Меняя лица

29
ПРОКАТИТЬСЯ В ПОЛИЦЕЙСКОЙ ТАЧКЕ

Около полуночи, когда Ферн, погруженная в мысли об Эмброузе, возвращалась домой, мимо нее промчались две полицейские машины и скорая. Их сирены оглушительно выли в ночной тишине. «Должно быть, Дэн Гейбл снова застрял на дереве», — подумала Ферн и усмехнулась. Правда, скорая помощь для спасения кота показалась ей довольно странным выбором. В прошлый раз ограничились вызовом пожарных. Бейли наслаждался каждой минутой того представления. Может, поэтому он так и не доехал до магазина?
Ферн миновала 2-ю Ист-стрит и свернула на Центральную, гадая, где теперь происходило веселье. Вдоль улицы стояло столько полицейских машин, сколько она за всю свою жизнь не видела. Офицеры, кажется, что-то искали: лучи их фонарей метались из стороны в сторону. Ферн уже двинулась вниз по дороге, но тут раздался крик, и полицейские побежали на него.
— Я его достал! Достал!
Ферн притормозила и слезла с велосипеда, опасаясь столкнуться с человеком, которого поймала полиция. Но офицеры подзывали скорую. Прежде чем машина успела остановиться, из ее дверей уже выскочили двое врачей, побежали вдоль набережной и скрылись из виду. Ферн ждала. Несколько минут никто не появлялся. Когда она решила поехать дальше, полицейский что-то вытащил из канавы.
— Странно, — пробормотала Ферн, недоверчиво нахмурившись.
Она думала, что полицейские воспользуются носилками, но они катили пустую коляску и не вниз по склону, а вверх. И тут Ферн все поняла. Это была коляска Бейли. Ферн бросила велосипед и побежала. Уже возле самого места происшествия полицейские крепко схватили ее под руки, не пуская дальше.
— Бейли! — крикнула она, вырываясь.
— Мисс! Стойте! Не подходите!
— Это мой брат! Это ведь Бейли, да?!
Ферн заглядывала в лица всех офицеров, пока не нашла среди них Лэндона Кнадсена. Лэндон совсем недавно поступил на службу в полицию Ханна-Лейк. Его ангелоподобная внешность — светлые кудри, румянец на щеках — очень странно сочеталась с формой и кобурой на поясе.
— Лэндон! Он в порядке? Что стряслось? Пожалуйста, дайте мне его увидеть! — Ферн захлебывалась вопросами, не дожидаясь ответов, словно знала: как только получит их, тут же пожалеет об этом.
Врачи уже тащили носилки вверх по склону, торопясь к открытым дверям ожидавшей их машины. Вокруг собралось много людей, а Ферн все еще была слишком далеко, чтобы разглядеть, кто лежал на них. Она снова посмотрела на Лэндона.
— Скажи мне!
— Мы пока не знаем, что произошло. Но это Бейли, — сочувственно ответил он.
* * *
Лэндон Кнадсен и незнакомый Ферн офицер постарше — очевидно, напарник Лэндона — отвезли ее к Шинам и сообщили Майку и Энджи, что их сын в Окружной больнице Клермонта. Энджи в пижаме и сонный Майк запрыгнули в свой синий фургон меньше чем за две минуты. Ферн тоже забралась туда и уже по дороге позвонила родителям. Потом она набрала Эмброуза. Сжато, без подробностей, потому что Энджи и Майк сидели рядом, она рассказала ему, что с Бейли что-то стряслось и они едут в больницу в Сили.
Полиция ничего им не объяснила, просто доставила в больницу в получасе езды на север от Ханна-Лейк. «Конвой» из машин с мигалками делал поездку еще напряженнее. Это были самые долгие полчаса в жизни Ферн. Все молчали. Строить предположения было страшно, поэтому ехали в тишине: Майк за рулем, Энджи — рядом, вцепившись в его руку, а Ферн дрожала на сиденье позади пространства, освобожденного для кресла Бейли. Ферн не рассказала, что видела это кресло, что его вытащили из канавы. Она боялась худшего, но мысленно убеждала себя, что все обойдется.
Они ворвались в приемный покой, и их провели в пустую комнату. Там усталый мужчина средних лет в зеленом хирургическом костюме (на бейдже было написано «доктор Норвуд») скорбно сообщил им, что Бейли больше нет. Бейли был мертв. Смерть зафиксировали сразу.
Первой не выдержала Ферн. У нее было чуть больше времени, чтобы все осознать. Она поняла все в ту же секунду, как увидела пустое кресло. Энджи от шока ничего не могла вымолвить. А Майк сердито потребовал, чтобы его пропустили к сыну. Доктор отодвинул штору.
Лицо и волосы Бейли были в грязи, только кожу вокруг носа и рта очистили для реанимации. Он выглядел совсем иначе без своей инвалидной коляски, будто… Ферн совсем не знала его. Кто-то уложил тощие руки вдоль тела. Ферн вдруг вспомнила: Бейли называл свои руки — абсолютно бесполезные, непропорциональные по сравнению с телом — лапками ти-рекса. С одной ноги слетел ботинок, и носок тоже был в грязи. Рядом на каталке лежал налобный фонарь, по-прежнему включенный. Ферн не могла отвести от него глаз, будто это он был всему виной. Она протянула руку и попробовала выключить фонарь, но плоская кнопка не поддалась.
— Мы довольно быстро его отыскали благодаря фонарю, — сказал Лэндон Кнадсен. — Но недостаточно быстро.
— На нем был фонарь! Майк, на нем был фонарь! — Энджи упала на стул возле тела Бейли и сжала его безжизненную руку. — Как это могло случиться?
Майк Шин повернулся к полицейским — к Лэндону, которого тренировал в школе, к старшему офицеру, чей сын прошлым летом состоял в его секции. Со слезами на глазах, тоном, который на протяжении тридцати лет заставлял всех его борцов сидеть смирно и слушать, он потребовал:
— Я хочу знать, что произошло с моим сыном.
И, хотя это было нарушением протокола, полицейские рассказали ему то немногое, что знали сами.
В службу спасения поступил звонок от Бейли. Он сообщил свое примерное местонахождение, а также то, что его преследуют. Диспетчер направил людей в указанном направлении, и через несколько минут кто-то заметил свет фонарика.
Ремни были повернуты так, что лампочка оказалась на затылке. Если бы она светила вперед, как положено, найти Бейли было бы сложнее. Полиция не могла однозначно подтвердить, что Бейли захлебнулся, врачи тоже. Чтобы установить причину смерти, собирались провести вскрытие.
Вскоре, посочувствовав утрате, все оставили Ферн и родителей Бейли за тонкой занавеской, отделявшей мир мертвых от мира живых.
* * *
Саре Мардсен не спалось — у нее давно были проблемы со сном. А ведь когда умер ее муж Дэнни, она думала, что теперь будет спать без задних ног, освободившись наконец от тяжкого ухода за немощным. Муж еще и злился на каждого, кто пытался ему помочь.
Дэнни Мардсена частично парализовало после автокатастрофы, когда их дочери Рите было всего шесть. Пять долгих лет Сара заботилась о нем и девочке и день за днем задавалась вопросом, как вообще все это выдерживает. Мучения Дэнни стали мучениями для всей семьи. Когда он умер за день до Ритиного одиннадцатилетия, Сара испытала облегчение. За него, за себя и за дочь, которая помнила отца только больным. Хотя, надо сказать, Дэнни Мардсен не был хорошим человеком и до аварии.
И все-таки Сара не могла спать спокойно — ни тогда, ни теперь, когда прошло больше десяти лет. Она тревожилась за дочь и внука: Рита выбрала мужа, очень похожего на покойного отца. Разница была лишь в том, что Беккер мучил ее еще и физически. Это стало причиной постоянных тревог Сары. Поэтому, когда ее телефон зазвонил посреди ночи, она молниеносно вскочила с постели и схватила трубку.
— Алло, — сказала Сара, молясь, чтобы Рита звонила просто так.
— Она не просыпается! — рявкнул из трубки Беккер.
Сара поморщилась, но лишь плотнее прижала трубку к уху.
— Беккер?
— Она не просыпается! Я зашел в «Джеррис» выпить пива, а когда вернулся в машину, она лежала там без сознания. Но она не пила!
Сара покачнулась и, охваченная страхом, оперлась на тумбочку.
— Беккер? — Она постаралась говорить спокойно. — Где ты?
— Я дома! Тай орет, я не знаю, что делать. Она не приходит в себя!
Казалось, будто Беккер пил в «Джеррис» не только пиво. Сару охватил такой ужас, что она согнулась пополам.
— Я еду! — Она сунула ноги в шлепанцы и на бегу схватила сумку. — Позвони 911, слышишь? Вешай трубку и звони 911!
— Она пыталась покончить с собой! Я знаю! Она хочет уйти от меня, — выл Беккер в трубку. — Я не позволю ей! Рита…
Связь оборвалась. Сара, дрожа и молясь, села в машину и выехала на улицу. Она набрала нужный номер и спокойно как могла продиктовала адрес Риты оператору службы спасения, повторив слова Беккера:
— Ее муж говорит, что она не приходит в себя.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий