Академия элитных магов

Глава восемнадцатая,
или Экзамены и…

— Ну что же, Клэр Тибор, давайте проверим ваши знания. Тяните билет.
Атмосфера в аудитории была накаленной. И дело было не столько в самом экзамене по введению в специальность, сколько в том, что в аудитории присутствовал ревизор Ее Величества. Я впервые видела его в лицо, и один его облик вызывал у меня отторжение. Причем внешне самый обычный мужчина: чуть за сорок, слегка полноват, темные волосы, собранные в низкий хвост, довольно цепкий взгляд. Вот, кроме последнего, вообще ничего примечательного.
Благо сидел он молча и только делал какие-то пометки в своем пергаменте, чем сильно нервировал весь присутствующий поток магов-универсалов. Часть из них уже отстрелялись, получив кто тройку, кто четверку. Высшей отметки удостоилась только Лилита, что, в принципе, не удивительно.
И вот… настала моя очередь. Я вроде хорошо знала предмет, но коленочки все равно тряслись. Да и лоб взмок. Ну что мастеру Ансельму стоило поставить автомат хотя бы нескольким ребятам из группы? Это бы уже сделало сдачу экзамена раз в двадцать проще, а в глазах остальных и ректор бы выглядел более человечным. Но нет же, спрашивал он сухо, без подсказок и подбадриваний, будто бы его предмет действительно играл огромную роль в обучении, а не просто именовался введением в специальность.
Я занесла дрожащие пальцы над выложенными в ряд пергаментами. Простенькое колечко-артефакт, заговоренное на удачу, обиженно нагрелось. Видимо, мастер Ансельм поставил полную защиту от любых артефактов. Блин, ну что, ему жалко, что ли?!
— Клэр, вас ждет половина потока, — поторопил меня мастер Ансельм.
Готова поспорить, никто на меня не обидится за внезапную недолгую отсрочку. Сильно побелевшему Влату, обложенному шпорами, явно потребуется еще лишний час, а то и два, чтобы хотя бы часть знаний собрать в кучу.
Собрав силу воли в кулак, я все же вытянула один лист. И первая мысль, которой меня накрыло, едва я заглянула внутрь: «Я ничего не знаю. Вообще».
И только потом на помощь пришел разум, напомнив, что именно этот билет я знаю, пожалуй, лучше всего.
«Вопрос № 1
Перенаправление магических потоков.
Вопрос № 2
Известные маги-универсалы (3 человека) и путь их становления».
Еще несколько секунд гипнотизируя лист, я не могла поверить собственной удаче.
— Вам потребуется время на подготовку или сразу на пересдачу? — Мастер Ансельм явно неверно истолковал мое замешательство.
— Нет, я сразу, — выдала я, опомнившись.
И тут же затараторила ответ к первому вопросу. Кажется, на тему перенаправления потоков я готова была говорить вечно, а мастер Ансельм был готов слушать (что уж греха таить, мы много времени с ним потратили на обсуждение нюансов, и тема была для нас привычна), но ревизор напомнил о времени тихим покашливанием. Потому я перешла ко второму вопросу, задумавшись лишь в самом начале. Про кого именно стоит рассказывать? Не каждый известный маг-универсал может быть одобрен и ректором, и ревизором одновременно. Сошлась на нейтральных вариантах, супруги Пурри по отдельности и Нэнс Фэррот.
— Достаточно, — еще через несколько минут прервал меня мастер Ансельм. — Отлично. С этим господин ревизор спорить не будет?
Ректор перевел насмешливо-вопросительный взгляд на сидящего рядом мужчину. Уже несколько раз за сегодняшний экзамен он чуть ли не с боем отстаивал свое мнение по поводу оценок. Ревизор слишком уж склонялся к тому, чтобы занижать отметки, но ректор-декан не давал нас в обиду. Впрочем, и слушал с довольно строгим видом.
— С этим господин ревизор спорить не будет, — глухо согласился мужчина, и его голос показался мне смутно знакомым. — Но у меня есть вопрос к вам.
— Рассказать про супругов Пурри подробнее? — с наигранной вежливостью поинтересовался мастер Ансельм, и я с трудом скрыла улыбку.
— У этой студентки и еще нескольких на сегодня назначено два экзамена. По введению в специальность и по некромантии. Это нарушает Устав, к которому вы так трепетно взываете каждый раз. Как такое вышло, мастер Ансельм?
— У Клэр Тибор и еще нескольких студентов сегодня назначено два экзамена по одной простой причине. Они готовятся к ежегодным магическим соревнованиям и подали коллективное прошение о переносе экзамена. Мы с мастером Дэротом решили пойти им навстречу и перенесли сроки сдачи для тех, кто хочет подготовиться к соревнованиям, на удобный для них период. И коллективное прошение, и воля принимающего преподавателя отражены в Уставе, к которому, как вы верно отметили, я взываю каждый раз, когда у вас появляются вопросы.
Ого, коллективное прошение, воля преподавателей… По факту я просто заглянула в ректорский кабинет и донесла до декана общее мнение всей нашей команды. Даже для Бутча и Кристин, не являющихся универсальными магами, сделали поблажки, они закрыли свою сессию еще вчера.
— Первокурсники на ежегодных соревнованиях? — уточнил ревизор. — Какой в этом смысл?
— Эта команда блестяще показала себя на промежуточном этапе отбора, — тем же холодным вежливым тоном ответил мастер Ансельм. — Моя задача как ректора поощрять стремление к знаниям и практике студентов. Помимо прочего, отметка об участии в соревновании будет занесена в личное портфолио, что потом может очень качественно повлиять на выбор практики, а следом и работу.
— Это еще не факт, что именно академия будет назначать места практики.
— Странно, мне казалось, это решенный вопрос. Клэр, вы можете идти.
— Спасибо, — ошарашенно пробормотала я.
Место практики? О чем это они?
Но стоило мне переступить через порог коридора, как я уже и думать об этом разговоре забыла.
— Сдала? — спросила Лил, поджидающая в коридоре.
Первое, что она мне сказала с той самой игры в треугольнике доверия.
— На отлично, — я улыбнулась, мысленно радуясь — лед тронулся.
— Вот и прекрасно, — кивнула она. Развернулась и направилась в противоположную от столовой сторону.
Или не тронулся никакой лед?
Ох, как же сложно. Над сплочением команды еще стоит поработать, но уже без всяких игр с артефактами. У меня нос еще несколько дней болел!
Впрочем, подумаю об этом после, когда окончательно расквитаюсь со всеми экзаменами. О том, что сдать некромантию будет в разы сложнее, чем введение в специальность, я старалась не думать. Знала только, мастер Дэрот придумал для нас нечто особенное. Он не преминул об этом сообщить уже несколько раз, причем с какой-то хитрой маниакальной улыбочкой.
Решив срезать дорогу до столовой, я пошла узкими коридорами. Мысленно повторяла все термины, которые мне тяжело давались в некромантии. Вот что мастеру Дэроту стоило зачесть мне экзамен автоматом? Он же видел моего Лёлика, а ведь не у каждого даже третьекурсника есть личное умертвие. Это несправедливо!
А тут теперь гадать, что он там такого интересного придумал на экзамен, который аж в подвале будут проходить. А после ломать голову и над тем, как пройдут сами ежегодные соревнования…
— Клэр, вот ты где! — И снова этот Кевин-Кефин обнаружил меня в месте, куда он сам никак не мог зайти специально. Вот следит как будто, чесслово!
— И вам доброго утра, — глухо отозвалась я, даже не поворачиваясь к графу лицом. Что-то в его решительности мне не нравилось, заставляло паниковать. Каждая его волна эмоций казалась мне до удушающего противной, будто от его чувств пахло так же, как от форменного пиджака — резким парфюмом.
— Я же просил обращаться ко мне на «ты», — бросил он раздраженно.
За последние несколько дней я встречала его как минимум несколько раз. То в коридорах, то на выходе из столовой, то возле полигона. Он приставал то с приглашениями на свидание, то с какими-то странными вопросами вроде:
— Странно, я думал, что принц присутствовал на ваших тренировках только из-за того, что ты ему была интересна. А теперь, когда он с графиней де Шор… Почему он с вами нянчится?
Разумеется, ни на вопросы о свидании, ни на такие вот странные я ответов не давала. И, как по мне, ясно давала понять, что во внимании графа вообще не заинтересована, да только без толку. Это преследование постепенно даже начинало пугать.
— Прошу прощения, я спешу, — произнесла, прибавляя в шаге.
— Ты постоянно спешишь! — внезапно рявкнул он, с силой цепляясь за мою руку. — Я с тобой разговариваю!
Настолько ошарашенная подобной реакцией, я не сразу нашлась, что ответить. Даже сообразить, чем бы мне его шандарахнуть, не успела от шока.
— И задаю тебе вопросы, рассчитывая, что ты будешь мне на них отвечать, — выплюнул он мне в лицо. — Или ты себя по каким-то надуманным поводам считаешь лучше меня? Вынужден тебя разочаровать. Ты всего лишь очередная потаскуха, а у меня есть титул.
Последняя фраза разозлила настолько, что сработали рефлексы. Свободная рука поднялась сама собой и со звонким шлепком приземлилась на щеку Кевина.
Секунды, только одной секунды мне хватило, чтобы осознать — я только что ударила аристократа. Да, за дело. Но…
— Вот это ты зря, — прошипел он. — Я добьюсь того, чтобы тебя наказали по всей строгости закона. Мой дядя — судья…
— Граф Мор, сейчас же отпустите девушку. — Я услышала голос принца, и все внутри меня перевернулось. С одной стороны, я выдохнула: он сможет подтвердить, что я подняла руку на аристократа по веской причине. С другой… насколько это веская причина?
— Она меня ударила! — тут же вспыхнул граф, не разжимая пальцев.
— Я видел, — тем же тоном ответил Марк. — И даже больше скажу, я бы удивился, если бы не ударила. На мой взгляд, вполне заслуженно.
— Чтобы какая-то простолюдинка поднимала руку на…
— Кевин, ты, кажется, не понял. — Принц сделал один шаг. — Во-первых, отпусти Клэр.
— Но…
— Во-вторых, что ты там про дядю судью говорил? — Еще один шаг. — Ты часто прибегаешь к его помощи в решении своих проблем? Мне уже стоит обратить на это внимание?
— Я не…
— Ты все еще не отпустил Клэр. — Заключительный шаг, и принц оказался совсем рядом. — Я невнятно выражаюсь?
— Внятно, — граф опустил взгляд.
И руку мою оставил в покое. Судя по следам, там точно останутся синяки…
— Простолюдинка не имеет права поднимать руку на аристократа. — Кевин опять зажегся, бросил на меня еще один злобный взгляд.
— А аристократ имеет право поднимать руку на простолюдинку? — Марк осторожно коснулся моей руки. Там, где отпечатались пальцы графа. — А после этого еще и оскорбить. Это было не более чем оборона. Но если вдруг у тебя есть какие-то вопросы, можем задать их мастеру Ансельму. Как раз отвлечем от экзамена и ревизора и поднимем вопрос о том, что можно, а что нельзя делать в Академии Святого Клотильда.
Кевин Мор еще несколько секунд буравил меня взглядом, потом произнес что-то среднее между «я понял» и «кхе-кхе» и зашагал в более людную часть академии, к главному холлу.
— Ты в порядке? — первое, что спросил принц, как только граф завернул в ближайший поворот.
— Спасибо, — вместо ответа пробормотала я, опуская взгляд.
Страшно хотелось умыться и стереть с себя следы прикосновения графа, а на кожу словно налипла часть его склизких эмоций.
— Он бы все равно ничего не сделал, — принц наконец отпустил мою руку. — Еще немного, и у Нэда бы сработал артефакт, он бы вмешался.
Не хотелось бы до такого доводить. Вся эта ситуация оставляла уж слишком дурное послевкусие.
— Как твои экзамены? — внезапно спросил Марк, и я впервые за долгое время посмотрела ему в глаза.
Темные, но с легким алым отливом. Вроде привычные, но в то же время такие далекие.
— Сдала введение в специальность. Сегодня еще некромантия с мастером Дэротом, — ответила.
— Думаю, с этим не возникнет проблем. А что с теорией магии?
— Я подготовила три реферата, мастер Ритоф поставила оценку заранее.
— Повезло. — Принц улыбнулся той самой улыбкой, про которую я давным-давно забыла. Интересно, он так же улыбается этой де Шор? — Ты молодец.
Последняя фраза так вообще выбила из колеи. Он что, меня хвалит?! Серьезно?
— Думаю, если ты продолжишь в том же духе, то у тебя будут все возможности, чтобы в будущем занять место артефактора при дворе. Да, для этого нужны годы практики, но уверен…
— Спасибо, — я поблагодарила. От этой похвалы сделалось тепло, я даже почти перестала думать о графе Мор и его цепкой хватке.
— Ты в столовую? — спросил Марк.
— Ага.
— Приятного аппетита, — он кивнул.
На этом, собственно, разговор и закончился. Что он делал в этом коридоре? Почему вступился за меня перед графом Мор? И к чему был этот разговор? Я не хотела думать об этом.
* * *
— Ну что, мои юные пострелы, вы готовы? — мастер Дэрот начал экзамен в своем привычном амплуа. Сверкающий и не предвещающий ничего хорошего взгляд, сложенные руки и ехидная улыбочка. — Потому что если нет, то это может быть последний день вашей жизни. Так сказать, репетиция перед первыми ежегодными межуниверситетскими соревнованиями.
Он усмехнулся, обводя всех нас цепким взглядом.
Закари, Перси, Влат, Лилита и я — все мы держались друг друга, несмотря даже на то, что легкими и непринужденными наши отношения сложно было назвать. Спустившись в подвалы академии, мы первым делом оставили все вещи в одной свободной комнате, на которую указал нам мастер Дэрот. На вопрос, можно ли брать с собой артефакты, он рассмеялся и сообщил, что можно, но они все равно нас не спасут.
Я так и не смогла представить ситуации, где нам не помогут артефакты. Разве что он специальные заглушки поставил… Правда, зачем? На экзамене, который принимался на практике, всегда разрешалось использовать артефакты.
Лёлика, кстати, мне взять тоже не позволили.
Пока я об этом думала, мастер Дэрот привел нас в просторный темный холл. Высокий сводчатый потолок не внушал никакого доверия. А судя по обрушившейся каменной крошке (ага, размером с мой кулак), держалось все это былое великолепие исключительно на магии и добром слове. В этот зал вело несколько коридоров, вот только от дверей не осталось и следа — их просто чем-то сбило с петель, а внутри зияла лишь черная неизвестность.
— У вас есть час, — резко развернувшись к нам, а оттого напугав, сообщил мастер некромантии. — Если продержитесь, считайте, экзамен сдан.
— А в чем заключается наша задача? — неуверенно спросила Лил. — И как будут выставляться оценки?
— Оценки? — переспросил мастер Дэрот, делано озадаченно почесав несуществующую бороду. — Если выжили и не сильно покалечились, то отлично.
Влат поперхнулся, но постарался взять себя в руки. Казалось, за эти месяцы можно привыкнуть, что мастер некромантии любит нагнать страху. Но после такого заявления стало действительно неловко. Я даже сжала покрепче амулет успокоения нежити. Он слабенький, срабатывает всего лишь на десять секунд, но даже это высосало львиную долю моих сил.
— Если есть пара царапин, ссадин и прочих переломов, — мастер Дэрот откровенно издевался, — то так и быть, поставлю «хорошо». А вот если к моему возвращению я обнаружу полутрупы, то тогда уж, простите, «удовлетворительно».
— А неуд? — хрипло поинтересовался Влат.
Для него это был животрепещущий вопрос, с некромантией у парня никак не ладилось.
— Не переживайте, мой юный друг. Все выжившие получат оценку за экзамен, а мертвым зачетка без надобности.
Мастер Дэрот вновь ухмыльнулся, еще раз прошелся по нам взглядом, и только на долю секунды задержав его на мне.
— Это обнадеживает, — шепотом пробормотал Влат.
— Время пойдет, как только за мной закроется дверь. На всякий случай сообщу: не пытайтесь ее открыть. Шандарахнет так, что оценка вам точно не понадобится, — последнее, что сказал мастер Дэрот, прежде чем выйти в темные коридоры подземелий.
Как только за ним захлопнулась дверь, нас накрыло звенящей тишиной и темнотой. Лил тут же создала в воздухе светлячка, чтобы хоть что-то видеть вокруг себя. Секунда, другая, третья…
— На всякий случай сообщу, я не могу полностью использовать свою силу. — Обеспокоенность в голосе Перси напугала меня куда больше, чем намеки мастера Дэрота.
— Я тоже, — в тон ему ответил Закари.
— А у меня вообще нет никаких сил, — нервно усмехнулся Влат.
— А я боюсь мертвецов, — призналась Лил.
После ее признания захотелось рассмеяться, но смех бы вышел каким-то истерическим. Вместо этого я залезла во внутренний карман пиджака и достала еще два камня-артефакта, точные копии моего усмирителя нежити. Сунула Лил с Влатом и извиняющимся тоном добавила:
— Больше сделать я попросту не успела.
— На нас вроде пока никто не нападает, — пробормотал Закари.
— Это меня и пугает, — напряженно ответила я, делая несколько шагов к центру зала. Если мы окажемся прижатыми к стене, дело дрянь. В голове то и дело возникали картинки того, как откуда ни возьмись на нас выпрыгивает лич. Вот только совать лича первокурсникам, пусть даже отлично проявившим себя на промежуточных испытаниях… Нет, мастер Дэрот при всей своей любви к издевательствам над студентами не стал бы так рисковать! Это не по Уставу, в конце концов.
— Ага, будешь это на том свете доказывать. Что по Уставу, а что нет, — мрачно огрызнулся Влат. Оказывается, размышляла я вслух.
— Вы слышали?
Я ощутила волну напряжения, исходящую от Лилиты. Мы все тут же прислушались. Из коридоров раздавались едва слышимые расшкрябывания.
Ох, демоны… Значит, все же будет война с нежитью. Стоило об этом догадаться сильно заранее. Вряд ли нас бы попросили отличить печень от почки или поднять какое-нибудь простенькое умертвие животного типа. Вот только с какой гадостью нам придется биться? Вопрос, как говорится, не в бровь, а в глаз.
Запустив руку в карман, я достала с десяток крохотных железных кубов и поспешно разложила их вокруг, создавая защитное поле.
— Идите сюда, — позвала я друзей. — Его надолго не хватит, но мы хотя бы сможем определить, с чем будем иметь дело.
— А у тебя на каждый случай по артефакту, да? — раздраженно спросила Лилита, тем не менее делая несколько шагов внутрь купола.
— Вот и проверим, на каждый ли, — вполголоса ответила я, замыкая круг за последним зашедшим.
Вокруг нас тут же возникла мутная пленка, защищающая нас от любых посягательств извне.
— Он же временной, — с сомнением протянул Перси. — Не рано ли ты его замкнула?
— Он рассчитан на количество воздействий, а не на время нахождения внутри. Десять ударов простейшей нежити мы сможем переждать, потом надо что-то думать. Помимо прочего купол пропускает заклинания изнутри. Также десять, потом… Я пока не придумала, как сделать его многоразовым.
Скрежет и какие-то странные клацанья лишь усиливались. Да что там за чудо-юдо-то такое?! Ожидание неизвестности нервировало больше самой неизвестности!
— Твоя придумка? Или я что-то пропустил в учебнике по артефакторике?
— Четвертый курс, — кратко пояснила я.
Для всех членов нашей команды не было секретом, что к изучению артефакторики я подхожу ну очень выборочно, перескакивая с курса на курс и совершенствуя только то, что нам действительно могло бы пригодиться. Возможно, такое хаотичное изучение однажды сыграет со мной злую шутку, но пока…
— У меня тоже есть пара артефактов в запасе, — сообщил Закари, копаясь в своих карманах. — Но не уверен, что стоит их использовать прямо сейчас.
Скррр… Скрррр…
— Как будто кто-то когтями по камню водит, — вздрогнула Лил.
А потом началось.
Сперва было одно простенькое умертвие животного типа — давно почившая псина без роду и племени, даже не особо крупная. С перепуга и от напряженного ожидания Влат сбил ее ударной волной. Поспешил, ведь в тот же миг из темных коридоров полезли Они. Их было много — несколько десятков, не меньше. Все относились к простейшему типу, без особых боевых навыков, но… Их количество доводило до дрожи. От прямого контакта оберегали лишь невероятные размеры самого холла и медлительность нежити.
— Осталось три заряда, — сообщила я. — Держимся вместе или…
— Вместе. — С пальцев Лил сорвался еще один фаербол, сносящий голову нежити, которая когда-то была человеком.
— Два, — поправилась я.
— Надо что-то мощное, чтобы одним ударом…
Десять, пятнадцать… Пятнадцать умертвий животного типа и десять человеческого. Передвигались медленно, поскольку ни у кого из них не было привязки к некроманту, но менее жуткими от этого не становились. Они четко чувствовали цель, а потому шли прямо на нас. Почавкивания, скрежет когтей о камень… все это вводило в какой-то совершенно иррациональный ступор.
Ух, мастер Дэрот, теперь я понимаю, шутки о выживании совсем не шутки. Как вам только в голову пришло на четверых первокурсников натравливать такое мясо?!
Стоп. Цель… Низшие умертвия без привязки ориентируются не только на запах, но и на свет. Если хотя бы часть из них отвлечь…
— На счет три, — резко выдохнул Закари. — Раз, два, три!
В тот же миг парень запустил перед собой несколько камней. Прямо в воздухе от них начал исходить ослепляющий свет радиусом в метр. Видимо, мысль пришла к нам с Закари одновременно. А ведь я светляков не захватила… Думала, будет достаточно простых магических.
— Нам надо к стене, — тут же вмешался Влат, направляя в ряды нежити еще одну ударную волну. Снесло троих, но головы лишился только один. Негусто. — Иначе кто-то из них нападет сзади.
— Нет, держимся в центре, — скомандовала я. — Встанем спинами друг к другу, чтобы, если у кого-то образовался проход…
Я прервалась на фаербол, краем уха улавливая испуганный писк Лил. Сколько бы она ни встречалась с Вилберном, только к его живому умертвию она относилась спокойно. Ну, может, еще к Лёлику, но моего писаку бояться вообще нельзя, он совершенно не внушал страха.
— Я считаю… — начал Влат, но в тот же миг один из мертвых псов прыгнул на него, отвлекая от несомненно занимательной беседы.
— Их все больше, — сообщил Перси.
Он держался спокойно. Как самый подкованный в боевой магии среди нас, он разбрасывал чары с легкостью.
— Усмирители разряжены, — сообщила Лил. Пугающе спокойно сообщила, будто с чем-то давно смирилась.
— Так, спокойно. — Голос Влата дрожал и совершенно не располагал к спокойствию. — Клэр, сколько тебе нужно времени, чтобы заново зарядить свои эти амулеты?
— Артефакты защитного типа, — рефлекторно поправила я, после чего мой словарный запас обогатился несколькими крепкими лексическими редупликациями, в которых Влат просклонял слово «артефакты» всеми доступными ему способами. Это и помогло мне ответить более точно: — Пять минут, если вообще ни на что не отвлекаться. Заряда хватит на пять ударов.
— Закари, ты сможешь усилить?
Вау, оказывается, Влат хоть что-то слушал на лекциях. По крайней мере, запомнил, что при работе двух артефакторов над одним предметом сам предмет усиливает свои свойства дважды.
— Смогу, — забрасывая подальше еще один светляк, ответил Закари.
Светляки если и помогали, то не сильно. Лишь несколько умертвий действительно шли на тот свет, который двигался, остальные продолжали наступать на нас.
— А я смогу зарядить их крепенькими боевыми чарами, — продолжил Влат. — Перси, мы с тобой на внешнем контуре защиты, Лил, ты на внутреннем. Клэр, берись за работу, пока их не стало еще больше.
— Но что ты хочешь?.. — начала, но осеклась под коротким строгим взглядом.
Послушно кивнула.
— Не активируй, пока я не скажу.
Я принялась за работу. Если уж совсем откровенно, то сосредоточиться получилось не сразу. Я то и дело отвлекалась на полчища нежити, прорывающиеся из коридоров. И трижды удостоверившись, что Влат разбрасывается боевой магией на износ и требует от Перси того же, смогла полностью погрузиться в зарядку артефактов. Еще несколько минут, и ко мне подключился Закари, усиливший каждый из металлических кубиков.
Когда я подняла взгляд, первым моим желанием было убраться отсюда куда подальше. К счастью, у меня с собой даже кристалл телепортации был, подаренный принцем. Но увы, сразу столько людей он бы попросту не смог перенести, а оставлять друзей на съедение этим пусть слабеньким, но слишком уж многочисленным тварям… откровенно дурацкая затея.
— Все готово! — сообщила я Влату, подхватывая кубики и подходя ближе.
Ударная волна, фаербол, еще один — и я почувствовала, что начинаю уставать. Готова поспорить, на ежегодных межуниверситетских будет проще, чем на первом экзамене по некромантии! По крайней мере, я на это надеюсь.
— Это только половина дела, — мрачно сообщил Влат. — Нам надо прорваться к той стене, где проходы.
— Зачем?! — в один голос воскликнули мы с Лил.
Подруга выглядела неважно, я чувствовала, что ее силы почти на исходе. Пусть универсал, но все же со специализацией теоретическая магия, Лил была явно самым слабым звеном.
— Чтобы обрушить эти коридоры к чертовой матери, — рявкнул Влат. — Меня хватит еще на десяток ударных волн, потом можете меня отсюда выносить в каком угодно состоянии. Даже в разобранном.
— Есть идея! — меня внезапно озарило. — Лил, направь все светляки в коридоры.
— Но мы останемся без…
— Направь, — упрямо скомандовала я. — Низшая нежить не ориентируется в темноте.
— Мы, знаешь ли, тоже, — голос Лил сорвался. Меня саму на секунду накрыло ее паникой, но я изо всех сил старалась взять себя в руки. В голове билась мысль: мастер Дэрот уж точно не допустит каких-то слишком серьезных увечий у первокурсников, и если дело действительно запахнет жареным, то он точно даст о себе знать.
— Я ориентируюсь в любой темноте, — тихо сообщил Закари. — Даже магической.
— Ты за ними присмотришь, — так же тихо ответила я. — На счет три в радиусе десяти метров станет темно, на счет два ты, Лил, разделяешь свой свет и направляешь его в коридоры. Я закрою коридоры и активирую артефакты. Влат?
— Мне нужна минута, чтобы вплести боевые заклинания.
Меня хватило еще на три ударные волны, чтобы избавиться от надвигающейся нежити и дать Влату время на вплетение. На лбу выступила испарина, во рту появился металлический привкус, но я чувствовала, что сил хватит. На все, что мы придумали.
— Раз… — произнесла я, когда Влат вернул мне артефакты.
— Два… — скомандовала Лил, крепко зажмурившись. В тот же миг ее светлячок разделился на три и направился в коридоры, из которых валила нежить.
— Три! — резко выдохнул Закари, и в тот же миг я дернула за браслет, который еще в самом начале нашего знакомства подарила мне Лилита. Браслет мгновенной тьмы, в которой может ориентироваться только тот, кто его активировал. И Закари, в силу своего големского происхождения.
Часть нежити почти сразу ломанулась в сторону нескольких источников света, часть замерла на одном месте, пытаясь «сообразить», куда идти выгоднее — на свет или на запах. Поскольку от мозгов у живых мертвецов осталась каша, мыслительный процесс занял достаточно времени, чтобы я добралась до нужных точек.
Меня зацепили лишь дважды. Я почувствовала, как форменный пиджак вспарывают чьи-то острые когти, хозяин которых, по всей видимости, почувствовал вожделенный запах слишком близко. И второй раз что-то зацепилось за брючину, с треском порвав ткань. Я пыталась бежать так, как не бегала никогда, не чувствуя при этом никакого страха, только твердую уверенность в успехе.
Мне казалось, что двигаюсь я чуть ли не со скоростью света, установив сперва один, а следом еще несколько кубиков на нужных мне позициях. В этот раз я создавала не купол, а стену, пересекающую вход и выход в этот дурацкий холл. Еще одно мгновение, и я активировала артефакты и со всех ног побежала обратно, к ребятам. Те замерли на одном месте, и только мы с Закари видели, что Лил со всей силы вцепилась во Влата, а тот прикрывает сестру (пусть даже сводную, сейчас это точно никого не волновало) своим телом.
За спиной раздаются удары о барьер, но я все еще бегу, стараясь не сильно приближаться к оставшейся в зале нежити.
— Три, — мысленно считаю я. — Четыре…
Мне остается несколько шагов, когда я чувствую острую боль в ноге. Такую, что не могу сдержать вскрика. Только улавливаю резкое движение сбоку и следом хрип. Запоздало понимаю, меня цапнула низшая нежить животного типа. Это плохо. Очень-очень плохо. Лучше бы живой мертвец человеческого типа кусанул… Если эта собачка умерла от бешенства…
— Можешь идти? — спрашивает Закари, помогая мне удержаться в вертикальном положении.
— Шесть, семь, — бормочу я. — Да, могу.
Только сейчас до меня доходит, что от «собачки» меня спас голем. Опираясь на его плечо, я следую к ребятам. Стоит мне до них добраться, как позади раздается оглушающий взрыв. Удары нежити о барьер активировали артефакт и вплетенные в него боевые чары Влата и… устроили неплохой такой бабах. Вход завален…
В тот же миг чары тьмы рассеиваются, и Закари запускает над нами тусклый светляк. Наступает второй этап — избавиться от тех, кто остался в холле. Вот только я, кажется, не боец. На ногу наступать больно настолько, что при каждом шаге на глазах выступают слезы. Я стараюсь держаться, но все заметили — в их отряде минус один.
Влат нахмурился, но не решился отвлекаться от обороны от оставшихся. С его пальцев продолжили слетать сухие, но мощные чары, прижимающие нежить к земле. Перси вопросительно глянул на Закари, но тот покачал головой — я не знала, в чем смысл этого немого диалога, но полубог кивнул и встал поближе к Влату. Лилита же побелела и тут же засуетилась над моей ногой.
— Так, сперва оценить, потом обезвредить, — одними губами бормотала она.
— Лил, оставь, — я поморщилась, приземляясь на холодный пол. — Помоги ребятам. Я потом доберусь до лекарского крыла. Вряд ли мастер Юго откажет в лечении…
— Если попала какая зараза…
— Значит, мне отрежут ногу, — отшутилась я. — Некроманты с имплантами, как будто что-то новое. Все будут думать, я боролась с серьезной нежитью…
Сама же мысленно начала прикидывать шансы того, что мастер Дэрот и правда не принял каких-то мер безопасности и натравил на нас нежить, не снабженную хотя бы минимальным набором артефактов, способных защитить живых от заразы мертвых.
Перед глазами запрыгали красные мушки, начала кружиться голова, и по телу разлилась слабость.
«Вовремя я вернулась», — услышала знакомый голос, и по коже поползли мурашки.
— Кальма! — вслух воскликнула я, не успев прикусить язык.
«И тебе привет, — весело отозвалось мое второе „я“. — Соскучилась по мне?»
Хороший вопрос, вот только ответа на него я не знала. С одной стороны, присутствие Кальмы — лишнее подтверждение, что с моим дуальным кристаллом все в порядке. С другой стороны…
«Много я пропустила, — протянула Кальма. — Даже обидно. Столько интересного!»
— Ты чего? — обеспокоенно спросила Лил.
В ответ я лишь помотала головой, слабость накатила еще сильнее. Теперь я с трудом даже сидела. Хотелось прилечь, словно холодный пол был самой уютной и теплой постелью.
«Куда ты пропала?» — спросила мысленно, чтобы не привлекать лишнее внимание.
«Сейчас не время болтать, дорогая, — сообщила Кальма. — Впусти меня в себя».
«Нет!» — даже мысленно мне удалось произнести это строго.
«Если не впустишь, мы обе умрем, — будничным тоном сообщила Кальма. — Не волнуйся, я больше не буду перехватывать полное управление. Мне хочется наблюдать за событиями, а не сидеть в небытие».
— Мои силы на исходе, — я услышала хриплый голос Влата.
— Я тоже на пределе, — скупо подтвердил Перси. — Их всего ничего, но они какие-то слишком уж… живучие.
«Как тебя впустить?»
«Просто расслабься…» — тихо прошелестела Кальма.
Всего мгновение, и по всему телу разлилось тепло. Рана от укуса защипала, но ноющая боль постепенно сходила на нет. Даже появились силы опереться на руки, а не на Лил, и оценить все, что произошло в зале во время моего отвлечения.
Их осталось всего десять, не больше. Низшие умертвия человеческого типа. Вот только выглядели они слишком живучими, словно их что-то питало.
«Внутри них поддерживающие артефакты, Клэр, — сообщила Кальма. — Их нужно дезактивировать. Знаешь, как это делать?»
«Не знаю, но разберемся», — мысленно отозвалась я, вставая на ноги. Я не поняла, откуда взялись силы, но подозревала, что благодарить за это стоит мое второе «я».
— Внутри них поддерживающие артефакты! — я передала слова Кальмы ребятам.
— Я… я не знаю, как их дезактивировать, — растерянно сообщил Закари. И увы, я была с ним в одной лодке. С таким я еще не сталкивалась, не встречала в учебниках ни по некромантии, ни по артефакторике.
— Я знаю, — внезапно выдала Лил. — Это тип природных чар.
Она вскочила на ноги и начала бормотать формулу заклинания, направляя три сцепленных пальца на умертвие, которое Влат только что откинул фаерболом. Буквально мгновение, и тело нежити обмякло, грузным мешком приземлилось на пол. Не прошло и минуты, как остальные живые мертвецы повторили их судьбу.
В зале повисла тишина. И никто из нас не решался ее нарушить несколько минут, пока не заговорила Лил:
— Как ты узнала про артефакты внутри?
— Я… почувствовала, — в очередной раз соврала Лилите, чувствуя себя настолько паршиво оттого, что снова это делаю, но уже через секунду заявила: — Нет, не так. Дуальный кристалл внутри меня имеет голос. Ее зовут Кальма. Это она мне подсказала.
В этот раз тишина в рядах друзей показалась мне оглушающей. Но еще более недолгой.
— Я бы посоветовал обратиться тебе к лекарю с такими признаниями, но эта твоя Кальма спасла нам жизни, — произнес Влат, оседая на пол.
«Какой милый мальчик», — довольно протянула Кальма.
— Кажется, у мастера Дэрота напрочь отшибло мозги, — пробормотала я. Весь ужас произошедшего дошел не сразу, зато именно сейчас я начала осознавать, что вообще случилось.
Неожиданно позади нас раздался такой грохот, что мы тут же вскочили на ноги, готовые в любую секунду отразить новую волну нежити. А если не отразить, то хотя бы побороться за свои жизни. Вот только умертвий не последовало, вместо этого в порядком разгромленную залу вошли трое.
Мастер Дэрот, ректор и ревизор собственной персоной. Меня тут же буквально затопило водопадом эмоций вошедших. Целая палитра, начиная от разочарования и заканчивая облегчением, когда ректор с деканом факультета некромантии увидели нас живыми и почти невредимыми. Вот только лица их остались такими же холодными и непроницаемыми. Ректор лишь легко пошевелил пальцами, сцепляя их в кулаки, будто творил какие-то сложные чары. Мастер Дэрот окидывал цепким взглядом помещение, и в этот момент ни один мускул не дрогнул на его лице — разве что когда он заметил глубокую рану на моей ноге. Вот только отвел он взгляд слишком быстро.
«О, детка. Тебе еще предстоит провести пару дней в лекарском крыле. Я только отсрочила лечение. Но жить будешь, определенно», — подала голос Кальма.
— Теперь я понимаю, почему команда из магов-универсалов имеет хоть какие-то шансы попасть на соревнования, — сказал мастер Дэрот. Его голос задрожал, он сам выглядел белее тех умертвий, с которыми мы соседствовали совсем недавно. — Абсолютная безбашенность, отсутствие зачатков мозга и одного командира, способного отметить ваши сильные стороны и направить их в нужное русло.
— Как вы можете так говорить?! Только что по вашей вине и вине ректора академии чуть не погибло четверо первокурсников! — уж слишком высоким голосом заявил ревизор.
«Как будто репетировал, — заметила Кальма с явным презрением в голосе. — Мало я ему всыпала! Тогда, в лесу».
Так в лесу был он?!
— По моей вине?! — Декан факультета некромантии спросил тихо, но было в его тоне что-то такое, от чего мне захотелось, чтобы выползла еще парочка умертвий. Вместо вот этого вот всего. — Да будет вам известно, господин… кхм… ревизор, я уже несколько лет работаю над научной работой по распознаванию чар и магов, наложивших эти чары.
— Ваша работа не освещена, а значит…
— А значит, — перебил его мастер Дэрот, — вам придется объясняться перед судом и самой королевой, зачем вам вдруг понадобилось натравливать на четырех первокурсников такое количество низших оголодавших умертвий, уже познавших вкус человеческой крови. Объяснять и то, кто вам дал право ставить блоки сложнейшего порядка на все помещение, чтобы помешать нам вмешаться в спасение студентов! А еще мне очень интересно, как вы вообще загнали сюда половину кладбища и было ли соглашение на поднятие у этих упокоенных?! Вы знаете, что только за это нарушение вам полагается двадцать лет заключения под стражу, не говоря уж о двух первых?!
— Да что вы, — в этот раз голос ревизора звучал спокойно. Губы тронула усмешка.
— Кристалл! — заорала я, увидев в его руке знакомый артефакт телепортации.
Вот только сказала это через секунду после того, как он активировал кристалл.
— Почему вы его отпустили?! — возмутился Влат.
— Отпустили? — переспросил ректор. — Я заранее перестроил подпространство этих комнат, и его кристалл перенаправил его прямо в темницу городской стражи.
— Упс, — совершенно несвойственно самому себе выдал мастер Дэрот, не скрывая своей типичной ухмылки. — Я перенастроил подпространство таким образом, что он должен был оказаться в занятом гробу из металла, блокирующего любую магию. До выяснения обстоятельств, конечно же.
— Значит?.. — ахнула Лилита.
— Значит, в гробу лежит только половина ревизора, — пояснил Перси и улыбнулся.
— Прекрасно, — совершенно нерадостным тоном констатировал Нэд Ансельм, указательным пальцем потирая переносицу. — Видимо, мне пора писать рапорт об отставке и объяснение перед Ее Величеством, почему мы вдруг решили заняться самосудом над ее доверенным лицом.
В этот же миг в подземелье влетел принц. Он замер на пороге на мгновение, оценивая все произошедшее. Взглядом прошелся и по зале, и по нам. Сперва облегченно выдохнул, но потом тем же взглядом зацепился за мою окровавленную штанину.
Буквально в несколько шагов сократил между нами расстояние и присел передо мной на одно колено. Я даже отшатнулась на секунду, не понимая, что он хочет сделать. Но его пальцы уже зависли над моей раной, а он сам бормотал неизвестную мне формулу из лекарской магии. Я же смотрела в его лицо, не в силах отвести взгляд ни от поалевших глаз, ни от четко очерченных скул, ни от нахмуренных бровей. Неужели ему так нужен дуальный кристалл внутри меня, что он даже не беспокоится о своей репутации?
«Дуальный кристалл, как же», — хмыкнула Кальма.
— С ней все в порядке, — тихо произнес мастер Дэрот. — Точнее, не в порядке, но пара дней постельного режима…
— Что. Тут. Произошло? — последнее слово принц выплюнул, уже вставая на ноги и разворачиваясь к мастеру Ансельму и декану факультета некромантии.
Он был в бешенстве, и этой эмоцией меня накрыло с головой. Не знаю почему, но я фактически наслаждалась ею. Это странное ощущение принесло такое удовлетворение, будто я съела любимый десерт.
— С какого перепугу студент, пусть и коронованный, позволяет… — начал было мастер Дэрот, но ректор остановил его одним движением руки.
— Репетиция перед соревнованиями, — криво усмехнулся ректор. — Сперва нам с Клэмом показалось правильным устроить экзамен по некромантии в формате арены. Мы знали, что это излюбленный этап распорядителей на ежегодных соревнованиях, и решили устроить им полевое испытание, — начал мастер Ансельм.
Клэм? Мастера Дэрота зовут Клэм?
«Что-то ты не о том думаешь», — одернула меня Кальма.
— Мастер Дэрот поднял десять умертвий, пятеро из которых были простейшего типа. Каждый из них прошел все необходимые обработки, чтобы ничем не заразить экзаменуемых.
— Вот только что-то пошло не так, — буркнул Влат.
— Какая наблюдательность, — сухо отметил Нэд Ансельм. — Да, кое-что пошло не так. Ревизор обошел мои сигналки и загнал сюда половину кладбища.
— Целое, — вновь подал голос Влат. — По ощущениям. Там еще под завалами раз в пять больше…
— Но как?.. — Клэм Дэрот обратился к ректору, он выглядел по меньшей мере удивленным.
— Видимо, построил большой портал с несколькими кристаллами телепортации…
— Но без храмовников…
— Значит, с храмовниками, — огрызнулся Нэд Ансельм.
— Но… — начал было мастер Дэрот.
— Клэм, тебе сколько лет? Ты совсем ничего не понимаешь? Даже они, — ректор махнул рукой на развалившихся на полу нас, — уже все поняли, а ты все так же предпочитаешь сидеть в своих кабинетах и метить в мое кресло?! Ну так, чтобы укрепиться в собственной гордыне?! Козни строить, причем совершенно детские и недостойные! И это тогда, когда с другой стороны ведутся совсем другие войны!
Мы наблюдали за этой перепалкой с любопытством, даже принц не решался вставить слово, чтобы лишний раз не напоминать двум взрослым мужчинам о присутствии нежелательных ушей.
— Так ты все знал, — с кривой усмешкой протянул мастер Дэрот.
— Об этом идиотском объявлении о моих якобы сексуальных похождениях? — сухо переспросил Нэд Ансельм. — Ты бы хоть девчонку пожалел. Не подумал, если она узнает о том, что…
— Тогда я не знал, — заспорил мастер Дэрот, интонацией подчеркивая «тогда». — Был в курсе только, что девчонка из борделя и находится под твоим крылом. Разве я мог не воспользоваться такой возможностью?
Ясно. Теперь раскрылась еще одна часть чужой истории, напрямую затронувшая мою жизнь. Не было боли, не было разочарования, осталась только злость.
— И что, воспользовался? Стало легче? — выплюнул Нэд.
Уже не особо вслушиваясь в перепалку, я оперлась о ногу сидящей рядом Лил и встала. Пошатнулась, но тут же была подхвачена принцем.
— Я в лекарское крыло, — прошептала я ему.
— Я с тобой, — так же тихо ответил Марк.
— Клэр, подожди, я перенесу кристаллом. — Ректор, по всей видимости, вспомнил, что он «как бы» глава учебного заведения и его студенты «как бы» подверглись довольно тяжелому испытанию, один из них «как бы» получил довольно тяжелую рану.
Мужчина сделал шаг навстречу, но я отшатнулась и поморщилась от боли.
— Знаете что, — протянула я, переводя взгляд на мастера Дэрота. — Не пойти ли вам двоим в задницу? И если после такого вопроса последует исключение, то я подпишу все необходимые документы.
Клянусь, я бы очень хотела, чтобы это сказала Кальма. Но увы, такого требовало именно мое «я». Уходили мы с принцем почти в полной тишине. Было слышно только, как тяжело дышит мастер Дэрот. По всей видимости, с трудом сдерживающийся, чтобы не поставить на место зарвавшуюся студентку. Вот только мне было глубоко плевать.
Как там говорил Перси? Отпустить ситуацию?
Отпустила.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий