Академия элитных магов

Глава десятая,
или Ударная волна

— Клэр, во что ты вляпалась? — осторожно поинтересовался Влат, когда до нужной нам аудитории оставалось всего ничего.
— Всего лишь стала курсовой работой наследного принца, — мрачно буркнула я.
— Почему? — тихо поинтересовался Перси. На моей памяти он сейчас чуть ли не в первый раз подал голос. С длинными темными волосами, свисающими до плеч сальными сосульками, он выглядел очень замкнуто. Как ему удавалось поддерживать общение с общительным Влатом, я не представляла, но эту компанию всегда видела исключительно втроем.
— Это очень долгая история, — прикусила язык. Не хотелось рассказывать, что магия у меня появилась без году неделя, а то и меньше. Не потому, что я боялась осуждения или чего-то в этом роде, нет. Скорее, из-за этого я чувствовала себя уязвимой.
— У нас найдется свободный часок после теории магии, — хмыкнул Влат. — Если эта выдра, конечно, тебя с кишками не съест.
Я нервно хихикнула. Слишком уж ярко представила картинку, как мастер Ритоф вгрызается в меня зубами.
Стоило нам перешагнуть через порог аудитории, как я тут же почувствовала на себе взгляд и ощутила эмоции смущения. Подняла глаза и увидела Лилиту. Она шагнула было ко мне, но, заметив Влата с ребятами, идущих следом, остановилась. Буквально за секунду на ее лице отразилась целая гамма эмоций: от сомнения до решимости.
Приняв для себя какое-то решение, она все же уверенно прошагала в мою сторону. Остановилась напротив и совершенно спокойным голосом, без грамма лишних эмоций, произнесла:
— Вчера вышло не очень хорошо. Приношу свои извинения.
— Да… ничего, все в порядке, — теперь настало мое время смущаться. Девушка неловко, натянуто улыбнулась, развернулась на каблуках и последовала к своему месту.
— А с тобой интересно, Клэр, — полушепотом заметил Влат. — Чтобы сама ледяная принцесска приносила свои извинения…
Я не сводила взгляда с Лилиты, а потому заметила, как она дернулась. Как будто от разряда магии. Но почти сразу же выпрямилась и с безучастным выражением лица заняла место за первой партой.
— А мне она нравится, — выдала внезапно для самой себе. Не знаю, то ли это был мой ответный реверанс на ее смелость при всех извиниться, то ли она и правда мне симпатична.
Лекция прошла без потрясений. Казалось, все мы, да и преподаватель, готовились к практике. Мастера Остена — высокого и подтянутого мужчину чуть за пятьдесят — я видела уже во второй раз. Впервые — на том самом тестировании.
Он легко располагал к себе аудиторию, внятно и четко донося материал, и иногда разбавлял его какими-то шутками, вгоняющими некоторых девушек в краску. Нет, не пошлыми и сальными, скорее чем-то вроде:
— Девушки, запомните, между ног можно бить только нечисть. Но если очень хочется…
Влат откровенно хохотал над каждой подобной фразой. Не удивлюсь, если благодаря такой отдаче парень с легкостью войдет в перечень любимчиков. Мы с Лилитой, уже традиционно сидящие за первой партой, только смущенно улыбались. Понимали, что таким образом преподаватель пытается набить себе очков перед новой аудиторией и полностью охватить внимание. Но, уверена, ни для кого не стало секретом, что мастер Остен — не простой преподаватель. И отчего-то мне казалось, что на практике и экзаменах он еще задаст нам жару. И в прямом, и в переносном смысле.
Теории же он явно придавал не такое большое значение, сам же и говорил:
— Какой смысл во всех этих буквах, которые вы так остервенело черкаете, если в нужный момент все равно не сможете воспользоваться конспектами. Оставьте эти каракули теоретикам, пусть они разбираются, что и к чему, а мы будем просто делать.
Присутствующие в большой аудитории теоретики наверняка оскорбились, но вида не подали. Вспомнилась недавно подслушанная в коридоре присказка: «Не спорь с боевым магом и некромантом. Один умертвит, второй прикопает». Когда настало время практики, мастер Остен приказал всем встать из-за парт, махнул рукой — и все столы со стульями отодвинулись к стене, оставляя нам побольше места. Вот только если все мои сокурсники буквально предвкушали занятие, то мне хотелось забиться в угол и не привлекать лишнего внимания. Ну не знаю я, как работает магия! Ну хоть убейте, не знаю!
— Ну что, студенты, приступим к ударной волне? Кто хочет быть первым?
Я сжалась в комок, мысленно радуясь, что желающих и правда было много. Уяснила теорию, примерно понимала, как именно стоит перенаправлять потоки и через какие узлы проводить энергию, чтобы опробовать свою ударную волну. Но вот как до этих потоков дозваться, не понимала.
— Нет, так не интересно, — пробормотал мастер Остен, придирчиво нас осматривая. — Так, я вас разделю на пары и буду сам вызывать.
Я похолодела. Если до этого у меня еще был призрачный шанс отстояться за спинами сокурсников, то теперь все по воле преподавателя. Попыталась к себе прислушаться: ни магии, ни той загадочной черной дымки не ощущала.
— Ты — ты, ты — ты. — Мастер ходил между нами, мягко касаясь плеча и обозначая, кто с кем будет в паре.
И уж не знаю, чем именно мастер Остен руководствовался, но мне в боевые партнеры достался молчаливый Перси, он сухо кивнул и не менее сухо улыбнулся. Интересно, какой у него уровень? Если верить мастеру Ансельму, то в нашей группе всего у двоих, включая меня, пятый.
— Ваша пара первая, — мастер обратился к Лилите. Ей в пару, я только заметила, достался Влат. И не сказать, что девушка была рада этому факту. Да и обычно болтливый и активный парень насупился, хотя изо всех сил старался напялить на себя маску холодного равнодушия.
Влат с Лилитой вышли вперед, встали друг напротив друга — мастер с помощью чар нарисовал на земле два круга, где должны были разместиться студенты. В толпе же шептались, делали шутливые ставки, вроде:
— Ставлю свое перо на то, что Лилита его уделает.
— Поддерживаю! Ставлю свое перо и пергамент на то, что победу одержит Влат.
А я вместо того, чтобы расслабиться, поддаться всеобщему оживлению, только сильнее напряглась. Пыталась каким-то внутренним зрением понять, что сейчас будут делать Влат с Лилитой. Но сколько ни пыталась настроиться, ничего не выходило. Даже руки начали дрожать — то ли от страха, то ли от накатившего нервяка. Жутко не хотелось опозориться сразу перед половиной потока, присутствующего на этом практическом занятии.
— Ты, — мастер Остен ткнул пальцем во Влата, — защищаешься. А ты показываешь свою ударную волну. Все поняли?
Они кивнули. На лицах обоих проступила максимальная сосредоточенность. Воздух вокруг Влата начал заметно загустевать, он будто пошел рябью. Видимо, это магический щит. Если доверять теории, он создается при задействовании трех узлов. Помнится, еще на лекции кто-то задал вопрос, почему защитные чары относятся к боевой магии, а не к лекарской. На что мастер Остен ответил в своей манере:
— Иногда и защитными чарами можно бахнуть так, что потом кишки по полю собирать придется.
Мне бы этого не хотелось. Я искренне надеялась, что мастер Остен учел, что мы зеленые новички, которые толком ничего не умеют. Ладно, я — зеленый новичок.
Судя по тому, с какой легкостью сокурснице удалось призвать ударную волну, тут ничего в магии не смыслю исключительно я. Чары легкие, едва синеватые, — они штопором взвились в воздух и обрушились на Влата ударной волной. Его щит сработал, парень лишь покачнулся, но выстоял.
— О, молодцы! — похвалил их мастер Остен. — Обоим по баллу. Следующие… хм, ваша пара.
Я запоздало сообразила, что преподаватель показывает на Перси. А следовательно, и на меня, прячущуюся за его спиной. С губ сорвался тяжелый вздох, который я даже не смогла скрыть.
— По традиции девушка покажет нам свою ударную волну, парень продемонстрирует щит.
Я на ватных ногах подошла к очерченному на земле кругу. Сердце колотилось так, что я его буквально в горле ощущала. Бросила взгляд на одногруппников, на академию. И… увидела, чуть позади студентов, возле густых кустов, мастера Ансельма. Из-за всеобщей суматохи на него никто не обращал внимания, но я вот обратила. И лучше бы его тут не было, не хотелось позориться еще и перед ним.
Сразу же вспомнились его слова про слабость, его молчаливое безучастие во вчерашней стычке с принцем. С другой стороны… С другой стороны, вполне вероятно, что он пришел сюда для того, чтобы сообщить мне об исключении. И что мне тогда терять?
Стоило мне об этом подумать и вспомнить только часть вчерашнего диалога в его кабинете, как тело накрыла уже знакомая темная пелена. Перси кивнул, подтверждая свою готовность, а я прикрыла глаза.
«Я могу тебе помочь», — раздается в голове насмешливое. Мой голос, моя интонация, даже тембр.
Я вздрагиваю. Ну все, Клэр, ты окончательно свихнулась. Сама с собой разговариваешь.
«Прислушайся», — едва различимый шепот сознания. И я действительно прислушиваюсь.
Чувствую, как потоки наливаются магией, как узлы набухают энергией. Ощущаю их так четко. Я — чистая энергия. Темная и необузданная.
Даже не задумываясь над тем, что делаю, выпускаю часть энергии через пальцы. Меня чуть отталкивает назад, и после этого я открываю глаза. Вижу, как под влиянием чар замедления густое насыщенно-синее облако несется на Перси. Он выглядит максимально сосредоточенным, что-то бормочет, и его щит из полупрозрачного становится чуть ли не ослепляюще белым.
Бум-с!
От столкновения моих чар и магии Перси по округе разлетается глухой стук, будто бы с высокой башни прямо на брусчатку упал огромный валун. Парень поморщился, пошатнулся, но выстоял. От щита не осталось и следа.
Стоп. Это что, я сделала? Боевые чары? Ударная волна?
Именно в этот момент я впервые за долгое время приняла ту мысль, что из меня может выйти толк. Что я действительно могу быть магом-универсалом с пятым уровнем.
— С этого момента на любом занятии, которое требует работы в паре, вы вместе. Понятно? — сдержанно произносит мастер Остен.
Мы с Перси промолчали, обменялись непонимающими взглядами.
— Я повторяю вопрос. Вам понятно? — мастер чуть повысил тон.
— Да, понятно, — сдавленно ответила, толком не понимая, чем мы с сокурсником вызвали подобную реакцию. Перси только кивнул.
Я бросила взгляд к кустам неподалеку, где раньше видела ректора. Но там никого не оказалась. Глюк или у него возникли срочные дела?
— Кто-нибудь хочет объяснить, что произошло? — мастер Остен обратился к студентам. Мы с Перси вновь переглянулись и вышли из своих кругов, направились к толпе. Смотрели на нас удивленно, но все молчали. — Раз никто не хочет, объясню я. Чары студента, простите, как ваше имя?
— Перси.
— Клэр Тибор, — я тоже на всякий случай представилась.
— Запомню, — уже более добродушно сказал нам преподаватель. — Так вот. Перси и Клэр, оба студента, допустили серьезную ошибку для первокурсников. Перси активировал узлы, которые отвечают за артефакторику, а студентка Клэр обратилась к… некромантии.
К некромантии?! Я?
— Кто из вас знает, что происходит, когда определенный тип магической энергии пропускают через узлы, которые отвечают за другой тип? И почему это вообще произошло.
По толпе прошелся гул, но я не смогла различить ни одного ответа. Все переговаривались друг с другом, но никто не решался ответить преподавателю. Буквально через несколько секунд отважилась Лилита, она подняла руку.
— По всей видимости, для них это возможно, потому что их уровень магии выше четвертого, — не слишком уверенно произнесла она. — Только при пятом и выше уровнях можно таким образом играть с энергиями. А чем это чревато, я не знаю. Пока что.
— Верно. Если вам кажется, что я ставил вас в пару случайным образом, вы заблуждаетесь. Вот только я никак не думал, что знаний Перси и Клэр хватит на то, чтобы таким образом перекидываться магией. Ведь с самого начала студент Перси воззвал именно к узлам, отвечающим за боевые чары, но с легкостью распознав в направленной ударной волне некромантию, добавил артефакторику. Перси, на чем ты сделал завязку?
Перси все так же молчаливо приподнял рукав форменного пиджака и продемонстрировал тонкий лоскут кожи, повязанный на запястье. То есть это только я тут не понимаю, что произошло? Прекрасно, просто прекрасно. Интересно, в Академии Святого Клотильда есть преподаватели, которые могут позаниматься со мной репетиторством? И хватит ли моих сбережений хотя бы на пару занятий?
В голове мелькнула мысль, которую я тут же задвинула на задворки сознания. Оставим тот вариант, который мне пришел в голову, на самый крайний случай. На самый-самый-самый крайний. К тому же всегда есть вероятность, что он не согласится, а я в его глазах буду выглядеть еще большей дурой.
— Такие нюансы мы обычно проходим на углубленном курсе, но я не видел имена студентов в списках. Клэр, какую специализацию вы выбрали?
— Артефакторика, — голос прозвучал жалко и сдавленно. Не нужно хорошо разбираться в психологии человека, чтобы понять, что я растеряна.
— А вы, Перси?
— Тоже артефакторика, — тихо ответил он.
— Очень рекомендую вам посетить пару углубленных практических занятий. Я вижу, что вы сами толком не поняли, что произошло. — Под конец голос мастера Остена звучал так же добродушно, как и на лекции. — Быть может, мне удастся перетянуть вас в свой стан. Если возникнет неувязка в расписании, можете рассчитывать на мою помощь во время самоподготовки. Это будет большим плюсом в еженедельном отчете.
— Спасибо, — почему-то произнесла я. Сама не знаю почему. То ли от запоздало накатившего понимания, что не угробила Перси, то ли из благодарности за приглашение.
Оставшаяся часть практического занятия прошла куда как спокойнее. И, к моему удивлению, не у всех студентов получилось создать ударную волну. А вот щит выходил у каждого. В этом тоже стоило разобраться.
* * *
— С каждым часом, проведенным в академии, к тебе, Клэр, еще больше вопросов! — после изнурительной теории магии ко мне подошел Влат с ребятами. Он, как и всегда, активен и бодр, а Перси с Закари скорее молчаливыми истуканами следовали за ним. — Ты задолжала нам ужин.
— Хорошо, — я тяжело вздохнула. Пожалуй, мне и самой было бы неплохо хоть с кем-нибудь поделиться всем, что произошло в моей жизни за последние несколько дней. И если не с ними, то с кем?
— Если вас не поставит в неловкое положение моя компания, то я бы тоже хотела провести ужин с вами. — Фраза за спиной заставила удивленно оглянуться.
На лице Лилиты буквально написаны все сомнения, слишком видно, что она пыталась перешагнуть через себя, через какие-то свои принципы. Впрочем… Впрочем, эта девушка очень много знает, и мне могли бы пригодиться ее знания.
— Я была бы рада, — улыбнулась, притом совершенно искренне.
— Ты уверена, что это не запятнает твою честь? — хмыкнул Влат. Мне показалось или в его тоне проскользнула обида? Причем мало того, что проскользнула, я ее буквально кожей почувствовала.
Похоже, у этой парочки довольно интересная история вне академии. И аж нос зачесался от любопытства, но я себя сдержала. Не стоит лезть в чужую жизнь, если они не хотят в нее посвящать. С другой стороны, собираюсь же я им открыться?
— А твою? — холодно уточнила Лилита, смерив Влата насмешливым взглядом.
Он отчего-то стушевался, опустил взгляд к полу. И мы действительно все вместе направились в столовую. Вот только всегда разговорчивый Влат в этот раз предпочел отмалчиваться. А поскольку от Закари и Перси я в целом не ожидала активности, говорить пришлось мне.
— Как вам сегодняшняя боевая магия?
— Занимательно, — ответил Закари.
— Мне ударную волну ставили приходящие преподаватели, — Лилита пожала плечами. — Так что ничего сложного. Но вы с Перси, конечно, выделились.
— Я бы предпочла пока не привлекать внимание, — вздохнула.
— Это правда, что в тебе совсем недавно проснулась магия? — неожиданно спросила девушка.
— Что, Клэр? Серьезно? — тут же оживился Влат. Вот только от него я уловила волну обиды. Что-то из категории: она, значит, знает, а я нет?!.
— Правда, — тяжело вздохнув, ответила я. — Не прошло и недели, как я мало того, что стала магом-универсалом, так еще и с пятым уровнем.
Ребята посмотрели на меня с нескрываемым удивлением, но не решились на вопросы. Будто бы ждали, что я сама расскажу все подробности.
— Мастер Ансельм нашел меня в городе, предложил пройти тестирование. — Я взвешивала каждое произнесенное слово. Говорить про то, что он нашел меня в доме удовольствий, я не хотела. Не была уверена, что та же Лилита сможет по достоинству оценить способ моего заработка, невзирая даже на то, что я была скорее служанкой, чем куртизанкой. — Я прошла тестирование, измерила уровень магии. И вот я тут. Толком не знаю даже самых элементарных вещей, хотя внимание, как вы могли заметить, ко мне пристальное. Вроде как это довольно нетипично для человека, когда магия открывается в таком позднем возрасте.
— Еще бы, — задумчиво начала Лилита. — Можно по пальцам пересчитать таких вот магов за последние пару десятков лет. И…
Она замолчала, будто бы передумала говорить.
— Что «и»? — уточнила я, нахмурившись. Почувствовала, как от девушки исходит волна сочувствия и желание поддержать. Так просто, на ровном месте, такие эмоции не возникают.
— И в живых осталась всего парочка, — мрачно закончила она. — Видимо, поэтому мастер Ансельм пригласил тебя в академию без любого магического образования до этого.
— Что? — Я встала как вкопанная. Почти в тот же миг в спину мне врезался Перси. По своему обыкновению промолчал.
— Это частично отражается в той книге, что ты мне дала. — Лилита развернулась ко мне, выглядела при этом решительно. — Меня заинтересовало то, что мы обсуждали на лекции, потому я пошла в библиотеку. Эта милая женщина помогла мне найти дополнительную литературу. Для того чтобы… кхм… раскачать в себе магию, тебе надо ну очень много с ней работать. Тогда узлы не атрофируются и разовьются. При твоем уровне магии это довольно опасно, потому, если тебе понадобится помощь…
— Понадобится, — тут же произнесла я. — Спасибо большое! Ребят, простите, мне надо идти. Поужинайте без меня, пожалуйста. Хочу кое-что выяснить.
В тот момент я не думала, как это все будет выглядеть со стороны. В груди зародилась такая сумятица, что мысли бились беспокойным роем, я никак не могла вычленить ни одну. Хотя вру.
Самой яркой из них стала — что мне, блин, делать?!
Я лавировала среди учеников, только освободившихся после занятий. Толком даже ни на кого не смотрела. Направлялась к ректорскому кабинету — если кто и сможет ответить хотя бы на часть моих вопросов, то это мастер Ансельм.
В какой-то момент я даже на бег сорвалась, в попытке поскорее добраться до кабинета. Потому, когда стучалась в приемную, пыталась немного отдышаться. Не услышав ответа, вошла. Все тот же стол, все тот же парящий чай. Уже во второй раз я не застала секретаря.
Ладно. Мне все равно терять нечего, разве что жизнь.
Тук. Тук. Тук.
Каждое мое прикосновение костяшками к темной деревянной двери отдавалось внутри эхом. Только сейчас я поняла, что боюсь туда заходить. Не из-за самого мастера Ансельма, нет. А из-за того, что информация, которой поделилась со мной Лилита, может оказаться правдивой. Конечно, я еще на первом вводном занятии поняла, мне действительно надо преуспеть в магическом мастерстве. Но никак не думала, что ошибка может обойтись мне жизнью. И лишаться ее ой как не хотелось.
— Да, входи, Клэр, — услышала с той стороны двери. И заглотнув побольше воздуха, прошла внутрь.
— Здравствуйте! — выдохнула я.
— Доброго вечера, — мастер Ансельм сидел на своем привычном месте. Выглядел уставшим. По всей видимости, наложили отпечаток начало учебного года и вереница проблем.
При виде меня мужчина откинулся в своем кресле и отложил в сторону какой-то зеленоватый кристалл и тонкую стопку пергаментов.
— Во-первых, я бы хотела извиниться за вчерашнее поведение, — я опомнилась. — Мне не стоило вести себя подобным образом в кабинете ректора.
— То есть общаться так с принцем стоило, но не в ректорском кабинете? — Я уловила в его вопросе нотки веселья.
— Просто… просто… — я не нашлась, что ответить. Опустила взгляд и почувствовала, как щеки заливает румянцем.
— Ты уже читала про медитацию? — декан внезапно перевел тему.
— Читала, но мало что поняла.
— Я так и думал.
— Я произвожу впечатление идиотки? — вскинулась, почувствовав уже знакомую темную дымку, пришедшую, по традиции, совершенно неожиданно.
— Нет, ты производишь впечатление девушки, которая очень сильно запуталась. Притом не по своей вине, — он тяжело вздохнул. — Клэр, сядь, пожалуйста.
Он кивком головы указал на единственное свободное в кабинете кресло. Полная копия того, что вчера пострадало из-за моего порыва.
— Мастер Ансельм, что со мной? — я все же задала вопрос, который меня так сильно мучил. — Это ведь ненормально. Мои эмоции постоянно выходят из-под контроля. Я не понимаю, как мне удается колдовать. Не понимаю, как правильно. А если не пойму в ближайшее время, я умру, так? Я очень не хочу умирать…
— Чаю? — спросил он.
Я кивнула, в который раз удивившись такому переходу.
— Начну по порядку.
Передо мной возникла чашка с благоухающим листовым чаем. Никаких щелчков пальцами, никаких пафосных никому не нужных заклинаний — нет. Просто чашка. Просто передо мной.
— Во-первых, ты не умрешь, — он начал говорить, только когда я сделала первый глоток. — Ты находишься под наблюдением сразу нескольких мастеров. Да, для многих из них ты скорее объект исследования. Как зверушка в цирке. Но мы с мастером артефакторики искренне хотим тебе помочь в сложившейся ситуации.
— Зверушка в цирке — это звучит гордо, — едва слышно пробормотала я.
— Я бы хотел приукрасить и утешить тебя, но давно забыл, как это делается, — мастер Ансельм внезапно улыбнулся. В этой улыбке не чувствовалось ни подлости, ни второго дна. И она как-то подкупала, я даже нашла в себе силы хоть немного расслабиться.
— Мне кажется, если вы будете практиковаться, то у вас получится. Уже получается. — Я ответила на улыбку. — А то, что с тобой происходит, это закономерная реакция организма на годы долгого отсутствия прилива в него новой магической энергии. И скажу тебе по секрету, всплески негативных эмоций — это не самое ужасное, что с тобой может происходить.
— Я могу хоть как-то это контролировать? — хрипло уточнила. Что значит «не самое ужасное»?! Может произойти что-то еще хуже?
— Постоянной магической практикой, — тут же ответил мастер Ансельм. — Выпуском той же ударной волны… Кстати, о ней. Знаешь, почему твой организм так охотно сейчас использует именно некромантические узлы? Магия, которая так долго таилась внутри, застоялась. Если говорить грубо, умерла. Если говорить более научным языком…
— То есть внутри меня труп? — перебила и отшатнулась от ужаса. Правда, уперлась в спинку кресла. Я настолько живо представила внутри себя всяких мерзких насекомых, приползающих на трупы, что даже начала чесаться.
— Тебе бы не помешала пара дополнительных занятий с мастером Ритоф, — он хмыкнул. — Но настаивать не буду. Составлю тебе список литературы, чтобы ты понимала, как происходит преобразование энергии.
— С-спасибо, — нахмурилась. Вопросов если и стало меньше, то незначительно.
— В моем понимании дальнейший план твоих действий выглядит так. — Мастер Ансельм посмотрел на меня исподлобья. Изучающе, будто наблюдал не только за реакцией, но и за эмоциями. — Ты придерживаешься расписания, пытаешься максимально погрузиться в учебу, насколько это возможно. Это, я думаю, и без моих советов ясно. В выходной день у тебя будет персональное занятие со мной на несколько часов. Медитация, перенаправление узлов и выпуск ударной волны — с этим я в силах помочь. На время самоподготовки попытайся договориться с преподавателями, которые будут готовы пойти тебе навстречу и поднатаскать тебя по своим дисциплинам. Помни, самое важное для тебя — практика. Теории постарайся уделять время только на лекциях. Это понятно?
— Два вопроса. Первый… Почему вы решили мне помочь? И второй: во что мне обойдется помощь мастеров? — Я не смогла промолчать, а после скосить под дурочку. Это неправильно. К тому же я слишком хорошо понимала, что цену за час имеют не только куртизанки.
— Вся дополнительная помощь со стороны преподавателей внутри академии совершенно бесплатна. — Сперва мастер Ансельм нахмурился, но потом понял мой вопрос. — Что касается меня… кхм, считай, что я хорошо понимаю, что значит оказаться в твоей ситуации.
— Спасибо, — искренне выдохнула я.
— Есть еще две вещи, — вот тут мужчина начал сомневаться. Точнее, его выражение лица не изменилось, голос не дрогнул, но я явно ощутила эту эмоцию. Стоит ли рассказать мастеру об этом навыке? Играет ли это какую-то особую роль? — Во-первых, что ты слышала о ежегодных межуниверситетских соревнованиях?
Он бросил на меня испытующий цепкий взгляд.
— Только то, что было на вводной лекции. И… — я замялась.
— И?
— По опыту прошлых лет я знаю, что в это время в столицу приезжает много людей, — завуалированно ответила. Не стала говорить ни про клиентов, ни про выгодный курс обмена другой валюты, ни про щедрость. Во многих королевствах то, чем занимается тетушка Марго, — незаконно. А потому приезжие решили оторваться. Только вот сопоставить все эти факты мне удалось буквально недавно.
— Немного не то, что я имел в виду, — мужчина натужно улыбнулся.
Интересно, сколько студентов в день к нему приходит на беседу? Со сколькими приходится разговаривать об одном и том же? Тут волей-неволей в любом студенте будешь видеть маленького ребенка, с которым надо нянчиться, — каково это делать, когда у тебя должность ректора?
— Эти соревнования проводятся каждый год. — Нэд Ансельм откинулся в кресле и начал говорить. — Местом выбрали именно нашу академию, потому что мы располагаем территориями для принятия такого количества участников, защищенным магическим полем и… Ладно, это не так важно. Соревнования делятся на командные и индивидуальные. В одной команде собирается по одному представителю каждой специализации, и вместе они должны пройти несколько испытаний. В индивидуальном зачете испытания другие, но тоже есть возможность попытать свои силы.
— Звучит довольно интересно. Вот только почему вы против?
— По большому счету данные соревнования имеют прямое отношение к политике, — мастер Ансельм ответил почти сразу, даже не стал сомневаться, стоит ли мне об этом сообщать. — А каждый раз, когда в дело вмешивается политика, гибнут люди. Лишние, по мнению какой-то из сторон, люди. Увы, это уже исторически доказано.
— И к чему вы клоните? — Гибнут люди? Я ни разу не слышала о том, что на подобных мероприятиях кто-то умирал. Хотя о чем это я.
Большую часть осознанной жизни я провела в пансионе на отшибе нашего королевства. Другую часть — в доме удовольствий тетушки Марго. И мне было не до новостей. А если и удавалось что-то выхватить, то вся информация довольно быстро сливалась в непонятную тягучку, из которой вычленить что-то важное почти невозможно.
— Мне неловко тебе это предлагать, но я рекомендую тебе принять в этом участие, — твердо произнес он.
В первые несколько секунд я не знала, как правильно реагировать. То есть как поучаствовать? А если я для кого-то стану лишним человеком?
— Как мы уже выяснили, — продолжил он, — твоя магия просыпается по большей части в те моменты, когда ты находишься в опасности. В остальном же ты ее не чувствуешь. Верно?
Кивнула.
— На этом мероприятии много опасности, — добавил он. И протяжненько так вздохнул. — Это тот риск, на который тебе было бы полезно пойти. Очень полезно. Ничто так быстро не разовьет твои узлы, как подобные соревнования. К тому же до этого тебе придется принять участие в промежуточном этапе.
— Мне надо принять решение прямо сейчас?
Не знаю, чего он от меня ждал, но я не готова прямо сейчас припечатать саму себя своим «да». Все мое нутро буквально вопило о том, что я не хочу туда. Совсем-совсем не хочу.
С другой стороны, на тот свет я тоже не хочу. И в таком случае выходит слишком уж двойственная ситуация. Как бы мастер Ансельм ни пытался меня утешить, я отчетливо понимала: я могу умереть в любой момент. В любой момент могу сойти с ума. Вот только своеобразное растягивание узлов, работа с потоками — все это мне поможет сохранить жизнь. И в таком случае соревнования — действительно хороший вариант.
— Нет. Начало приема заявок начнется только на следующей неделе. После бала.
— Бала?
— Бал в честь начала учебного года, — спокойно пояснил он. Если он и раздражался от моих глупых вопросов, то я этого не чувствовала. Да и вида он не показывал. — Он состоится на шестой день после занятий.
— А-а-а, — многозначительно выдала я. Бал, значит. Никогда не была на балах. Но со всеми этими новостями вряд ли побываю в ближайшее время.
Учиться, развивать магические узлы, работать с потоками, учиться… Вот мой план на ближайшую жизнь. А там уже можно и подумать о балах.
— Вы сказали, две вещи, — вспомнила я.
— Да, вторая тебе понравится еще меньше, чем первая, — он легко усмехнулся. — Это касается твоего сотрудничества с принцем.
Я напряглась.
— Мне кажется, тебе не стоит так опрометчиво отказываться. Каким бы ни был этот человек, он может быть тебе очень полезен. К сожалению, то, что может дать тебе Марк, не сможет ни один из мастеров.
— Например? — на меня опять накатила темнота. Только в этот раз не дымкой, а колючками. Я ощущала их так явно, будто бы на мое тело взобралась стая ежей.
— Ты — его тема курсовой работы. Помимо введения и заключения, там будут разобраны очень многие факторы, которые могли повлиять на возникновение у тебя магии. К примеру, твое прошлое.
— Мое прошлое? — я все еще не понимала, к чему он клонит.
— Я разговаривал с твоей… начальницей, — он на мгновение отвел взгляд. — С Марго. Она говорит, что ты ничего не помнишь о своем прошлом.
— Я ничего не помню из того, что было до пансиона, — сухо ответила. Горло сжало спазмом. Каждый раз, когда я об этом думала, становилось очень грустно. Не потому, что мне пришлось столько времени быть приживалкой, а от того, что я даже лиц их не помнила! Вообще!
— И ты понимаешь, что только благодаря помощи принца ты можешь открыть для себя некоторые факты своего прошлого? — осторожно спросил он.
— Я не хочу, — поспешно ответила. Потом уже более сдержанно добавила: — Зачем? Какой смысл?
Он сощурился, и от этого взгляда по коже поползли мурашки. Они и согнали темные колючки.
— Клэр, я и без того много тебе сказал. Но факт того, что ты не могла колдовать, вероятно, тянется из прошлого.
Из прошлого? То есть смерть моих родителей может быть как-то связана с тем, что магия во мне проснулась только сейчас? Но как это может быть связано?
— У тебя есть время подумать и о соревнованиях, и о сотрудничестве с принцем.
* * *
Вот только времени мне не предоставили. Я вышла из кабинета декана-ректора-мастера Ансельма, но не успела и пары коридоров пройти, как столкнулась с принцем.
Не вовремя.
Очень не вовремя.
Не сейчас, когда я такая растерянная.
Но Марку, разумеется, на это было плевать с большой колокольни.
— Уясни, пожалуйста, на будущее, что если хочешь сказать наследному принцу «нет», то дотяни до того момента, когда сможешь это сделать тет-а-тет. — Он мягко оттолкнулся от стены пустого коридора и направился ко мне.
— То есть мне следовало пойти с тобой, а потом сказать, что разговаривать не намерена? — Я чувствовала себя злобной шипящей кошкой. И видела подвох в каждом его слове, в каждом жесте.
— Тебе следовало пойти со мной и выслушать все, что я скажу, — сухо ответил он, останавливаясь напротив. — На первый раз я тебя прощу. Но на будущее имей в виду, подобное оплачивается подобным.
— О-о-о, в следующий раз ты не захочешь со мной разговаривать? — вырвалось у меня. Нельзя. Ну нельзя так с принцем! Особенно с наследным. Но вот остановить себя я не могла. Что там мастер Ансельм говорил? Энергия некромантии? Она уже привычно накрыла меня удушливой волной, и я с трудом контролировала язык.
— Ты, Клэр, мыслишь примитивно. Для меня публичный отказ — это своеобразная обида. А у тебя, хмм… — он наигранно задумался. Выглядел при этом настолько самодовольно, и где-то на задворках сознания мелькнула мысль о том, что его нынешний образ совершенно не вяжется с первым впечатлением.
И уж не знаю почему, но именно эта ускользающая мысль немного отрезвила.
— Хорошо, прости. Что ты от меня хочешь? — темнота схлынула.
— Прости? — он удивленно приподнял светлые брови. И вот в этот раз эмоция показалась мне настоящей. — Так просто?
Второй вопрос прозвучал в три раза тише, но я услышала.
— Впрочем, у тебя сегодня была боевая магия, — сам себе объяснил принц. Я же не успевала за ходом его мысли. Да и смысла не улавливала. — Завтра после занятий в комнате номер пятьдесят три.
— Зачем? — я даже назад шагнула.
— Ты — моя курсовая работа, — спокойно пояснил он. — Вроде как ты сама согласилась побыть лягушкой. Будем тебя препарировать.
— В твоей комнате? — еще один шаг.
— Тебя это напрягает? — он усмехнулся. — Довольно странно, если учитывать твои трудовые подвиги.
— Мои трудовые подвиги заключались в стирке, глажке и приготовлении завтраков и ужинов. — Я вспыхнула, но старалась говорить спокойно. В этот раз черная дымка не накатила, она темным пламенем колыхалась в груди.
— Можно сказать, мастер широкого спектра, — он криво улыбнулся.
— И мне было бы комфортнее, если наши занятия будут проходить в каком-нибудь кабинете, а не в личных покоях, — сделала вид, что не заметила его фразу.
— Я думаю, о комфорте тут в любом случае говорить не приходится, — он усмехнулся. — Комната пятьдесят три, я повторюсь. Мне кажется, ты сумеешь по достоинству оценить…
Я вспыхнула. А вот тлеющий темный огонек фактически испарился. Не говоря ни слова, обошла его по дуге и направилась в общий холл. К счастью, Марк не стал меня останавливать и добиваться от меня хоть какого-то ответа.
До комнаты добралась довольно быстро, даже не встретила никого по пути. Полностью погрузилась в свои мысли. Обо всем и одновременно ни о чем. О важном и пустяковом…
— Доброго вечера, — сухо поздоровалась я с Кристин. Она сидела за своим письменным столом и что-то увлеченно читала. Услышав мое приветствие, она лишь легко махнула в воздухе рукой. Видимо, на ответную фразу вежливости желания недоставало.
Так, значит, завтра лекарское дело и сдвоенная пара по некромантии. Мастер Ансельм рекомендовал посвящать время теории в основном на занятии, но у меня никак не укладывалось в голове — а как так? Практиковаться без теории?
Потому, сбросив с себя верхний жилет и кинув у стола сумку, я взяла учебник по некромантии в купальню. Я все никак не могла полноценно насладиться возможностью просто лежать в душистой теплой воде. Мыться не в тазиках или в уличном душе дождевой водой, даже не в бане — а в самой настоящей ванне!
Это приносило и блаженное спокойствие. На этот период я переставала думать о своих проблемах. И в этот раз тоже. Я с удовольствием прочитала пару глав «Общей некромантии», мысленно сделала пометки о терминах, которые следовало запомнить. Негативная энергия, иссушение, похищение жизни, разговор с мертвыми, призывы разных уровней — в первых главах не было никакой особой систематизации, изучай как хочешь.
Но вот на негативной энергии я споткнулась и попыталась найти полезную для себя информацию. Как говорилось во многих учебниках до этого, энергии делятся на три типа — зависит от того, какие узлы задействуются для создания чар. То же самое и с негативной энергией. Яснее не стало, я в очередной раз столкнулась с совершенно общими данными. По всей видимости, с этим и правда придется разбираться на практике.
С сожалением выползла из ванной и вернулась в комнату. Кристин сидела в той же позе, в которой я застала ее в прошлый раз.
— Если пойдешь на почту, отправь, пожалуйста, это. — Она, даже не оборачиваясь, бросила на мой стол пухлый белый конверт. На нем сверху аккуратным почерком был написан адрес и имя получателя.
— Неужели не боишься, что я отомщу и прочитаю письмо? — я удивилась.
— Уж поверь, тебя мне не переплюнуть, — с издевкой протянула она. — Но если тебе сложно…
— Мне не сложно, — сухо ответила я. — Все равно собиралась.
Мысленно поблагодарила соседку за то, что напомнила ответить тетушке Марго. По всей видимости, на этих выходных мне никак не удастся выбраться в город, придется корпеть над учебниками и разрабатывать узлы в стенах университета.
Вкратце написав о том, что у меня все хорошо (не хотелось пугать ни Марго, ни других девочек), и о том, что смогу выбраться только к следующей неделе, я засунула лист в конверт и завалилась в кровать. В этот раз с учебником по лекарскому делу. По всей видимости, мозг соскучился по большому объему информации, потому я с легкостью запоминала все важные вопросы. Вот только память памятью, а усталость никуда не деть. Заснула я в обнимку с учебником.
— Если не хочешь проспать, то самое время вставать, — сквозь дрему услышала звонкий голос и следом за ним хлопок двери.
Я вскочила с такой резвостью, что чуть не свалилась на пол, запутавшись в одеяле. Бросила взгляд на артефакт, стоящий на полке Кристин, и облегченно выдохнула.
Фух! В этот раз я даже успеваю на завтрак. А есть, кстати, хотелось страшно. Пропущенный вчера ужин и полное отсутствие обеда заставляли желудок требовательно сжиматься, даже голова немного кружилась. Наверное, стоило все же зайти к Толстухе Марджи.
Быстро собравшись, я покидала все учебники и необходимую канцелярию в холщовую сумку, пулей вылетела в коридор. Стоило мне только переступить через порог и закрыть дверь, как кожей почувствовала, что что-то пошло не так.
Такое странное ощущение, будто бы на тебя все смотрят и шепчутся, но как только поднимаешь на кого-то взгляд, едва различимый шепоток сразу же смолкает. На всякий случай я даже осмотрелась, правильно ли надела рубашку, застегнула жилет… Но все было в норме. Кроме этого идиотского ощущения.
Когда вышла в общий холл, стало еще тяжелее. Тут я уже ловила на себе взгляды: в глазах некоторых читалось любопытство, у других — презрение. Да что, черт возьми, могло произойти?! Неужели слух о том, что ко мне пришла магия без году неделя, распространился по всей академии?
Это стало единственной догадкой, пришедшей в голову.

 

И нет, из-за этого я не переживала. Мысль о том, что я не виновата в том, какой родилась, очень приободряла. Даже позволила поднять голову повыше и идти с гордым видом. Ну и что, что магия открылась не так давно, зато я — маг-универсал, да еще и с пятым уровнем.
Вот только об истинной причине подобной реакции я узнала уже сильно позже. Когда добралась до столовой и увидела вдали ребят.
Больше всего удивилась тому, что за одним столом сидела и Лилита с Влатом, и Закари с Перси, и… Вил? Нахмурившись, подошла поближе. На меня сразу же направили несколько взглядов, и я кожей почувствовала их эмоции.
От Лилиты — сожаление.
От Перси с Закари — легкое удивление.
От Влата с Вилом — любопытство и неверие.
Все эти эмоции так сильно на меня нахлынули, что я не удержалась и сделала шаг назад. Лишь через мгновение я смогла отмахнуться от этих странных ощущений и подойти ближе.
— Кто-нибудь может мне рассказать, что произошло? — будничным тоном поинтересовалась я, присаживаясь рядом.
— Клэр, а ты к расписанию не ходила? — осторожно спросила Лилита.
— Зачем? У нас же есть персональные, — повела плечами. Почему-то стало страшно неуютно, казалось, меня подозревали в чем-то из ряда вон выходящем.
— Я не уверен, что тебе стоит об этом знать, — пробормотал Перси и отвел взгляд.
— Да ладно, ребят! — бодро вмешался в беседу Вил. — Вы еще скажите, что поверили.
— Поверили чему? — Не то чтобы я начала злиться на ребят, но где-то внутри вновь зажегся темный огонек. Так, дыхание. Вдох, выдох, избавиться от всех посторонних мыслей, воззвать к небу, выплеснув всю лишнюю немагическую энергию. Вроде даже получилось, огонек мелькнул и затух. Победа?
— Ты действительно не слышала? — брови Вила поползли вверх.
— Клэр, это правда, что ты работала в борделе? — хлесткий вопрос Влата заставил испуганно отшатнуться, как от удара.
Что? Откуда они узнали?!
Паника, захлестнувшая от самых пят и до макушки, вновь разожгла тьму внутри. Вот только в этот раз погасить ее так просто не получилось. Она прошлась по всем потокам и окутала тело едва различимым коконом. Я наблюдала за собой как со стороны, толком даже не контролировала своих движений и фраз.
— Да, правда, — твердо ответила я. Хотя можно ли сказать, что это была я? Казалось, внутри меня проснулся какой-то совершенно другой человек. Со своими мыслями и эмоциями. Нас связывали только две вещи — знания и тело.

 

— Значит?.. — Лилита сощурилась, окинула меня совсем другим взглядом. И я готова была поклясться, что в нем не было осуждения или непринятия. Вот только вторая часть меня, завладевшая телом, посчитала иначе.
— Значит, теперь вы не захотите общаться с какой-то грязной девкой? — Злость, насмешка и над собой, и над всеми вокруг завладели мной. Я чувствовала это так явно, будто это были мои эмоции. Хотя сама в этот момент я ощущала лишь одно — растерянность.
— Клэр, — мягко окликнул меня Вил. — Ты можешь это контролировать.
— Контролировать? — я (или какая-то другая я) перевела на него взгляд и поморщилась. — Смешно. Это невозможно контролировать.
— Ты ведь знаешь, что происходит, — он продолжил говорить все тем же снисходительным тоном, и меня это ужасно злило. — А значит, можешь взять под контроль.
— Да что ты говоришь? — я громко расхохоталась. Так громко, что привлекла к себе еще больше ненужного внимания. Из-за этого осознания испытала еще большую панику, чем раньше. Но это совсем не отрезвило, не вернуло мне рассудок. — Очень смешно слушать советы от человека, который даже не представляет, о чем говорит.
— О чем вы вообще? — Лилита вскинула четко очерченные брови.
— Студентка Клэр Тибор, подойдите, пожалуйста, на минуточку. — Я услышала позади знакомый голос и мысленно к нему потянулась. Мастер Ансельм явно знал, что мне поможет. Ведь правда?
Вот только темная часть меня продолжила сидеть с идеально прямой спиной и смотреть перед собой. Тело даже не дернулось.
— Студентка Клэр Тибор, мне надо повторять дважды? — Меня окатило холодной субординацией, настолько тон мастера был ледяной. Именно это позволило мне обуздать свое тело и взять над ним контроль. В тот миг, когда я смогла пошевелить хоть пальцем, сразу же ссутулилась, посмотрела на друзей затравленно.
— Я… простите. Я чуть позже все объясню, — прошептала я совершенно другим голосом.
Вил глубоко выдохнул, переведя дыхание. Все остальные, включая большинство присутствующих в столовой, смотрели с неподдельным любопытством. И уж не знаю, что именно вызывало у них такой интерес: то, что мастер Ансельм попросил подойти, или сфера моей прошлой занятости.
Ладно, была не была.

 

— Да, мастер Ансельм, — пробормотала я. Подошла, но побоялась поднять глаза. Толком не знала, в чем именно провинилась, но чувствовала себя виноватой.
— Вы вчера вечером практиковались в магии? — уже спокойнее спросил ректор.
— Нет, — тихо ответила, опустив голову еще ниже.
— Клэр, если вы будете пренебрегать моими советами, то произошедшее только что будет повторяться чаще, пока вы полностью не утратите власть над своим телом.
— Что?.. Что это было? — я судорожно вдохнула. Он понял! А если понял, то знает, как с этим бороться.
— Ваша темная сторона, — он улыбнулся уголками губ, взгляд при этом оставался предельно серьезным. — Именно для этого вам нужно понять всю суть магической медитации.
— Я читала, — выдохнула я, — но ничего не поняла.
— Значит, прочитайте еще раз. — Мужчина смотрел на меня внимательно, даже как-то напряженно, чего-то ожидая. — В свою ближайшую самоподготовку можете подойти ко мне с вопросами.
— Спасибо. — Уже не знаю, в какой раз я говорила это слово.
Когда я только познакомилась с тетушкой Марго, она сказала мне одну простую на первый взгляд истину. Если по-настоящему благодарен человеку, то говори ему об этом. Если не слышит — кричи. Боги любят благодарных. Потому на лишнее «спасибо» я никогда не скупилась, хотя, когда кто-то из девчонок дома удовольствий то и дело благодарил меня, чувствовала себя неловко.
— Можете прийти с подругой или другом, — Нэд Ансельм кивнул на стол, за которым сидели мои приятели. Они усиленно делали вид, что совсем не вслушиваются в разговор. Как, впрочем, и все остальные. Именно в этот момент я поняла: есть вероятность, что нас кто-то подслушивает.
— Зачем?
— Ну как же… — он нахмурился на мгновение, на это же мгновение дал волю эмоциям: сожалению и чувству вины. С чего бы? — Вы еще не видели?
— Что не видела? — похоже, он уже слышал, что всем студентам Академии Святого Клотильда известно, где я раньше работала.
Ну уж нет. Даже не подумаю переживать на эту тему — у меня достаточно более серьезных поводов.
— Хм… Впрочем, не важно. Позволю вам самой узнать, — теперь в его тоне слышались смешинки. — И даже закрою глаза, если вы попытаетесь разобраться с тем, кто распустил сплетню, самостоятельно. Как-никак именно ваша честь оказалась задета. Но без членовредительства и прямого нарушения устава.
И тут он подмигнул, совсем по-мальчишески. Этим еще сильнее поставил меня в ступор. Да что, блин, происходит? Вряд ли ректор-декан, без пяти минут архимаг, стал бы придавать слишком серьезное значение сплетням о моей прошлой работе. Что же я упускаю?
— И не переживайте, — продолжил он. — Никто из присутствующих не слышит подробности нашего разговора. Для них мы беседуем о вашем расписании. А сейчас мне пора.
Он провел в воздухе рукой, и он зарябил. Я наконец поняла, что мы стоим в каком-то прозрачном коконе.
Но стоило ему еще раз провести рукой, рябь пропала. Мастер Ансельм уже с более непроницаемым выражением лица кивнул и направился к выходу. Я же вернулась к столу.
— Ребят, простите, — первое, что сказала. — Не знаю, что именно на меня нашло, но это из-за моей магии.
— Это ты еще мягко на все отреагировала, — хмыкнул Вил.
— На что на «это»? Если вы о моей работе в доме удовольствий, то ничем, кроме стирки, глажки и уборки, я не занималась. Увы, у меня нет ни наследства, ни родственников, приходилось выкручиваться. — Теперь я говорила поспешно. Хотела хотя бы этим пяти людям за столом объяснить, я ничего такого не делала. И очень надеялась, что они мне поверят.
Вот только все, кроме Лилиты и Вила, виновато опустили взгляд.
— Клэр, тут такая штука, — начал сын герцога. — Что дело не совсем в доме удовольствий.
— Вилберн! — предостерегающе окликнула его Лилита. — Может, лучше не надо?
— Нет, я считаю, что будет лучше, если она узнает от нас, — твердо ответил он. И затем добавил с легкой угрозой в голосе: — Ведь никто из присутствующих не поверил в эту чепуху?!
— Пффф, я тебя умоляю. Я с детства при дворе, а с недавних пор еще и фрейлина королевы. Пусть во временной отставке, но это тоже статус, — начала Лил. — Про меня такие сплетни ходили, и если верить им всем… Ладно, покажи ей.
Вил достал из внутреннего кармана пиджака свернутый вчетверо лист бумаги. Положил на стол и произнес:
— Это я снял возле расписания. — Полез в другой карман. — А этот нашел на мужском этаже общежития для аристократов и студентов с высоким уровнем.
На столе появилась еще одна бумага, точная копия первой. Я взяла ее в руки — с осторожностью, будто ядовитую змею, — и раскрыла.
«Поступила в Академию Святого Клотильда через постель!»
«Кто бы мог подумать! Ректор академии — мастер универсальной магии Нэд Ансельм — по совместительству декан одноименного факультета, так легко подставится? Протащить свою постоянную любовницу, которая долгие годы работала в доме удовольствий тетушки Марго, на первый курс — без проблем! Видимо, Ансельму глубоко плевать на им же написанный преподавательский устав академии, ведь он нарушил сразу два пункта:
1. Не иметь интимных отношений со студентами.
2. Не брать взяток.
Взятка взятке рознь, но услуги интимного характера тоже имеют свою цену. Как будет выкручиваться декан? Как мы все знаем, ему ни в коем разе нельзя подставляться, иначе он лишится своего поста.
Была ли готова Клэр Тибор к тому, что ей придется столкнуться с настоящими трудностями и научиться работать не только ртом, но и мозгами?
Время покажет.
Ваш Некто.

P.S. Аристократы, каково учиться с девицей облегченного поведения в одной академии?»
— Эммм, — пожалуй, в тот момент это оказалось единственным, что я могла из себя выдавить. Все остальные слова были слишком нецензурными.
— Клэр, ты в порядке? — в повисшей за столом тишине спросил Вилберн.
В голове крутилось великое множество мыслей, но самой первой из них стала: «Каково теперь придется мастеру Ансельму?» Ладно я. Мне точно известно, что ни с кем не спала (вообще ни разу!). И по большому счету мне действительно все равно, что обо мне могут подумать. Что уж греха таить, я и без подобной совершенно идиотской сплетни оказалась бы под ударом. Но ему? Ректору самой лучшей в королевстве академии, декану самого статусного факультета и без пяти минут архимагу? На доказательство, что он не осел, придется потратить слишком много времени.
И только потом до меня начал доходить весь ужас произошедшего именно для меня. Во-первых, всем стало известно, что я работала в борделе. Во-вторых, теперь все студенты поголовно будут считать, что я не на своем месте, ведь я переспала с ректором. И в-третьих… я никогда не думала, что в высшем свете все столь целомудренны и всерьез беспокоятся о чести. Но вот среди нас, простых смертных… Нам нечего предложить супругу, кроме невинности, у нас нет ни приданого, ни богатых родственников. В моем случае вообще никаких.
Я слишком часто слышала от девушек, работающих в доме удовольствия, истории их пути к этому ремеслу. Влюбились, потерялись — а потом поняли, что не знают, куда пойти. Семья от них отказалась (действительно, когда пятеро по лавкам, одним больше, одним меньше), а самому жениху они резко перестали быть интересными.
— Клэр? — теперь меня окликала Лилита. Она выглядела обеспокоенной. Видимо, именно потому и добавила: — Я уверена, мало кто поверил этой чуши.
Я совершенно невесело усмехнулась и оглянулась. Поймала на себе сразу три заинтересованных взгляда.
— Ну а даже если и поверили, то это их проблемы. Все равно через пару недель все уляжется, появится новая жертва и новая сплетня, — поспешно заговорила девушка, накручивая светло-русый локон на палец.
— Мне надо выяснить, кто это сделал, — тихо произнесла я. После этой фразы я услышала облегченный вздох. Видимо, ребята по-настоящему боялись моей реакции.
— А смысл? — вяло спросила Лилита. — Мстить — это уподобляться.
— Я не буду мстить. — Отложила бумажку подальше. Даже трогать ее как-то мерзко. — Я буду отводить душу.
— У тебя есть кто-то на примете? — оживился Влат.
Для него это было подобием какой-то интересной игры. Он не воспринимал всерьез все, что происходит вокруг. А вот верил или нет?.. Я точно понимала, Вил с Лилитой и даже Перси — они отнеслись к новости с львиной долей сомнения. А вот Закари и Влат допускали саму мысль о том… Ох.
— О сфере моей деятельности знало лишь два человека, — тут же ответила я. Внутри бушевал эмоциональный ураган. Мне удалось почти сразу затушить темный огонек, возникший внутри.
— Кто? — поинтересовался Вил, проведя пальцами над бумагой. Она тут же покрылась какой-то странной серой коркой и уже через секунду обратилась в пепел.
Сразу после вопроса Вилберна прозвенел звонок. До занятий оставалось каких-то пять минут, следовало поспешить.
— Потом. — Я не захотела в спешке рассказывать о своих подозрениях. Да и с ходу кого-то обвинять… В первую очередь следовало разобраться самой.
Вскочив из-за стола и направившись в коридор, я запоздало сообразила, что не поела. А еще позже оказалось, что не зря я не поела — первое занятие по некромантии не для слабых желудков. В этот день я также осознала — лишние сплетни только мешают.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий