Меняя лица

28
СТАТЬ ГЕРОЕМ

У Бейли было мало свободы, но на коляске он мог доехать до заправки Боба на углу, до «Джоллис», чтобы повидаться с Ферн после работы, или до церкви, чтобы попытать дядю Джошуа на тему очередной теологической гипотезы. Терпеливый пастор, как правило, охотно говорил с людьми, но Бейли готов был поклясться, при его появлении дяде Джошуа хотелось сбежать.
Бейли знал, что не стоит разъезжать по улице так поздно, но в этом была своя прелесть. В двадцать один год уже не надо соблюдать комендантский час. Единственное, за что Бейли чувствовал укол совести, так это за то, что по возвращении домой приходилось будить мать или отца, чтобы они помогли ему улечься. Это немного омрачало удовольствие от ночных прогулок. Но ему не терпелось отправиться в магазин — увидеть Ферн и Эмброуза. Им не помешала бы компания. В воздухе почти искрило всякий раз, как эти двое оказывались вместе, и Бейли был уверен, что совсем скоро станет «пятым колесом» на колесах. Он усмехнулся — любил подтрунивать над собой. На самом деле Бейли искренне радовался, что ребята нашли друг друга. Когда-нибудь его не станет. Но теперь у Ферн был Эмброуз, и он мог за нее не беспокоиться.
Сегодня он рискнул — попробовал ускользнуть из дома без фонаря, но мама выскочила следом. Может, «случайно» оставить его в магазине? Бейли усмехнулся, чувствуя себя бунтарем. Он ненавидел эту штуковину. Тротуар освещали уличные фонари — так зачем еще и прожектор на лбу?
Лавка Боба Спиди была по пути, и Бейли решил заехать — просто так. Он терпеливо дождался, пока Боб выйдет из-за кассы и откроет ему дверь.
— Привет, Бейли. — Боб моргнул, стараясь не смотреть на слепящий свет фонарика.
— Ты можешь его выключить. Просто нажми на кнопку сверху, — объяснил Бейли.
Боб попробовал, но кнопка не работала. Тогда он просто развернул фонарь на голове Бейли так, чтобы лампочка оказалась на затылке.
— Так сойдет. Чем я могу тебе помочь? — вежливо спросил Боб.
— Мне нужна упаковка из двенадцати и что-нибудь пожевать, — с серьезным видом сказал Бейли.
Боб приоткрыл рот и неуверенно переступил с ноги на ногу:
— Эм-м. Хорошо. У тебя с собой документы?
— Да.
— Ладно. Что ж… какие тебе?
— «Старберст» вроде бы идут по двенадцать штук в упаковке? А жую я обычно «Риглис». Мятные, пожалуйста.
Боб крякнул, его большой живот затрясся над брючным ремнем.
— А я ведь повелся на минуту, Шин! Я даже представил, как ты катишь по дороге с сигаретой в зубах и банкой пива на коленях.
Боб пошел за Бейли вдоль стеллажей, прихватывая его покупки. Бейли притормозил у полки с презервативами.
— Это мне тоже понадобится, Боб. Самая большая упаковка.
Боб приподнял бровь, но на этот раз не купился. Бейли хихикнул и покатился дальше. Через десять минут он уже снова ехал по улице с покупками, засунутыми в боковой карман. Боб смеялся и махал на прощание: Бейли развеселил его. Правда, Боб вдруг запоздало вспомнил, что не поправил фонарь у Бейли на голове. Лампочка по-прежнему светила на затылке.
Бейли решил проехать по Центральной и свернуть на Мейн-стрит, вместо того чтобы срезать через 2-ю Ист-стрит. Добираться до «Джоллис» предстояло долго, но ночь была славная, ветерок приятно обдувал лицо, времени впереди достаточно. Пусть голубки насладятся друг другом лишних десять-пятнадцать минут до его приезда. Тишина нравилась Бейли, одиночество — еще больше. Он пожалел, что не попросил отца вставить ему в уши наушники, чтобы послушать немного Саймона и Гарфанкела. Но Бейли был слишком увлечен безуспешными попытками сбежать без фонаря.
На Мейн-стрит было пусто, Бейли отражался в черных окнах пустых зданий. «Mi Cocina», мексиканский ресторанчик Луизы О’Тул, тоже был закрыт, гирлянды и связки жгучего перца качались на ветру, стукаясь о горчично-желтую вывеску. Но рядом работал круглосуточный бар «Джеррис Джойнт» — об этом гордо сообщала оранжевая неоновая вывеска. Возле входа было припарковано несколько развалюх.
До Бейли донеслась тихая музыка. Он прислушался, пытаясь разобрать песню, и уловил что-то еще. Плач. Откуда здесь ребенок? Бейли удивленно огляделся. Вокруг не было ни души. Он покатился дальше. Миновав несколько машин, он снова услышал плач. Чуть в стороне от бара стоял джип Беккера Гарта — высокий, с черепом на заднем стекле. Как оригинально. Бейли закатил глаза. Вот же кусок дерьма. Снова плач. Точно, ребенок. Бейли съехал с тротуара и приблизился к джипу. Тут ему стало жутко до дрожи: плач доносился именно из машины Беккера. Передняя дверь была приоткрыта. Подъехав ближе, Бейли разглядел светлые локоны, разметавшиеся по сиденью.
— О нет. О нет, Рита! — простонал Бейли, пристраивая свою коляску рядом с джипом.
Подняв руку так высоко, как только мог, он с силой дернул дверцу машины. Та медленно распахнулась. Сердце Бейли ушло в пятки: Рита лежала без сознания. Голова свесилась, пальцы судорожно цеплялись за дверную ручку. Очевидно, она пыталась выбраться, но не смогла. Двухлетний Тайлер сидел рядом, сунув палец в рот.
— Рита! — позвал Бейли. — Рита!
Она не шевелилась. Бейли позвал еще раз, шепотом, в надежде, что она ответит. Он не видел крови, но был уверен: Беккер Гарт что-то сделал с женой. Тай всхлипнул, и Бейли тоже захотелось заплакать. Он не мог помочь ни Рите, ни Таю. Но ведь Рита наверняка хотела бы, чтобы о ее сыне позаботились.
— Малыш Тай, привет, дружок, — ласково заговорил Бейли, стараясь не выдавать страха. — Это я, Бейли. Хочешь прокатиться со мной на коляске? Ты ведь любишь кататься с Бейли, правда?
— Мама. — Малыш всхлипнул и потер кулачками глаза.
— Мы быстро покатимся. Давай покажем маме, как быстро мы умеем кататься. — Бейли не мог взять Тая на руки и просто поманил его. — Держись за меня и залезай в кресло. Ты ведь помнишь как?
Тай перестал плакать и посмотрел на коляску большими голубыми глазами. Бейли подъехал ближе, распахивая дверь шире. Тай уже мог забраться к нему, если бы захотел.
— Ну же, Тай. У меня есть кое-что вкусное. Ты съешь конфетку, а Бейли тебя покатает. Пусть мама поспит.
Голос дрогнул на последних словах, но фокус с конфетой сработал. Тайлер сполз на пол машины и, перебравшись через подлокотник коляски, уселся к Бейли на колени. Он сунул руку в маленький пакет и победно выудил упаковку «Старберст». Бейли отъехал от джипа. Нужно было вызвать помощь. Он очень боялся, что Беккер выскочит из бара и увидит его. Или, хуже того, уедет с Ритой.
— Держись за Бейли, Тай.
— Покатимся быстро?
— Да. Мы с тобой покатимся очень быстро
* * *
Тай не знал, что значит держаться. Бейли управлял коляской и одновременно набирал 911 на мобильном, примотанном к подлокотнику. Включив громкую связь, он обхватил левой рукой Тайлера, съехал с гравия и вырулил на тротуар. Оператор службы спасения наконец ответила. Бейли вывалил на нее подробности случившегося. Ему едва удавалось ехать ровно. Тай опять начал плакать.
— Простите, сэр, я вас не слышу.
— Рита Мардсен… Рита Гарт. Она без сознания в машине своего мужа. Он уже избивал ее и, думаю, сейчас тоже что-то с ней сделал. Его джип припаркован возле «Джеррис Джойнт» на Мейн-стрит. Мужа зовут Беккер Гарт. Их двухлетний сын тоже был в машине. Я услышал, как он плачет, и забрал ребенка, но не решился остаться с Ритой, потому что ее муж может вернуться в любую минуту.
— У нее есть пульс?
— Я не знаю! — беспомощно воскликнул Бейли. — Я не смог до нее дотянуться!
Оператор, похоже, не понимала его.
— Послушайте, я в инвалидной коляске. Я не могу поднять руки. Мне повезло, что ребенок выбрался из машины. Пожалуйста, отправьте туда полицию и скорую помощь!
— Назовите номер автомобиля.
— Я не могу! Я уже отъехал!
Бейли остановился и немного развернул коляску, взвешивая, стоит ли возвращаться, чтобы ответить на вопросы оператора. От увиденного его сердце сжалось. Со стоянки выезжала машина с зажженными фарами, похожая на джип Беккера.
— Он вышел! — взвизгнул Бейли и пустился по улице на предельной скорости.
Нужно было переехать на другую сторону, но он боялся попасть в свет фар Беккера. Джип приближался. Тай кричал, чувствуя панику Бейли; оператор службы спасения пыталась добиться ответов на вопросы и твердила: «Сохраняйте спокойствие».
— Он догоняет! Меня зовут Бейли Шин, у меня на руках Тайлер Гарт. Я в инвалидной коляске еду по Мейн в сторону Центральной улицы Ханна-Лейк. Беккер Гарт избил свою жену и преследует нас. Мне нужна помощь!
Каким-то чудом Беккер проехал мимо. Очевидно, он не думал, что парень в инвалидной коляске может чем-то ему грозить. Он всегда недооценивал Бейли. Но едва тот выдохнул, как Беккер ударил по тормозам и резко развернул машину. Он помчался навстречу, и Бейли понял, что Беккер обязательно заметит ребенка у него на коленях. Бейли рванул через проезжую часть, проносясь прямо перед носом у джипа. Единственным шансом спасти Тая было добраться до Боба.
Джип снова пронесся мимо, и Беккер затормозил так, что колеса завизжали. Он не ожидал от Бейли такой прыти.
— Я поворачиваю на Центральную в сторону лавки Боба Спиди! — прокричал Бейли, надеясь, что оператор его услышит.
Тай в ужасе надрывал легкие. Но, по крайней мере, он крепко, как детеныш шимпанзе, вцепился в Бейли и его больше не нужно было держать.
Бейли не мог спрятаться: крик Тая выдавал их, да и было уже слишком поздно. Беккер Гарт повернул и теперь ехал по Центральной, светя фарами им в спину. Джип подъехал к Бейли слева. Окно открылось, но Бейли не взглянул на Беккера. Он внимательно смотрел на дорогу перед собой.
— Шин! Куда, черт побери, ты собрался с моим ребенком?
Бейли продолжал давить на пульт управления, молясь, чтобы на пути не попалось выбоин. В Ханна-Лейк их было больше, чем уличных фонарей, — опасный расклад для колясочника.
— Катись сюда, кусок дерьма!
Бейли не остановился. Джип подрезал его. Бейли вскрикнул и дернул коляску вправо. Она качнулась, и Бейли был уверен, что перевернется, но нет.
— Он пытается столкнуть меня с дороги! — прокричал он оператору службы спасения. — У меня на руках его ребенок, а он, черт возьми, пытается столкнуть меня с дороги!
Оператор что-то завопила в ответ, но Бейли не слышал ее из-за шума. Беккер Гарт был пьян, не в себе или и то и другое сразу. Бейли знал: они с малышом Таем в серьезной беде. Вряд ли он вообще переживет эту ночь. Превозмогая страх, Бейли осторожно замедлил ход инвалидного кресла и наконец почти полностью остановился. Нужно было хотя бы попытаться спасти Тая, пока это еще возможно. Бейли все равно не мог обогнать Беккера, и ему ничего не оставалось, кроме как ехать с безопасной скоростью. Беккера явно сбило с толку столь неожиданное решение: он снова пронесся мимо, потом затормозил так резко, что джип немного развернуло. Бейли не хотел даже думать о том, как его лихачества могли покалечить непристегнутую, лежащую без сознания Риту.
Беккер опять помчался навстречу, на этот раз задним ходом; из-за света фар джип напоминал летящего демона. Бейли вильнул вправо, но коляска вылетела с дороги, соскользнув с размытого дождем склона в оросительный канал, тянувшийся вдоль улицы. Скорость была небольшая, но это не имело значения. Коляска рухнула в мутную воду. Тайлера отбросило в сторону.
Бейли оказался лицом в воде. Внезапная боль в мизинце, то ли вывихнутом, то ли сломанном, заставила острее почувствовать стук собственного сердца. Каждый удар отдавался в пульсирующем пальце, но Бейли понимал: это сейчас наименьшая из его проблем. Воды в канале было на фут максимум. Но этого хватило, чтобы полностью скрыть его голову. Бейли изо всех сил попытался оттолкнуться руками от дна, но не смог, как и перевернуться. Не смог ни сесть, ни выкарабкаться. Тай плакал где-то рядом. Звук приглушала вода, но Бейли почувствовал облегчение. Раз плачет, значит, жив.
Хлопнула дверца автомобиля. Крик ребенка стал отдаленнее, а потом вовсе исчез. Рев машины Беккера на секунду оглушил Бейли и тут же стих. Бейли захрипел. Попытался выдохнуть — нос и рот тут же наполнились грязью. Пульсирующая боль в пальце утихла вместе с сердцебиением.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий