Академия элитных магов

Глава четырнадцатая,
или Роковая встреча

Узкие брюки, теплый шерстяной свитер мужского фасона, широкий пояс и длинный теплый плащ, доходящий почти до пят. Этот плащ — первая серьезная покупка в моей жизни. Как только температура начала спускаться ниже, я поняла, что постоянные прогулки до полигона, «Слепого крота» и занятий по боевой магии, все еще проходящих на улице, могут с легкостью вызвать простуду. А длинный темный плащ с густой овечьей подкладкой — мой персональный сорт спасителя.
До «Слепого крота» мы почти всегда добирались порознь, реже парами. Как говорил принц: «Это вызовет меньше подозрений». Как мне кажется, строго наоборот — одиноко блуждающие по дальним кварталам города девушки всегда вызывают вопросы. Потому я — да и Кристин с Лил — всегда прятали волосы под капюшон. И с точностью могу сказать, одиноко шагающая фигура, завернутая в плащ, — это буквально вопящее «посмотри на меня немедленно».
Но благо никто не подходил с навязчивыми вопросами. Подобных подозрительных кадров в дальних кварталах города хватало и без нас.
— Привет, Сидди, — поздоровалась я, подходя к стойке.
Светловолосая девушка-подавальщица моих лет приветливо улыбнулась и кивнула. Сегодня в таверне было много клиентов, потому перекинуться и парой слов не удалось, она лишь всучила мне ключ от верхних комнат и направилась к одному из мужиков, сидящих у окна.
Комнаты, которые принц выкупил пару месяцев назад, не отличались ни роскошью, ни лоском, но уже стали какими-то родными. Я пришла первой, потому сразу подбросила в камин дровишек и направила туда огненную ящерку, созданную благодаря помеси артефакторики и природной магии. Пламя занималось почти сразу, как ящерка ступала на древо своими лапами.
Помещение медленно наполнялось теплом, начинала оттаивать и я. Мелкий, но холодный дождь напополам с резким ветром ну никак не способствуют долгим прогулкам.
— Ты уже тут? — стоило мне устроиться в ближайшем к камину кресле, как в комнату вошел Марк. — Ты сегодня рано. Удалось поговорить с Нэдом Ансельмом?
— Удалось, — кивнула. — Только я не уверена, что перед ним сразу же стоит открывать карты.
— Ты ему не доверяешь? — Принц чему-то усмехнулся.
— Не думаю, что мы производим достаточно весомое впечатление. — Я зябко поежилась и звонко чихнула. Вот только простуды мне не хватало.
Какой бы полезной ни была лекарская магия, от самой простой и популярной болезни она не лечила, а все лекари в один голос твердили: «Семь дней с народными средствами или неделю без них».
— Пока что мы похожи на кучку разбушевавшихся и не повзрослевших детей.
— Это даже хорошо. — Марк сел в соседнее кресло и вытянул ноги. — Значит, до определенного момента нас никто не будет воспринимать всерьез.
— Кажется, твоя матушка уже начала.
— Брось. Если бы она чувствовала реальную угрозу, я бы уже валялся в какой-нибудь безымянной могиле. Пока же она всего лишь отправила ревизора, который должен за мной следить. Кстати, твои амулеты и правда работают.
Я улыбнулась. Если бы еще полгода назад мне сказали, что я буду делать экспериментальные артефакты, я бы рассмеялась. Очень громко. Сейчас же придумывать и творить новую магию не составляло никакого труда. Правда, Лил изо всех сил меня убеждала, что за этим занятием я просто пытаюсь спрятаться от проблем, а не решаю их. Кристин ей вторила и предлагала развеяться.
Я же до сих пор не могла понять, почему на сердце такая тяжесть. Ощущаемая почти физически, ночами мешающая дышать и заставляющая просыпаться в холодном поту. Грешила и на Кальму, и на тех магов-менталов, с которыми мне пришлось столкнуться четыре месяца назад.
— Как продвигается создание артефактов для ЕМУС? — спросил принц.
Даже удивительно. Вот мы уже минут пять на одной территории, но даже ни разу не сцепились.
— Успешно. Думаю, через неделю все будет готово, — я ответила и опять оглушительно чихнула.
— Ты в порядке? — В голосе принца прозвучала обеспокоенность. — Сейчас не время болеть.
— А когда время? — огрызнулась неожиданно для самой себя. Почувствовала такое раздражение, аж захотелось на крик перейти, но я вовремя себя сдержала. — Не время болеть, не время сдавать сессию, не время жить…
— Клэр, я…
— Ты не виноват. — Шумно выдохнула, пытаясь унять эмоции. — Прости.
Четыре месяца назад моя жизнь изменилась. Бывшая помощница хозяйки борделя превратилась в одну из участниц заговора против короны. Точнее, как говорил сам Марк, заговора за справедливость. Принц Арманд — единственный наследник королевства — вознамерился выйти на тропу войны с собственной матерью. Об этом я узнала вторая, первым, кто вступил в его отряд, стал Вилберн.
Почему мы вообще в этом участвуем? Хороший вопрос.
Я никогда не думала, что Марк сможет — да что уж говорить, я вообще не была уверена, что он умеет общаться с людьми, — к каждому подобрать ключик. Вырезки из газет, различные статистики, объяснения, что именно его мать делает не так и как сам принц планирует с этим бороться, — даже не это убедило нас встать на его сторону. Даже не брошенное вскользь: «Если вы откажетесь, на вас все равно падет подозрение. Давайте сделаем так, чтобы это было не зря», нет. Скорее личная беседа с каждым, личная просьба от самого принца и возможность в дальнейшем влиять на ход политических веяний. Со стороны мы и правда походили на группу фанатиков, которые начали слепо верить в призрачную цель.
Вилберн, я, следом Кристин с Лилитой. Потом Влат с Закари. Дольше всех не давал четкого ответа Перси, но Марк был слишком уверен в том, что он согласится.
— Этот парень точно не пройдет мимо таких интриг, — с хитрющей улыбкой приговаривал он.
И теперь вот мастер Ансельм — он был еще одним звеном уже довольно длинной цепочки, так необходимой Марку для противостояния Ее Величеству.
— Я пойду схожу за отваром, — Марк прервал мои размышления и встал с кресла.
Я не успела даже отказаться, как дверь распахнулась и в комнату вошла отчаянно шмыгающая носом Кристин. Похоже, не только у меня полное непринятие погоды на улице.
— Ну и дубак, — щелкая зубами, произнесла она, широким шагом направляясь к нашему камину. — Ваше высочество, уж могли бы выделить деньги на карету лучшим людям королевства.
Последнее она произнесла с львиной долей сарказма, который сложно было бы не понять.
— Ага, я прям представляю. — Следом за ней в комнату вошел Влат. — «Слепой крот» и несколько карет возле него, это точно не вызовет подозрений.
Этот парень, в отличие от Кристин, был одет в теплый плащ с норковой подкладкой. После того как Влат стал капитаном нашей команды, он явно получил какие-то преференции от отца. По всей видимости, тот хотел как-то мотивировать своего отпрыска продолжать в том же духе. Но вместо этого породил еще большее семя раздора между Лилитой и Влатом.
Теперь братец не смущаясь задирал сестру, а у той попросту не хватало сил давать достойный отпор. Зато с этим прекрасно справлялась Кристин, не особо стесняясь в высказываниях, когда парень уже совсем заигрывался.
— А ты не представляй, — привычно огрызнулась Кристин. — А то в последнее время у тебя и без того слишком много слепых фантазий.
— Уж тебе ли не знать про слепые фантазии, — сухо бросил Влат с явным намеком на незавидное положение Кристин де Форт.
— Демоны, — тихо ругнулась девушка, следом уже громче добавила: — Может, ты свалишь отсюда? Тебе единственному из нас есть что терять. А то представь, что сделает с тобой твой папочка, когда узнает о том, чем ты тут занимаешься.
«Единственному из нас есть что терять» — эта фраза эхом пронеслась в голове. С такого ракурса на наш союз я не смотрела. Интересно, подруга сказала это ради красивого словца? Или ей известно больше меня?
— Если он узнает в нужное время, он только спасибо скажет, — тем же тоном ответил ей Влат, но я уже не особо прислушивалась к привычной перебранке и довольно быстро отделалась от мысли, что Кристин впервые сказала про отца брата Лил вслух. Без имен, конечно, но все же.
Меня беспокоило другое. Если принц не претворит в жизнь свой план, не сыграет на опережение, то он может лишиться жизни. Моя же несколько месяцев больше походит на превозмогание — так какая разница, с кем именно бороться? Со своими внутренними проблемами или за справедливость. Последнее хоть звучит более благородно. Помимо прочего у меня слишком много вопросов, которые я могу с легкостью решить со своевременной поддержкой короны. Начиная с развития своего дара, который удавалось раскачивать в том числе с помощью Марка, и заканчивая патентами в будущем, если уж мне действительно удастся переступить через эту проблему.
Лилита лишается всего, если их с Влатом отец признает своего первенца. В таком случае единственный ее удел — стать женой тому, на кого укажет глава рода. Подозреваю, принц дал ей несколько обещаний по вопросу ее самостоятельности в данном случае.
Но что теряют Перси, Закари и Вилберн? Особенно Вилберн — он всегда лучится таким позитивом, аж зубы сводит. Иногда даже улыбкой, он умел заряжать своим настроением окружающих. Мне всегда думалось, что он поддержал затею принца из-за интереса и повышенного чувства справедливости.
— Всем привет. — А вот и Перси с Закари.
Перси тут же направился на привычное для себя место у окна. Казалось, ни холод, ни стужа ему нипочем, он даже не замечал непогоду. Да и Закари не особо дрожал от низкой температуры, несмотря на довольно короткий и тонкий кафтан.
— Клэр, у тебя получилось? — тут же поинтересовался мой партнер по спаррингам на боевой магии.
— Да, — односложно ответила я и улыбнулась.
Перси был самым немногословным из всей нашей компании, но все равно располагал к себе. Причем всех. Даже острую на язык Кристин, которая ежедневно умудрялась с каждым вступить в словесную дуэль. С принцем тоже. Последний, кстати, на все сарказмы отвечал односложно или не отвечал вообще. Упражняться в колкостях предпочитал со мой, хотя Кристин, на мой взгляд, была более существенным оппонентом.
Лилита вплыла в наши комнаты предпоследняя, уже неся перед собой поднос с большим чайником отвара. Увидь я ее тут впервые, никогда бы в жизни не сказала, что она дочь герцога де Борн. Теперь я хорошо разбиралась в родословных знатных родов и знала, какое значение играет ее семья в королевстве. Так же как и семья Вила.
Он задерживался. Причем даже подозревала, по какой именно причине.
— Клэр, — начала Лил, но я уже заранее знала, о чем она хочет спросить.
— Да, у меня получилось, — я улыбнулась подруге.
Буквально кожей ощущала, как все переживают. Эмоции всех присутствующих сливались в каскад волн, накрывающих тело. Марк говорил, мое умение чувствовать эмоции может быть очень полезным. Я же начала всерьез изучать, реально ли сделать артефакт, который поможет и другим точно так же, как и я, ощущать эмоциональные всплески.
Марк подошел к Лил и мягко забрал у нее поднос с отваром, поставил его на стол и помог девушке подцепить завязку на спине, чтобы избавиться от ее плаща. Меня кольнуло довольно странным чувством, но я даже не успела в нем разобраться, когда нагрянул и Вилберн.
Парень на ходу читал какие-то свитки и что-то вполголоса бормотал.
— Клэр, тебе больше нравятся мужчины постарше или помладше? — с ходу спросил он.
Причем спросил настолько естественно, будто просто продолжал со мной какой-то давний диалог. Все присутствующие же выжидательно уставились на меня, вызывая тем самым смущение.
— Если не принципиально по возрасту, то можно по сфере деятельности. Булочник, кузнец или писака в одной желтой газетенке…. Я бы рекомендовал последнего.
— Это ты ей жениха подбираешь? — скептично изогнув бровь и сложив руки на груди, спросил принц. — Вряд ли Клэр сможет заинтересовать представителей таких уважаемых профессий.
Ура, вновь этот холодный тон, вновь эти плотно поджатые губы — все вернулось на круги своя.
— Если бы ты интересовался жизнью своих, кхм, подопечных, — веселым тоном ответил ему Вил, — то знал бы, что Клэр недавно пригласил на свидание один граф!
— Уж не с твоей ли легкой руки? — холодно фыркнул принц. — Решил заняться сводничеством, чтобы Клэр чувствовала себя более комфортно?
— …и знал бы, — продолжил маркиз как ни в чем не бывало, — что ей пришлось отказаться из-за тебя. Ты занимаешь слишком уж большую часть ее времени. По всей видимости, это не укрылось от знати и они решили приударить за будущей бывшей фавориткой его высочества.
Демоны! Мы с принцем и правда проводили много времени вместе. Но причина была только в том, что через его комнаты в академии он мог открыть портал на остров, на котором я училась переправлять потоки. И да, пару раз меня видели выходящей из его покоев…
— Так что, ваше несравненное высочество… — Вил развел руки в стороны, так и не закончив фразу.
— В ближайшее время мне все равно не нужно выпускать чары, — я вмешалась в беседу, наполняя свою кружку отваром. — Так что слухи поутихнут.
Слухи. В последнее время они тоже стали существенной частью моей жизни. Теперь уже никто не говорил о сфере моей бывшей занятости, зато надуманная близость с принцем вызывала разговоры. Благо все присутствующие — люди, чье мнение для меня и правда стало важным, — были прекрасно осведомлены: нас с принцем связывает только деловое общение. И вечные споры.
— Так, а к чему был вопрос? — спросила Кристин. — Ну, про булочника, кузнеца и писаку.
— Сегодня в полночь мы с Клэр отправимся на кладбище поднимать умертвие, — с широкой улыбкой произнес Вилберн.
— Бррр! — Кристин аж передернуло. — Вот почему если поднимать умертвие, так обязательно в полночь? Это какой-то ваш типичный некромантский юмор? Не лучше ли при свете дня, пока солнышко светит, птички поют?
— …личи воют, — хмыкнул Закари.
— Скелеты костями скрипят, — вторил ему Перси.
Вил, пользуясь общим весельем, бросил на меня вопросительный взгляд. В ответ покачала головой. Не самое лучшее время сообщать про завтрашний день рождения, и если поднимать умертвие в день силы, то оно будет сильнее. Многим сильнее.
— Он тут, — произнес Марк, сверяясь с одним из своих артефактов. — Нэд Ансельм пришел.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий