Великий Доктор [litres]

Книга: Великий Доктор [litres]
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10

Глава 9

Поскольку праздник Святого Расмина начался без Микадоса, кто-то играл на мандоле один из его наименее любимых, чрезмерно веселых гимнов. Микадос тем временем поспешил сквозь ледяные катакомбы в подвалы храма.
Убежища охранял отец Киос, который был слеп и потому не возражал против того, чтобы подолгу сидеть в темных погребах.
– Кто идет? – спросил он, подняв глаза от Книги Истин для незрячих.
– Это я, – отозвался Микадос.
– Ваша милость. С Днем Святого Расмина.
– И вас тоже. Позволите войти?
Без лишних слов Киос ввел сложный код, чтобы открыть Великое Хранилище. Пусть он и был слепой, но ум у него не зашел за разум. Огромные двери с шипением распахнулись.
– Спасибо, отец Киос. Я отойду на минуту.
Микадос вошел в освещенное факелами хранилище. В центре круглой комнаты стояла витрина с изображением внутри. Это был клочок древней фотографии, выполненной в технике сепии.
Микадос коснулся стеклянной витрины, с подозрением разглядывая фото. Нет, сомнений быть не могло – человек на фотографии в этот самый миг обедал наверху.
– Х-м-м-м, – пробормотал он и подошел к сейфу.
Вытащив ключ из мантии, Микадос открыл сейф, достал книгу в кожаном переплете и спрятал в одеждах.
На выходе первосвященник остановился возле кабинки Киоса.
– Отец Киос? Кто-нибудь пытался сегодня войти в Хранилище?
– Нет, ваша милость.
– Хорошо. – Он кивнул. – Никого без меня сюда не пускайте. Понятно?

 

Банкетный зал в храме Тордоса был столь же прекрасен, как и часовня. Сотни свечей мерцали в центре длинных столов, вокруг которых собрались монахи.
«Прямо как в Хогвартсе», – подумал Райан.
Нет, для Хогвартса здесь было слишком вычурно: золотые чаши и кубки; стулья, похожие на троны, с резными орнаментами ТАРДИС. Чересчур, если честно.
– Брат Темпика! – гаркнул один из старших монахов. – Ваши вопросы неуместны!
Райан вытер куском хлеба сливочно-томатный (наверное) соус с миски. Темпика не переставал задавать вопросы с тех пор, как они вернулись в Храм.
– Бросьте, все в порядке. Я не против.
А вот что ему и впрямь не нравилось, так это что все слуги и кухонный персонал были лобосцами. Тихо и аккуратно они расставляли на столах рагу, хлеб и вино, и у каждого на шее виднелся металлический ошейник. Такое положение вещей не могло не огорчать. Когда Райан учился в колледже, цветные люди чаще прислуживали в столовой или мыли полы, чем сидели вместе с ним в аудитории. Он эту разницу замечал очень явно, но вот белокожие студенты, возможно, не обращали на нее особого внимания.
– В Книге Истин говорится, что Великий Доктор вернется и заберет всех нас в Тордос, чтобы пролететь вечность сквозь время и пространство, – рассказывал Темпика, широко раскрыв глаза. – Но… как это возможно, Архангел Расмин? Я едва могу представить себе подобные чудеса.
Райан пожал плечами.
– Да, путешествовать на ТАРДИС на самом деле офигенно…
– «Офигенно»? – переспросил другой монах не старше тринадцати-четырнадцати лет. – А что это значит? При чем тут фиги? Я люблю фиги, они сладкие, прямо как мед!
– Да нет, я хочу сказать, что это очень круто, порой прямо крышу сносит.
– Крышу? А откуда ее…
– Нет! Я имею в виду, что в наших путешествиях доводится увидеть такое, что и вообразить нельзя. Вот, например, я видел поющие водопады из розовых кристаллов. Серьезно! Еще видел святилище единорогов – настоящих единорогов – на затерянной луне. И своими глазами наблюдал Большой взрыв.
– Большой взрыв? – удивился Темпика.
– Э-э-э… Неважно. К такому вы пока не готовы, наверное. Но порой бывает и страшно. Мне кажется, такова цена. Может быть, это правило жизни такое – без ложки дегтя бочки меда не получишь. На свете есть много чего очень, очень страшного. Встречаются злые, безумные люди, которые творят ужасные вещи, но она… то есть мы… стараемся им помешать. Мы делаем Вселенную лучше. – Райан глянул на слуг в банкетном зале, что прислуживали людям. – По крайней мере пытаемся.

 

На другом конце длинного стола у Доктора, Грэма и Микадоса шла своя вечеринка. Доктор улыбалась Микадосу, но при этом едва прикоснулась к своему рагу – роскошному блюду, похожему на рататуй.
Казалось, Доктор покорно слушала разглагольствования Микадоса о Книге Истин, но теперь решила вставить и свое слово.
– Микки… можно я буду называть вас Микки? Отлично. Вы любите Великого Доктора. Я люблю Великого Доктора. Все мы любим Великого Доктора. – Она нежно похлопала Грэма по руке. – Но дело в том, что Доктор, порой ценой собственного благополучия, старается изменить мир к лучшему, не требуя за это похвалы или награды. Разве я не права, Доктор?
Грэм уже объелся и немного отвлекся от беседы.
– Что? Ах да, да. Весь день напролет. Да кому понравится отдуваться?
– Так вот, Микки, – продолжала Доктор, – ты, наверное, и сам видишь, как мы… удивились, что наш последний визит стал основой для целой веры и правовой системы. Прямо с ума сойти!
Микадос отпил вина.
– Благословение Лобоса Доктором изменило ход истории.
– Расскажи мне об этом. Начни с самого начала, – попросила Доктор. – Хочу знать, почему все так вышло.
Микадос промолчал, но взглянул на Всевышнего, ожидая разрешения.
– Делай, как она велит. Я… гммм… повелеваю тебе.
– Хорошо. – Микадос выпрямился. – Шесть столетий назад на Лобос пришли первые человеческие поселенцы и начали обучать местных дикарей и помогать им. Лобосцы жили как дикие животные и сначала оказывали сильное сопротивление человеческому правлению, но потом нам явился Великий Доктор и благословил людей и лобосцев мудростью своей и бесконечной любовью.
Доктор вскинула бровь.
– И эта бесконечная любовь привела к тому, что лобосцы попали в рабство?
Микадос очень удивился ее вопросу.
– Да.
– Это, простите, каким образом?
– Считается, что Доктор, покидая Лобос, сказал напоследок, что лобосцы – «лучшие друзья человека». Лобосцы ведь произошли от домашних собак, верно? Для них самое большое удовольствие – преданно служить своим хозяевам.
Доктор бросила взгляд на побледневшего Грэма.
– Я и правда так сказал…
– Да бросьте! – Доктор убрала ноги со стола. – Нужно быть полным болваном, чтобы воспринять такие слова буквально. Значит, одной фразой мы поработили половину населения?
Микадос покачал головой.
– Лобосцы составляют только пятую часть населения. Я… Я прошу прощения. Доктор, кажется, вы недовольны. Мы всегда старались лишь следовать вашему наказу.
– Но я не имел в виду… – начал Грэм, наконец осознавая весь тяжкий груз последствий своих слов. Сколько лобосцев за все эти годы… Живот у него скрутило от ужаса. – Я ничего подобного этим не пытался сказать.
– Знаю, – ответила Доктор и повернулась к Микадосу. – Нужно полагать, что повстанцы борются за освобождение от рабства?
– Боже, Святая Медсестра! Конечно, нет! Причина кроется намного глубже. Они террористы! Убийцы! Они подвергают угрозе весь наш жизненный уклад. Они пытаются разрушить Храм, нашу веру. – Он посмотрел на Грэма. – Они пытаются покончить с вами.

 

Преодолев ползком, казалось, целую вечность, Яс наконец увидела впереди свет и женщину, которая помогла ей выбраться наружу. Стояла глубокая ночь, и они оказались на песчаном пляже. Яс испачкалась, дурно пахла и сильно дрожала на холодном ночном воздухе.
– Спасибо.
– Быстрее, – поторопила ее незнакомка, сняв с лица противогаз.
Она оказалась поразительной красоты женщиной с пухлыми губами и смуглой кожей.
– Можешь тоже снять. Пора уходить. Нам нельзя долго оставаться под открытым небом. Кстати, я Мария.
Яс сняла противогаз.
– Яс.
– А я Прай, – объявил Боб, который, очевидно, Бобом все-таки не был. – Быстрее. На наши поиски бросится вся стража храма Старого города. Кто еще с тобой приходил, Мария?
– Рамос и Дейли…
– Где они?
Мария выглядела расстроенной.
– Думаю, Рамос выбрался. Дейли…
– Черт, – прорычал лобосец. – Нам нельзя оставаться здесь. – Он взял Марию за руку, и они быстро бросились прочь.
Яс бежала следом по песчаному берегу. Они пригибались и прятались в тенях скал. Яс очень хотела знать, куда они держат путь, но чувствовала, что время для расспросов неподходящее.
Оглядываясь через плечо, Мария забежала в воду и забралась на камни.
– Сюда!
Вместе они помогли Яс подняться следом. Зазубренные скалы больно кололи ей ноги в мокрых кроссовках; порывы ветра хлестали по волосам. Если поскользнуться, она точно шею сломает. Помогая друг другу, они поднимались по скользкой местности, пока не добрались до расщелины между двумя валунами. Мария тотчас исчезла в темном проходе.
– Прыгай! – рявкнул Прай.
Еще одно узкое пространство. Отлично. Яс последовала за Марией во тьму.

 

Янна всегда опустошала баки неспешно. Стекло и бумага отправлялись на переработку, а продукты питания – цыплятам да свиньям. Более того, если она медлила, то у нее появлялось целых десять блаженных минут на отдых от Храма. Ее семья служила монахам на протяжении многих поколений, и невзирая на благодарность братьям за еду и кров, Янна все еще мечтала исследовать Лобос. Конечно, она никогда не покидала пределы Старого города, хотя и ходила несколько раз в гавань на рынок, когда ее мать болела.
– Какая прекрасная ночь, – прозвучал голос.
Янна подпрыгнула от неожиданности. Инстинктивно она обнажила зубы и зарычала. Ничего не поделаешь – привычка. Но когда она повернулась и увидела святую гостью на лестнице, то сразу же упала на колени. Если бы братья услышали, что она зарычала…
– Простите меня, ваша милость!
– Ой, бросьте, поднимайтесь! – Женщина протянула ей руку. – Что бы там ни говорили Повелители времени в прошлом, настоящем и будущем, я вовсе не богиня и не смею называть себя таковой.
Ничего не понимая, Янна посмотрела на странную женщину. Большая и маленькие луны мерцали в ее глазах, а волосы светились почти голубизной. В тот миг ее и правда можно было принять за ангела.
– Мне нужен перерыв, – сказала женщина. – Вы не возражаете, если я постою здесь с вами?
– Нет, моя повелительница…
– О чем я только что вас просила?
– Я вернусь к своим обязанностям.
– Нет-нет! Посидите со мной пару минут. – Она похлопала по каменной ступеньке. – Как ваше имя?
– Янна.
– А полное имя?
– Лобосцам запрещено иметь фамилии.
Женщина помрачнела.
– Вот так сюрприз. Садитесь со мной. Если хотите, конечно, ведь у вас, кажется, много хлопот.
Янна села рядом на почтительном расстоянии. Она расправила фартук и пригладила шерсть.
– Янна, что здесь происходит? Лобосцы ведь раньше не были рабами.
Должно быть, она и правда богиня, иначе бы не осмелилась вести такие кощунственные речи. Последнюю человеческую женщину, которая бросила вызов законам Храма – Безумную Кристабель – разорвали на куски на старой арене. Янне тогда было около семи лет, и ее на арену не пустили, но все вокруг без устали твердили о произошедшем.
– Мы служим людям.
– Но почему? – Доктор наклонилась ближе. – В последний раз, когда я была здесь, это была ваша планета. Вы были свободны.
Янна покачала головой и понизила голос.
– Прошу вас, не рассказывайте братьям о том, что я вам сказала…
– Я никому ничего не скажу, Янна.
Она понятия не имела, почему вдруг всем своим сердцем доверилась этой незнакомке.
– Лобосцы не ходят в школу, но иногда мы слушаем уроки, когда убираем или готовим обеды. Детям не рассказывают о том, что было до появления Великого Доктора. Они говорят, что Лобос изначально был планетой дикарей.
– Но это ложь.
– Тише! – прошептала Янна. – Так и бабушка говорила. Перед сном она рассказывала нам с братьями сказки, как лобосцы правили Лобосом. Что мы были королями и королевами. – Она покачала головой. – Но это просто сказки для щенят. Я же не дурочка, чтобы в них верить.
– А я вот люблю подурачиться, и в этом ничего плохого нет. – Доктор улыбнулась. – Лобосцы не родились в плену, вы ведь и сами это понимаете.
Янна нахмурилась.
– Мы обязаны людям жизнью. Вот почему мы им служим.
– Вы ничего им не должны.
– Должны! Если бы ни они, Великая Чума погубила бы Лобос.
Улыбка незнакомки померкла.
– Что за Великая Чума?
Янна заподозрила, что Великая Медсестра, может быть, и впрямь дурочка. Как ангел может не знать важнейшую часть истории планеты?
– Пятьсот лет назад люди и лобосцы нарушили Первый Закон, и Великий Доктор наказал мир.
– Та-ак. Начало мне уже не нравится. Продолжайте.
– Грехопадение.
– Грехопадение?
– Ранних поселенцев. Женщины согрешили… и… смешались с местными самцами-лобосцами.
– Понятно. Это многое объясняет.
– Это запрещено.
– Неужели?
– Так написано в Книге Истин. Великий Доктор разгневался и наслал на мир страшную чуму, из-за которой почти все лобосцы и гибриды погибли. Планета оказалась на грани краха, пока не сформировался Храм и не принес нам спасение.
– Интересно. Как именно?
Янна пожала плечами.
– Они принесли мир и… порядок. Они приняли лобосцев и обучили их. Дали нам работу и цель. Наша жизнь имеет смысл только благодаря храму.
– И так продолжается до сих пор?
Янна кивнула.
– Храм спас нас. Если будем следовать Слову Великого Доктора, то продолжим процветать и дальше.
– ЯННА! – закричал из кухни Раст, недовольный, что ее так долго нет.
– Мне пора. Простите. – Янна поспешила вверх по лестнице.
– Да. – Доктор поджала губы. – Беги, милая, процветай.
Ее взгляд снова был чернее тучи.
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий