Великий Доктор [litres]

Книга: Великий Доктор [litres]
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13

Глава 12

Мэр Старого Города, Бемус Белен, жил на охраняемой вилле с видом на море. Багги Микадоса остановился перед большими воротами, и охранник проверил машину, прежде чем впустить ее на территорию.
Как и каждую ночь до того, Микадос приехал на виллу, чтобы благословить Белена, его жену и дочерей. Так было из поколения в поколение, и Микадос считал свои ночные визиты крайне… плодотворными.
Микадоса поприветствовал дворецкий по имени Рекс – седой, хилый лобосец, который служил последним трем мэрам. Он провел первосвященника наверх в частный кабинет Белена, где на свежем морском ветру вздымались шторы. Микадос считал дом мэра безвкусным, но роскошным. По его мнению, золото и драгоценности должны были украшать исключительно храм, чтобы восхвалять убранством Великого Доктора. На вилле же все это казалось абсолютно неуместным.
Прежде чем войти, Рекс постучал в дверь. Микадос успел краем глаза заметить, как мэр очень быстро отстраняется от служанки-лобоски, которая принесла ему поднос с сыром и вином. Микадос не стал это комментировать, но запомнил на будущее, когда придет черед назначать нового мэра.
– Ваша милость, пожалуйста, заходите! – пригласил его крупный, общительный мужчина со смуглой кожей и сальными черными волосами. – Оставь нас, – велел он служанке, и та проскользнула мимо Микадоса, понурив голову.
– Давайте помолимся, мэр Белен.
Возле одной из стен кабинета, в выложенной плиткой нише, располагалась святыня: бронзовая статуя Великого Доктора, озаренная свечами. Белен опустился на колени на низкий красный табурет перед ней.
– Благодарю, что покинули праздник, ваша милость.
– Не стоит благодарности. – Микадос благословил Белена, изобразив на его лбу священный квадрат Тордоса.
– Ходят слухи, Микадос, – продолжил Белен с закрытыми глазами. – Говорят, Он вернулся.
В Старом городе молва разлеталась до тревожного быстро. Микадос надеялся подольше удержать Белена в неведении. Этот клоун станет только мешать.
– На Лобос прибыл мужчина.
– Это он?
Как же сильно Микадосу хотелось в это верить. В Книге Истин говорилось о пришествии Доктора. Как иначе возможно, чтобы этот человек так сильно напоминал своим видом единственный лик божества, сокрытый в самом надежном хранилище храма? Однако интуиция подсказывала, что подлинное пришествие Доктора должно было бы породить в сердце Микадоса уверенность. Уверенность, любовь и преданность. Тот человек, что ждал его в храме, доверия не внушал. За всю жизнь Микадос ни разу не усомнился в Великом Докторе… и все же…
Первосвященник улыбнулся Белену.
– Полагаю, это возможно.
– «Возможно»? – Глаза Белена широко распахнулись. – Ваша милость? Вы сейчас утверждаете, что сам бог ходит среди нас?
Микадос налил бокал вина и благословил питие, прежде чем передать его мэру.
– К чему тревога, Бемус? Разве день этот не был предречен давным-давно?
Белен замешкался.
– Да, но… Я просто… Я не понимаю, что это значит. Книга Истин учит нас, что Всевышний вернется, чтобы забрать нас с собой в…
– Да, Белен, я знаю Священное Писание. – Микадос возложил руку на голову мэра. – Не держи страхов в сердце и верь в Великого Доктора. Если Он вернулся, то, должно быть, затем, чтобы нас спасти. Это знак, что война с повстанцами подходит к концу.
Мэр посмотрел на своего собеседника.
– Вы так думаете?
– Бемус, вы верите в Великого Доктора?
– Всем сердцем.
– Тогда верьте и мне. – Микадос похлопал мэра по плечу. – Я верю, что его пришествие – знак. Великий Доктор явился, чтобы помочь нам подавить восстание. Вы дадите мне полномочия действовать в интересах народа Старого города?
– Да… Делайте, что считаете нужным.
Микадос склонил голову, скрывая легкую улыбку.
– Да благословит вас Доктор, дитя мое.

 

Яс попыталась походить с перевязанной ногой. Джая уже обработала рану и нанесла обезболивающую мазь с отвратительным яичным запахом. Сначала кожу щипало, но вскоре рана прогрелась и слегка онемела. Теперь Яс могла ходить, хоть и слегка прихрамывая.
На другой стороне пещеры она увидела, как Прай осматривает ТАРДИС, ощупывая дверь лапами.
– Ты не сможешь туда зайти. Куда делась Джая?
– Ушла за припасами, – отрезал Прай. – Это же просто ящик. Деревянный ящик.
Яс улыбнулась и покачала головой.
– Это нечто гораздо большее.
Прай прищурился.
– Знаю-знаю. Это символ смерти на Лобосе. Ты хоть представляешь, сколько лобосцев погибло, строя это чудовищное здание на холме?
Яс промолчала. Что тут скажешь? Она даже притвориться не могла, что удивилась. История строится на костях рабов.
– Это машина времени, говоришь?
– Да.
– Ты умеешь ею управлять?
– Нет.
Ясмин внимательно следила за Доктором и знала, зачем нужны некоторые кнопки, но ей всегда казалось, что ТАРДИС и Доктор сработались вместе скорее как партнеры, а не как пользователь и машина.
– Значит, теоретически, она может переместить меня во времени?
Ах вот оно что. Яс наконец поняла, к чему весь этот разговор.
– Только теоретически.
Прай как будто бы обнюхал ТАРДИС.
– Я мог бы вернуться. Мог бы свергнуть Храм еще до того, как он пришел к власти.
Освободить Лобос прежде, чем его поработили.
– Прай, нет… – как можно сочувственней ответила Яс. – Что сделано, то сделано. Пойми, историю нельзя переписать.
– Почему нет? – прорычал он. – Ты сама сказала, что Храм поступил именно так.
– Это другое. А ты предлагаешь… создать парадокс.
Много раз Доктор пускалась в тираду, чтобы объяснить смысл этого явления, но каждый раз мозг Яс превращался в кашу от ее рассказов.
– Прай, ты существуешь на свете только потому, что история сложилась именно так, а не иначе. Если ты вернешься обратно, то можешь изменить события, которые привели к твоему рождению. К рождению Марии и Джаи.
– Возможно, это необходимая жертва.
Яс покачала головой. Впервые она усомнилась в том, что рядом с Праем ей ничто не грозит. В его глазах появился блеск, который она видела раньше: одержимость.
– Ты ведь это не всерьез, Прай. Кроме того, как вообще это можно сделать? Как можно искоренить целую религию?
Лобосец задумался.
– Убить бога.

 

Грэм знал, что от звенящих колоколов ничего хорошего можно не ждать. Когда они начали перезвон, Доктор отбросила Книгу Истин, которую возмущенно читала в течение последнего часа. Все, что оставалось Грэму – броситься за ней, стараясь не отставать. Хорошая нагрузка для поддержания формы.
– Доктор, помедленнее! – выдохнул Грэм, запыхавшись.
– В другой раз. – Она указала на процессию монахов и стражников храма. – Они направляются к часовне. Давай, копуша, пора выяснить, что происходит.
Конечно, монастырские колокола наверняка служили призывом к молитве. По мере их приближения звон становился все громче и громче. Братья послушно заходили в храм, и Доктору с Грэмом оставалось смешаться с толпой.
– Стоять! – приказал старый монах. – Женщинам запрещено заходить в храм!
Доктор медленно повернулась и указала на Грэма.
– Он разрешил! Не спорьте с Великим Доктором!
– Новые правила! – добавил Грэм. – Мы теперь любим женщин.
Монах растерялся, но пройти позволил. Они спустились по широкой лестнице и через боковую дверь попали в зал. Храм представлял собой кроличий лабиринт из коридоров и тоннелей, но все они вели к святыне. Монахи заполнили передние скамьи и встали на страже в задней части зала. Доктор, как единственная женщина во всей часовне, натянула капюшон на голову.
– Смотри! – объявила она, схватив Грэма за руку. – Там Райан!
Райан беспокойно вертелся у алтаря, и Доктор тотчас направилась сквозь толпу к нему.
– Райан! – прошептала она.
– Это какое-то безумие! – начал он, переминаясь с ноги на ногу.
– В чем дело? – спросила Доктор. – С тобой все в порядке? С Яс все нормально?
– Не знаю. Когда мы вернулись, Темпика отправился к Микадосу, чтобы рассказать о встрече. Вскоре после этого зазвонил колокол. Я понятия не имею, что происходит.
– Тебе известно, где Яс? – поторопил его Грэм.
– Она с повстанцами. Информатор-лобосец утверждает, что она в порядке.
– Ее держат там насильно?
– Вряд ли. Кажется, она сбежала из тюрьмы и отправилась с ними по собственному желанию.
– И чего я за вас переживаю, когда вы у меня такие умнички, – похвалила их Доктор. – О, начинается зрелище!
Микадос подошел к кафедре в сопровождении Темпики и серьезного мужчины в синей форме охранника.
– Великий Доктор, Великая Медсестра, Великий Расмин и дорогие братья, я принес вам прекрасные вести.
Часовня погрузилась в тишину.
– Брат Темпика выяснил, что опасные террористы, которые угрожают миру и благополучию Лобоса, отправились в восточные шахты. Они расползаются, как тараканы.
Меж скамьями поднялся ропот.
– Братья, тише. После десятилетий волнений, насилия и убийств, у нас появилась возможность покончить с мятежом и восстановить мир. Я посоветовался с капитаном Макрисом, и мы отправим войска в Канду, чтобы перехватить повстанцев. Братья, Праю и предателям больше некуда бежать и прятаться. – Микадос посмотрел на Грэма. – Великий Доктор, ваше возвращение привело к священной победе. В канун праздника мы сокрушим восстание. Это знак!
Грэм посмотрел на Доктора. Она не сводила с него серьезного взгляда, и Грэму оставалось надеяться, что у нее был план.

 

Видавшие виды вертолеты поднялись с вертолетной площадки на самую вершину Старого города. Райан не мог привести в порядок мысли: иногда казалось, что попал он в старые времена на Земле. О Лобосе напоминали лишь дроны и вертолеты. Райан понял, что весь имеющийся на Лобосе достаток шел на развитие храма и вооружения. В то время, когда вертолеты поднялись, бронированные багги – больше, крепче и смертоноснее, чем те, что использовали монахи – отправились по труднопроходимой местности к Канде.
– Мы тоже идем, – заявила Доктор Микадосу.
Вчетвером они стояли на вертолетной площадке на самой вершине скалы, откуда открывался обзор на береговую линию.
– Что вы! Я настаиваю, чтобы вы остались в храме! Это опасно. Повстанцы будут сопротивляться, в этом сомнений нет.
– Великий Доктор?.. – подсказала она Грэму.
– Да-да. Я приказываю вам отвезти нас к восточным шахтам. Нельзя, чтобы нашего дорогого небесного… товарища… постигла беда.
Микадос нахмурился.
– Но… Великий Доктор… разве вы не всемогущи? Разве ваш архангел может быть уязвим?
Райан перевел взгляд с Доктора на Грэма. Ложь про бога уже начинала трещать по швам. Он подозревал, что Микадос тоже начинает сомневаться – восхищение его становилось все менее и менее… восхищенным.
– Находясь среди человечества, мы ничем не отличаемся от вас. Мы пойманы в ловушку мирских ограничений этого примитивного мира, – объяснила Доктор. – В конце концов, разве не сказано, что вы созданы по образу и подобию нашему?
– Именно поэтому, если что-то случится с Яс, я очень… разозлюсь. – Грэм скрестил руки на груди, стараясь выглядеть брутально, но получилось не очень.
Однако священник, похоже, поверил.
– Хорошо. – Он подал сигнал стражнику. – Сержант Барлос, прошу вас, сопроводите Великого Доктора и его апостолов в восточные шахты в Канде. Я поеду с капитаном Макрисом. Встретимся на месте. Нет нужды напоминать вам о ценности ваших пассажиров.
– Конечно, ваша милость, – заверил его Барлос (еще один чернокожий парень, почти одного роста с Райаном, только в два раза крупнее). – Ступайте за мной.
Не в силах смотреть в глаза гостям, Барлос повел их к одной из бронированных машин. Не переставая бормотать о войне и кровопролитии, Доктор запрыгнула в кузов багги, больше похожего на танк, а затем предложила Райану и Грэму руку. Барлос сел за руль, и все они отправились на засушливую пустошь. Из того, что помнил Райан, между Старым городом и Кандой находился поселок, но на его месте уже давно были одни руины и обломки.
– Каков план, Доктор? – спросил Грэм. – Пожалуйста, скажи, что это тот случай, когда у тебя есть реальный план, а не иллюзия.
– Как тебе не стыдно? – возмутилась Доктор. – План есть всегда, даже если он заключается в том, чтобы притвориться, что он есть. – Она улыбнулась. – Но да, план и правда есть. И очень простой – забрать Яс из шахт до того, как начнется стрельба.
Райана все устроило.
Путь оказался не таким уж долгим, что порадовало Райана, потому что он не взял с собой таблетки от укачивания. Где-то вдалеке койоты или волки выли на луны. Или, может, лобосцы имели такую привычку?
Подняв облако оранжевой пыли, багги свернул по грунтовой дороге в карьер. Повсюду валялось горнодобывающее оборудование, но здесь давно никто не работал.
Барлос остановил багги рядом с машиной Микадоса и старших монахов.
– Ждите здесь, ваша милость. Должно быть, здесь вам ничто не грозит.
– «Должно быть»? – переспросил Райан.
– Т-с-с-с, – шепнула Доктор, задумавшись.
Вертолеты кружили у них над головами, рыская прожекторами по каменистой местности. Стража образовала кордон на двух входах: первый – у подъемной шахты, второй – у входа в пещеру, где до сих пор находились ржавые пути для тележек. Капитан Макрис приказал своим людям занять позиции, направил оружие на выходы из пещер, а затем вернулся к месту парковки багги. Макрис был высоким, морщинистым мужчиной с седыми волосами и белым шрамом через левую бровь.
– Доложите об успехах, капитан, – приказал Микадос.
– Солдаты охраняют выходы. Ваша милость, у повстанцев нет пути к отступлению.

 

Глубоко под поверхностью, Яс изо всех сил старалась не отставать от Марии, пока они шли по тоннелям. Обезболивающая мазь переставала действовать – колено гудело от боли. Теперь на Яс были плотные тактические брюки и футболка цвета хаки, и она себя чувствовала прямо-таки Че Геварой. Ну или чувствовала бы, если бы так не хромала.
Они двигались колонной. Почти все тянули за собой тележки с оружием и снаряжением. Во главе ехал Прай, управляя машиной, которую он называл экскаватором. Машина размером с вилочный погрузчик имела закрытую кабину и жутковатую спираль спереди. Преклонного возраста экскаватор был грязным, покрытым ржавчиной и клейкой лентой. Он ехал через тоннель, выпуская клубы удушающих газов.
– Для чего он нужен? – поинтересовалась Яс.
– Экскаватор? – спросила Мария, не останавливаясь. – Мы украли его и починили. План прост, Ясмин. Мы хотим разрушить храм. Буквально. Старый город нестабилен уже много поколений. В свое время под землей в этом районе прокопали шахты, недальновидно и непродуманно. Зря они не построили свой дурацкий Храм в более безопасном месте.
– Вы собираетесь вызвать обвал?
– Да. Ты не волнуйся! Мы полагаем, у них будет много времени, чтобы эвакуировать Старый город. Наши действия имеют скорее символический характер.
«Мы полагаем» прозвучало не слишком надежно.
– Символический?
– Падение храма. Противники храма разбросаны по всему Лобосу: в Канде, Скизипе, Фаматауне и в горах на севере. Храм базируется в Старом городе, но их контроль распространяется по всему Лобосу. Если мы свергнем неформального лидера, то выиграем войну. Люди и лобосцы увидят, что храм слаб. Что он рухнул и перестал существовать. И тогда начнется новая эра.
Земля затряслась, как необъезженный жеребец, и Яс упала на Марию. По крайней мере, посадка оказалась мягкой. Однако на этот раз то была не просто дрожь, а настоящий рев, от которого посыпались камни. Яс затаила дыхание, а Мария прикрыла голову рукой.
– Мария?
– Вот это уже плохо, – прошептала она. – Держись!
Яс могла угодить под обвал, но ничего не могла с этим поделать. Стиснув зубы, она зажмурилась и ждала конца…
Но неожиданно тряска прекратилась.
Яс мысленно досчитала до пяти и вновь осмелилась сделать вдох.
– Торопитесь! – закричал Прай из тоннеля. – Шевелитесь! Здесь опасно!
Мария поднялась на ноги.
– Все в порядке, – уверила она Яс. – Иногда такое случается. Мы прокапываем участок, чтобы ослабить его, а затем двигаемся дальше. Все хорошо, – повторила она.
Вот только Яс ее слова совсем не убедили.

 

Грэм смотрел, как отряд солдат выходит из устья тоннеля с поднятым оружием.
– Доложить обстановку, – скомандовал Макрис в рацию.
– Ничего, сэр, – с треском донесся ответ. – Нет признаков жизни. Прием.
– Они были здесь?
– Непонятно. Прием.
– Как насчет Глаз? Они нашли что-нибудь внизу?
– Нет, сэр.
Микадос рядом с Макрисом казался разъяренным.
– Где Темпика? Привести его ко мне, – сердито приказал он.
Стражники разбежались в поисках Темпики.
– Мы не можем его найти, ваша милость. Должно быть, он остался в храме.
– Во имя Доктора! Этот бесполезный парень меня в гроб загонит!
Райан вышел вперед.
– Мы были с ним в таверне. Некий тип сообщил, что они двигаются к восточным шахтам, клянусь.
Макрис встал по стойке «смирно».
– Ваша милость, мы можем начать штурм шахт и взять противника числом, либо заблокировать выходы. Это вынудит их вернуться обратно в сторону Старого города, где мы их и перехватим.
– Или похороните заживо! – Доктор встала между Микадосом и Макрисом. – Вы не можете разрушить шахту! Вы же их убьете!
– Кто эта женщина? – спросил Макрис с едва прикрытым отвращением.
– Простите, Великая Медсестра, – искренне извинился Микадос. – Но этот кровавый конфликт, как вы понимаете, длится уже многие годы. Эти террористы… они выступают против всего, чему учит нас Великий Доктор. Они отрицают славу его. Если у нас появился шанс положить конец мятежу, мы обязаны им воспользоваться. Эта просто кучка повстанцев, не более того.
– Нет! Это не так! Вашим действиям нет оправданий! По крайней мере, перед ним. – Она указала на Грэма.
Грэм застенчиво вышел вперед.
– Вы слышали ее. Там люди! Там наш друг!
Охранники и монахи с беспокойством переводили взгляды с Микадоса на Грэма.
– Грэм, – выдохнула Доктор, хватая его за плечи. – Они не станут меня слушать. Говорить должен ты.
– Я не могу…
– Можешь!
– Ладно. Что делать… – Грэм забрался на большой валун, взглянул на шахту и сделал глубокий вдох. – Э-м-м… Послушайте! Привет! Слышно меня?
Стража и монахи остановились и огляделись. Тогда Грэм нервно продолжил проповедь.
– Я не знаю, что обо мне говорили люди, но мне кажется, вы неправильно меня поняли. Местами что-то упустили, местами досочинили своего.
Внизу монахи встревоженно переглянулись. Великий Доктор только что… произнес богохульственные слова. Их бог говорил ересь.
Незаметно Доктор вытащила из внутреннего кармана звуковую отвертку и подняла ее в воздух.
– Ты что задумала? – удивился Райан.
– Пришло время спектакля, – пробормотала Доктор.
Грэм прочистил горло.
– Слушайте, я совершенно уверен, что не просил вас убивать людей лишь потому, что вы с ними разошлись во мнениях. Я никогда такого не говорил.
Братья снова переглянулись, о чем-то переговариваясь.
Ноздри Микадоса раздулись.
– Книга Истин непогрешима! – закричал он. – Те, кто отрекся от Слова Великого Доктора, повлекли за собой падение цивилизации. Истина – это праведный путь!
– Слово, Истина, Путь! О чем ты вообще, приятель? Все это ничего не значит, если тебе чужда доброта!
Воздух вокруг Грэма засиял зеленым, голубым, золотым, розовым и фиолетовым. Райан разинул рот. Это напоминало… северное сияние!
– Что… как?
Доктор улыбнулась.
– Могу поспорить, в своей Книге Истины вы найдете такие фразы, как: «Возлюби ближнего своего», «Поступай с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой», «Не убий… никого?» – продолжал Грэм. – Разве это не очевидно?
Мерцающие огни продолжали кружиться вокруг Грэма, становясь все ярче и ярче. Некоторые монахи и солдаты съежились в страхе.
– Просто будьте добры друг к другу – вот что я сказал! Убивать людей и хоронить заживо? Вам не кажется, что это не тянет на доброе дело?
Огни погасли.
– Как ты это сделала? – спросил Райан Доктора.
Доктор улыбнулась.
– Очень просто. Остаточные газы шахты еще просачиваются сквозь землю. Если поджечь их на высокой температуре, то получаются интересные цвета! Красивое зрелище, не правда ли? Разные цвета – это чудесно!
«С этим не поспоришь», – подумал Райан.
– Довольно! – прорычал Микадос. – Сколько людей погибло от рук этих убийц?
– Сколько людей погибло от вашего оружия? – прикрикнул Райан.
– Пора остановиться! – закричал Грэм. – Поднявший меч от меча и погибнет.
– Нет! Теперь все кончено! – Микадос повернулся к Макрису. – Уничтожьте шахту!
– Что? Нет! – воскликнула Доктор. – Пожалуйста, Микадос, не делайте этого! Я вас умоляю!
Микадос выпрямился в полный рост.
– Я не выполняю просьбы женщин, низших созданий мира.
Ой-ой. До Райана наконец дошло, что здесь происходит – все дело было в Микадосе. Он больше им не верил, если вообще когда-либо верил.
Первосвященник прошел мимо Доктора и поднялся на валун рядом с Грэмом.
– Братья мои. С какой легкостью мы приняли этого человека за Великого Доктора. Что, если все это чародейство? Обман? Откуда нам знать, что он говорит правду?
Солдаты и монахи принялись шептаться, и вскоре смелый молодой монах вышел вперед.
– Вы же видели! – завопил он. – Он светится!
– Фантасмагория! Не впервой на Лобос спускаются бесы и лжепророки. Зачем Великому Доктору проповедовать милость к жестоким еретикам? Это безумие! Это противоречит учениям!
Доктор посмотрела на Грэма и осторожно покачала головой.
– Я! – воскликнул Грэм в последней попытке. – Я Великий Доктор, и я приказываю вам остановиться! Мы можем покончить с этим мирным путем.
– Мятежные язычники отрицают вашу милость. Зачем вы их защищаете?
– Я… Я не защищаю… Просто…
– Просто ничего! – гневался Микадос. – Пока живы повстанцы, речи о мире быть не может. Мы потеряли отцов, матерей, братьев, сестер! – Первосвященник брызгал слюной. – Великий Доктор никогда бы не просил верующих помиловать террористов.
– Вы слышали приказ! – закричал коренастый солдат. – Уничтожьте их!
– Нет! – воскликнула Доктор.
Микадос сощурился, глядя на Грэма.
– Я объявляю вас самозванцами! И сегодня вечером все закончится!
Толпа начала поддерживать Микадоса, и Грэму ничего не оставалось, кроме как в ужасе смотреть на происходящее.
– Капитан Макрис, уничтожьте шахту.
– Выполняю, ваша милость. Сектор Б! Приготовить взрывчатку!
– Нет! – закричала Доктор, бросившись к Макрису. – Стойте! Внизу наш друг!
– Взять их! – приказал Микадос.
Солдаты двинулись на Доктора и тотчас схватили ее.
– Эй! Отпустите ее! – Райан поспешил на помощь, но и сам угодил в плен.
Рация Макриса затрещала:
– Устройство готово, капитан.
– Подтверждаю. Отойдите на безопасное расстояние.
– Есть, капитан.
Райан боролся с монахом, но тот крепко его держал.
– Отпусти!
И тут Райан ощутил теплое дыхание возле уха.
– Великий Расмин, – произнес знакомый голос. – Если вы хотите помочь друзьям, пойдемте со мной. Не задавайте лишних вопросов.
Это был Темпика. Райан обернулся и увидел, что его капюшон полностью скрывает лицо.
– Зачем? Куда?
– Не могу объяснить… Идемте же! Скорее! Пока никто нас не заметил.
Райан посмотрел на сцену хаоса: солдаты и монахи уже бежали на позиции. Бедняга Грэм, он пытался, но ничего не вышло.
Доктор повернулась, чтобы взглянуть на Микадоса.
– Микадос! Это хладнокровное убийство! Что говорит об этом ваша драгоценная книга?
– Причина убийства весьма справедлива, и никто из нас не без греха, женщина. Капитан? Мы готовы?
– Да, ваша милость.
– Тогда приступайте.
– Сектор Б. Приступаем.
– Так и быть, – согласился Райан. – Пойдем, Темпика.

 

Конвой заходил все глубже и глубже в сердце шахты.
– Продолжаем! Не стоим на месте! – кричал Прай. – Мы почти на месте.
У Яс уже не оставалось сил. Колено болело, а ботинки стерли кожу на пятках до волдырей. Но останавливаться было нельзя. Нужно найти остальных.
Дрожь снова охватила землю, но на этот раз не прекращалась.
– В чем дело? – прошептала Ясмин Джае.
Раскатистый гул, похожий на гром, становился все громче и громче.
Джая не ответила, но глаза ее засветились в темноте; в них читался настоящий испуг.
– Джая? – Яс прильнула к ней. – Что это?
Кажется, на них надвигалось нечто серьезное.
Взрыв был оглушительным.
Грэм зажал уши руками, а земля у него под ногами дрожала и грохотала. Он упал на колени, вцепившись в валун.
Огромное грибовидное облако взвилось из земли, наполнив воздух густой черной пылью. Сквозь туман Грэм наблюдал, как старая шахта сотряслась, а длинные балки развалились и обрушились. Старая лифтовая кабина упала вниз с громким лязгом.
– Доктор? – крикнул Грэм.
Доктор посмотрела на друга, приоткрыв рот и широко распахнув глаза.
– Докладывайте, капитан Макрис, – скомандовал Микадос.
– Устройство успешно взорвано, ваша милость. Мы обрушили восточную шахту.
Микадос закрыл глаза, как будто благодарил святых.
– Отлично. Хвала небесам!
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий