Трилогия о Хане Соло

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
РАСПЛАТА

В этот раз надменный административный помощник проводил Хана в рабочий кабинет адмирала Гриланкса безо всяких вопросов. Хана явно ждали с нетерпением. Кореллианин мрачно улыбнулся и вошел. Наверное, он тоже был бы рад видеть того, кто отдаст ему целое состояние...
Адмирал стоял у окна, угрюмо уставившись наружу. Когда Хан вошел, Гриланкс повернулся, кивнул, но не улыбнулся.
— Принесли их? — спросил он.
— Да, они здесь, как заказывали, — ответил Хан.
Рукой кореллианин осторожно сгреб в сторону валявшиеся на столе Гриланкса предметы, очистив середину, и вытряхнул туда содержимое маленького мешочка, который принес с собой. Гриланкс впился взглядом в богатство, лежащее перед ним в виде разных драгоценных камней, происхождение которых нельзя было отследить, и в его глазах зажегся огонек.
— Хатты верны своему слову, — проговорил он. — Вы позволите?.. — Он махнул увеличителем в сторону камней.
— Конечно.
Следующие несколько минут адмирал рассматривал некоторые из самых крупных, самых красивых камней — галли-норские радужные самоцветы, камни коруска и жемчужины крайт-драконов различных размеров и цветов.
— Полагаю, вы нашли ваш челнок в назначенном месте, — заговорил адмирал, — раз уж вы оказались здесь точно в срок.
— Да, все было так, как вы говорили, адмирал.
Гриланкс взглянул на Хана, все еще держа увеличитель
у лица. Через линзы его глаз казался огромным.
— Как вы планируете уйти с моего корабля? — спросил он делано равнодушным тоном.
Контрабандист пожал плечами:
— Меня заберет мой напарник.
— Очень хорошо. Молодой человек, эти камни именно такие, как я просил. Пожалуйста, скажите вашим хозяевам, что я доволен.
Хан кивнул, но не преминул уточнить:
— Они мне не хозяева. Я всего лишь работаю на них.
— Как угодно, — ответил Гриланкс. Он помедлил, потом все же сказал: — Не думал, что вы сможете. Даже имея план сражения.
— Знаю. Но нам оставалось только выстоять или умереть. Мы сражались за наши жизни. А вы сражались за деньги. Это очень большая разница.
— Тот голографический трюк был прекрасным маневром.
Хан улыбнулся и слегка поклонился:
— Спасибо.
Гриланкс был ошарашен.
— Это вы сделали его?
— Нет, у меня был специалист. Но идея моя.
— Ах вот как. — Казалось, адмирал Что-то обдумывает. Потом он проговорил с ноткой тоски в голосе: — Вы презираете меня, не так ли, молодой человек?
Хан удивленно уставился на него:
— Вовсе нет. Я тоже делаю много неприятного за деньги.
— Но есть вещи, которые вы не стали бы делать.
Хан задумался.
— Это да.
— Ну, я... — Гриланкс замолчал, когда дверь внезапно отворилась. На пороге стоял его помощник, в глазах его застыл страх.
— Адмирал! Сэр!
— В чем дело? — раздраженно спросил Гриланкс.
— Сэр, меня только что известили из ангара... он только что прибыл. Должно быть, незапланированная инспекция. Он идет сюда, чтобы поговорить с вами!
Гриланкс издал долгий вздох и махнул помощнику, выпроваживая его.
— Этого можно было ожидать, учитывая обстоятельства, — пробормотал он, кинувшись к стене. Позади грамоты о заслугах находился стенной сейф.
Мгновение Гриланкс стоял смирно, чтобы сканер проверил сетчатку его глаз. Дверь открылась. Двумя горстями адмирал зачерпнул драгоценности, ринулся к сейфу и закинул их внутрь, потом вернулся, собрал остальные и поместил их туда же.
Пока все это происходило, Хан стоял столбом, полностью ошеломленный действиями адмирала.
— Что творится-то? — спросил он.
— Времени нет, — кинул ему Гриланкс, захлопнув сейф. — Так, подождите здесь. Нельзя, чтобы он вас увидел. Если увидит...
Адмирал прикусил губу, рванул на себя другую дверь, ведущую в кабинет секретаря. Комната была пуста, погружена в темноту.
— Сюда. Ни звука. Ни единого звука, понял?
— Нет, — озадаченно ответил Хан, — не понял.
Гриланкс даже не потрудился ответить. Он попросту схватил Хана за руку и втолкнул его в кабинет, захлопнув за ним дверь. Кореллианин очутился в темноте, совершенно не понимая, что вообще происходит.
Что еще за «он»? По реакции Гриланкса можно подумать, что он ждет какого-то монстра, выпрыгнувшего из детского голофильма!
Одолеваемый желанием ворваться обратно к Гриланксу и сказать: «Что за метод избавляться от гостей?», Хан на цыпочках подошел к двери. Дверь закрылась неплотно, и Хану было слышно, как Гриланкс ходит по кабинету. Раздалось постукивание, какое-то шуршание.
«Прибирает стол», — догадался Хан.
Скрипнуло кресло, обитое роскошной кожей ящерицы, когда Гриланкс опустился в него. Хан мысленно представил, как тот сидит, изо всех сил стараясь выглядеть так, будто ничего не происходит.
Раздалось шипение открываемой двери, тяжелая, размеренная поступь и шуршание чего-то похожего на ткань. Во что это он одет? Какая-то длинная одежда? Плащ?
Потом раздался другой звук, который кореллианин узнал, — громкое дыхание, стимулируемое искусственно, потому что это существо не могло дышать само. Дыхательная маска... этот посетитель носил дыхательную маску. Почему-то эти звуки громкого, свистящего дыхания казались зловещими. Хан сглотнул ком в горле и не издал ни звука.
Гриланкс заговорил намеренно веселым, радостным голосом, который должен был бы звучать буднично, но вместо этого в нем проскальзывал ужас.
— Повелитель, какое неожиданное удовольствие! Внешнее Кольцо почтено вашим присутствием. Полагаю, вы прилетели, чтобы провести инспекцию. Вы должны понять, что мы недавно были в бою, так что...
— Гриланкс, — перебил его низкий, механический голос, от которого у Хана поползли по телу мурашки, — ты настолько же туп, насколько жаден. Неужели ты думал, что высшее командование не узнает о твоем предательстве?
Теперь Гриланкс оставил даже попытки спрятать страх.
— Повелитель, пожалуйста! Вы не понимаете, мне было прика... — Вместо слов из его горла вдруг вылетел придушенный крик.
Глаза Хана стали квадратными. Сейчас он не открыл бы эту дверь даже за все жемчуга Галактики.
Тишина, прерываемая только громким, резким дыханием. Тишина, долгая. Потом... глухой стук, как будто Что-то упало на ковер.
— Что вы, адмирал, я все прекрасно понимаю, — сказал голос.
Снова раздались тяжелые шаги, прошли мимо двери, за которой прятался Хан, не останавливаясь. Вновь открылась дверь.
Тишина.
Хан выждал добрых пять минут, прежде чем решиться приоткрыть дверь и выглянуть наружу. Он не слишком удивился, увидев Гриланкса распростертым на ковре. Подошел к нему, проверил пульс — его не было. Что, в общем-то, тоже было неудивительно.
Что удивляло, так это отсутствие на теле каких-либо повреждений. Хан не слышал выстрела из бластера, так что он предположил, что пришелец воспользовался виброклинком. Опытный убийца мог убить им так, чтобы было мало крови и никакой борьбы.
Но на Гриланксе не было вообще никаких следов...
Хан стоял, глядя на мертвое лицо адмирала, которое исказил смертный ужас. Кореллианин поежился. «Кто был этот тип?»
Соло подошел к стене и бегло осмотрел сейф, но, как он и ожидал, там был хороший замок, оснащенный сканером сетчатки глаза. И даже если бы удалось выковырять глаз Гриланкса — ну да, занятие малоприятное, — адмирал все равно уже был мертв слишком много времени. Не сработает.
«Надо бы мне убираться отсюда...» — решил Хан. Он пошел обратно, переступил через вытянутую руку Гриланкса, потом остановился, когда его ботинок задел Что-то маленькое на ковре. Наклонился и с ликованием подобрал этот предмет. Жемчужина крайт-дракона! Маленькая, но безупречная, по крайней мере невооруженным глазом изъянов не видно. Переливчатая, черная. Ценный цвет.
Сунув жемчужину во внутренний карман, Соло заторопился прочь. Через десять минут все было готово для побега. Хан стоял у входа на палубу, где располагались спасательные капсулы, поспешно скручивая провода в коробке пульта запуска. Затем он нажал кнопку, и крышка люка с шипением отодвинулась.
От дальнейших действий его удержали шаги за спиной и знакомый голос:
— Остановись, Соло. И медленно повернись.
Хан не стал упрямиться и, как и ожидал, увидел старого друга Тедриса Бжалина.
И бластер в его руках.
— Что ты здесь делаешь? Я видел тебя в коридоре, видел, как ты входил к адмиралу. О чем ты с ним говорил? Что вообще происходит?
«Теперь все решат, будто это я придушил Гриланкса, — сообразил Хан. — Да меня сначала расстреляют и лишь после начнут задавать вопросы!»
— Не горячись, Тедрис, — попросил он, криво ухмыляясь и делая пробный шаг вперед. — Ты же не станешь стрелять в приятеля.
— Стой на месте, Соло, — предупредил Бжалин, но рука его не слишком уверенно сжимала рукоять бластера; в конце концов, они с Ханом и правда были хорошими и близкими друзьями. — Почему на тебе эта форма? Кто ты...
— Эй, приятель, сколько вопросов! Давай пойдем куда-нибудь, побеседуем. Я отвечу как...
Оборвав себя на полуслове, Хан прыгнул вперед, попутно вспомнив очень грязный кореллианский прием уличной драки. Бывший сослуживец оказался на палубе и лежал там скрючившись; говорить он не мог, только придушенно сипел и возмущенно сверкал глазами. Хан наклонился за бластером.
Проверил заряд и опустился на колено возле старого друга.
— Послушай меня, Тедрис, — негромко попросил он. — Умереть ты не умрешь, хотя временное неудобство тебе гарантировано. Я хочу, чтобы ты кое-что понял. Я никого не убивал. Ясно? Просто запомни на будущее. И вот еще что, Тедрис. Ты слишком хороший парень, чтобы тратить время и жизнь на запаршивевший флот, где у всех так и чешутся пальцы нажать на гашетку и устроить резню. Послушай доброго совета и беги отсюда, пока еще не слишком поздно.
Хан оглушил Бжалина и поспешно уволок потерявшего сознание парня в одну из спасательных капсул; люк закрывать не стал, чтобы не сработал ненароком механизм запуска.
А затем нырнул в соседнюю капсулу, ту, которую предусмотрительно перепрограммировал, и через пару минут уже кувыркался в невесомости. Со стороны должно было казаться случайным стартом, что в сложившихся обстоятельствах едва ли кого-нибудь удивит. В конце концов, «Судьба» только что побывала в бою.
Больше всего Хана волновало, что импы решат подобрать капсулу, но они не стали. Должно быть, импы гораздо активнее интересовались убийством Гриланкса.
Часом позже его отыскал Чубакка; Хан мирно дрейфовал себе в космосе и от нечего делать ломал голову над таинственным происшествием с адмиралом. Чуи втянул угнанную капсулу в грузовой трюм «Брии», скулежом, повизгиванием и завываниями давая понять, что если они немедленно не уберутся отсюда (желательно очень быстро), то придется иметь дело с разведывательными СИДами, рыщущими поблизости.
Хан впервые не стал возражать и следом за Чубаккой бегом отправился в рубку. Они еще находились в пути, когда услышали: БУМ! А через секунду бумкнуло вторично, на этот раз так сильно, что напарников сбило с ног.
— По нам стреляют! — возмутился Соло. — Чуи, брысь к пушке!
Сам он соскользнул в пилотское кресло, увидел два СИДа — разведчики, которые разворачивались для следующего захода. А еще он увидел мигающий красный огонек индикатора на пульте.
— Чуи! Перегрузка реактора! Нам врезали в ослабленный щит! Валим отсюда!
Вскочив на ноги, кореллианин добежал до орудийной башни, выдернул оттуда напарника и поволок в трюм. Чубакка упирался и спорил.
— Шевели лапами, дубина! Корабль Вот-вот взорвется!
В грузовом трюме опять возникла загвоздка. Вуки не хотел лезть в имперскую спасательную капсулу.
— У тебя что, с головой плохо, Чуи? «Брии» конец! Других шансов нет. А теперь немедленно сворачивайся клубком и не забудь про дыхательную маску.
Чубакка наконец-то оказался в капсуле. Хан напялил скафандр и разгерметизировал трюм.
БУМ! БУМ-БУМ!
«Вам делать больше нечего, да? — Кореллианин подсоединил к капсуле антигравитационный модуль и стал толкать ее к распахнутому настежь грузовому люку. — Мы же все равно обречены...» Постучав в иллюминатор капсулы, Хан жестами объяснил напарнику свой план. Чубакка в дыхательной маске понятливо кивнул.
Они действовали слаженно. Хан толкнул капсулу в проем, а Чуи, приоткрыв люк, втянул кореллианина внутрь. Упражнение заняло, наверное, секунд шесть — недостаточно, чтобы вуки с его крепкой толстой шкурой пострадал от декомпрессии. А потом люк был захлопнут и завинчен, а в капсулу накачан воздух.
«Брия» взорвалась, едва спасательная капсула покинула трюм. Ударная волна наподдала им так, что они закувыркались. Хан ждал, что СИДы теперь накинутся на беглецов, но, как он и надеялся, вспышка замаскировала их отлет. Импы ничего не заметили.
Внутри было тесно, очень тесно, Хан с трудом сумел снять с головы шлем, а потом они с Чубаккой просто сидели чуть ли не в обнимку и смотрели сначала друг на друга, затем — на догорающие обломки, которые некогда были их кораблем.
— Лэндо огорчится, — с несчастным видом произнес Хан.
«Брия» была норовиста, темпераментна и своенравна, но кореллианин привык к ней. Чубакка негромко ворчал на родном языке. Хан покосился на напарника и пожал плечами:
— Что делать будем? Ты знаешь не хуже меня, дружище. Система обитаемая, так что спасательная капсула автоматически совершит где-нибудь мягкую посадку, а там отыщем транспорт.
Вуки заскулил.
— А, ты спрашиваешь о корабле! — Хан вздохнул. — А вот это хороший вопрос, дружище...

 

 

«Мертв? — не веря своим ушам, подумал Тероенза, глядя на послание с Нал-Хатты. — Сработало. Не могу поверить, что Арук мертв!»
На какое-то мгновение он почувствовал легкий укор совести, но его тут же вытеснила радость. Теперь, когда Арук не стоит у него на пути, а деньги от Десилиджика текут рекой, ничто не помешает ему захватить полный контроль над всей операцией на Илизии. Дурга на Нал-Хатте, пытается управлять Бесадии. Киббик, как всем известно, идиот.
Тероенза мысленно представил свою коллекцию, а потом вообразил, какой она будет очень скоро. Он построит для нее отдельное здание!
И он привезет сюда свою любимую. Не будет больше одиноких дней и ночей. Они будут вместе плескаться в грязевых бассейнах, обладая богатством, о котором не смели и мечтать...
Тероензе потребовалось несколько минут, чтобы придать своему лицу достаточно скорбное выражение, после чего т’ланда-тиль отправился к Киббику, чтобы сообщить ему о смерти его дяди...

 

 

Мофф Сарн Шильд сидел в одиночестве в своем роскошном доме на Тете, гадая, что же пошло не так. Очевидно, атаковать Нал-Хатту было большой ошибкой. Гриланкс... Гриланкс провалил все, да еще и умер при подозрительных обстоятельствах.
Шильд был один в доме, если не считать дроидов. Все живые слуги исчезли неведомо куда. Брия... она тоже ушла, пропала несколько дней назад.
Даже не попрощалась.
Вчера Император призвал Шильда в Центр Империи, чтобы тот предстал перед комитетом по расследованию неудачной атаки на систему И’Тоуб. Сообщение Палпатина давало понять, что Император крайне недоволен.
Шильд сидел в одиночестве, пытаясь понять случившееся. Несколько дней назад он был одним из властелинов Галактики. Теперь же он даже не может вспомнить, почему сделал все так, как сделал. Как будто в него вселился кто-то посторонний.
Шильд уставился на богато украшенный стол. Перед ним лежал бластер, а рядом — пузырек с ядом. Шильд глубоко вздохнул. У него больше не осталось иллюзий. Поездка в Центр Империи только отсрочит неизбежное. Все лучше, чем испытать на себе гнев Палпатина. Но что применить: бластер или яд?
Какое-то время Шильд размышлял, но никак не мог прийти к решению. Наконец, отчаявшись, он мыслями вернулся в детство. Двигая пальцем от одного средства умереть (и спастись) к другому, он стал считать: «Вонга, винга, синги ве... что же, что же выбрать мне?»

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий