Приручение. 10 биологических видов, изменивших мир

Каботы и «Мэтью»

В Музее и галерее искусств в Бристоле висит огромная картина, восхищающая меня с тех пор, как я была маленькой. Ее автор – Эрнест Борд, который учился живописи в Бристоле и любил исторические сюжеты и крупный масштаб. На картине изображен седовласый человек, стоящий на пристани; он одет в великолепный средневековый наряд: красный с золотом парчовый камзол, алые рейтузы и замечательно длинные остроносые кожаные сапоги. Человек указывает рукой на пришвартованный у пристани корабль и одновременно пожимает руку мужчине старше своего возраста, в черных одеждах и с должностной цепью мэра на шее. Между этими двумя персонажами едва просматривается молодой рыжеволосый мужчина в красном камзоле. Позади мэра в его темных одеждах – и ближе к зрителю – стоит епископ, облаченный в расшитую ризу и сжимающий в руке, обтянутой красной перчаткой, золотой посох. По сторонам от епископа – два мальчика-аколита в белом, один из них держит в руках Библию, а другой – свечу.
На заднем плане теснится толпа, все вытягивают шею, чтобы лучше видеть. На переднем плане на мостовой грудой лежат оружие и шлемы; мужчина, голову которого скрывает белый с зубчатым краем капюшон, поднимает охапку алебард и пик, по всей видимости, чтобы загрузить их на борт. От корабля виден лишь нос, а надутый ветром фок играет роль задника для сцены на набережной. Парус приспущен; на нем угадывается изображение замка и мачты перед ним – это герб Бристоля. Вдалеке виднеется средневековый город. Справа же на горизонте вздымается башня. Она очень напоминает Мемориальную башню Уилса, что возвышается над современным Бристолем, однако та была построена многим позже, лишь в 1925 году. Здесь же, верно, художник изобразил колокольню церкви Сент-Мэри-Редклифф, еще без шпиля. Полотно носит название «Отъезд Джона и Себастьяна Каботов в первое плавание, 1497 год». Вероятно, седовласый мужчина в центре картины и есть Джон. Позади него в красном камзоле – его сын Себастьян.
Через пять лет после того, как Христофор Колумб при поддержке испанских монархов Фердинанда и Изабеллы отплыл в юго-западном направлении открывать путь в Индию, Джон Кабот направил свой корабль от берегов Англии на северо-запад. Итальянец по происхождению, он был гражданином Венеции, поэтому нам бы стоило называть его Джованни Кабото или, на венецианский манер, Дзуан Каботто. Будучи торговцем-мореплавателем, Кабот (как я все-таки буду его называть) жил и работал в Венеции и Валенсии, прежде чем перебраться в Лондон. Он планировал отправиться в исследовательскую экспедицию через Атлантику в северном направлении, и с дипломатической точки зрения это было очень непростое предприятие. Согласно папской булле 1493 года Испания и Португалия уже закрепили за собой эксклюзивное право исследовать мир за пределами Европы. Для этого путешествия, которое, несомненно, расценивалось бы как вторжение во владения испанской и португальской корон, Каботу была необходима поддержка со стороны королевской власти. Посол Испании в Англии специальным письмом предупредил Фердинанда и Изабеллу о появлении в Лондоне «еще одного Колумба». Но Каботу все же удалось добиться желаемой поддержки. Вероятно, Генрих VII не понимал, почему данный вопрос должен был разрешаться только между Испанией и Португалией, и в 1496 году он дал Каботу позволение на экспедицию. Теперь у мореплавателя появилось право владеть от имени короля любой землей, которую он откроет, а также устанавливать монополию на все новые торговые пути. Однако помимо этого Каботу требовалась финансовая поддержка для организации плавания. Вероятно, часть средств ему удалось получить от итальянских банкиров в Лондоне, кроме того, свой вклад внесли и бристольские купцы, желавшие разбогатеть в результате экспедиции. В частности, один купец, занятый на таможне, стал центральной фигурой интересной легенды. Звали этого человека Ричард ап Мерик, или Ричард Америк.
Принято считать, что Америки были названы в честь итальянского ученого и путешественника Америго Веспуччи, который между 1499 и 1502 годами совершил плавание в Южную Америку и понял, что Вест-Индия вообще не является частью Азии, а представляет собой отдельный новый континент. Но какое же отношение к этой истории имеет Ричард Америк? Его фамилия породила легенду о том, что именно в честь этого человека и были названы открытые континенты. Эта версия очень популярна, по крайней мере в Бристоле, однако на деле даже связь Америка с Каботом установлена не точно. Некоторые убеждены, что Америк был основным спонсором экспедиций Кабота и даже являлся владельцем корабля «Мэтью», на котором тот пересек Атлантику, и тем не менее какие-либо данные, подтверждающие эти предположения, отсутствуют.
Но связь с Бристолем документально подтверждена. Королевский указ требовал, чтобы Кабот отплыл именно из этого портового города, который уже сыграл свою роль в истории исследований Атлантики. Отсюда в 1480-х годах отправилось несколько экспедиций в поисках новых мест для рыбной ловли. Кроме того, ходили легенды о мифическом острове Бразил, который привлекал немало мореплавателей, и поговаривали даже, что морякам из Бристоля удалось его найти. Возможно, кто-то из жителей этого города и вправду открыл Северную Америку – еще до экспедиции Колумба, – но мы, к сожалению, никогда об этом не узнаем.
Итак, Кабот отправился в путь в 1496 году, но недостаток продовольствия и суровая стихия заставили его вернуться. Непоколебимый исследователь решил совершить новую попытку в 1497 году. Он отплыл из Бристоля 2 мая и 24 июня добрался до противоположного берега Атлантического океана. Различные историки выдвигали предположения о том, куда именно причалил Кабот: к Новой Шотландии, к Лабрадору или же к побережью штата Мэн; тем не менее наиболее вероятным местом высадки Кабота большинство считает мыс Бонависта на восточном побережье Ньюфаундленда, и именно туда в 1997 году из Бристоля направилась копия корабля Кабота «Мэтью». Кабот, приставший к этим берегам на полтысячелетия ранее, был совершенно уверен, что достиг восточного берега Азии. Тем временем бристольцы в Англии полагали, что Кабот, вероятно, открыл мифический остров Бразил.
Кабот продолжил исследовать Новый Свет, однако сведения о его дальнейших экспедициях почти отсутствуют. Историк Элвин Раддок, представившая интересные и невероятные догадки относительно плаваний Кабота, не успела опубликовать свое исследование по этой теме и просила уничтожить после ее смерти все материалы как можно скорее, что неизбежно вызывает подозрения. Однако Раддок утверждала, что в 1498 году Кабот прошел все восточное побережье Северной Америки, превратив его во владения английской короны, и даже вторгся на испанскую территорию в Карибском море.
Среди уцелевших документальных свидетельств о плаваниях Кабота, к прискорбному сожалению, почти отсутствует информация о растениях и животных, с которыми он повстречался в Новом Свете. Если сравнить эти документы с описаниями экспедиций Христофора Колумба, создается впечатление, что Кабот вернулся в Англию с пустыми руками. После первого плавания Генрих VII наградил мореплавателя десятью фунтами за смелость, но надежды англичан на торговый успех потерпели полный крах. Более того, с дипломатической точки зрения данная инициатива поставила Англию в неудобное положение. Во время отсутствия Кабота Артур, принц Уэльский, обручился с Екатериной Арагонской, дочерью испанских монархов Фердинанда и Изабеллы. Этот брак должен был укрепить англо-испанский союз. В таком случае лучшим вариантом было избегать больной темы и постараться как можно быстрее забыть об этой не самой удачной экспедиции. Свадьбу сыграли в 1501 году, через полгода Артур умер. Но у королевства еще оставалась надежда в лице брата Артура. Через восемь лет Екатерина Арагонская вышла замуж за этого брата – она стала первой из жен короля Генриха VIII.
Но за пределами Англии по-прежнему ждал открытий целый Новый Свет, и английские исследователи и путешественники – среди прочих Джон Смит и Хемфри Гилберт – продолжали исследовать и завоевывать Североамериканский континент. Карта Северной Америки по сей день сохранила имена мореплавателей и первооткрывателей XVII и XVIII веков: от Генри Гудзона до Джорджа Ванкувера.
И все-таки именно первые путешественники привезли североамериканские сорта кукурузы в Северную Европу, причем достаточно рано, так что новое растение успело войти в гербарий Джерарда. Сын Джона Кабота, Себастьян, изображенный на картине Эрнеста Борда, сообщал о том, что некоторые коренные американские племена в основном питаются мясом и рыбой, в то время как другие выращивают кукурузу, тыквенные и бобовые. Невозможно представить, чтобы в течение десятилетий после фактически замолчанного открытия Америки Джоном Каботом ни один из английских мореплавателей XVI века не привез в Европу североамериканский сорт кукурузы.
А может быть, и сам Джон Кабот прихватил с собой несколько зерен, в конце концов, ему нужно было запастись провиантом на обратный путь. Итак, представьте: Кабот возвращается в Англию, поднимается по Северну, потом по Эйвону и швартуется в порту Бристоля в августе 1497 года – теперь он может похвастаться не только новыми географическими знаниями, но и полными карманами зерен кукурузы. Конечно, это вымысел, сказка – чудесная и романтичная, как и полотно Борда, – но мне нравится представлять, что по возвращении в Бристоль Кабот выращивал в садике перед домом сахарную кукурузу.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий