Прекрасное зло

Книга: Прекрасное зло
Назад: Мэдди
Дальше: Мэдди

Иэн

2003



Иэн сидел на своем рабочем месте в роскошном конференц-зале дворца Саддама Хусейна в Багдаде. Его окружали блеск и грязь одновременно. Потолки с затейливым орнаментом, канделябры, полированная древесина, мрамор и мозаики. А еще – запах пота, песок на полу, немытые лица солдат. Все это создавало гнетущую атмосферу офиса, в котором все давно сбились с ног и, жужжа подобно пчелам, пытались справиться со стрессом, из последних сил скрывая свой гнев.

Иэн попытался заглушить шум их голосов музыкой в наушниках. Он склонился над своим ноутбуком и начал печатать, хмурясь и потея.

От: Иэн Уилсон

Кому: Мадлен Брандт

Отправлено: пятница, 8 августа, 2003

Тема: Привет, Лепесточек



Привет, Мэдди, это Иэн.

Знаю, я должен многое объяснить. За день до твоего прилета в Хорватию моему брату Джону позвонили из американской компании «Атлас». Они хотели нанять его для выполнения очень важной задачи в Ираке. Его выбрали на роль главы службы безопасности переходного правительства в северном Ираке. Мне он тоже предложил работу. Проблема состояла в том, что человек на мою должность им нужен был немедленно. Именно поэтому я должен был улететь безотлагательно. В противном случае они бы просто взяли на это место кого-то другого.

Мне нужно было уехать, Мэдди. Но ты поняла совсем не так, как было на самом деле. В тот день во время нашего телефонного разговора ты решила, что я собираюсь сказать: «Я должен был сделать то, что будет лучше для меня». Но это не так. Я хотел сказать: «…что будет лучше для нас».

Я все время мечтал тебя увидеть. И я никогда не хотел причинить тебе боль. Я и сейчас чувствую к тебе то же, что чувствовал в Македонии.

Ты предположила, что дело было в деньгах. Я не стану тебе лгать, потому что это правда. Да, дело было в них. У меня никогда их не было. Когда я понял, что действительно хочу быть с тобой, моей первой мыслью было то, что я недостаточно хорош для тебя. Я не учился в университете. Я не смог бы тебе дать ту жизнь, к которой ты привыкла и которой заслуживаешь.

Я не дурак. Я понимал, что тебе понравился. Но захотела бы ты серьезных, долгосрочных отношений с солдатом, которым я был тогда?

Возможно, теперь бы захотела. И мысль об этом позволяет мне двигаться дальше.

Работа оказалась не совсем такой, как я ожидал. Компания не самая лучшая, вдобавок я охраняю раздувшегося от собственной важности генерала, которому, похоже, плевать на своих телохранителей. Он каждый треклятый вечер ездит жрать в заведение для иностранцев, куда рано или поздно с криком «Аллах акбар!» ввалится обвязанный взрывчаткой подросток.

Я уже начинаю подумывать о том, чтобы самому пристрелить генерала. Ха-ха!

Но платят они хорошо.

Впрочем, если бы я не знал, что Джон прилетает на следующей неделе, я все равно бы уволился. Как только он прибудет, я уеду из Багдада и стану вместе с ним заниматься безопасностью коалиционного правительства на севере.

Как по мне, это гораздо лучше.

Какое-то время я старался забыть о наших чувствах. Но больше я так жить не могу. Я выберусь из всего этого. Я найду тебя и заглажу свою вину за то, как с тобой поступил. Расскажу тебе о том, что чувствую, и мы вместе во всем разберемся.

Мне просто нужно немного времени.

Иэн так никогда и не отправил это письмо Мэдди.

* * *

Две недели спустя Иэн присоединился к своему брату Джону в северном Ираке, став его правой рукой и заместителем главы службы безопасности коалиционного правительства.

От жары воздух над холмами колыхался подобно волнам. При взгляде вдаль у Иэна начинала кружиться голова – вроде того, как это бывает, когда смотришь на дно бассейна сквозь плещущиеся волны. Ветер приносил запах горелых покрышек. Время от времени в небе слышался напоминавший жужжание насекомых шум вертолетов, пролетавших звеньями по два или по три и почти сразу скрывавшихся за горизонтом.

Братья с опасной скоростью мчались по однообразной грязновато-желтой сельской местности, посреди которой изредка виднелись остатки разбитых машин и знаки, предупреждавшие о минных полях. Вдоль дороги тянулись пальмы и глинобитные хижины, у которых паслись истощенные овцы и коровы. Братья также проехали три бывших тюрьмы времен Саддама, огромные, кошмарного вида одинокие кирпичные строения посреди моря мертвой травы, цветом не отличавшейся от песка.

Долгое время Иэн молчал. Наконец он наклонился к Джону и произнес:

– Нам не обязательно продолжать работать на этих выпендрежников. Мы могли бы работать на себя.

– Опять, – отозвался Джон, издав невнятный звук.

– Что?

– Я ведь сказал тебе еще в Боснии, что не собираюсь открывать собственную компанию, – резко ответил Джон.

– Однако сейчас это было бы сделать разумнее всего. Думаешь, мы не справились бы получше, чем эти парни?

– Дело не в этом. Я не спорю, что даже кучка обезьян сделала бы эту работу более качественно, чем они. Но откуда нам взять деньги? Как получить свой первый контракт? Кого нанять?

– У нас осталась куча армейских знакомых.

– Да, осталась. А теперь назови мне пятерых парней, которым ты, пригласив их на работу в нашу компанию, доверил бы контракт на миллионы долларов и свою жизнь.

– Ладно. Энди Фримонт. Вик Дейвис. Брент Галифакс.

Иэн замолчал. Он разжал пальцы, отмечая выбранные имена птичками. Он уже два года носился с мыслью об открытии собственной фирмы, но каждый раз, когда Иэн заводил об этом разговор, Джон останавливал его, напоминая, с какими сложностями это сопряжено.

Тем не менее Иэн не переставал мечтать о том, как станет генеральным директором или вице-президентом успешной международной частной охранной компании. Он так и видел себя со сверкающими на запястье часами «Брайтлинг» и в сдвинутых на лоб оливкового цвета солнцезащитных очках фирмы «Картье». Представлял, как, одетый в сшитый под заказ костюм от «Армани», выходит из кабриолета Mercedes-Benz SL. Он превратится из военного телохранителя в международного бизнесмена. Перестанет быть простым солдатом и сможет, с уверенной улыбкой пожав руку отцу Мэдди, произнести: «Рад встрече, сэр».

– Я назвал Энди Фримонта? – спросил он вслух.

– Да. Ты назвал его первым.

– Ладно. Я думаю.

– Пока что набралось трое.

– Знаю. Дай мне секунду.

– Тебе неоткуда взять пятерых. Как и мне. Трое надежных парней? Это сложно назвать компанией.

Сдавшись, Иэн опустил руку.

– Ладно. Возможно, ты прав и это все не так просто, как я думал.

Джон с пониманием кивнул, и они вновь погрузились в молчание.

Пустыня была все такой же однообразной, а жара – все такой же невыносимой. Через пять минут езды Иэн, откашлявшись, внезапно произнес:

– Блин, мужик. Где бы я ни оказался: в Руанде, Северной Ирландии, Боснии или Ираке, – везде одно и то же. Работа на девяносто девять процентов состоит из отупляющего ничегонеделания – просто тупо сидишь в ожидании, пока что-нибудь произойдет. А оставшийся процент – это когда начинается полный хаос, бардак и сумятица.

– Да.

– Ненавижу это место.

– Ты сегодня разговорчивый.

– Мне просто хочется иногда убраться подальше от людей. Понимаешь? Как можно дальше. В какое-нибудь глухое местечко вроде хижины в лесу.

«Вместе с Мэдди, – мысленно добавил Иэн. – Забраться вместе с ней под одеяло и глядеть на далекие горные вершины в маленькое окно с деревянной рамой».

– Если бы я нашел место, в котором смог бы остаться наедине с водкой, сигаретами и своим компьютером, то мне было бы вообще пофиг, ежели бы я в жизни больше не увидел ни одного человека. Серьезно, – солгал он.

«Кроме Мэдди».

– Знаешь, что бы я тебе посоветовал? – спросил Джон.

– Заткнуться?

– Нет. Снова выйти на контакт с той американской девчонкой.

С американской девчонкой. Иэн почувствовал, как у него волосы на затылке становятся дыбом. Он что, говорил вслух? Или просто его брат настолько хорошо его знает? Ощущение было таким, словно Джон вторгся в его частную жизнь или читал его мысли.

– Считаешь, в прошлый раз все закончилось недостаточно плохо? Думаешь, что мне, возможно, стоит пригласить ее в Ирак? В этот раз она может швырнуть тебе камнем в голову, а не телефоном в ногу.

– Мне показалось, что она стоит того, чтобы попробовать еще раз.

Иэн разом посерьезнел.

– Да. Стоит.

– Договорись с ней встретиться на Кипре.

Иэн боролся с искушением.

– Она журналистка. Думаю, у ее семьи могут быть какие-то деньги. Обе ее сестры – врачи. Просто взгляни на это моими глазами. То, что у нас не сложилось в Боснии, просто ускорило неизбежное. Думаешь, я правда мог бы заинтересовать такую девчонку?

– Нет, не думаю. Но я тот еще знаток женщин. Моника говорит, что тебя была бы счастлива заполучить любая. А у нее довольно неплохой вкус.

– Не забывай, что твоя жена очень предвзята, ведь она тайно в меня влюблена. Впрочем, как бы там ни было, все не так просто.

Во второй машине ехал бывший капитан гуркхов со своим водителем. Непальские солдаты сражались в британской армии уже почти два века, и многие из них, выйдя в отставку, нанимались в частные охранные компании. Гуркхскому капитану Раю было слегка за шестьдесят, и он, вероятно, не принимал участия в военных конфликтах со времен Фолклендской войны в 1982 году.

– Мне нравится капитан Рай, – как бы между прочим заметил Иэн. – Хороший мужик.

– Да. Он что надо, это правда, – отозвался Джон, кивая.

– Хотя он уже староват для таких дел. Ему нужно вернуться домой и выйти на пенсию, пока он не потерял руку или ногу.

– А ты знаешь, сколько Раю платят в Непале за эту работу? – спросил Джон, присвистнув. – Охренительно!

– Не спорю. Я просто хочу сказать, что он такой вежливый, дружелюбный и низенький. Он наверняка чей-то дедушка. Я бы хотел видеть его в парке, курящего трубку и хмурящегося на детишек. Или в пабе, участвующего в викторине со своими приятелями.

– Слева нас обходит машина, – сказал Джон.

– Да. Я ее вижу. – Иэн наклонился к правому зеркалу. – Ты смотри, – произнес он, глядя на резко ускорившийся пыльный «Фольксваген Пассат». – Какого дьявола он творит?

– Кто в машине?

Иэн оглянулся.

– Водитель – мужчина. На пассажирском месте сидит кто-то невысокий. Не четверо молодчиков с флагами «Мы ненавидим коалицию».

– Кто бы мог подумать!

– Знаю. Лидер местной ячейки явно бьет баклуши.

– Ха!

Развернувшись на своем сиденье, Иэн прищурился, рассматривая приближающуюся машину. Водитель был седым и бородатым, а маленький пассажир положил руку на приборную панель так, словно его заинтересовали Иэн с Джоном и он хотел получше их разглядеть.

– Пропусти их, – сказал Иэн, продолжая наблюдать за машиной в зеркало. – Возможно, я начинаю слетать с катушек, но я не готов столкнуть с дороги деда и маленькую девочку во имя королевы.

– Богохульник, – произнес Джон, слегка сбросив газ, чтобы дать машине проехать.

И в то самое мгновение, когда она поравнялась с братьями, пустыню сотряс оглушительный взрыв. В том месте, где на дороге была заложена бомба, в воздух взмыл фонтан грязи. Иэн и Джон отклонились как раз в тот момент, когда взрывная волна вышибла стекла их машины. По их капоту и лобовому стеклу забарабанили обломки гражданского автомобиля.

Джон вдавил в пол педаль газа, ожидая обстрела. Посмотрев в боковое зеркало, он увидел, что от «фольксвагена» осталась лишь слетевшая в кювет горящая серовато-черная рама. Иэн провел рукой по лицу и шее. Кожа вздулась и кровоточила. Но он жив? Да. Взглянув на Джона, Иэн увидел, что из его предплечья, щеки и виска торчали крохотные осколки.

Иэн связался с капитаном Раем, чтобы убедиться, что с ним все нормально.

– Мы в порядке! Машину долбануло! Гони, гони, гони! – прозвучал абсурдный ответ.

– Ладно, – сказал Иэн. – Ладно, капитан Рай. Я здесь. У нас все хорошо.

Впрочем, он соврал. Подобно упавшим на землю после взрыва бомбы обломкам, Иэн был вырван из привычной жизни. Он чувствовал, что здесь, в Ираке, постепенно начинает терять по крупицам что-то очень важное в себе.

Дальше все было как в тумане. Иэн пришел в себя только тогда, когда Джон остановил машину и, выбравшись из нее, отошел к обочине, где его несколько раз стошнило. Затем он вернулся и продолжал ехать все вперед, вперед, вперед.

Назад: Мэдди
Дальше: Мэдди
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий