Академия элитных магов

Глава седьмая,
или Как справиться с расписанием

С завтрашнего дня должна начаться учеба, и я испытывала на эту тему целую палитру эмоций. От страха до предвкушения. Меня уже не волновало, что я не узнала наследного принца королевства, что общалась с ним уж слишком по-свойски, что у меня в соседках вредная лягушка с рыжими волосами, что я только-только начала понимать, как все устроено в академии, когда уже пора бросаться, можно сказать, в пламя учебных будней.
В руках держала порядком измятый лист, появившийся с утра на столе, с расписанием на неделю и паниковала.
«Персональное расписание для студентки Клэр Тибор, зачисленной на факультет магов-универсалов с дополнительной специализацией артефакторика:
Первый день:
1. Введение в специальность
2. История магии
3. История мира
4. Теория магии, введение в специальность
Второй день:
1. Самоподготовка
2. Боевая магия. Общий курс, лекция
3. Боевая магия. Общий курс, практика
4. Теория магии
Третий день:
1. Лекарское дело
2. Некромантия. Общий курс, лекция
3. Некромантия. Общий курс, практика
Четвертый день:
1. Природная магия. Общий курс, лекция
2. Природная магия. Общий курс, практика
Пятый день:
1. Артефакторика. Углубленный курс, лекция
2. Артефакторика. Углубленный курс, практика
3. Введение в специальность
Шестой день:
1. Самоподготовка
2. Сдача отчета за неделю»
Снизу, уже от руки, была приписка:
«Благодарю, что вы определились со специализацией до оговоренного срока. Подпишите, пожалуйста, заявление у мастера Лоривайн (кабинет 1408) и принесите его моему секретарю.
Мастер Ансельм».
Меня безгранично радовало, что неделя начинается с теории, практика назначена только на второй день. Но зато какая практика! Я самые простенькие чары-то творить не могу, что уж говорить о боевых?! Как я буду выкручиваться — не понимала. Но уже волновалась так, что, забывшись, спросила у Кристин:
— А у тебя какая специализация?
— Я маг-теоретик. — Видимо, пребывая в замешательстве от своего расписания, Кристин сама забыла, что мы с ней упорно играем в молчанку, и ответила спокойно.
— У тебя, случайно, завтра нет теории магии четвертой парой? — осторожно уточнила я.
— Есть, — сухо ответила она, даже кивнула. — У меня сдвоенная пара.
— Видимо, универсалы к вам присоединятся, — безрадостно ответила я. Видеть мастера Ритоф вновь совершенно не хотелось, а тут в графе преподавателей значилось ее имя. Более того, по всем парам по особым специализациям у меня в преподавателях значились мастера… Как объяснил Вил, с которым мы ненадолго столкнулись за обедом, у магов-универсалов все важные лекции и практики ведут мастера. Это было первым разом, когда я расстроилась из-за того, что поступила на этот факультет. Одно дело косячить перед рядовым преподавателем, другое дело косячить перед мастером, который что-то там в тебе рассмотрел.
* * *
Я никак не могла заснуть. Все ворочалась, пытаясь улечься поудобнее. Ни в какую. На меня накатывала то волна паники, то прилив полного спокойствия и уверенности в своих силах. Полночи я пыталась унять все свои эмоции и перестать думать о том, что где-то я точно оплошаю и опозорюсь.
Прочитав за свободный день устав академии и перед сном ознакомившись с несколькими главами по дисциплинам на первый день, я чувствовала себя более уверенной. Но не переживать не могла.
Вздрогнув от резкого сигнала со стороны части комнаты Кристин, я вскочила. Оказывается, я все же задремала и в таком вот подвешенном состоянии провела до утра. Несмотря на то что толком не выспалась, почувствовала прилив бодрости.
— Даже не думай, я первая в ванную комнату, — строго, но будто бы ни к кому не обращаясь, произнесла Кристин. — Нужно уважать личное пространство.
— Мне только умыться, — попыталась поспорить, но Кристин даже бровью не повела.
— Переживешь. Я первая встала.
Спорить было сложно. Вот только ее водные процедуры заняли без малого полчаса, я сверялась с артефактом, стоящим на ее тумбе. До первого занятия оставалось столько же, и я рисковала не успеть позавтракать. А есть хотелось. Чертовски хотелось. Еще никогда во мне не просыпался такой аппетит, как в Академии Святого Клотильда.
Кристин вышла довольная и благоухающая, с уже подсушенными, но еще пушистыми волосами. Облаченная в форму магов-теоретиков: темно-синяя юбка в пол, приталенная рубашка с напрочь отсутствующим декольте и строгий жилет в цвет юбки. Рядом с ее формой моя выглядела верхом беспутства, хотя я хорошо понимала, что для магов-универсалов выше прочего ценится удобство.
— Приятного аппетита, — мрачно буркнула я, почти тут же подскочив и ломанувшись в купальню. Боялась, что Кристин там что-то забыла и следующие полчаса я проведу в мучительном ожидании возможности хотя бы зубы почистить!
Из комнаты выскочила через десять минут. Соседки уже не было видно. Побросав в простенький холщовый мешок все учебники и пергаменты, решила все же добежать до столовой. Может, удастся хотя бы булку перехватить. Вот только потерпела поражение, уже когда спустилась в общий холл.
Сказать, что тут яблоку было негде упасть, — ничего не сказать. Студенты забили весь огромный холл так, что передвигаться удавалось только медленным шагом. Тяжело вздохнув, направилась в левое крыло, где располагался кабинет, в котором должна была пройти первая лекция, введение в специальность.
Увидев знакомую светлую шевелюру, а следом и ее хозяина, мысленно чертыхнулась. Марк Арманд, наследный принц королевства собственной персоной. В окружении еще троих незнакомых мне парней. Их сложно было не заметить, вокруг них будто по мановению природных чар образовывалось свободное место, из-за чего вышагивали они вполне спокойно, не страдая от утренней давки. У всех четверых на лице застыла холодная маска пренебрежения, они делано не обращали внимания на царящую вокруг суматоху.
И на секунду — буквально на мгновение! — мы с Марком пересеклись взглядом. Если бы он умел читать мысли, он бы обязательно услышал мои извинения, что отнеслась к нему, как к простому студенту, и жалею, если чем-то его оскорбила. Вот только мысли он читать не мог, да и явно не был заинтересован. Отвел взгляд в тот же миг, и на его губах появилась презрительная усмешка.
Настолько яркая, что меня даже в пот бросило.
Неужели я все же вызвала недовольство наследного принца королевства? Заслужила такое презрение своим панибратским отношением и бесконечными просьбами?
Да как я вообще могла узнать в нем принца?! Я, которая во дворце ни разу не была! Ни светских приемов, ни балов — ни-че-го! У меня даже шанса не было узнать в нем особу королевской крови. Да и он сам не позирует перед артефакторами, способными запечатлеть образ. Скорее скрывается. И чего тогда обижаться?! Хочешь, чтобы каждая собака знала, как ты выглядишь, так дай хотя бы маленькую возможность.
Примерно об этом я думала, пока пробиралась в толпе студентов к нужной аудитории.
Она, на удивление, оказалась совсем небольшой. Три ряда вытянутых поперек столов и преподавательская кафедра. В комнате уже сидело около десяти-пятнадцати студентов — судя по всему, моих однокурсников.
— Всем доброго утра, — пробормотала я. Теперь боялась к каждому обращаться на «ты» и старалась держать такую важную для аристократов субординацию. Тут уж точно не угадаешь, кто из присутствующих простолюдин, а кто аристократ.
— Доброе утро, — ответил кто-то. Остальные просто кивнули.
Я села на свободный стул за первой партой и постаралась перевести дыхание и унять сердцебиение. Много времени мне не дали, уже через полминуты в аудиторию зашел мастер Ансельм.
Выглядел непозволительно бодро, несмотря даже на ауру полного спокойствия и даже скуки. Не знаю, в какой момент вообще начала подмечать эмоциональный фон присутствующих. Чувствовала его на интуитивном уровне, вот только проверить свою «эмоциональную чуйку» пока не довелось. В учебнике по специализациям прочитала, что некоторые маги-универсалы так могут, но более подробной информации я не нашла.
— Доброе утро, студенты! — поздоровался мужчина, проходя к кафедре. — Как вам известно, мое имя мастер Ансельм. Я — ректор Академии Святого Клотильда и по совместительству декан факультета универсальной магии.
Сейчас он никак не вязался с образом того мужчины, который приходил в дом удовольствия тетушки Марго. Если бы я впервые увидела его тут, за этой кафедрой из черного дерева, я бы никогда не поверила, что он из тех мужчин, которые ищут легкий интим за деньги.
— Кто-нибудь из вас знает, кем был святой Клотильд? — Первый вопрос, вогнавший меня в краску. Знала же, что нужно изучить! И что мне помешало это сделать, спрашивается?!
Декан мазнул по мне взглядом, уже готовый призвать к ответу, но от позора спасла взвившаяся в воздух рука соседки по ряду, сидящей через два стула от меня.
— Святой Клотильд — первый маг, который поспособствовал заключению договора между магами и храмовниками. Он долгое время служил в храме, прежде чем открыть свою магическую сущность миру. Именно благодаря ему отменили орден инквизиции и закончился геноцид магов. Это произошло четыре века назад, если точнее…
— Достаточно, — прервал ее мастер Ансельм приподнятой ладонью. Я начала замечать, что ректор часто прибегает к этому жесту. — Помимо этого, нам важно понимать, что именно он основал эту самую академию.
Ммм, об этом и правда стоило знать. Я в который раз за утро почувствовала себя полной дурой. Пообещала себе обязательно изучить всю биографию этого святого Клотильда. Нет, я была в курсе, что когда-то маги были вне закона, но никогда не придавала этому значения.
— Когда маги научились делить те чары, что они создают на специализации? — новый вопрос. И в этот раз я готова ответить, так как буквально вчера об этом прочитала.
Уже готова тянуть руку, но меня опередила студентка, ответившая на первый вопрос.
— Три века назад. До этого времени почти все маги обладали универсальной магией. Но вследствие невыясненных причин магия начала делиться на специализации.
Как это невыясненных причин? В той книге, что мне дал на ознакомление мастер Ансельм, вполне ясно отражаются причины.
— Студентка Тибор, вы хотите что-то добавить? — с нажимом поинтересовался Ансельм. И я буквально кожей почувствовала тот недобрый взгляд, который кинула на меня однокурсница. Ругаться ни с кем не хотелось, но и отмалчиваться я не собиралась. Особенно под таким пристальным взглядом декана, который совсем недавно прочитал мне целую лекцию о проявлении слабости.
— Это произошло из-за магического катаклизма на юге континента. По некоторым данным, катаклизм произошел после проведения темного ритуала магов-отшельников. По другим, это расценивается как кара или благословение богов, кто как пожелает. Также есть информация, что энергетическое тело магов меняется под нужды мира, этому феномену дается название эволюционирование. Но данная тема мало изучена и не доказана, лишь гипотезы. Магию как науку начали воспринимать не так давно, а потому теоретических знаний и работ пока недостаточно.
— Что же мешало воспринимать магию как науку раньше, еще при святом Клотильде? — спросил Ансельм, не сводя с меня взгляда. Отвечать на этот вопрос пришлось тоже мне.
— Раньше магия являлась отражением эмоций и желаний. Заклинания, формулы и работа с потоками пришли сильно позже, когда магии начали учить и она начала развиваться как инструмент. Если до этого момента она скорее была особенностью для избранных, то впоследствии, когда больше людей смогло раскрыться и получить доступ к обучению для усмирения чар, ее начали систематизировать. Это делалось для полного понимания того, как устроена сама магия.
— А для чего следовало обуздать магию? — и вновь вопрос мне. Я уже затылком чувствовала, как ко мне прикованы взгляды всех присутствующих однокурсников. Более того, к лицу прилила кровь, из-за чего я, скорее всего, стала похожа на помидор.
— Маг, который не умеет работать со своими потоками и не знает, как, кхм… прочищать магические узлы, сходит с ума от той силы, что не может найти выход, — уверенно ответила я. Об этом я тоже читала. Вот только осознала, в какую задницу я попала, только сейчас. От этой мысли аж в холод бросило, несмотря на душное помещение.
Мне срочно нужно научиться пользоваться магией. Иначе… Иначе я сойду с ума? Об этом так завуалированно пытался сообщить декан?
— Хорошо, — кивнул мужчина и перевел взгляд на первую девушку, отвечавшую на его вопросы. — Напомните ваше имя, студентка.
— Лилита де Борн, — с готовностью ответила она. Ага, еще одна аристократка, судя по приставке «де».
— Вы тоже хорошо ответили. Я учту это при принятии отчета за неделю. Кстати, об этом. — Он перевел тему с легкостью, будто бы заранее планировал, как будет строить эту лекцию. Хотя почему будто? Мастер Ансельм производил впечатление преподавателя, который уж точно готовится к занятиям. — Каждый из вас видел свое расписание. И предвосхищая ваши вопросы, я сразу объясню. Для магов-универсалов расписание выстраивается индивидуально и исходя из того, какую дополнительную специализацию вы выбрали. Если ею стала некромантия, то курс по этому предмету вы будете слушать вместе со студентами с факультета некромантии, остальные же лекции и практики будете проходить в общем порядке в потоковых аудиториях. Прошу вас обратить отдельное внимание на графу самоподготовки, об этом вам придется отчитываться в конце каждой учебной недели передо мной лично. Вы можете уделить время либо персональному занятию с преподавателями, которые идут навстречу студентам, либо практике в выделенных аудиториях или библиотеке. Все понятно?
Я кивнула, но опять залилась краской. А если не так следует отвечать декану? Но судя по всему, я была такая не одна.
— Давайте сразу обсудим все вопросы, которые у вас есть. — Мужчина вышел из-за кафедры, встал рядом и расстегнул одну пуговицу на пиджаке.
— Как будут проходить зачеты и экзамены? — тут же поинтересовалась Лилита.
— Как можно будет получить стипендию? — мужской голос с последних парт.
— Подождите, — он поднял ладонь. — Давайте по одному. Что касается зачетов и экзаменов, то тут зависит от дисциплины и преподавателя. Лично я буду принимать экзамен в устной форме. Список вопросов выдам каждому студенту через два месяца. Стипендию же можно получить у распорядительницы, она находится в кабинете пятьсот тридцать шесть в крыле общежития. Там же вы можете узнать, за какие заслуги полагаются надбавки к стипендии.
Мне нравилось, как он говорил. Спокойно проговаривая каждое слово. Становилось понятно, почему в таком возрасте он стал ректором, — попросту умел доносить свою мысль максимально подробно. Впрочем, кто знает. Может, ему восемьдесят, просто он молодится какими-то секретными чарами! А про стипендию, так вообще отлично! Как раз думала, как бы подзаработать, не отрываясь от учебы.
— А смогут ли в этом году первокурсники принять участие в ежегодных межуниверситетских соревнованиях? — Тот же парень, который спрашивал про стипендию.
А что это за ежегодные межуниверситетские соревнования? И почему мастер Ансельм изменился в лице после этого вопроса? Пусть на мгновение, но все равно слишком заметно.
— Сколько бы я ни выступал против этого мероприятия, — мужчина вздохнул, но выражение лица осталось беспристрастным, — с каждым годом студенты все яростнее им интересуются.
— Ну так призовой фонд в пять тысяч золотых и возможность проходить практику при дворе, — заметил студент.
— Напомните ваше имя, — спокойно уточнил мужчина.
— Влат Шурне, — представился студент, совершенно не ожидавший, что следующее выдаст ректор:
— Студент Шурне, когда вы задаете преподавателю вопрос, постарайтесь его не перебивать. Это умение вам пригодится не только со мной.
Аудиторию тут же обдало холодом.
— Простите, мастер Ансельм, — виновато ответил Влат. Я даже затылком чувствовала его смущение.
— Если вы позволите, я все же отвечу на ваш вопрос. В этом году Его Величеством и Советом было принято решение оставить за первокурсниками возможность участия в промежуточном соревновании. При наборе больше девяноста баллов первокурсник может поучаствовать в конкурсе на место в команде академии. Вот только призываю вас десять раз подумать. Перед участием даже в промежуточных соревнованиях внутри академии вам придется поставить подпись, где вы признаете, что академия не несет ответственность за вашу жизнь или здоровье. Это уже о многом говорит. Поверьте, жизнь важнее призрачных пяти тысяч золотых в кармане. А что касается практики, так лучшие студенты Академии Святого Клотильда и без победы в конкурсе будут удостоены чести проходить практику в очень хороших местах.
— Спасибо, — тихо ответил Влат.
Хм, нужно будет прочитать про эти соревнования. Очень уж любопытно, что за страсти там проходят. Раз уж сам ректор против участия учеников.
Остаток пары прошел в обсуждении организационных вопросов с перерывами на теорию.
Когда введение в специальность закончилось — прозвенел магический колокол, расположенный на одной из башен академии, — мастер Ансельм оставил нас одних.
— Уффф, я вторую половину занятия пошевелиться боялась, — призналась одна девушка со второго ряда.
— Ага, говорят, что у него «отлично» получить невозможно. Вроде как на пять баллов может знать только мастер, а мы пока не доросли, — это другая незнакомая пока мне девушка.
Я слушала, но никак не могла поверить. Серьезно? Как по мне, то пара прошла очень интересно и насыщенно. Я вынесла для себя много новых тем, которым стоит посвятить время для изучения. И мне вовсе не показалось, что Ансельм как-то по-особенному зверствовал.
Пока однокурсники обсуждали декана-ректора, я молча складывала вещи в сумку. Решила не выпендриваться своим непопулярным мнением и не привлекать внимание лишний раз. Хватало, что меня единственную мастер Ансельм знал по имени. И я не могла не чувствовать немой интерес к этому вопросу.
— Привет! — знакомый женский голос, и я подняла взгляд.
Передо мной стояла Лилита де Борн. Темно-русые волосы, собранные в красивую пышную косу, тонкий аромат приятного парфюма и чистые и ухоженные ногти — в ней каждая деталь буквально вопила о знании девушки, что означает слово «идеал» и стремление к нему.
— И тебе привет, — улыбнулась в ответ, только в последний миг сообразив, что не стоило к ней сразу на «ты». Все же аристократка.
Но девушка, казалось, даже внимания не обратила и бровью не повела.
— Ты очень хорошо ответила на вопрос мастера. Я об этом не знала. — Я не могла поверить своим ушам. Серьезно? Она так просто признает то, что она чего-то не знает? Прислушалась к своим ощущениям и уловила в однокурснице эмоции скованности. — Ты не могла бы подсказать литературу, в которой нашла эту информацию?
— Я могу тебе дать на время книгу, в которой это прочитала, — подумав секунду, произнесла я. Надеюсь, мастер Ансельм не против. Все же это фолиант из его личной библиотеки, если я верно все поняла.
— Я смогу зайти к тебе в комнату после занятий? — Глаза девушки загорелись, но жесты никак не вязались с заинтересованностью: она приподняла подбородок и чуть изогнула бровь.
— Да, конечно, — улыбнулась. — Я живу в комнате тридцать восемь. Если зайдешь вечером, я могу поделиться учебником.
— До встречи, — она кивнула и, развернувшись на каблуках, направилась к выходу.
— Ха, задела ты ее нехило, — раздалось позади и по спине похлопали. Типа по-дружески. — Эту ледяную принцесску.
— Вы с ней знакомы? — поинтересовалась я, разворачиваясь лицом к Влату. Лохматые волосы, рубашка навыпуск и расстегнутый жилет — он казался полной противоположностью Лилиты.
— Моя семья работает на ее. Так что, можно сказать, с детства. Вот только если раньше мы дружили, то теперь эта ледяная принцесска усиленно делает вид, что знать меня не знает. У тебя какая допспециализация?
— Артефакторика, — не сразу сообразив, что вопрос адресован мне, ответила.
— О, и у меня! — Влат широко улыбнулся. — У тебя тоже сейчас история магии?
— Ага, — кивнула.
— Тогда пойдем, — он сграбастал в охапку мой мешок, повесил на плечо. Свистнул двум парням, ждущим его у последнего ряда, и направился к выходу. Мне оставалось лишь следовать за ним.
— Это Перси, — представил невысокого блондина с крепким телосложением. — А это Закари.
Кажется, у меня в голове образуется каша. За последние пару дней я познакомилась с таким количеством человек, что чувствовала, еще немного, и я начну путаться в именах. Впрочем… В этом было что-то особенное. Теплые отголоски приближающейся новой жизни.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий