Приручение. 10 биологических видов, изменивших мир

Накормить мир

Если сегодня вы приедете в Луншэн, что в провинции Гуанси на юго-западе Китая, то увидите пейзаж, созданный трудом земледельцев, которые до сих пор живут здесь согласно традициям, существовавшим сто лет назад. От берегов реки, змеящейся по дну долины, устремляются вверх крутые склоны, и каждый из них изборожден террасами. Эти петляющие, ступенчатые рисовые поля напоминают живое существо: огромного дремлющего змея. Горный хребет Луншэн действительно имеет извивающуюся форму, а террасы по его склонам похожи на чешую. Само название Луншэн означает «Драконий хребет».
Несколько лет назад я посетила эти рисовые террасы и познакомилась там с местным фермером Ляо Чжунпу, чья семья уже много поколений возделывает в этих местах рис. Было начало лета, и мы с Ляо поднялись по склону с корзинами, полными рисовых проростков, чтобы посадить новые растения на свежевспаханных террасах. Ниже по склону крестьяне готовили новые террасы к посеву. Распахивание этих узких, петляющих участков земли не под силу крупной современной технике, зато запряженный одним быком плуг проходит их с легкостью.
Ляо научил меня, что делать: берешь одновременно три-четыре проростка и вдавливаешь их во влажную, податливую землю под слоем воды. Молодые растения риса напоминали простую траву – конечно, это и есть трава. Как и пшеница, рис относится к семейству злаков, или мятликовых, и, как и пшеница, растущий рис выглядит не очень аппетитно, но тем не менее он смог занять положение одной из важнейших злаковых культур, кормящих многочисленное население планеты. Приблизительно одну пятую часть всех потребляемых в мире калорий и одну восьмую часть всего белка обеспечивает рис. На планете ежегодно производится около 740 миллионов тонн риса, который произрастает на всех континентах, за исключением Антарктиды, и, хотя этот злак как основной продукт приобретает все большее значение и в Африке к югу от Сахары, и в Латинской Америке, около 90 % всего риса в мире производит и потребляет Азия. Для более чем 3,5 миллиарда человек на планете рис – жизненно важный базовый продукт питания; в странах с низким и средне-низким уровнем дохода рис – ключевая продовольственная культура. Беднейшие 20 % населения тропических широт получают больше белков из риса, чем из бобов, мяса или молока.
Во многих странах с низким уровнем дохода населению постоянно угрожает недоедание. Миллиард людей в мире голодают, еще два миллиарда страдают от так называемого «скрытого голода», который выражается в нехватке жизненно важных микроэлементов и витаминов. Чаще всего наблюдается дефицит йода, железа, а также витамина А, или ретинола.
Недостаток витамина А в организме снижает сопротивляемость инфекциям. Зачастую недоедание и инфекционные заболевания взаимосвязанны. При недоедании наблюдается более тяжелое течение болезни, и наоборот, заболевания усугубляют недоедание. Это настоящий замкнутый круг: истощенный организм легко становится жертвой инфекций, инфекционные заболевания подавляют аппетит и влияют на всасывание питательных веществ в кишечнике, в результате защита организма ослабевает. Помимо опасного союза с инфекцией, нехватка витамина А – одна из главных причин детской слепоты, которую можно предотвратить и жертвами которой ежегодно становятся около полумиллиона детей. Половина из них умирают в течение года после потери зрения. Витамин А содержится в продуктах животного происхождения, таких как мясо, молоко и яйца. Там, где данные продукты питания не всегда доступны, высока вероятность увеличения случаев дефицита витамина А. Бета-каротин (провитамин А) содержится в некоторых растениях, включая зеленые овощи, а также оранжевые фрукты и овощи, но превращение провитамина в витамин А в человеческом организме – не очень эффективный процесс. Для того чтобы обеспечить потребность в витамине, необходимо потреблять значительные объемы данных продуктов, чего большая часть населения бедных стран не может себе позволить.
Стратегии здравоохранения, направленные на снижение дефицита витамина А, включают рекомендации по изменению рациона питания, стимулирование выращивания богатых каротиноидами продуктов – например, листовых овощей, манго и папайи – и обеспечение детей и кормящих матерей пищевыми добавками, содержащими важный витамин. Еще один способ – повысить концентрацию витамина в продуктах, активно потребляемых населением, но небогатых витамином А. Например, в странах с высоким уровнем дохода витамином А часто обогащают хлопья для завтрака и маргарин. Однако в странах с более низким доходом этот метод малоэффективен, поскольку у беднейших слоев населения редко бывает возможность приобретать продукты с такими добавками.
Но есть и еще один способ добавить витамин А в базовые продукты питания, связанный не с переработкой сырья, а со стимулированием растений к более активному производству витамина А или хотя бы провитамина. Именно этого позволяет добиться генетическая модификация, и рис, играющий роль продовольственной культуры мирового значения, оказался идеальным кандидатом для эксперимента.
В 2000 году в статье в журнале Science сообщалось о создании – после восьми лет трудов ученых – генетически модифицированного риса, способного самостоятельно производить бета-каротин. Через четыре года в США начались полевые испытания новой культуры, за ними последовали и другие – на Филиппинах и в Бангладеш. Параллельно проводившиеся исследования подтвердили, что этот продукт безопасен для употребления в пищу и что маленькая чашка такого риса обеспечивает половину дневной потребности человека в провитамине А.
Несмотря на это, с самого начала «золотой рис» оказался в центре горячих споров. Оппозицию возглавил Гринпис, выразивший опасения относительно использования «золотого риса» в рамках мероприятия по склонению общественного мнения в пользу поддержки генной инженерии: якобы эта кажущаяся гуманитарной инициатива была первым шагом к введению более прибыльных ГМО. Представители организации заявляли, что «золотой рис» – «заведомо ошибочный подход, угрожающий отвлечь внимание общественности от реальных решений проблемы», при этом имеющий непредсказуемые последствия с точки зрения экологии и продовольственной безопасности.
В 2005 году руководитель проекта по разработке «золотого риса» Дж. Э. Майер резко ответил на критику со стороны Гринписа. Он выразил свое огорчение тем, что новая версия «золотого риса», производящего в двадцать три раза больше бета-каротина, чем растение-прототип, по-прежнему вызывала протесты и неприязнь защитников окружающей среды. Он также обвинил Гринпис в игнорировании очевидных фактов и враждебном отношении к биотехнологиям. Майер видел в работниках Гринписа и их сторонниках новых луддитов, пытающихся противостоять новой агропромышленной революции. Он писал:
Никто не смог привести пример ситуации, когда обогащенный провитамином А «золотой рис» мог бы нанести вред окружающей среде или здоровью человека. Таким образом, у лагеря противников остается один-единственный аргумент – вероятный риск технологии как таковой, происходящий из неизмеримых и четко не выраженных угроз. Тем не менее существует и реальная угроза: угроза широкого распространения дефицита витамина А, из-за которого по всему миру погибают миллионы детей и взрослых.
Критики «золотого риса» высказали опасение относительно того, что действующие программы витаминизации и обогащения продуктов могут быть сорваны из-за менее успешного мероприятия. Майер ответил, что данное заявление игнорирует потенциал применения генетически модифицированного риса в качестве устойчивого и недорогого решения проблемы нехватки витамина А. Помимо этого, по словам Майера, противники проекта отказываются признавать неэффективность существующих программ, которые не охватывают отдаленные деревенские районы, где ситуация наиболее критическая. Руководитель проекта также выдвинул этические аргументы против своих критиков: можно ли морально оправдать противостояние решению, способному оказать несомненное положительное влияние на здоровье жителей беднейших уголков нашей планеты? Он высказал свое удивление тем, что правительства – в частности, правительства стран Европейского союза – могут основывать свои действия на таких, по его мнению, слабых доказательствах и накладывать на потенциально полезное предложение строгие ограничения, рискующие помешать завершению проекта.
С тех пор «золотой рис» стал эмблемой защитников бедных и потенциала ГМО, да и сама индустрия биотехнологий теперь стремится доказать, что она экологически безопасна. Однако некоторые по-прежнему подозревают, что разработчики ГМО, которые пытаются представить себя как устойчивое, современное и заботящееся о людях производство, на самом деле олицетворяют толпу бесконечно эгоистичных корпораций, жадно набивающих собственные карманы. Достаточно того, что однажды доверие людей было обмануто. Общество разделилось на лагеря еще до того, как появился на свет сам «золотой рис».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий