Великий Доктор [litres]

Книга: Великий Доктор [litres]
Назад: Глава 14
Дальше: Глава 16

Глава 15

Мэр Белен вылетел в мраморный коридор, одновременно завязывая халат. Переполох разбудил Ану – она теперь точно устроит скандал. Микадос ждал на террасе. Три белые луны рябили в черных морских водах. Белен представил, как мог бы скинуть священника вниз на скалы, и тут же помолился Великому Доктору о прощении за такие мысли.
– Микадос, – рявкнул Белен, едва скрывая раздражение. – Что все это значит? Середина ночи! Я же сказал, что утром проведу публичное выступление о событиях в восточных шахтах.
Микадос слегка склонил голову, все еще очень похожую на голову стервятника.
– Я прошу прощения, мэр Белен. Боюсь, дела не могут ждать рассвета.
– Выкладывайте, – вздохнул Белен, прежде чем крикнуть через плечо: – Рекс! Принеси каффу!
Он услышал, как Рекс бежит на кухню.
– Я пришел просить вашего разрешения на открытие боевой арены в Канде.
– Что? С какой стати открывать арену?
Около десяти лет назад в районе арены мятежники применили химическое оружие. Это случилось еще до того, как Белен вступил в должность мэра. Последнее, что он слышал – земля стала опасно радиоактивной.
– Кое-кто из гостей, женщина, утверждает, что она Великий Доктор. Наказание за подобное богохульство – смерть, но в… столь необычных обстоятельствах… казнь не самый правильный выход.
– Женщина?
– Так точно.
– Откуда вам известно, что она лжет? Вы же сами говорили, что возвращение Доктора предсказано. Возможно, внешний облик…
– Он вернется в облике мужчины!
Казалось, глаза Микадоса сейчас вылезут из орбит.
– Вы же видели древности былых времен, видели его изображения, его лик! Когда Великий Доктор ступил на земли Лобоса, он был мужчиной!
– Но он же… создание мистическое. Может быть, он просто изменил облик?
– Мэр Белен! Как мы можете даже предположить подобное! – Лицо Микадоса скривилось в отвращении. – В Священных Писаниях Первосвященника Клакса четко изложены слабость женщин и их распутная природа, что привели к Великой Чуме. Размножение людей с лобосцами чуть ни уничтожило наш уклад жизни. Женщины по умолчанию низшие существа. Как Всевышний мог выбрать образ падшего создания?
Подобный образ мыслей Белену всегда был чужд. Женщин он любил. Иногда даже слишком. Но также знал, что спорить с Микадосом бессмысленно.
– Боевая арена закрыта уже много лет. Я думал…
– Что она радиоактивна? Судя по прошлогодним исследованиям, там безопасно.
Белен потер глаза.
– Вам не кажется, что эти методы… слегка устарели, Микадос?
Он хорошо помнил боевые испытания прошлых лет, и зрелище было кошмарное.
– Вовсе нет! – возразил Микадос. – К тому же сражения служили нам источником дохода. Сколько стоил билет? Пятнадцать золотых? Больше? О, как же любили сражения старые семьи. Все основатели и торговцы приводили своих детей взглянуть на битвы. Думаю, в столь смутные времена мэру подобный шаг может принести успех.
Мэр оживился.
– Что ж, полагаю, это пойдет на пользу моральному духу общества.
– Точно.
– Давайте только по-быстрому? Не нужно слишком уж кровавых зрелищ… Подумайте о детях.
– Полагаю, для жителей Старого города это послужит уроком. Пусть знают, что случается с теми, кто выдает себя за Спасителя. – Микадос поднял руки. – Вы не переживайте. В качестве чемпиона я выбрал Тромоса. Богохульница долго не продержится.
– Тромос! – вскрикнул Белен. – Вы что, с ума сошли?
– Прошу прощения?
– Я… Простите за резкость… Просто… Тромос – это дикарь… монстр! Разве можно выпускать из клетки такое неуправляемое существо?
– О, да. – На губах Микадоса появился намек на улыбку. – Все в Старом городе боятся Тромоса. Они рассказывают истории у костра о солдате, который стал живым кошмаром. Так… пусть им будет еще о чем поговорить.

 

– Помогиииииитееееее!
Уже десять минут женщина в темнице стонала перед сторожевым Глазом. За ней следил Гадаполос. Он неохотно побрел вниз в камеру по сырой лестнице. Вонь стояла страшная – страж даже думать боялся о том, откуда она исходит.
Гадаполос добрался до камеры и посмотрел через люк. Женщина казалась ему хрупкой, озорной, но внешность бывает обманчива. Этому научили его в первый день подготовки стражников. К тому же он слышал о том, что произошло в восточных шахтах. Женщина могла оказаться богом, ведьмой или и богом и ведьмой одновременно.
– Пожаааааааалуйста! – вновь закричала она.
Со вздохом Гадаполос отпер и распахнул дверь.
– Чего вам?
Из-за передряг в шахтах напарник Гадаполоса не пришел, поэтому стражник, судя по всему, застрял у темницы на вторую смену. У него даже не было перерыва на чай. Его бутерброд с курицей так и лежал в шкафчике.
– О, слава богу. – Странная женщина подняла голову. – У меня чешется нос, а мне до него не достать! – Она кивнула на парящий Глаз. – И мне не нравится, что у меня над душой маячит эта штуковина. Пожалуйста, прекратите эту пытку!
– У вас чешется нос?
– Не просто чешется – очень чешется! Поможете?
Гадаполос насторожился.
– Ну уж нет! Откуда мне знать, что вы там задумали!
Женщина нахмурилась.
– Вы что, шутите? Я по рукам и ногам связана, как марионетка! Что я смогу вам сделать? О, прошу, вам же ничего не стоит совершить хороший поступок.
– О, ради всего святого.
Женщина не ошиблась: Гадаполос был ее моложе и выше ростом. И если она не ведьма, то никак не сможет выбраться из этих цепей. Но вдруг все-таки ведьма?
– Предупреждаю, я вооружен и готов применить силу. – Он приготовил электрошокер.
– О, прошу, вы же не собираетесь чесать мне нос электрошокером?
Стражник медленно двинулся к ней.
– Не могу уже терпеть…
Гадаполос протянул указательный палец и почесал женщине кончик носа.
– Чуть ниже! А-а-а-а, вот спасибо! Если б я была Великим Доктором, вы бы точно попали в вымышленное царство Тордоса. Хороший вы парень.
Гадаполос закатил глаза. Казалось, женщина не собиралась причинять ему вред.
– Не стоит вам такое говорить. Вас ведь за это сюда и посадили.
– Но я не Великий Доктор, – с усмешкой ответила женщина. – Я просто Доктор. Может, и хороший, но уж точно не Великий, не тот, в которого вы верите. Нас, докторов, по всему миру много, докторствуем себе помаленьку, приносим пользу.
– Великий Доктор столетиями присматривал за Лобосом, – заявил Гадаполос.
Доктор сощурила проницательные глаза. Стражник тут же подумал, что она, вероятно, умнее, чем кажется.
– Вы правда в это верите? Что где-то на свете есть волшебный человек, который оберегает вас?
На мгновение стражник задумался и оглянулся через плечо; ему бы точно не поздоровилось, если бы кто-нибудь услышал его слова:
– Не знаю. Но истории про него я люблю. С детства их знаю. Мама рассказывала мне их на ночь.
Женщина улыбнулась.
– О, у меня полным-полно историй. Хотите послушать?
Гадаполос пожал плечами. Вторая смена только начиналась, а ночь впереди была долгая.
– Почему бы и нет?
Женщина улыбнулась.
– Правильно! Жили-были четверо лучших друзей, и любили они путешествовать по свету очень, очень далеко от дома. Они повидали на пути много удивительного и прекрасного, пока однажды не попали в мир, где бушевала война. Два народа не могли договориться, кому принадлежат камни, песок и море.
– Никому не принадлежат.
– Пожалуй. Каждая сторона считала, что превосходит другую всем – не только оружием и силой, но и кровью, и костями. – Женщина неотрывно смотрела стражнику в глаза, не позволяя отводить взгляд. Гадаполос как будто бы впал в транс. – И вот что забавно: когда после битвы перед ними выросла целая гора мертвых тел, обе стороны в ужасе взглянули на нее и наконец осознали истину…
Гадаполос неловко поерзал.
– И в чем истина?
– В том, что кости у всех белые, а кровь – красная.

 

Прай собрал всех в главной пещере, чтобы доложить об успехах. Он стоял на валуне, возвышаясь над повстанцами.
– Братья и сестры! У меня появились последние геологические отчеты. Дайна взломала радиосеть, и выяснилось, что произошедшее с лихвой оправдало наши надежды. Взрыв в восточных шахтах резко дестабилизировал сооружения.
Райан опять растерялся. У них, конечно, были Глаза и новомодные багги, но в остальном общество казалось довольно примитивным.
– Что за сеть? – спросил он Джаю, которая стояла между ним и Яс, слушая речь.
– Несколько лет назад мэр и храм решили ограничить радио- и телекоммуникации. Но при этом ежедневно передают сообщения во все города и порты на Лобосе. У нас достаточно оборудования, чтобы прослушивать их переговоры.
– Мы здесь в безопасности? – крикнул Праю один из бойцов-людей.
– Да. Мы так думаем. Но будем держаться у поверхности к западу от Старого города.
– И что теперь? – спросила Джая отца.
– Мы отправимся в сердце пещер под храмом.
– Подождите! – закричал Райан. – Нас разве тогда живьем не похоронят? Не самый хороший план, если честно.
Прай покачал головой.
– Понимаю твою обеспокоенность. Один экипаж поедет вперед на экскаваторе, пока второй стабилизирует новые тоннели и обустраивает для нас эвакуационный выход. Я не хочу больше терять ни единой жизни. Мы и так потеряли Дейли в тюрьме. Мы так долго и упорно шли к этому дню, и теперь я вижу – конец близок. Вы и я… мы уничтожим шестивековой тотем угнетения!
Из толпы послышались возгласы одобрения.
Райан поднял руку, как будто в школе.
– Извините?
– Райан? – Прай раздраженно посмотрел вниз.
– Извините, но… что будет потом?
– Что ты имеешь в виду?
– Разрушите вы храм, а потом что? Они ведь так просто не сдадутся.
– Никто так просто не сдается, – добавила Яс.
– Пока в храме будет твориться хаос, мы сделаем ход: уберем с дороги этого бесхребетного хорька Белена и захватим власть над Старым городом. Наши братья и сестры в провинции последуют нашему примеру.
Раздался очередной возглас одобрения; люди скандировали имя Прая. Райан осторожно вытащил Яс из толпы.
– Что такое? – спросила Ясмин.
– Они совершенно одинаковые, – ответил Райан.
Она нахмурилась.
– Кто?
– Храм и эти повстанцы. Он только что назвал своих товарищей «братья и сестры»!
– Я не бывала в храме, но все же. Сотни лет храм убеждал всех вокруг, что по нашим словам женщины и лобосцы – это низший класс. Так за что их винить? Понятно, что они слегка… вышли из себя.
– А вот я видел обе стороны и могу уверить тебя, что они ведут себя одинаково. Как культ. Просто одни поклоняются Великому Доктору, другие – Праю.
Яс вздохнула.
– Или же они все-таки поклоняются высшей цели.
– Ради которой решили устроить землетрясение! Откуда им известно, что люди не пострадают? Они дураки? Или, может, им просто все равно?
– Я понимаю. Правда, понимаю. И хочу помочь лобосцам, но согласна, что это не выход. Их действия приведут к катастрофе.
Райан посмотрел через плечо на повстанцев: они все еще хлопали в ладоши и восторгались речами Прая.
– Так что будем делать?
– То же, что в прошлый раз сделала Доктор. Нужно убедить их пойти на переговоры. В тот раз ведь это сработало, верно?
Райан не видел, как Темпика проскользнул в пещеру, пока тот не оказался прямо у него перед носом.
– Райан, Ясмин, я пришел, как только смог. – Лицо Темпики стало бледным и потным, и он запыхался, как будто бежал всю дорогу.
– Зачем? Что случилось? – спросил Райан.
– Передохни, все в порядке, – попыталась успокоить его Яс.
– Нет времени на отдых, – выдохнул Темпика. – Я прямиком из тюрьмы. Я сделал все, что мог, клянусь.
– Темпика, в чем дело? – Сердце Райана сжалось от ужаса.
– Они приговорили Доктора к суду через поединок. Против Тромоса…
– Тромоса! – воскликнула Яс.
Снова это имя.
– Кто такой Тромос? – полюбопытствовал Райан.
– Лучше тебе не знать, – ответила Ясмин. – Райан… он ее убьет.
Назад: Глава 14
Дальше: Глава 16
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий