Меняя лица

ЭПИЛОГ

— «…и Геракл, страдая от ужасной боли, взмолился, чтобы друзья его зажгли огромный костер, который достал бы до небес. Он бросился в тот огонь, надеясь избавиться от боли, которую причинял яд, впитавшийся в кожу. С высоты Олимпа могущественный Зевс посмотрел на своего сына и, видя, как он мучается, сказал мстительной жене: „Он довольно страдал и доказал свою верность“. Гера взглянула на Геракла и сжалилась. Она отправила за ним сверкающую колесницу, чтобы та подняла его на Олимп, к богам. Там наш герой живет и по сей день», — закончил Эмброуз, закрывая книгу и надеясь, что его не заставят продолжать.
Реакцией на столь триумфальный конец была тишина. Янг посмотрел на шестилетнего сына, решив, что тот уснул где-то между двенадцатым подвигом и финалом. Ярко-рыжие кудряшки разметались вокруг лица, а в больших, широко распахнутых темных глазах читалась глубокая задумчивость.
— Папа, а ты такой же сильный, как Геракл?
Эмброуз сдержал улыбку, затем, подхватив маленького мечтателя на руки, уложил его в кровать и подоткнул одеяло. Время вечерних историй давно истекло. В соседней комнате Ферн сочиняла свою историю, и он намеревался ее прервать.
— Пап, как думаешь, я когда-нибудь стану таким же героем, как Геракл?
— Не обязательно быть таким же, как он, дружок. — Эмброуз выключил свет и остановился у двери. — Есть много других героев.
— Да. Наверное. Спокойной ночи, пап!
— Спокойной ночи, Бейли.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий