Академия элитных магов

Эпилог
Прошел год

— От Закари ничего не слышно? — спросила я у Перси, когда тот заглянул в нашу с Кристин комнату.
После того как Марк подписал Указ об Академии Святого Клотильда, комнаты преобразились. Заменили пусть хорошую, но порядком старую скрипучую мебель, настроили тепловые артефакты по всем коридорам и аудиториям. Впрочем, многое изменилось, всего и не перечислить. Я слышала, что мастер Ансельм долго спорил с Марком по поводу того, что надо изменить в академии. Вроде как даже напирал на полную независимость от короны, но сошлись они на другом.
Король Марк Арманд существенно снижает налоги, получаемые с академии, с требованием увеличить количество бюджетных мест. Вот только все, кто обучался на бесплатной основе, будут обязаны отработать такое образование в назначенном месте сроком в три года. Введение углубленного изучения тоже играло на руку. Все, кто хотел в будущем работать на благо магии как науки, будут обязаны проходить два дополнительных курса по назначенной специализации.
Поступление в Академию Святого Клотильда стало значительно проще, вот только уровень самого образования совсем не изменился.
— Путешествует, — с улыбкой ответил Перси. — Он давно этого хотел. Он еще моему отцу служил…
— Хорошо, что ты его отпустил, — пробормотала я.
— Наверное, — Перси пожал плечами. — А где Крис?
— Они с Влатом еще вчера в город ушли. Вернутся только к сегодняшнему вечеру. Так что все готово.
— А Лил?
— Лил при дворе. Вроде как с чем-то помогает Его Величеству и его отцу, — отвела взгляд. Говорить об этом не хотелось.
Нет, глупо ревновать человека, которого в последний раз видела полгода назад. Глупо ревновать человека, с которым в тот раз сама же и расставила все точки…
В тот день я впервые активировала кристалл телепортации. Не знаю, что мною руководило, но в качестве координат я выбрала тот самый остров, на который приводил меня Марк, когда мне следовало выпустить чары и поработать с потоками.
Уже коронованное величество оказалось там.
— Я чувствовал, что ты придешь, — сообщил он, похлопав на песок подле себя.
Не знаю почему, но я последовала этому приглашающему жесту. Села рядом и уставилась в горизонт. Не знала, о чем говорить. Спросить о матери? Честно говоря, меня мало волновала ее судьба. Если бы что-то пошло не так, Марк бы сообщил. Наверное.
Спросить о самочувствии отца, отказавшегося от правления в пользу своего наследника? После того как мы с Кальмой очистили его потоки и поделились дуальной магией, он пришел в норму.
Поинтересоваться впечатлениями о правлении? Тоже глупо. Эти впечатления буквально написаны на синяках под глазами. Да и в целом Марк выглядел довольно измотанным, мне было неловко отвлекать его разговорами. Не могла же я просто взять и сказать, что соскучилась. Хотя очень хотелось.
Хотелось и прижаться, и коснуться губами его лба, забирая все тяготы и невзгоды, которые свалились на еще слишком молодого мужчину. Хотелось утешить, пообещать, что все будет хорошо. Но могла ли я? Нет. После того как на его голове улеглась корона, пропасть между нами стала еще больше.
— Клэр, ты выйдешь за меня замуж? — Этот вопрос прозвучал как гром среди ясного неба, вот иначе и не скажешь.
Потому первое, что я тогда спросила:
— Ты заболел?
— Нет, — Марк кисло усмехнулся. — Просто соскучился.
— Ты же знаешь, это невозможно, — внутри меня разразился тайфун. Одна часть меня буквально вопила о том, что я обязана согласиться, другая, более разумная, по имени Кальма, просила не спешить.
Замуж за короля… Не слишком ли рискованная затея в нашем случае? Как там говорила его мать? Девушки с такой биографией крайне сомнительны.
— Я не буду принимать титул мамы, если ты об этом, — добавила хриплым голосом.
С Ларой де Лавенил у нас постепенно развивались отношения. Нет, не как мамы с дочерью, скорее как добрых приятельниц. Мы пытались с ней найти общий язык, понять, кто мы друг для друга на самом деле и кем хотели бы быть. После произошедшего с королевой я вернула ей запечатанное письмо и попросила, чтобы она рассказала свою историю сама, лично. Она поведала о том, как вышла замуж по расчету, как родила первенца нелюбимому мужчине, но безгранично полюбила своего сына. А потом так же безгранично влюбилась в одного молодого некроманта, от которого родилась я. Влюбленность продлилась недолго, ведь мастер Дэрот тогда только начинал свой путь мастера, ему приходилось много путешествовать по королевству. Он не знал о том, что Лара забеременела. И не узнал бы о том, что у него есть дочь, если бы не увидел в моих чарах слишком знакомые отголоски и не взял их на анализ.
А вот бывший законный супруг Лары (она получила одобрение на развод, как только Марк взошел на престол) не смог простить адюльтер, вознамерился отомстить жене через ее второго ребенка. Мама узнала о том, что люди, служащие ее законному супругу, готовят покушение на меня, и решила их опередить. Нет, не убить меня, а спрятать. Причем спрятать от себя самой, заковав и мою магию, и мои воспоминания в, как ей казалось, нерушимые цепи. Сложно было бы герцогу де Ланевилу найти нужного бастарда в пансионе бастардов без всяких привязок к магии и воспоминаниям. Лара и понятия не имела, что из всех блоков могло выйти. Продолжала наблюдать за мной издали, пока не потеряла из виду после моего ухода из пансиона святой Надайн.
Она говорила, что долго искала. Слишком долго. И была удивлена, когда обнаружила меня в доме удовольствий. Даже всерьез подумывала, чтобы забрать меня оттуда, но, когда узнала, чем именно я там занимаюсь, продолжила наблюдать издали. Боялась вмешиваться и подставляться под удар бывшего супруга, прочно связанного со всякими преступными группировками.
А мастер Дэрот боялся сознаться, потому что понимал, он сильно передо мной виноват. Вот так вот просто. Именно он отправил мне то платье и деньги в шкатулке. После того как узнал, что у него есть дочь, уже не мог не принимать участия в моей жизни.
Так что теперь у меня есть мать и отец. Но при этом нет матери и отца. Они были мне нужны в самом начале моего пути, но теперь… Теперь я считаю Лару своей подругой, а мастера Дэрота отличным наставником по некромантии. На этом, собственно, моя семейная история и заканчивается.
— Я не прошу тебя принимать ненужный тебе титул, — устало тогда сказал Марк. — Я спрашиваю, выйдешь ли ты за меня замуж?
— Но народ…
— Счастливый король — счастливый народ. Им придется смириться с этим, рано или поздно.
— Я не хочу, чтобы со мной смирялись. — Я загребла немного песка, сооружая башенку. — А еще мне бы хотелось, чтобы о моем счастье тоже кто-то думал. Кто-то, кроме меня.
— Ты думаешь, я не смогу сделать тебя счастливой? — спросил Марк, чуть сощурившись. — Или ты ко мне ничего не испытываешь?
— Испытываю, — я призналась. И добавила неловкое: — Очень сильно испытываю.
— Тогда сделай шаг ко мне навстречу. Вместе мы сможем со всем справиться. Я не буду заставлять тебя уходить из академии, не стану настаивать на твоем изучении талмудов с этикетом. Делай все, что хочешь. Все, что тебе нравится. Просто будь рядом. Я с ума схожу от всего, что на меня свалилось.
Марк говорил громко, но ни одно слово не передавало то, что он чувствует. Может, он и сам не осознавал, но я поймала целое торнадо его эмоций. Они захлестнули меня с головой, нашли самое настоящее отражение в моем сердце. Вот только разум буквально вопил об обратном.
«Если ты согласишься на его предложение, то поставишь под удар в первую очередь не себя, а его», — напомнила Кальма мои же мысли.
Это же я и пыталась объяснить Марку. Вот только не получилось. Кажется, после этой встречи я целую неделю гоняла слезы по подушке. Никак не могла собраться и все думала, не совершила ли я большущую ошибку.
— Клэр, ты точно готова? Я могу все сделать сам, — отвлек от воспоминаний Перси. — Просто погружу тебя во временный сон.
— Нет, я хочу сделать это вместе.
Хочу переместить сознание Кальмы в высшего голема. Это возможно. Я почти год потратила на изучение всех возможных ритуалов и выяснила, как без вреда для мага можно извлечь сознание из кристалла дуальности. Пришлось прибегнуть к помощи Перси — единственному, кто имел доступ к подобным записям по праву крови. Так что, можно сказать, я сильно рисковала, обкрадывая божественную библиотеку на знания, но это уже совершенно другая история.
«Спасибо», — мысленно поблагодарила Кальма.
* * *
— Клэр, тут такие новости! — в комнату влетела радостная Кристин.
Замерла на пороге, окидывая нас с Кальмой пораженным взглядом. Одними губами прошептала: «У вас все же вышло» — и вновь замерла. Кальма получилась полной моей противоположностью: темненькая, с короткой стрижкой и очень фигуристая. Она довольно быстро привыкла к новому телу, и до прихода Крис мы с ней обсуждали, что делать дальше. Стоит ли идти к мастеру Ансельму, или Кальма хочет сразу же получить «вольную» и отправиться в путешествие вроде того, что выбрал для себя Закари. Пока мое бывшее второе «я» склонялось к обучению в академии. Благо магические способности и большая часть теоретических знаний за ней остались.
— Что за новости? — грудным голосом поинтересовалась Кальма.
— Я теперь даже не знаю… — Крис прокашлялась. — Ладно. Лил все же сделала это!
— Что сделала? — уточнила я. Давно не видела Кристин в таком настроении.
— Отбор! Она будет распорядительницей отбора для Марка.
В комнате повисла тишина. Внутри меня тоже. Пожалуй, об этой новости я бы хотела узнать в самую последнюю очередь. Значит, Марк решил обратиться к архаичной традиции выбора невесты, оставив распоряжение самой церемонией одной из моих самых близких подруг? Прекрасно. Пожалуй, на каникулы стоит уехать куда подальше от столицы, нет никакого желания наблюдать за всем этим цирком.
— Стоп, ты что, не в курсе? — ошарашенно уточнила Крис, не сводя с меня хитрых глаз. — Давным-давно принц заключил с Лил соглашение, что именно она должна будет подобрать ему невесту. Они были хорошими друзьями, тут не поспоришь, и потому Марк решил, что может доверить такое важное дело не родителям или советникам, а подруге. Потому, когда Лил пришла с требованием исполнить обещание, принц не смог сказать ей «нет». А когда она сообщила о том, что планирует сделать настоящий отбор… Ох, ей пришлось неделями убеждать его в правильности такой церемонии.
— Я не хочу об этом слушать, — резко ответила я, вставая с постели. — Прости, Крис. Я бы хотела прогуляться.
— А вот и нет! — едко ответила она, преграждая мне путь. — Лил тут для тебя старается, а ты злишься непонятно с чего.
— Для меня старается?! — не удержалась от колкого. — Вот для кого угодно, но не для меня.
— Вот и Марк не сразу понял, — хихикнула Кристин. — Но дело в том, что издревле отборы были двух типов. Закрытые и открытые. И в открытом отборе могла принять участие любая девушка, независимо от сословия и статуса в обществе. Теперь поняла?! Если вдруг король женится на простой девушке, выбранной с помощью такого вот отбора, народ не сможет не принять такую королеву. Понимаешь? Все будет по закону! Пусть старому, но все еще работающему.
Голова соображала с трудом. Я понимала, к чему клонит Крис, но очень уж мне хотелось напомнить ей, что моя карета давным-давно ушла, сказки не будет.
— И чего ты сидишь? Кристалл-телепорт в руки — и марш ко дворцу! Там и без тебя такой ажиотаж, ух…
— Так если там такой ажиотаж, я-то там зачем нужна? — меня буквально съедали сомнения. Мне казалось, это все пустая затея.
— Как же ты меня иногда бесишь, — внезапно выдала Кальма. — Вы, люди, вообще странные существа. Ты же любишь его, а он любит тебя. Но ты почему-то не оставила шанса ни себе, ни ему, хотя он-то как раз был готов поступиться всем, к чему он пришел. Ради тебя, между прочим.
— Ты не понимаешь!
— Куда уж мне, я всего лишь наблюдала за всем этим в твоем теле.
— Но…
— Клэр, ты ищешь сейчас оправдания для самой себя? — серьезно спросила Кальма.
— Наверное, вы правы. Спасибо.
Я взяла с тумбы кристалл, который мне давным-давно (хотя, казалось бы, еще вчера) подарил Марк. И вплела в формулу активации координаты дворца.
Почти сразу же очутилась в каком-то бешеном круговороте из пришедших девиц. Они все что-то бурно обсуждали, обменивались мнением по поводу свежих новостей. Я пыталась прорваться сквозь них, но тщетно.
— Он тут!
— Он пришел, представляете! Пришел! Это все правда, — шептали со всех сторон.
Я же чувствовала только тошноту от духоты, стоявшей на придворцовой площади. Как вдруг все смолкли. Я даже не успела понять, что произошло, лишь медленно развернулась.
И встретилась со знакомыми темными глазами с алым отливом. Они смотрели на меня жадно, разглядывали каждую черточку моего лица, словно не верили, что видят именно меня и не обманывают своего хозяина.
— Я боялся, что ты не придешь, — Марк говорил вполголоса, но у меня в ушах это отразилось набатом. Я даже на шушуканье перестала обращать внимание.
— Я боялась, что ты не заметишь, — в тон ему ответила я.
— Я тебя сразу увидел.
— А я пошла сюда почти сразу, как узнала.
— Теперь ты выйдешь за меня, гордячка?
— Да. Стоило это сделать еще тогда.
— Ничего, мы наверстаем.
Марк нежно улыбнулся и привлек меня к себе. Что такое счастье? Только сейчас я смогла самой себе ответить на этот вопрос. Счастье — это когда ты живешь без оглядки, поддаваясь моменту. Счастье — это когда человек, которого ты любишь, рядом и сжимает тебя в своих объятиях. Счастье — это когда рядом с тобой есть люди, способные подтолкнуть к тому, что ты по-настоящему хочешь. Счастье — это не бояться быть рядом с такими же счастливыми.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий