Великий Доктор [litres]

Книга: Великий Доктор [litres]
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14

Глава 13

Под вооруженной охраной Доктора и Грэма сопроводили обратно в Старый город и в храм. Пока они шли через мост в колонне монахов и стражников, Грэм чувствовал, как от Доктора волнами исходит грусть, но ничего не сказал. А что говорить? Прекрасная, добрая, совсем юная Ясмин… Что они скажут ее семье? Он сморгнул слезы.
Сквозь черную ночь пробивался рассвет. Два великолепных солнца поднялись над морем, как пара розовых грейпфрутов, но Грэм не обращал на них внимания. Он не мог думать ни о чем, кроме Яс.
– Нужно его найти, – роптал Микадос. – Он же не мог раствориться в воздухе?
– Он – ангел! – закричала Доктор. – Может, он расправил крылья и улетел?
Макрис и Микадос обернулись и уставились на нее. Она ответила им таким же суровым взглядом.
– Ага, – прошептал Грэм. – Но где он на самом деле?
– Понятия не имею, – процедила Доктор сквозь зубы. – Он был там, а потом раз – и исчез. Как думаешь, может, он и вправду растворился в воздухе?
Они, конечно же, говорили о Райане. Грэм, конечно, хотел бы наподдать приемному внуку за то, что тот бродит невесть где, но все же надеялся, что в это самое время Райан придумывает, как вытащить их из этой передряги.
Они вернулись в храм и сразу отправились в библиотеку Микадоса.
– Следи, пожалуйста, за дверью, – велел Микадос одному из стражников храма. – Но жди снаружи.
Стражник кивнул и закрыл за собой дверь. Доктор плюхнулась в кресло, как недовольный подросток.
– Ну что, – начала она. – Давайте, за дело.
Грэм отошел в уголок библиотеки, радуясь, что наконец может вернуть роль Доктора ей самой.
– Что за дело? – удивился Микадос.
– Допрос, который, конечно же, неизбежен. Кто мы такие? Откуда пришли? Чего хотим? Но, учитывая, что вы только что обрушили шахту на голову моей подруги, не ждите, что я стану охотно вам содействовать.
Микадос медленно обошел громадный стол и сел в скрипучее кресло. В читальном зале пахло ладаном и многовековой бумагой. Грэм тотчас вспомнил воскресную школу в Чингфорде, куда ходил еще мальчишкой.
– Если ваша подруга – небесное создание, как вы утверждаете, разве с ней может что-то случиться?
Доктор не сводила глаз с Микадоса.
– Лучше вам побеспокоиться о своем благополучии.
– Вы мне угрожаете?
– Да. Вы еще пожалеете, что я оказалась не выдумкой.
– Так и знал, что вы – шарлатаны! Все вы! Не удивлюсь, если Прай и его приспешники все это подстроили.
Доктор улыбнулась.
– Вот так поворот сюжета! Вы почти правы! Мы уже бывали на Лобосе и посодействовали заключению мира. Так что Храм что-то напутал или даже умышленно манипулировал людьми, чтобы распространять пропаганду.
– Да что вы! – гаркнул Микадос, потирая острый подбородок. – Тогда удосужьтесь пояснить, в чем же, по-вашему, мы ошиблись?
– Ну, во-первых, – начала Доктор, широко улыбаясь, – Великий Доктор – это я. Приятно познакомиться.

 

Яс последовала за Джаей и Марией в новую пещеру.
– Я ничего не понимаю, – сказала она. – Что это был за взрыв? Это ваших рук дело?
Повстанцы зашли в громадную, поразительной красоты пещеру, куда просачивался дневной свет. В центре пещеры находилось неподвижное подземное озеро с сияющей как черное зеркало поверхностью.
– Как раз это место нам и было нужно, да? – спросил молодой лобосец Прая.
Прай осмотрел пещеру и кивнул.
– Прекрасно подойдет. Слушайте, друзья! Мы разобьем здесь лагерь и останемся до начала последнего этапа. Отличная работа, – похвалил он лобосца.
– Отличная? – Яс встала перед носом Прая в ожидании ответов. – Это ты устроил взрыв?
Впервые с их встречи Прай улыбнулся.
– И да, и нет…
На другой стороне пещеры началась возня, и вскоре через расщелину спустились двое мужчин. Посветив фонарем, Яс узнала одного из них.
– Райан?
Яс бросилась бежать вдоль берега озера навстречу новоприбывшим.
– Вот она! – улыбнулся Райан.
Яс чуть было не бросилась к нему в объятия, но все-таки предпочла их привычное приветствие кулаками. Часто случалось, что им приходилось расходиться, но радость встречи от этого не угасала.
– Ты в порядке? Где Доктор? Где Грэм?
Райан посмотрел наверх.
– Они в порядке. Во всяком случае, я надеюсь на это. Там такой кавардак… Местные теперь считают Грэма богом.
Как долго Яс уже пробыла в этих шахтах? Слуховые галлюцинации, что ли, начинаются?
– Что?
Джая протолкнулась мимо Яс, чтобы подойти к спутнику Райана. Сбросив монашескую мантию, Темпика надолго припал к губам Джаи.
– Как же я рада, что с тобой все в порядке! – радостно выдохнула Джая, после чего повернулась к Райану с озорной улыбкой. – Рада снова тебя видеть!
– Снова? – удивился Райан.
– Мы встречались в таверне.
– Что? Это была ты?
– Маскировка! Большие меховые перчатки! Головной платок! – прорычала Джая тем же низким голосом, которым говорила в таверне. Странно было услышать подобный рык от столь миниатюрной девушки.
– А я решил, что ты – большой волосатый мужик!
Монах улыбнулся.
– Осторожнее, Великий Расмин, вы все-таки о моей будущей жене говорите…
– Приятель, называй меня просто Райан. А это моя подруга Яс. Яс, это брат Темпика.
– Пожалуйста, просто Темпика.
– Великий Расмин? Что? Райан, что я пропустила? – изумилась Ясмин.
– Я все объясню! – крикнул Прай. – Но сначала дайте человеку выпить. Он столько раз рисковал ради нас шеей, что я со счета сбился.
Пока мятежники разгружали пакеты и разбивали новый лагерь, воду из озера очистили, и она стала пригодна для питья. Яс стала жадно пить. Горло болело от напряжения, как будто она часами бегала. Порой Яс казалось, что с самой встречи с Доктором она бегает не переставая.
Мария зажгла походную плитку и приготовила пайки. Маленькая семья, Яс и Райан собрались вокруг огня в ожидании обеда. Если бы не землетрясения и огромная глубина, на которой находился лагерь, можно было бы подумать, что здесь проходило собрание скаутов. Мария раскладывала пайки в металлические банки – это было какое-то жесткое мясо, которое напомнило Яс утку.
– Сработало, – доложил Темпика и рассказал свою часть истории с полным ртом еды. – Они поверили информации, которую я предоставил.
– Они разрушили восточную шахту. – Прай задумчиво кивнул, как будто пытался осмыслить сказанное.
– Это тот взрыв, что мы почувствовали? – спросила Яс.
– Да, – ответила Джая. – Но я, конечно, предупредила Темпику, куда мы шли на самом деле: в пещеры Хезоса.
– Когда подсунула ему ту записку! – догадался Райан.
– Да. Просто ты уже не первый, кто настоял на том, чтобы пойти со мной к информатору. – Темпика держал Джаю за руку. – У нас такая система: если со мной еще кто-нибудь есть, она специально меня дезинформирует, а затем передает реальную информацию – все зашифровано, конечно, на всякий случай.
– Как ты взломала Глаз? – спросил Райан.
Джая улыбнулась.
– О, на это у нас есть Дайна. – Она махнула молодой лобоске на другой стороне пещеры. – Дайна очень умная. Глаза начинают стареть, поэтому их все легче и легче перепрограммировать. Но нам приходится осторожничать, чтобы никто другой в храме не попытался с ними взаимодействовать…
Мария подала Райану паек.
– Мы догадывались, что Храм заподозрил шпиона среди своих. Пришло время вытаскивать Темпику. Они бы казнили его, если бы разоблачили. Он уже давно водил за нос Микадоса.
Темпика, казалось, погрустнел.
– Я всегда хотел присоединиться к братству, как отец и братья. Но как только я узнал о жестокости братства по отношению к лобосцам и женщинам, то проникся к нему подлинным отвращением. Все началось с сомнения, затем перешло в замешательство, а потом и в полное разочарование. Не в Великом Докторе, но в Храме. Они поступают неправильно.
– Но я все равно не понимаю, – сказала Яс. – Зачем было убеждать их, что вы в восточных шахтах?
– Во-первых, если они решат, что мы мертвы, то у нас появится дополнительное время, – объяснил Прай. – А во-вторых, эти дураки своим взрывом ускорили наш прогресс на целые месяцы. У нас есть один экскаватор и взрывчатка, но, к сожалению, не та, которую можно подорвать с расстояния. Идиоты. Они так хотят нашей смерти, что ослабили гору еще больше.
– Ты про землетрясения? – спросил Райан.
– Наши друзья пытаются разрушить храм, – пояснила Яс, надеясь, что он уловит ее тон. – Буквально.
Райан слегка нахмурил брови – он ее понял. Сопротивление или нет, но идея была ужасная. Только как им это объяснить и при этом остаться в живых?
– Вы вызываете землетрясения? – Райан перевел взгляд с Прая на Марию. – Но ведь из-за этого пострадают люди.
– Нет! – возразила Джая. – Идут разговоры об эвакуации Старого города.
Темпика кашлянул.
– Вот только некоторые из братьев не собираются покидать храм. Для них землетрясения – это испытание веры.
Прай бросил свой поднос на землю.
– Я не в ответе за их безумие или тупость. Пусть остаются. Пусть умирают на алтаре своих предубеждений. – Он встал и направился к лагерю.
– Они думают, что твой дедушка – Великий Доктор? – спросила Джая.
– Он не мой… – начал Райан. – Ай, неважно. Да, они так думают. Но мне кажется, скоро ложь раскроется.
– Если Грэм бог… то мы тогда кто? – поинтересовалась Яс.
– Ангелы.
– Потрясающе.
– Было потрясающе около часа. Нас быстро раскусили.
Яс повернулась к Темпике:
– С ними все хорошо? Что сделает этот парень, Микадос, если узнает, что мы не… ангелы?
Темпика и Джая обменялись взглядами.
– Микадос очень набожен. Опасно набожен. Вот почему…
– Продолжай, – поторопила Яс.
– Я вырос в храме. Мама умерла во время родов, поэтому меня воспитывали сестры. Когда мне исполнилось двенадцать, я вступил в братство, как отец и братья. Прежний Первосвященник был очень-очень стар, и когда он умер, место его занял Микадос…
– И? – настаивала Яс.
– И все изменилось. Капля за каплей, месяц за месяцем, он вводил новые правила и более суровые наказания за нарушение законов Книги Истин. Некоторые из братьев приветствовали новое правление, но затем он вновь ввел казнь и забивание камнями. Глубоко в душе я знал, что это неправильно. Когда я встретил Джаю, то почувствовал, что ее появление в моей жизни – это знак, и начал снабжать ее информацией.
Яс уже начинал нравиться этот парень.
– Так как вы познакомились?
По влюбленным взглядам, которыми обменивались Джая и Темпика, все было ясно.
– Только представьте! – Джая улыбнулась. – В Старом городе стоял душный полдень. Базарный день. Все любят базарный день, поскольку фермеры привозят с равнины в Фаматауне большие грузовики с узфруктами, имбирными ягодами и рампасами. Поскольку я более-менее могу сойти за человека, я отправилась в лавку, чтобы… взять там немного узфруктов. Он поймал меня на воровстве… Прямо за руку… Но отпустил.
Темпика уставился на свои ноги.
– Сколько тебе тогда было? Шестнадцать? Мне это показалось неправильным. Наказание за воровство – лишение руки.
– Приятель… – Райан поморщился.
– Знаю. Я никогда до того не видел смешанных людей. Думал, это вымысел. Смесь человеческой и лобосской рас – худшая форма греха. Так мне говорили. Нас учат, что такой ребенок, как Джая – мерзость. Но я… Я счел ее самой красивой девушкой, которую когда-либо видел.
Джая засмеялась и взъерошила ему волосы.
– О, дорогой! Я, конечно, выросла с матерью, отцом и сопротивленческим движением, но все равно ожидала, что люди, в особенности монахи, – злобные фанатики. Поэтому Темпика оказался для меня настоящим сюрпризом. Прекрасным сюрпризом.
– А потом она стала меня преследовать… – Темпика подтолкнул Джаю локтем.
– Я тебя не преследовала! Возможно, я просто следовала за тобой во время патрулей… Но мне было любопытно разузнать побольше о столь необычном и добром монахе.
– А я не мог выбросить ее из головы. Она многому меня научила. Как и Прай, и Мария.
Мария посмотрела на Темпику.
– Поскорей бы назвать его своим сыном, – тепло сказала она.
– А вы как с Праем познакомились? – спросил Райан Марию.
– Много лет назад мы оказались в одном смешанном детском доме в Канде. Возлюбленные с самого детства. – Глаза Марии затуманились, когда она вспомнила прошлое. – Забавно, не правда ли? В детстве мы еще не знали, кого нам полагается ненавидеть.
Яс как будто ударили под дых. Она вспомнила, как Поппи Хиллман перестала с ней дружить в старшей школе только потому, что Тейлор Грант назвал ее «исламистской террористкой». Даже теперь, годы спустя, Яс было очень обидно.
Мария продолжала:
– Когда я смотрю на Джаю и Темпику, то вижу, что осталась еще надежда на будущее. Время от времени я даже смею представить, что этой войне придет конец.
«Светлая мысль, – подумала Яс, – вот только ненависть, похоже, всегда находит путь на волю».

 

Доктор чуть ли не прыгала по читальному залу.
– Это чистейшая, стопроцентная истина! Я – Повелитель времени, известная как Доктор. Вместе с друзьями я путешествую во времени и пространстве, посвящая свою долгую жизнь распространению повсюду гармонии, радости и мира. И созерцанию закатов. Закатов много не бывает.
Она повторяла это уже в третий раз, и казалось, багровое лицо Микадоса сейчас заполыхает.
– Прекратите богохульство!
– Но я права! Это книги врут! Вы либо слушайте о настоящем, живом опыте моей жизни, либо продолжайте и дальше верить клочкам многовековой бумаги! Что выберете?
– Сомневаться в истинности Слова – это сущая ересь!
– А ни в чем никогда не сомневаться – сущая глупость! – Доктор ткнула Микадоса в грудь. – В последний раз говорю: я была здесь шестьсот лет назад и никакого списка правил не оставляла! Их выдумали, сочинили, наврали с три короба, чтобы власть имущие могли держать простой народ в узде!
– Хватит!
– Да, верно! С меня хватит шестивековой жестокости в мою честь! Пора заканчивать!
– Я сказал, довольно! – Микадос схватил со стола бронзовую статуэтку Великого Доктора – удивительно схожую с оригиналом – и запустил прямо в Доктора.
Она уклонилась, и статуэтка оставила вмятину в деревянной панели. Грэм вскочил на ноги и поспешил к Доктору.
– Ой. Что за строптивость.
– Охрана! – взревел Микадос. – Охрана!
В зал ворвались трое стражников.
– Взять эту женщину!
Охранники схватили Доктора за руки, и она только закатила глаза.
– Ну что вы, отпустите. Я ничего вам не сделаю.
– Увести ее в камеру!
– Вы хотите меня запереть? С какой целью?
Микадос вышел из-за стола с красным, потным лицом.
– Называться Великим Доктором человеку запрещено законами храма! Это является преступлением! А если подобное осмелится сделать женщина, это будет самой отвратительной и гнусной насмешкой над нашей верой!
– Простите, – продолжила Доктор, вскинув палец: – А можно спросить, женщины-то все-таки вас чем так обидели?
Первосвященник сощурился.
– Именно безнравственность женщин чуть не привела к вымиранию населения Лобоса.
– А, снова эта песня, знаем-слышали.
– Замолчите. – Микадос глубоко вздохнул. – Вы совершили преступление, и вас ждет наказание. Смерть.
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий