Академия элитных магов

Глава девятнадцатая,
или Соревнования

— Подпишите тут, этой подписью вы подтверждаете свое осведомление о том, что Академия Святого Клотильда и организаторы соревнования не несут ответственности за ваши жизни и здоровье. Что вы в полной мере понимаете, вам придется столкнуться с опасностями, и берете ответственность на себя за каждое принятое решение вами и вашей команды в полной мере, — заученно бубнила миниатюрная блондиночка.
Поставила подпись, даже ее не дослушав. С ответственностью академии и организаторов или без, я уже давно поняла — за свое здоровье и свою жизнь могу отвечать только я.
«У тебя нас двое», — довольно заметила Кальма. Вот она точно не растеряла боевой дух и оптимизм, который шел на грани с цинизмом.
«Брось, Клэр, все сравнительно прекрасно. Ты помирилась с Лил, Кристин. Даже начала общаться с новоявленным братом. Что не так?»
«У меня дурное предчувствие», — ответила я. После нескольких дней в лазарете в полной изоляции от окружающего мира я уже даже привыкла вести мысленные разговоры с Кальмой.
«Как будто оно тебя хоть раз покинуло за последние пару-тройку месяцев».
«В этом и проблема», — вздохнула я уже совсем не мысленно.
«Ну, у меня для тебя хорошая новость», — Кальма попыталась меня отвлечь.
«Это какая же?»
«Я полностью восстановилась. И теперь у меня иммунитет к ментальной магии».
«Это как?»
«Если бы я знала, — задумчиво протянула Кальма. — Вероятно, после последнего воздействия я впитала часть сил и выработала магические антитела».
«Объясни мне еще кое-что. Ты говорила, если бы я умерла, ты бы перехватила полный контроль над моим телом. А потом сказала, что если умру я, то не станет и тебя?»
«Ты приручила кристалл. Теперь он часть тебя». — Если бы я могла видеть (да хотя бы представить, как выглядит Кальма!) свою собеседницу, то я бы точно заметила бы улыбку.
— Клэр! — услышала я. Даже почувствовала, как кто-то теребит меня за плечо.
Нормально я так… в себя погрузилась. Полностью потеряла ощущение реальности.
Вилберн рухнул на скамью возле меня.
— Ты в порядке? Как твоя нога?
— Все хорошо, — ответила на оба вопроса.
— Уверен, если бы тут был твой треугольник доверия, то твой нос прибавил бы в паре сантиметров, — с грустной улыбкой ответил Вилберн.
— Ну, я немного волнуюсь… А с ногой и правда все в порядке, мастер Юго меня подлатал. Как у вас с Лил?
— Все хорошо, — в тон мне ответил Вилберн. — Хочешь, расскажу секрет?
— Секрет? — переспросила я.
— Ага. Только не должен тебе об этом рассказывать.
— Значит, ты не умеешь держать язык за зубами? — хитро переспросила я.
Не помню, в какой именно момент я перестала злиться на Вилберна. Я поняла, что он-то точно передо мной ни в чем не провинился. И уже к концу моего карантина и он, и вся наша команда, включая Бутча, пробрались в мой лазарет. Примерно в тот же момент отношения начали налаживаться. И у Вилберна с Лил, и у Лил с Влатом, и у Влата с Кристин, и… вообще у всех. Будто все, через что мы прошли, вдруг перестало быть таким важным, а важным сделались мы сами. Друг для друга.
Вопрос — что нельзя простить другу — отпал сам собой. Перестал представлять вообще хоть какую-то ценность. Никто из нас не совершил ничего непоправимого: не убил, не предал, не бросил без руки помощи в самую трудную минуту. И вещи, которые мы бы не смогли принять еще несколько месяцев назад, растворились в реальности. Реальности, вес которой мы теперь держали вместе. По крайней мере, изо всех сил пытались.
— Это касается графини де Шор, — пояснил Вил.
— Опять она, — я закатила глаза.
— Принц обратил на нее внимание только для того, чтобы у нашей матери была возможность предоставить еще один факт, который может дискредитировать нашу с ней помолвку в королевской канцелярии. Это стало финальным штрихом в отмене фарса, устроенного моим отцом.
Чтобы переварить эту новость, мне хватило нескольких секунд.
— Как только все решилось, де Шор осталась не у дел. И в моем случае, и в случае Марка. У них даже не было ничего.
— Жалко девушку, — внезапно для самой себя произнесла я. — Сперва ее ожидания были обмануты твоим отцом в лице непокорного тебя, следом еще и принц обошелся… вот так вот.
— Жалко? — Вилберн выглядел ошарашенным. — Отнюдь. Не прошло и пары дней, как они начали публично выражать свои чувства с твоим бывшим ухажером. Кевином Мором… Ни один, ни второй точно не пропадут.
Вот как. Значит, они нашли друг друга. А что, даже фамилии похожи!
— Так, значит, твоя мама тут? — я перевела тему, намеренно избегая слова «наша».
— Да, но… — Вилберн замялся. — Знаешь, я понял, что был не прав. Мне не стоило настаивать на вашем разговоре тогда, в игре. Это было с моей стороны очень эгоистично… Нет, ты не подумай, она хочет! Очень хочет с тобой увидеться, поговорить. Просто я решил отменить твое действие.
— Действие нельзя отменить, — ответила я.
— Тогда заменить. Пробежишь после окончания соревнований двадцать кругов вокруг полигона!
— Да уж, если выживу.
— После того, что довелось пройти в подземельях… в общем, эти соревнования не так сложны, как их малюют. Академия Святого Клотильда уже пять лет подряд одерживает победу. В последние два года я был в команде, и не сказать, что за это время случалось что-то выходящее за рамки. Да, были неприятные инциденты, но без лишних смертей.
— Это просто потому, что я еще не выходила на поле, — не удержалась от шутки.
— О да, ты та еще мисс разрушительница.
— Я встречусь с матерью. Глупо не давать человеку шанса даже высказаться, когда он так хочет, — твердо ответила я.
— Спасибо, — Вилберн улыбнулся открытой и искренней улыбкой. — И успеха, Клэр. Только попробуйте не войти в пятерку лучших.
— У нас нет выбора, — ответила на улыбку.
Вилберн встал со скамейки и отошел на несколько шагов, а потом развернулся и весело произнес:
— Знаешь, как ваш курс сдавал некромантию? Они рассказывали, чем печень отличается от почек. И поднимали дохлых мышей. По всей видимости, мастер Дэрот сдает позиции самого лютого препода.
* * *
Мы стояли в одной из рекреаций в самой глубине каменного лабиринта, исписанного магическими рунами и формулами. Ждали гонг, обозначающий начало командного тура.
— Я вам уже говорила, что до одури боюсь умертвий? — протянула Лил, подставляя лицо яркому солнцу. — Так вот, поправочка. Я до одури боюсь умертвий, только если их больше десяти штук.
Все, кроме Бутча, рассмеялись. Лекарь много слышал о наших похождениях в подземельях, но не настолько детально, чтобы понять шутку.
Влат вертел список нашей команды в руках. Никто так и не понял, зачем нам его всучили перед тем, как оставить одних в этой рекреации. Как будто мы могли забыть, что наша дружная компания имеет кодовое и довольно ироничное название «Команда мечты». Где я отвечаю за некромантию, Кристин — за теорию магии, Лилита — за природную, Перси — за боевую, Закари — за артефакторику, Бутч — за лекарскую, а Влат — он же капитан команды — за универсальную. И Лёлик — официальное умертвие команды. На пергаменте, правда, не было обозначено, что все это деление довольно номинально.
Вряд ли организаторам соревнований вообще известно, что в нашей команде есть один полубог, один голем, я — с раздвоенным «я» и дуальным кристаллом внутри. Что Лилита, на самом деле, отвечает за всепрощение и теорию магии, что Кристин тут талисман и за красивые глаза и густые рыжие локоны, Бутч единственный нормальный из нас, кому не приходится каждую секунду делать моральный выбор, разрывающий на сотни маленьких кусочков. А Лёлик вообще в прошлом был писакой в какой-то желтой газетенке.
«Команда мечты», названия лучше точно не придумаешь.
От размышлений отвлек перезвон колокольчиков. Он означал, что нам пора готовиться, через три минуты будет дан старт.
— Наша задача, — лениво начал Влат, но исключительно чтобы отдать дань требованию к капитану еще раз проинструктировать свою команду, — добраться до выхода как можно раньше. Перед нами будет три пути: сложный, средний и простой. Сравнительно простой. Задача артефактора, помимо изготовления необходимых артефактов на всю команду, выбрать максимально простой путь. Задача лекаря исключить потери со стороны игроков. Задача некроманта, — в этот момент я тяжело вздохнула и бросила взгляд на заскучавшего Лёлика, — ликвидировать нежить, вставшую на пути. Природный маг должен будет справиться со стихией на дороге, вставшей на любом из выбранных путей. Теоретик — подсказывать и направлять каждого члена команды. Боевому магу придется тяжелее всего. Говорят, в этом году именно по этой специализации будут какие-то особенные испытания.
Кристин все время, что Влат вещал, показывала рукой ну очень говорливую уточку, при этом беззвучно проговаривая губами «бла-бла-бла». Лёлик довольно быстро подхватил и начал пародировать уже Кристин.
— А капитан команды? — насмешливо спросил Перси. — Какая у него задача?
— А задача капитана продумывать стратегию и приходить на помощь каждому, кто встрянет в передрягу.
Мы вновь не удержались и прыснули. Несмотря на всю серьезность и важность момента, никто из нас не переживал, даже Бутч — у которого от этих соревнований зависел выбор места практики. Ладно у нас… какой-то переворот! Но у парня-то вся жизнь впереди, о чем он вообще думает, не волнуясь?
Просто… просто ну как можно над этим не смеяться? Кому вообще в голову пришло такое распределение и почему я задаюсь таким вопросом именно сейчас? Это подумать только, еще несколько месяцев назад при виде трупа (даже не умертвия!) я пошла обниматься с белым другом, а теперь нате — отвечаю за некромантию. Кристин так вообще с трудом поступила в академию, но при этом взяла на себя такую фундаментальную теорию магии. Влат тот еще разгильдяй, с трудом получил даже «удовлетворительно» по введению в специальность мага-универсала… Зато когда увидел «отлично» за некромантию, аж от гордости раздулся. Впрочем, «отлично» получили мы все, и я — и никакого заявления об отчислении.
Бом-бом-бом! В тот же миг каменные плиты начали двигаться, открывая перед нами три возможных пути. Первая развилка. Насколько я понимаю, их будет множество, и совершенно не обязательно, если мы выберем сейчас простой путь, простым он будет и потом.
— Ну что, все готовы? — Влат еще раз взглядом прошелся по всем членам команды. — Закари?
— Вон тот, — голем сверился с артефактом и кивнул рукой на тот, что располагался левее всех.
— Клэр?
— Поддерживаю. — Я на всякий случай сверилась и со своим артефактом. Не то чтобы я не доверяла Закари, просто мы решили, что на любое одно решение должно приходиться на две головы, а в случае разногласия — необходима третья.
Мы успели пройти три развилки до первого испытания, которое подкинули нам организаторы соревнований в качестве лабиринта с сюрпризами. На нашем пути возник смерч в человеческий рост, неумолимо приближающийся к нам. Вот только разбил его один уверенный взмах руки Лилиты.
— Не хочу сказать, что меня это не устраивает, но как-то слишком просто, — отметила девушка.
— Значит, мы идем по самому простому пути, — пожал плечами Влат, хотя я уловила в его эмоциях сомнение.
Следующее испытание настигло нас еще через четыре развилки, которые мы миновали довольно бодро и смело, разве что о погоде не беседуя. Лабиринт, словно подстроившись под сам этап (а может, так изначально и было задумано), расширил свой коридор, превратив его в некое подобие новой рекреации, в центре которого стояла каменная глыба.
— Серьезно? — озадаченно спросил Перси, остановив нас взмахом руки, чтобы мы не пересекли какую-то только ему видимую границу.
— Что? — обеспокоенно спросил Влат.
— Это каменный голем низшего класса, — пояснил полубог. И предвосхищая наши вопросы, у которых вполне могут оказаться лишние уши, добавил: — Големы низшего класса создаются посредством природной магии из одного материала, среднего класса, с помощью артефактов и нескольких материалов. А высшего — по образу и подобию человека и… из биологических материалов. Я бы понял, если бы они поставили хотя бы трех низших големов или одного среднего, но одного низшего… Это детский пансион для легкообучаемых девиц.
Я бросила изучающий взгляд на Закари, который ни одним мускулом не показал своей заинтересованности в данном вопросе. О големах я знала до позорного мало, никак не доходили руки до учебника по магическим видам за третий курс. Интересно, как он отнесется, если сейчас пострадает его собрат?
«Низшие големы не имеют ничего общего с высшими, — Кальма подала голос. — Высшие големы — они… совершенны! Чтобы создать такого голема, в него нужно влить столько жизни, что они до конца своего служения будут верны своему хозяину, готовые пожертвовать этой самой жизнью ради него, служить каждому приказу. Высшие големы обладают собственным уникальным разумом, стилем мышления. А эта тупая каменюка… Она лишь выполняет ряд заложенных в него команд. К примеру, не пропустить вас дальше определенной черты».
«Ты на что-то намекаешь?» — я уловила в голосе Кальмы что-то такое, что меня насторожило.
«Когда-нибудь мы вернемся к этому вопросу», — ответило мое второе «я».
— Так это испытание для боевого мага или артефактора? — озадачилась Кристин.
— Боевого, — неуверенно ответил Влат.
— Хреновый из тебя капитан, — не преминула уколоть, но в этот раз беззлобно, Кристин.
— Так же как из тебя маг-теоретик, — не остался в долгу Влат.
Перси, не отвлекаясь на привычную перепалку, вступил в рекреацию, тем самым активировав голема. Он вяло задвигался, поворачивая к нам то, что должно играть роль головы. Пара уверенных пассов, короткая формула — и вместо голема на земле уже горстка мелких камней.
— Вилберн говорил, что эти соревнования не так уж и тяжелы, — пробормотала я, но чтобы настолько…
— Сейчас накаркаешь, — протянула Крис.
И правда, накаркала. Ведь именно после этой фразы из единственного выхода из рекреации полезли умертвия. Низшая нежить животного типа. Три собаки, утробно урчащих от голода, едва доходящих мне до пояса. Рефлекс сработал мгновенно, даже десяти секунд не прошло, как мертвые собаки упокоились навеки — я направила ударную волну (одну на всех!) и три фаербола, чтобы избавить их от тяжелой ноши в виде головы. Лёлик так даже икнуть не успел, только бросил на меня укоризненный взгляд.
— Этак я вам вообще не пригожусь, — впервые за весь путь голос подал Бутч. — Какая-то ерунда, а не соревнования.
— Хорошо, если не пригодишься, — ответила я, хотя мне не верилось, что все и правда закончится так просто. Дурное предчувствие никак не отпускало.
— Особенные испытания, — передразнил сам себя Влат. — Вот честное слово, я понятия не имел, как справиться с этим самым големом.
— Было бы достаточно ударной волны помощнее, — недовольно отозвался Перси, искоса глянув на Закари. — Просто я решил высвободить его стихию.
— Значит, теперь нам осталось только найти оставшуюся дорогу к выходу? — уточнила Кристин.
— Давайте пока не будем расслабляться. Мало ли, — предупредил Влат.
Вот только зря. Спустя три развилки мы уже видели выход. Шаг ускорили, даже перешли на бег. Стоило нам выбраться из лабиринта, как я поняла одну простую вещь. Если тебя накрывает дурным предчувствием, то это не просто так, что-то дурное точно произойдет. Правда, я не знала, что все самое дурное еще сильно впереди.
* * *
— Марк! — Я добралась до него почти бегом. Сразу, когда увидела его окровавленную голову под шатром их команды. Он лежал на широкой лавке и попытался встать, как только нас увидел. Возле принца крутился лекарь их команды — по правилам, пока последняя команда не выберется из лабиринта, лекарь команды должен справляться своими силами, — но принц от него отмахивался, не отрывая от меня взгляда. Стоило мне подойти поближе, как я тут же почувствовала его эмоцию облегчения. — Что произошло?
— Царапины, — отозвался Марк, поморщившись от боли.
Лилита, бежавшая следом, тут же взглядом нашла Вилберна и осторожно его обняла. Даже носом шмыгнула.
— В этом году все было куда сложнее, — у Вила была перевязана рука, но выглядел он сравнительно бодро. Пусть и довольно мрачно. — Нам попались и огр, и лич… Это его лич так задел, но Марк, считай, легко отделался. Судя по крикам за стеной, другой команде не так повезло.
— Это у вас просто хреновый артефактор, — Влат постарался пошутить, но никто не оценил.
— Клэр, с тобой все в порядке? Ты не ранена? — спросил принц.
— Я цела, — ответила ошарашенно. — Нам удалось пройти по самому простому пути.
— Мы тоже шли по простому, — заметил Вилберн. — Наш артефактор уж слишком опытен, он трижды проходил практику при дворе, а туда кого попало не берут!
Мы с Перси переглянулись. По всей видимости, оба посчитали, что что-то тут не чисто. На их простейшем пути оказался лич, да еще и огр. А на нашем… Низший голем, идиотский смерч и тройка слабеньких собак.
— Пусть никто не признается, что было у нас на пути. Потом обсудим, — шепнула я Влату. Тот озадаченно кивнул и пошел предупреждать остальных членов команды.
— Твое высочество, ты задрал! — не выдержал лекарь команды Марка. — Если ты продолжишь дергаться, то точно сдохнешь. А мне как-то лишаться головы за твою жизнь совсем неохота. Тибор, хоть ты его угомони!
— А я-то как? — Я даже шаг назад сделала, толком не понимая, что от меня хотят. За Марка было по-настоящему боязно, но как ему помочь, я не знала, хотя изо всех сил хотела.
— Ну не знаю, за руку его там возьми, расскажи чего, — раздраженно бросил лекарь. — Чтобы я мог сделать свою работу. И ты, Бутч, дуй сюда. Если уж пойдем на эшафот, то вместе.
— Не удалось отсидеться, — вздохнул парень и подошел к нам.
Я же села рядом на лавку, не решаясь даже дотронуться до руки распластавшегося Марка. Просто гладила по плечу и шептала что-то вроде:
— Ну ты это, потерпи немного…
Сама не поняла, как рука принца сжала мою. Так и замерла на полуслове. Глаза Марка были закрыты, но в нем еще были силы, чтобы произнести:
— Клэр, вы пришли третьи. Вы справились.
Ах да. Во благо общего дела. Как я могла забыть.
Я прикрыла глаза и устало сжала руку Марка в ответ. Не менее устало выдохнула:
— Все будет хорошо. Совсем скоро все будет хорошо.
* * *
Кажется, я задремала. С рукой принца в своей руке. Меня разбудил тихий голос брата:
— Клэр, скоро начнется индивидуальный зачет по некромантии. — И мягкое касание за плечо.
Липкий и тревожный сон никак не желал сползать, но я все же открыла глаза и бросила взгляд на Марка. Он спал с довольно блаженной улыбкой. Значит, выживет и можно не переживать (по крайней мере, я себя убедила именно в этом). А потому отпустила руку и встала, потягиваясь.
— Ты уже выступил? — шепотом спросила у брата. — Все справились с лабиринтом?
Вилберн отвел глаза, явно не желая рассказывать, как обстоят дела с лабиринтом. Но все же пришлось:
— Пострадало трое. Одну из запасных команд соседнего королевства до сих пор ищут. В индивидуальном зачете я уже выступил, набрал девять с половиной из десяти, это хороший показатель.
— Молодец! — я похвалила брата, хотя мысли были где-то там, в лабиринте. Неужели нам и правда сказочно повезло? Это просто совпадение или стечение подстроенных обстоятельств? Вот только кем и зачем? Если бы Марк имел влияние на организаторов соревнований, вряд ли бы он поставил под удар свою команду.
Кто еще мог повлиять? Мать? Тоже вряд ли. Если бы она могла, она бы не стала жертвовать Вилберном. Уверена, у них самые теплые отношения из возможных. С Вилом иначе и не получается.
Тогда кто?
«В зачатии, вообще-то, участвуют два человека», — эхом пронеслось в голове воспоминание разговора с Марком.
Отец? Я понятия не имею, кто мой отец, но если он не давал о себе знать в течение восемнадцати лет, а после все, на что он отваживался, — лишь подарки-откупки, то стал бы он прокладывать для нашей команды какой-то сверхбезопасный путь? Вряд ли. Судя по его реакции и поведению, по нежеланию даже поговорить, ему невыгодно, чтобы хоть кто-то сопоставил наше родство. А значит, рисковать он не станет ни при каких обстоятельствах.
Пока размышляла, шла к выходу на арену. Почему-то сами соревнования оказались какими-то неважными, меня больше заботили совершенно другие вопросы.
— Клэр Тибор? — уточнила одна из помощниц, сверяясь со списком. — Какая кличка у вашей нежити?
— Лёлик, — ответила я, протягивая девушке документы на нежить.
Он внесла Лёлика в список и сообщила, что я могу выходить на арену по команде. Прошло несколько минут — я успела перепроверить наличие всех артефактов и постаралась собраться — прежде чем эта команда поступила.
Арена была довольно большой, но все равно не шла ни в какое сравнение с холлом в подземелье, в котором прошел наш «экзамен» по некромантии. Литые железные стены отрезали нас с Лёликом от окружающего мира, сверху виднелась трибуна, на которой восседали члены жюри, выставляющие оценки.
Я рефлекторно им кивнула, хотя вряд ли хоть кого-то всерьез волнует мое приветствие. Лёлик жался ко мне и о чем-то напряженно думал. Не то чтобы я умела чувствовать эмоции нежити, просто на его лице буквально был написан мыслительный процесс.
Новый сигнал гонга привел в движение плиту, отодвигая ее в сторону и являя моего сегодняшнего противника.
Все же это произошло… То, о чем я так напряженно думала. Лич.
Маг-некромант, прошедший через ритуал вечной жизни и заточивший свою душу и разум в кристалл, играющий для лича роль сердца и мозга одновременно. Высокая фигура в плотном балахоне сделала лишь один шаг на арену, как в меня тут же полетела ударная волна, прошедшая через некромантические потоки. Прекрасно, мой лич не просто некромант, он в прошлом маг-универсал. Шедеврально, я бы даже сказала.
— Лёль, ты должен его отвлечь, — проговорила я, отбивая удар и нанося свой, на опережение. — Помнишь, как мы репетировали?
Мое персональное умертвие кивнуло и сделало несколько шагов в сторону. Через несколько секунд я активировала один из артефактов, которые нацепила на Лёлика, и… Лёликов стало пять. Простенькие мороки со средней плотностью, чтобы лич не сразу разобрался, где кто.
Лёлики почти тут же перешли на бег и взяли лича в круг, принимая ударную волну и прочие пакости на себя. Настоящее умертвие выдержит не больше десяти серьезных заклинаний, потому мне следовало поторопиться. Вот только лич сильно отличается от простой нежити, он сохраняет не только часть опыта, а весь, который накопил за всю свою жизнь. А потому с меня взгляда не сводил.
Первый куб, второй, третий… Они уже заранее заряжены необходимыми мне чарами. Оставалось каких-то два, когда меня задело чарами. По коже словно молния прошлась, меня аж дернуло от неожиданности и легкого покалывания. Я не знала, что это за чары. Не знала, как их отразить, но решила не тратить время попусту и избавилась от заключительных двух кубов.
С каждой секундой мои же движения казались все более медлительными, время вокруг словно ускоряло свой бег, и я за ним явно не поспевала.
— Лёлик, в сторону! — скомандовала я, хотя мне показалось, что эту фразу я произносила целую вечность. Даже моргнуть не успела, как порядком потрепанный Лёлик отпрыгнул к стене арены.
Мысли рассеялись, я не могла вспомнить формулу активации артефакта. При этом какими-то совсем отдаленными местами сознания осознавала, что еще несколько шагов, и лич сможет дотянуться до меня рукой, не говоря уже о чарах.
«Клэр, соберись», — рявкнула Кальма. Ее голос ударил по ушам, как набатом. Формула активации кубов, которые я создала и чуть усовершенствовала идею Влата, буквально от зубов отлетела.
Секунда, и вокруг лича встал барьер, не позволяющий ему покинуть круг. Десять мощных ударов он выдержит, но после…
Я хитро улыбнулась. Перелопатила с десяток учебников, чтобы понять, можно ли вообще создать то, что пришло мне в голову после наших приключений в подземелье.
Седьмой удар, восьмой…
Ба-баах!
Внутренние стенки барьера тут же схлопнулись, перед этим запустив внутрь механизм взрыва. От лича и следа мокрого не осталось, даже кристалл, в который была заточена его душа, рассыпался в мелкую крошку. Удар получился на славу.
Что же, ежегодные межуниверситетские соревнования и правда не так страшны, как их малюют. Мне либо катастрофически везет, либо данное стечение обстоятельств кому-то сильно на руку, время покажет.
— Студентка Академии Святого Клотильда Клэр Тибор закончила индивидуальный зачет. Жюри берут минуту для выставления оценки, — над ареной раздался женский голос, усиленный артефактами.
Я не планировала побеждать. По большому счету мне вообще было все равно. Но вот сейчас, за пару минут до подведения итогов, во мне странным образом взыграла гордость. Захотелось, чтобы оценили не только то, как я справилась с личом, но и мои умения в сфере артефакторики.
Лёлик маялся рядом, снедаемый любопытством и ожиданием даже сильнее меня.
— Жюри было принято решение… — И вот наконец момент настал! Я даже замерла в ожидании. — Исключить Клэр Тибор за нарушение правил соревнований. Участнице присуждается ноль баллов.
Исключить?! Ноль баллов?! Я справилась с личом минут за пятнадцать, не больше, — разве это тот результат, который достоин исключения?!
Крепко сжав зубы, я кивнула, принимая решение жюри.
Черт с ними, с соревнованиями. Не до них. Главное, что в командном этапе наша «Команда мечты» достигла необходимого для общего дела места.
Стоило мне выйти с арены, как я тут же услышала резкое:
— Студентка Тибор, следуйте за мной. — Мастер Дэрот, по своему обыкновению, выглядел мрачно. Привычный камзол с рунами на лацкане, крепко сжатые губы, сцепленные на груди руки.
— Зачем? — вырвалось у меня. Я впервые видела мастера некромантии после того самого случая. Даже отметку в зачетке он проставлял без моего присутствия!
— Вы не хотите узнать причину вашей дисквалификации? — мужчина изогнул одну бровь. — Я вот очень хочу.
Я даже растерялась от такого заявления, толком не понимая, что на такое вообще можно ответить. А потому молча последовала за мастером Дэротом. Он обошел часть стены и уверенным шагом направился к лестнице, ведущей на этаж жюри. Настолько уверенно, будто его там по меньше мере ждали.
— Сюда нельзя! — заспорила было девочка-помощница, но преподаватель смерил ее таким взглядом, что она тут же освободила проход к двери.
— Добрый день, многоуважаемые судьи, — только мастер Дэрот мог говорить с таким наигранным почтением. — Мы со студенткой Тибор хотели бы узнать причину дисквалификации.
Перед нами сидело трое людей: двое мужчин и одна женщина. Их лица казались мне смутно знакомыми, словно я могла их видеть на каких-нибудь гравюрах в учебниках или даже на страницах газет. Вот только хоть убей, не могла вспомнить, кто они!
Жюри даже отреагировать не успело на нашу самоволку, как дверь снова распахнулась. На балкон вошел лощеный низкий мужчина с тростью и зализанными назад темными волосами. На его лице сверкала приклеенная улыбочка, а глаза с любопытством бегали по всему помещению, словно он подмечал количество соринок или налипших ниток.
— Доброго дня! Я официальный семейный законник семьи де Лавенил. Хочу с вами обсудить дисквалификацию студентки Клэр Тибор.
Семьи де Лавенил? Это же… фамилия Вилберна! Интересно, кто из них подослал сюда законника и, что важнее, зачем. Как будто мне вообще могла светить победа. Нет, я принимала участие в соревнованиях, как говорится, ради самого участия.
— Кхе-кхе, — прокашлялась женщина. — Вам не кажется, что вы переступаете рамки дозволенного?
Она смотрела прямо на меня, потому я посчитала, что и вопрос относится ко мне. Внутренне оскорбилась, ведь я вообще сюда приходить не хотела, а потому и промолчала, просто опустив взгляд.
— Я полагаю, что исключение студентки Клэр Тибор неправомерно, — с нажимом произнес законник де Лавенилов.
— Мы все видели ее выступление через артефакты. Она блестяще справилась с испытанием, — вторил ему мастер Дэрот.
Я в этот момент подумала даже не столько о том, что он меня похвалил, сколько о том, что происходит какой-то абсурд. В целом. От начала и до конца. Может, таким нетривиальным способом мастер Дэрот хочет искупить вину, о которой я и думать забыла? Вот только мне оно совершенно не нужно!
— Раз такое дело, — с какой-то липкой улыбкой ответил один из мужчин, — то мы поясним. Участница Клэр Тибор использовала артефакты.
— Согласно пункту четырнадцать точка два, в турнире по любой специализации разрешается использовать артефакты, — тут же заявил законник.
— Использовать регламентированные артефакты, — интонацией подчеркивая слово «регламентированные», заявил третий мужчина. — А то, что сделала Клэр Тибор, — это какой-то не самый удачный эксперимент. Мы не можем оценивать такое выступление.
— При создании этого артефакта были использованы всем известные чары. Каждое направление этих чар можно было заключить по отдельности в разные артефакты, но Тибор упростила себе задачу. Она не нарушала правил.
— Вы будете спорить с жюри? — взвилась женщина.
— Почему нет? — делано удивился законник. А следом повернулся ко мне: — Клэр, прошу вас не вести бесед ни с кем из организаторов соревнований без моего присутствия.
Занавес.
Я по традиции промолчала, решила оставить свое мнение при себе. Может, даже за умную сойду.
— Думаю, в совете образования тоже заинтересуются этим вопросом, — добавил мастер Дэрот.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий