Приручение. 10 биологических видов, изменивших мир

На копытах

Когда первые группы фермеров в сопровождении домашнего крупного рогатого скота расселялись по Европе, Азии и Африке, популяции бычьих продолжали перемещаться и смешиваться. По мере того как достигали расцвета цивилизации и ширились империи, множились и стада, которые люди перегоняли с родины на новые пастбища.
Анализ митохондриальной ДНК крупного рогатого скота с севера Италии показывает, что эти животные каким-то образом связаны с Анатолией, и такие «следы» в ДНК относятся к более позднему периоду, после появления первых домашних быков в Италии. Геродот описывал страдания жителей Лидии – современной Анатолии – во время голода, который длился восемнадцать лет. По словам историка, в конце концов большая часть лидийцев покинули восточные берега Средиземного моря и отправились в Италию. Геродот утверждал, что переселенцы из Лидии в Италию называли себя тирренами, позже они стали основателями цивилизации этрусков. Довольно романтическая история, которая, по всей видимости, практически не подтверждается историческими или археологическими фактами. Но возможно, в генетической памяти современного итальянского домашнего скота все-таки сохранился слабый след древних миграций из Восточного Средиземноморья. Изучение митохондриальной ДНК из костных останков древних этрусков также навело ученых на мысль о существовании связи между Северной Италией и Турцией. Тем не менее говорить о четких признаках миграции не приходится, возможно, такие данные свидетельствуют лишь о существовании тесных торговых связей и передвижениях населения между двумя регионами. Но существует небольшая вероятность того, что Геродот все же был прав.
Торговые пути оставили свой «отпечаток» и в геноме современного скота. Так, появление ДНК зебу у крупного рогатого скота на Мадагаскаре – это несомненно, результат активной торговли с Индией. Некоторые же значительные перемещения быков, отразившиеся в их генах, были связаны с миграциями человека. Например, сравнительно недавняя интрогрессия генов зебу у африканских быков, скорее всего, является следствием арабского завоевания в VII и VIII веках.
В период после Средневековья наблюдается увеличение размеров скота – либо в результате селекции, либо это явление косвенно связано с ростом политической стабильности и благополучия в европейских странах. В конце концов, мир означает, что вилы можно использовать не как оружие, а по их назначению – для погрузки сена.
К XVI веку началось распространение крупного рогатого скота за пределами Старого Света. Завоз бычьих в Америку начался в самом конце XV века. Первые животные, погруженные на борт в Кадисе в 1493 году, в рамках второй американской экспедиции Колумба, были отправлены через Канарские острова в Санто-Доминго. Помимо быков океан пересекли лошади, мулы, овцы, козы, свиньи и собаки. Вскоре к ним присоединились и представители других видов: каждая флотилия привозила все новых переселенцев для расширения стад и стай.
Таким образом, до прибытия Колумба крупный рогатый скот на Американских континентах отсутствовал – по крайней мере, так принято было считать. Тем не менее высока вероятность того, что быки могли попасть в Западное полушарие пятьюстами годами ранее, когда на Винланде – скорее всего, речь идет об острове Ньюфаундленд – появились поселения викингов. В скандинавских сагах подробно описываются острова неподалеку от Винланда, где зима достаточно мягкая, чтобы скот мог пастись круглый год. Однако свидетельства того, что обитатели колонии викингов оставили после себя потомков – людей или скот, – отсутствуют. Колонии на островах были заброшены, и прошло несколько веков, прежде чем европейцы заново «открыли» Америку. И, несмотря на существование по крайней мере одного поселения викингов, Л’Анс-о-Медоус, на Ньюфаундленде, многие отрицают само отождествление острова с островом Винланд из скандинавских саг. С другой стороны, нет оснований сомневаться в открытиях испанских и португальских мореходов, которые подтверждают многочисленные документальные источники. Испанцы и привезли крупный рогатый скот на Карибские острова, а португальцы – в Бразилию. Эти привезенные из Европы животные стали прародителями латиноамериканского креольского скота – криолло.
В XVIII веке лидерами систематической селекции стали британцы, именно тогда и стали появляться особые породы крупного рогатого скота. Так, Роберт Бэйкуэлл вывел крупную, коричнево-белую, длиннорогую породу (английский лонгхорн, лонгхорнская), в основном использовавшуюся как тягловые животные, но также хорошо дававшую молоко; братья Коллинг создали рыжих или чалых британских шортгорнских коров, отлично подходивших для мясного и молочного производства.
Скотоводы планировали скрещивания между различными породами для получения желаемых признаков. В XIX веке Европа пережила волну «англомании», когда британских шортгорнских быков многократно скрещивали с континентальным скотом. Высокопроизводительные породы из Голландии, Дании и Германии экспортировали и в другие европейские страны и Россию для улучшения поголовья домашнего скота. Крепких айрширских коров из Шотландии скрестили со скандинавским скотом. В Бразилию в XIX веке завезли большое количество зебу для улучшения местного поголовья. Сегодня большую часть молока в Бразилии производят коровы породы гироландо – гибрид быков и зебу. На самом деле еще до гибридизации местные бразильские стада отчасти состояли из зебу, что отражало уже тогда сложные связи, сформировавшиеся между южной частью Азии, Аравией, Северной Африкой и Европой. А крупный рогатый скот хорошо – на удивление хорошо – прижился в Новом Свете. В Бразилии, где скот разводят менее половины тысячелетия, поголовье животных превышает численность населения страны. В Бразилии проживает около 200 миллионов человек, на которых приходится около 213 миллионов голов скота.
Во второй половине XX века, с открытием искусственного оплодотворения, скотоводы стали активно использовать новые технологии. Некоторые породы специально создавались для максимизации объемов производства молока, например голштинские коровы – самая популярная на сегодняшний день порода коров. В других случаях посредством жесткой селекции старались укрепить и нарастить мускулатуру животных. Иногда породы создавались под определенные условия обитания, от изумрудных лугов до настоящей пустыни. Однако высокую производительность не ставили единственной целью – селекция проводилась и с учетом эстетического фактора. Появилось невероятное разнообразие пород скота – пусть и не так много, как пород собак, но все-таки значительное число. Белые, рыжие, черные и всевозможных других окрасов, короткошерстные и косматые, миниатюрные и гигантские животные, короткорогие и длиннорогие или без рогов вовсе – внешний вид современного крупного рогатого скота не может не изумлять. Со временем критерии селекции также изменились: сегодня людям по душе коровы, производящие менее жирное молоко, а в США сейчас большая мода на черных коров и быков. В развитых странах скот уже не используется как тягловая сила, поэтому отпала необходимость в мощных животных, и отбор самых сильных и выносливых особей, способных тащить плуг, остался в далеком прошлом.
Интересно отметить, что за последние два столетия селекция – как скота, так и собак – привела к парадоксальным результатам: между породами наблюдается значительная изменчивость, как фенотипическая, так и генотипическая; внутри пород ситуация совершенно иная. Более того, сокращение изменчивости было проведено намеренно. В течение большей части своей истории крупный рогатый скот подвергался «мягкому отбору» со стороны фермеров, которые способствовали размножению либо наиболее плодовитых животных, либо наиболее приспособленных к определенным условиям окружающей среды. При этом между новыми породами активно происходил обмен генами. Однако в течение последних двух столетий заводчики стремились значительно уменьшить изменчивость в пределах пород так, чтобы животные даже перестали различаться по окрасу. Появление технологии искусственного оплодотворения в развитых странах помогло взять под более строгий контроль процесс размножения, следовательно, вероятность скрещивания между породами практически исчезла. В результате такого ограничения, а также жесткой селекции можно говорить о виде, состоящем из множества отдельных разобщенных популяций. Каждой из них угрожают все те проблемы, которые неизбежно вызывает близкородственное скрещивание: рост числа генетических заболеваний и бесплодия, предрасположенность к инфекционным заболеваниям. В дикой природе именно разобщенным популяциям с малой генетической изменчивостью угрожает вымирание. Но, несмотря на всевозможные ограничения современных промышленных пород крупного рогатого скота, на настоящий момент эти животные зачастую отличаются более высокой производительностью, чем традиционные породы. И фермерам не требуется долго думать, чтобы осознать экономические преимущества перехода с классических пород на промышленные. Но в долгосрочной перспективе данная тенденция не гарантирует устойчивого развития. С вымиранием домашней породы скота исчезнут и все связанные с ней «генетические ресурсы». В свете продолжающихся фрагментации популяций и внутрипородного скрещивания генетики высказывают опасения относительно будущего крупного рогатого скота – и нашей с вами продовольственной безопасности. Те же тревожные тенденции заметны и среди овец и коз, хотя в этом случае ситуация не так критична, поскольку существует несколько видов как коз, так и овец, одомашненных и диких. Что касается крупного рогатого скота, хоть и возможно скрещивать его с представителями других сохранившихся видов бычьих – данный генетический ресурс может оказаться полезным в будущем – дикие предки современных коров и быков уже давно вымерли.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий