещал Чарли, что во время нашего следующего похода научит его использовать вощеную джутовую нить для разжигания костра.

– Этот браслет сможет тебя согреть, – сказал Иэн.

Чарли называет их супергеройскими браслетами. Иэн дает ему ощущение безопасности. Он убедил сына, что если случится самое худшее, то он сможет спасти нас с помощью куска бечевки. Иэн всегда был великолепным защитником. Это было одной из причин того, что я так сильно в него влюбилась.

Однако затем…

– Ее можно использовать и для того, чтобы убивать, Чарли, – сказал Иэн.

Чарли не знал, что на это ответить. Как, впрочем, и я. Вытащив еще одну нить, Иэн продолжал:

– Из этой можно сделать силок. Я научу тебя, как прокормить себя в дикой местности! Мы поймаем кролика.

Я подумала, что Чарли нравилось играть с кроликами в зоопарке.

– А когда мы убьем кролика, мы сделаем надрез у него на спине. У кроликов довольно тонкая шкурка, так что нож легко ее разрежет.

– Ему всего три года, – сказала я, однако мой голос прозвучал слишком тихо.

– Затем, Чарли, ты просунешь пальцы в сделанный тобой надрез и потянешь шкурку как занавеску, чтобы увидеть, что скрывается внутри.

При виде жеста Иэна мне стало неприятно, и я поежилась.

– А затем, приятель, тебе нужно будет стянуть шкурку до самых его лапок. Тяни с силой, чтобы сорвать ее с двух сторон.

Чарли был в ужасе.

– У кролика останутся только маленькие меховые тапочки, вроде маминых шлепанцев.

Прекратив писать, я уставилась в потолок, вспоминая, как тогда поступила. «Чарли, – сказала я, жизнерадостно улыбаясь. – Время купаться».

Я солгала. Было всего два часа дня воскресенья.

«Чарли, пошли со мной. Чарли, пошли со мной. Чарли, пошли со мной скорее!..»

– Черт, Мэдди! – услышала я вдруг крик Кэми Джей и оторвала взгляд от потолка.

Кэми в этот момент ставила чай на стол. Одна из чашек, закачавшись на его краю, упала и разбилась. Кипяток из второй плеснул ей на руку.

Я чувствовала себя ужасно. Кэми Джей очень любила свою чашку с радужным единорогом, а ожог явно был болезненным.

– Вы в порядке? – спросила я.

Прижав покрасневшую руку к груди, она смотрела на меня так, словно застала меня писающей в углу ее кабинета. Я даже проверила, полностью ли была одета.

– А вы? – осторожно спросила Кэми Джей.

Она неуверенно шагнула в мою сторону.

Я не знала, что ей ответить. Оставалось лишь ждать.

Назад: Мэдди
Дальше: Мэдди
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий