Академия элитных магов

Глава тринадцатая,
или Спустя четыре месяца

— Как прошла неделя, Клэр? — спросил мастер Ансельм.
Прошло уже почти четыре месяца после моего поступления в Академию Святого Клотильда. Четыре долбаных месяца, за которые вся моя жизнь перевернулась с ног на голову. Любые мои попытки не то чтобы принять, хотя бы понять и осмыслить происходящее успехом не увенчались, а потому я решила просто действовать по наитию.
— Прекрасно, — я улыбнулась ректору. — По боевой магии, истории мира, лекарскому делу и артефакторике я получила автомат. Мастера пошли навстречу из-за нашего участия в межуниверситетских играх и зачли предметы.
— Ваша команда хорошо показала себя на промежуточных. — Мастер Ансельм довольно кивнул, но больше ничего не сказал.
Даже мастер Ритоф почти была готова поставить автоматы всей нашей команде, но не ректор — он будто не слышал всех моих намеков. Ни он, ни мастер некромантии!
А мы ведь действительно хорошо себя показали на промежуточных. Я, Кристин, Лил, Перси, Влат, Закари и Бутч, которого мы взяли в команду совершенно случайно и в самый последний момент, потому что нам попросту не хватало участников — каждый из нас набрал наивысший балл, что позволяло нам участвовать в официальном мероприятии. Впрочем, не набрать высокий балл мы бы и не смогли — персональные тренировки с Вилом и Марком, которые входили в основной состав команды, представляющей академию, способствовали развитию. Кристин даже удалось раскачать свой уровень, и сейчас она гордилась своим четвертым. Для мага-теоретика этого более чем достаточно.
Вот только как бы я ни хотела отвечать в команде за артефакторику, пришлось уступить это место Закари. Ни у кого из ребят не получались заклинания некромантии так же хорошо, как и у меня. Бутч же оказался действительно талантливым лекарем, хотя по-настоящему подружиться нам с ним никак не удавалось — все эти сальные шуточки, которые он отвешивал в сторону женской части команды, никак этому не способствовали.
Впрочем, с нашей командой в целом не могло не возникнуть никаких проблем. Мы отчего-то решили, что хотим на соревнования все вместе, невзирая даже на большое количество общих сильных сторон. Лил пришлось взять на себя природную магию, уступив Кристин теорию. За боевую отвечал Перси, а Влату досталось самое статусное место в команде — место универсального мага. Он же и стал нашим капитаном, хотя Лилита не особо обрадовалась этому факту.
Никто в команде, кроме нас с Кристин, не знал, что Влат — ее сводный брат. Бастард, которого привел в семью глава семьи де Борн. Подруга даже не сразу призналась, что обучение парня в академии — в некотором роде проверка на вшивость. Если он сможет оправдать ожидания их отца, то Влата признают, сделают одним из официальных наследников. И Лил это совершенно не радовало.
Я дипломатично старалась не вмешиваться в дела чужой семьи. Даже не пыталась убедить Лил, что Влат не виноват в том, когда и как он родился, — вся вина исключительно на его родителях. Наверное, я просто боялась, что проболтаюсь о своем собственном рождении, попросту не была готова этим делиться и об этом говорить.
Я старалась даже об этом не думать, не то что говорить. Хотя принц постоянно твердил, что с матерью стоит только поговорить и все наладится, я уже слишком взрослая для того, чтобы быть проблемой. Я отказывалась наотрез. Даже если бы Марк мне приказал, я бы все равно и пальцем не пошевелила. Не хотелось ее видеть, слышать, знать имя.
— Как продвигается курсовая работа принца? — новый вопрос от мастера Ансельма.
Ректор подошел к самому важному вопросу за сегодняшний отчет. Я должна сделать так, как говорил Марк — обмануть Нэда Ансельма, заманить в «сети». И, признаюсь честно, мне это претило, хоть и понимала, зачем это нужно.
— Об этом я хотела бы поговорить более подробно. — Тяжело вздохнула. — У нас возникли некоторые трудности, и я бы хотела попросить у вас помощи.
— Помощи? — брови ректора поползли вверх. Сказать, что он удивился, — ничего не сказать. — А студент Арманд знает о том, что вам нужна моя помощь? Может, вам лучше обратиться к мастеру Ритоф?
Ох, знает принц, еще как знает. Да и помощь нужна именно ему, а не мне — и совсем не с курсовой работой. Вот только говорить об этом тут, когда повсюду шныряет ищейка Ее Величества, — опасно. Я ни разу не видела вблизи этого ревизора, но слышала о нем от друзей. Первый советник королевы — лорд Регард прибыл в Академию Святого Клотильда полтора месяца назад и тут же попытался навести свои порядки. Вот только на мастера Ансельма где сядешь, там и слезешь — он почти мгновенно очертил линию его полномочий.
Лорд Регард имел право пребывать в академии строго с десяти утра до полудня, и каждый раз лишь для того, чтобы проверить квалификацию одного из преподавателей, поприсутствовав у него на лекции или практикуме вместе с ректором.
А что, все по Уставу. К нему мастер Ансельм и апеллировал, вызвав тем самым уважение почти каждого из студентов академии. Уж не знаю почему, но к внезапной ревизии никто не отнесся с должным трепетом и уважением. Марк говорил, лорд Регард даже подкупил пару студентов, чтобы те сообщали ему обо всем, что происходит внутри. И уж не знаю, связано ли это с несколькими отчислениями за «неуспеваемость»…
— Я уверена, студент Арманд не будет против вашего вмешательства, — произнесла с нажимом.
Чувствовала, что при общении с деканом факультета универсальной магии и ректором академии по совместительству могу позволить себе чуть больше, чем почти с любым другим деканом. Нет, речь шла не о каком-то открытом хамстве. Скорее мастер Ансельм явно мне благоволил как студентке. То ли дело в том, что ему самому приходилось сталкиваться с раскрытием дара в сознательном возрасте, то ли из-за наших с ним периодических личных занятий.
Именно благодаря Нэду Ансельму я научилась правильно медитировать, чтобы разобраться во внутренних потоках. Именно он показал, как ими управлять, как правильно сливать лишнюю энергию. Он всегда довольно внятно и доступно объяснял любой материал. Впрочем, после давнишнего покушения на меня в лесу подле академии Кальма ни разу не дала о себе знать.
С тем покушением на мой кристалл вообще странное дело. Я так и не смогла выяснить, что тогда произошло. Не смог выяснить и Марк Арманд. После заключенного между нами делового соглашения — так он это назвал — мне пришлось рассказать ему многое, и пока что я ни разу об этом не пожалела.
Да, он продолжал надо мной подтрунивать, и иногда его шутки были далеки от безобидных, но он ни разу не нарушил данного мне (да и не только мне) слова. Впрочем, об этом позже.
— Мастер Ансельм, — вновь заговорила я. Решилась. — Что вы делаете сегодня вечером?
Мужчина нахмурился, после усмехнулся и только потом ответил:
— Хотите пригласить меня на свидание? Вы, я и принц Арманд?
О нет, мастер Ансельм, там будет много людей. Многим больше.
— Вроде того. — Неуверенно повела плечами. — Мы встречаемся в городе, в таверне «Слепой крот», в семь.
Услышав название заведения, ректор нахмурился.
— Вы знаете, что нечего там делать студенткам-первокурсницам?
— Так же как и работать в доме удовольствий. — Позволила себе легкую улыбку, хотя улыбаться совсем не хотелось.
В голове набатом било: «Я ему вру. Вру человеку, который уберег меня от смерти». Да, именно от смерти. Если бы тогда, несколько месяцев назад, мастер Ансельм не предложил мне пойти обучаться в лучшую академию магии в королевстве, вряд ли я бы осталась жива. Мой дар сожрал бы меня полностью, но об этом я с уверенностью могу сказать только тебе.
Вместе с магией и знаниями на меня свалилась и ответственность за все, что делаю. То, куда я ненароком ввязалась (с легкой подачи наследника короны, между прочим), действительно опасно.
— Мастер Ансельм, это действительно очень важно. — Я вновь попыталась надавить, даже взгляд красноречивый бросила.
Было бы легко, если бы я могла сказать все, что нужно, напрямую. Но за три последних месяца меня научили держать язык за зубами. Ожидать подвоха даже там, где его не могло бы быть, подозревать подслушивающие чары везде, в том числе в кабинете ректора.
Когда выходишь против сильных мира сего, следует быть предельно осторожными. Ох, Клэр, и как тебя только угораздило?..
— Очень важно? — переспросил Нэд Ансельм. Его лицо вдруг сделалось задумчивым, но размышлял он недолго. Кивнул каким-то своим мыслям и решительно ответил: — Хорошо. Я буду.
Ура! Миссия выполнена, ваше требовательное высочество.
Победно улыбнувшись, я попрощалась и направилась в коридор. До семи время есть, у меня оставалась еще парочка нерешенных вопросов.
Артефакторика — царица магии, именно так я считала. Как только я разобралась с принципами работы потоков, смогла полностью погрузиться в изучение этой науки. Ошибки были, но мастер Лоривайн говорила, что у меня большой потенциал. Правда, отношения с ней стали куда более прохладными, когда она узнала о том, что на межуниверситетских соревнованиях я буду представлять не ее предмет, а некромантию, и сделать с этим я ничего не могла. Приходилось практиковаться и с некромантией, и с артефакторикой. Последняя требовала финансовых затрат, потому что все те амулеты, которые я делала — а с каждым разом они были еще более экспериментальными, — требовали материал, который я не могла просто попросить на кафедре. На те, что требовались для общего дела, деньги выделял принц, а вот на артефакты для личного использования…
— Принесла? — услышала тихий шепоток.
Я вздрогнула от неожиданности и отскочила в сторону. Так и паранойю недолго заработать. Она и без того во мне цветет и пахнет.
— Демоны, перепугал, — прошипела я в темноту коридора.
Из-за высокого вазона вышел студент-теоретик со второго курса. Я не помнила его имени, но косматую шевелюру и огромные круглые очки забыть тяжело. Все в нем кричало о маге-теоретике. К примеру, боевики были готовы брать амулеты прямо в столовой, они не сильно беспокоились о запретах. А вот теоретики… они будто каждого шороха боялись.
— Амулет для улучшения зрения, — на всякий случай вслух проговорила я, извлекая из внутреннего кармана жилета плотный мешочек. — Надевать на полную луну, формула активации написана на бумажке. Вливать можно любую магию.
Моя личная разработка. Обычно такие амулеты заряжались артефакторами, но мне удалось сделать так, чтобы магия фильтровалась и перенаправлялась внутри самого амулета. Вот только увы и ах, пока я не окончу академию, заявить об этом во всеуслышание не смогу. А если смогу, то мою придумку засчитают мастеру Лоривайн, как моему преподавателю. Нет, мне не жалко, но почти каждое свое открытие в артефакторике я холила и лелеяла. Как только до меня дошло, что мне чертовски повезло стать артефактором-универсалом, я экспериментировала с каждым типом магии. Марк даже выделил мне отдельную комнату в подвальных помещениях «Слепого крота».
— Три золотых, — протянул мне студент.
Негусто, конечно, но драть цены выше я никак не могла. Еще и рисковала. Создание артефактов на продажу без лицензии дипломированного специалиста могло мне аукнуться: от штрафа до заключения под стражу, смотря с чем именно поймают. Но, во-первых, я никогда не шла на продажу действительно серьезных артефактов, лишь пустячковых, на которые даже администрация академии сможет закрыть глаза, назначив разве что отработку или влепив выговор. А во-вторых, деньги были нужны. Ой как нужны.
Не столько для жизни — это могли бы покрыть сбережения, сделанные во время работы в доме удовольствий и стипендия, — сколько для покрытия долгов. После того как на меня напали в лесу, я поняла, что до меня могут добраться через тетушку Марго и ее девочек. Тогда я пришла и честно обо всем рассказала хозяйке дома удовольствий.
Даже сейчас перед глазами с легкостью вставала картина того, как она задумчиво закусывает губу, как хмурится, но молчит. Молчит такой тяжелой тишиной, аж внутри все падает. Я ожидала криков, обвинений, вопросов о том, как я во все это ввязалась, но тетушка Марго произнесла совсем другое:
— Ну, Клэр, это не первая угроза в наш адрес, так что ничего нового. Странно, конечно, что в этот раз все происходит именно через тебя, но думаю, мы с этим справимся. У нас как-никак лучшая охранная магическая сетка.
Тогда эта фраза меня удивила дважды. Во-первых, я понятия не имела, что кому-то из работниц дома угрожали. И во-вторых, впервые слышала про охранную сетку. Мастер Лоривайн на одной из лекций говорила, что их установка и обслуживание очень дорогие.
— Постарайся не приходить к нам какое-то время, чтобы никто и подумать не мог, что мы что-то для тебя значим, — продолжила Марго. — Будем поддерживать общение письмами. По рукам?
— Вы не понимаете, — я решила с ней поспорить. — Если там как-то задействованы маги-менталы, значит…
— Клэрка! — строго одернула меня тетушка Марго, привычно для нее и раздражающе для меня, играя с моим именем. — Успокойся. Я забочусь о своих девочках, потому в нашем доме удовольствий лучшая охранная магия, лучшие амулеты. Если ты чувствуешь вину, то, когда выучишься, будешь их заряжать самостоятельно и бесплатно. По поводу всего остального не переживай.
И что-то такое прозвучало тогда в ее голосе, что я действительно перестала переживать. Но ждать того момента, как я закончу обучение, не стала. Решила высылать часть денег, которые смогу заработать, для поддержания охранных амулетов. Могла бы попробовать заряжать самостоятельно уже сейчас, но с артефактами этого типа раньше сталкиваться не приходилось.
Мне нужна практика. Еще больше практики.
Сколько бы я ни корпела над формулами, мне постоянно казалось — этого недостаточно.
— Спасибо, — поспешно буркнул студент-теоретик и вновь скрылся в темноте. Спрашивать про активацию не стал, хотя наверняка знал, что это необычно. По всей видимости, был наслышан о том, как я не люблю подобные вопросы и в целом могу отказаться от всякого сотрудничества. Достаточно и того, что мои артефакты работали.
Пересчитав монетки в мешочке, я направилась к главному холлу академии. Надо заглянуть к Кристин, предупредить Лил и успеть хоть что-то перекусить. В «Слепом кроте» кормили настолько отвратительно, аж желудок сворачивался от одного внешнего вида. Еду от Толстухи Марджи я любила больше.
— Так-так-так, студентка Тибор, — услышала до боли знакомый голос мастера некромантии и замерла. — Торгуете без лицензии?
Черт! Вот почему именно он? Почему именно мастер Дэрот? Даже с Ритоф — с ней у нас уже несколько месяцев холодный нейтралитет — договориться было бы проще.
— Я не очень понимаю, о чем вы говорите? — Мой голос дрожал, и это было слышно слишком явно. Да уж, Марк, не на ту лошадку ты сделал ставку в своих интригах, я ведь совершенно не умею лгать! Вот Кристин и Лил — это да, хороший выбор. А я…
Я плавно развернулась. Мастер Дэрот стоял в своей излюбленной позе, сложив руки на груди. Сердито хмурился. Пожалуй, слишком сердито даже для мастера некромантии.
Помню, как он в первое время откровенно надо мной потешался, когда в каком-то из практикумов участвовали живые мертвецы. Но даже когда я шарахалась от них, он не выглядел таким вот серьезным. Вот попала… Может, попытаться его замаслить тем, что на сегодняшнюю ночь у нас с Вилберном был план посетить кладбище, чтобы я воскресила свое персональное умертвие? Или дохлый номер? И в прямом, и в переносном смысле.
— Клэр, тебе не хватает денег? — внезапно спросил он, переходя на «ты». — Мне думалось, что в связи с тем, чем ты занималась…
После финальной фразы преподаватель как-то смутился, и это шокировало меня еще больше. Видеть смущающегося взрослого мужчину в брутальных темных одеждах, на которых столько защитных рун! Да и подумать страшно, с чем он работает в свободное от преподавания время. Мужчину, способного голой (ну, почти) рукой залезть в нутро трупа, чтобы продемонстрировать нам, как выглядят внутренности после принятия наркотических порошков. Последнее мало было связано с темой практикума, показывалось исключительно в воспитательных целях.
— Мне? — я настолько удивилась, даже переспросила.
— Чтобы в первый и в последний раз, — процедил он, отступая на шаг. — Создавая артефакты без лицензии, ты рискуешь не только собой, но и теми, кому ты их продаешь.
Первый и последний раз? Что? Он даже не прочитает долгую лекцию? Не загонит в подвалы на отработку? Не заставит разбирать склады на кафедре некромантии? Об их складах, кстати, среди ненекромантической части академии ходили такие байки — заслушаешься. А по факту просто тысячи баночек с разными назначениями и наименованиями. Если не читать написанное на них, то и не страшно вовсе. Ну, глаза и глаза, пусть в стеклянной банке, в темноте комнаты их вообще можно принять за какие-то соленья.
Я мысленно себя одернула. В последнее время начала себя ловить на том, что мой юмор постепенно становится слишком уж циничным, а поступки все более необдуманными. Словно мне вдруг стало нечего терять.
— Ты меня поняла? — строго спросил мастер Дэрот, продолжая буравить сердитым взглядом.
— Поняла, — кивнула, толком не понимая, как я так легко отделалась.
От удивления даже с места двинуться не смогла, пока мастер Дэрот молча не развернулся и не направился по своим некромантским делам.
Вся эта выволочка показалась мне ну очень странной. Я чувствовала, что что-то упустила. Что-то очень и очень важное.
Но вместо того, чтобы как следует это обдумать, я направилась в столовую. В последнее время всякий раз, когда я сталкивалась с какой-то тяжелой задачкой, шла есть. Благо Толстуха Марджи зачастую шла навстречу, если вопросы у меня появлялись в неположенное для завтрака, обеда или ужина время.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий