Куколки

Книга: Куколки
Назад: ГЛАВА 5
Дальше: ГЛАВА 7

ГЛАВА 6

К вечеру я успокоился и тогда почувствовал, как Розалинда пытается поговорить со мной, да и остальные тоже. Я сказал им про Софи. Теперь это уже не тайна. Ощутив их потрясение, я попытался объяснить им, что человек с небольшим Отклонением вовсе не чудовище, как нам всегда твердили. Но теперь-то для Софи разницы не было!
Меня выслушали с сомнением. Они понимали, что я говорю правду, но ведь нас всех одинаково учили с младенчества… Однако когда говоришь с кем-то мысленно, лгать не можешь. Поэтому они мне поверили и попытались принять новую идею: Отступление, Отклонение, Нарушение — совсем не обязательно страшное, мерзкое зло. Не очень им это удалось. Да и утешить меня они не могли, поэтому постепенно отключились, и я понял, что все спят — кроме меня.
Я все лежал, представляя себе, как Софи и ее родители пробираются к Окраинам, к сомнительной безопасности. Я отчаянно надеялся, что они уже далеко и мое предательство не погубит их.
А когда сон все же пришел, меня обступили лица и люди Мне снова приснилось, как отец расправляется с Нарушением, и, когда он занес нож над Софи, я проснулся от собственного вопля. Я так напугался, что не решался уснуть, но все же провалился в сон. Теперь мне привиделся большой город, широкие улицы и летающие штуки. Давно мне такого не снилось, а город был все такой же, и почему-то он меня утешил.
Мать заглянула утром, вид у нее был отсутствующий и недовольный. Потом пришла Мэри и запретила мне вставать. Мне пришлось лежать на животе и поменьше вертеться, чтобы спина быстрее заживала. Я покорно согласился с ее наставлениями, так и правда было легче. Я лежал, размышляя, что взять с собой, когда удастся убежать из дома. Лучше всего, пожалуй, увести коня да уехать в Окраины.
Днем заглянул инспектор, принес пакетик липких леденцов. Я хотел было расспросить его об Окраинах, однако потом решил, что не надо — еще догадается.
Он обращался со мной весьма дружелюбно, но у него было дело, и он вскоре начал расспрашивать меня:
— Давно ли ты с девочкой познакомился — кстати, как ее зовут?
Теперь можно было и сказать.
— И как долго ты знал, что она Отклонение? Похоже, правда мне не повредит.
— Довольно давно, — промолвил я.
— Сколько же?
— С полгода.
Он удивленно поднял брови.
— О, совсем плохо, это называется злостное укрывательство. Ты же знал, что она отклоняется от Нормы, так?
Я опустил глаза, поерзал и перестал — очень больно было.
— Но это… ну, совсем другое, чем то, что нам рассказывали, — попытался объяснить я. — Такие крошечные пальчики!
Инспектор взял себе леденец, протянул мне пакетик.
— «… и на каждой ступне должно быть пять пальцев» — процитировал он. Помнишь?
— Да, — неохотно признал я.
— Ну вот, каждая часть определения Нормы так же важна, как любая другая, и если ребенок в чем-то отступает от Нормы, значит, у него нет души. Он сотворен не по образу и подобию Господа; это просто имитация, подражание, и потому в нем допущена ошибка. Только Господь может сотворить совершенство. Отступления могут выглядеть совсем как мы, но они все же не люди, они другие.
Обдумав его слова, я возразил.
— Но Софи-то не другая — лишь в этом!
— Станешь старше — поймешь. Ты уже знаешь определение Нормы, ты ведь сразу понял, что Софи отклоняется Почему же ты не рассказал о ней отцу — или мне?
Я рассказал ему свой сон. Инспектор помолчал, потом кивнул:
— Ясно Но человеческие Отступления — не то что животные.
— А что с ними делают? Он уклонился от ответа.
— Знаешь, мне положено включить твое имя в свой список. С другой стороны, отец уже крепко тебя наказал, так что я, может быть, и не стану. Однако дело серьезное. Дьявол, посылает к нам Отклонения, чтобы совлечь нас с пути истинного. Иногда ему удается сделать почти точную копию человека, так что нам приходится постоянно следить за малейшими недостатками. Увидишь ошибку, даже самую крошечную, — немедленно сообщи Запомнишь?
Я несмел взглянуть ему в глаза. Инспектор-лицо важное. Но я не верил, что Софи послал сам дьявол. И не понимал, при чем тут маленькие пальчики — на ее ногах.
— Софи ведь была моим другом — лучшим другом, — сказал я.
Инспектор продолжал смотреть на меня, потом покачал головой.
— Преданность — дело хорошее, и все же бывает так, что человек ее неверно понимает. Когда-нибудь ты осознаешь, что нужно быть преданным одному делу чистоте расы…
Тут дверь отворилась, и вошел мой отец.
— Их поймали! — сообщил он инспектору, с отвращением взглянув на меня.
Инспектор сразу вскочил, и они вышли.
Я уставился на закрытую дверь, трясясь от стыда. Слезы покатились из глаз, я зарыдал и никак не мог остановиться, забыв даже про больную спину. Новость, сообщенная отцом, оказалась куда болезненнее. Сердце так сжалось, что было не вздохнуть.
Но вот снова отворилась дверь, я быстро отвернулся к стене. На плечо мне опустилась рука, и голос инспектора произнес:
— Ты ни при чем, старина. Их случайно остановил патруль — миль за двадцать отсюда.
Через пару дней я сообщил дяде Акселю:
— Я хочу убежать из дома.
Он прервал работу, задумчиво глядя на меня:
— Я бы не стал, обычно это плохо кончается. Куда ты собрался?
— Да я вас хотел спросить. Он покачал головой:
— Куда бы ты ни попал, с тебя сразу потребуют удостоверение о соответствии Норме. А из него они тут же узнают, кто ты.
— А на Окраинах? Он уставился на меня:
— Черт возьми, там тебе нечего делать! Да у них даже еды не хватает, они постоянно голодают, потому-то и совершают набеги. Нет, там тебе придется вести постоянную борьбу за выживание.
— А в других местах?
— Туда можно попасть лишь на корабле, да и то… — Он вновь покачал головой. — Насколько я знаю, если сбегаешь от того, что тебе не нравится, то и на новом месте будет так же. Конечно, если бы было куда — но некуда. Послушай меня, здесь лучше, чем во многих других местах. Нет, Дэви, не советую. Через несколько лет ты станешь взрослым, и все изменится. По-моему, лучше уж потерпеть, — лучше, потому что, если сбежишь, тебя сразу поймают и приволокут обратно.
В этом что-то было. Я уже понял смысл слова «унижение». Но судя по тому, что он сказал, я и через несколько лет вряд ли пойму, куда бежать. Надо бы побольше узнать о мире.
Я спросил его, и он ответил:
— За Лабрадором совсем не верят в Бога. Так мог бы ответить и мой отец, о чем я сказал дяде. Он усмехнулся:
— Ладно, Дэвид, если не будешь болтать, я тебе кое-что расскажу.
— Это что, тайна? — спросил я в недоумении.
— Не совсем. Но бывает так, что люди привыкли во что-то верить. И священники хотят, чтобы они продолжали верить. Никто не скажет «спасибо», если расскажешь нечто новое, только беду на себя накличешь. Моряки в Риго быстро это поняли, так что теперь они делятся лишь с другими моряками. Если людям хочется думать, что вокруг одни Плохие Края, пусть. От их мыслей ведь ничего не меняется, а нам спокойнее.
— Но и в учебнике тоже написано, что есть лишь Плохие Края да Окраины.
— А есть и другие книги, просто ты их не видел. Да и в Риго их немного. Кроме того, нельзя верить всем россказням моряков. Но я-то повидал кое-что и знаю: мир куда удивительнее, чем мы тут себе представляем. Ну что, будешь молчать?
— Буду!
— Ладно, слушай… Если отплыть из Риго по, реке, попадаешь в море. На восток плыть нельзя, море или бесконечно, или кончается, и корабль может свалиться с земли — точно никто не знает.
Если же плыть к северу, держась вдоль берега, приплывешь на другую сторону Лабрадора. Можно плыть и прямо на север, никуда не сворачивая. Тогда окажешься в холодных краях, там много островов, живут на них лишь птицы да животные.
Говорят, на северо-востоке есть земля, где растения не сильно отклоняются от Нормы, люди и животные не выглядят неправильными, но их женщины слишком рослые и сильные. Они сами правят своей землей и выполняют всю тяжелую работу, мужчин до двадцати четырех лет держат в клетках, а потом съедают. Едят они и моряков, потерпевших кораблекрушение. Хотя никто никогда не встречал людей, побывавших там, и трудно сказать, на чем основаны такие сведения. С другой стороны, нет и таких, кто бы вернулся да опроверг слухи.
Сам-то я бывал лишь на юге, плавал туда трижды Нужно положить право руля, выбравшись из реки, и двигаться близко к берегу. Через сотню-другую миль попадешь в залив Ньюфа, можно зайти в порт Ларк, пополнить запасы пресной воды и продуктов — если жители Ньюфа позволят Затем нужно двигаться на юго-восток, затем на юг, снова вдоль побережья и снова право руля. Ну, там сплошь идут Плохие Края или совсем Плохие Окраины. Много всего растет, но с корабля ясно видно, что все отклоняется от Нормы. Есть там и животные, только большинство их ни на что не похоже, ясно, что Нарушения, трудно назвать — какие…
Дальше сплошь Плохие Края. Когда моряки впервые увидели те земли, они жутко перепугались. Чувствовалось, что Чистота осталась далеко позади и мы плывем все дальше от Бога, даже он тут не поможет. Все знают: высадишься в Плохих Краях — умрешь. Но еще больше всех волновало другое: как же там цветет и растет то, что противоречит законам Божьим, будто имея право на существование?
Да уж, в первый раз немудрено испытать настоящее потрясение. Гигантские стебли пшеницы перерастают деревья. Здоровенные мхи и лишайники, разросшиеся на камнях, а корни развеваются по ветру. Есть деревья, растущие на утесах, и с них длинные зеленые веревки свешиваются вниз, в воду. Непонятно, или это земное растение с такими корнями, или морское — с такими ветвями. Там сотни странностей — и ничего нормального! Целые джунгли сплошных Отступлений! Животных как будто нет, но иной раз попадется что-то на глаза, сам не знаешь что. Птиц много. А еще где-то далёко и высоко летает что-то большое, вроде и не птицы. Жуткая, порочная земля Всякий побывавший там, понимает: такое могло бы быть и у нас, если бы не законы о Чистоте и инспекторы.
Плохо, правда? Но и это еще не худшее Дальше, дальше на юг, и вот уже совсем мало растений, а затем начинаются земли, где нет вообще ничего. Ни-че-го.
Побережье пустое — мрачное, черное Угольно-черная пустыня. Если попадаются скалы, то острые, голые В море ни рыбы, ни водорослей, ни ила Если корабль заплывет туда, ракушки и прочая грязь, налипшие на дно, отпадают и весь корабль становится чистым, словно с него все соскребли. Птиц нет. Никакого движения, только волны набегают на черный берег.
Страшное место. Капитаны отводят корабли подальше, и матросы этому радуются.
Но вряд ли те земли всегда были такими. Известно, что капитан одного корабля решился подплыть поближе. Команда видела какие-то руины, остатки гигантских построек. Наверное, останки городов Прежних Людей. Больше ничего неизвестно: корабль-то возвратился, но вся команда истаяла на глазах, в живых никого не осталось. Другие корабли уже не рисковали.
На сотни миль тянутся черные земли. Многие корабли возвращались, решив, что дальше ничего нет. Священники радовались, слыша рассказы матросов. Все совпадало с учением церкви, и долгое время никто не стремился к путешествиям. Но потом любознательность взяла верх, и хорошо оснащенные корабли вновь устремились на юг.
Один из исследователей, Мартер, писал в журнале примерно следующее: «Кажется, Черный берег — это худшее в Плохих Краях. Нельзя ничего утверждать, потому что никому не хочется высадиться и умереть. Но все же заметно, что там нет растительности, и еще: по ночам местами заметно тусклое свечение. Однако можно утверждать, что правое крыло партии церкви неверно считает, что все это — результат Отклонений… Ничто там не указывает на возможность распространения „загрязнения“ по всей земле, как наказание „нечистым“ областям. Наоборот, заметно, что Плохие Края постепенно отступают. Конечно, трудно вести наблюдения на расстоянии, но там все же появляются живые организмы — растения и животные, правда, не соответствующие никаким известным Нормам».
После публикации журнала Мартеру пришлось худо, ведь он фактически утверждал, что даже Отклонения могут постепенно прийти к Норме. Его обвинили в ереси и привлекли к суду, а церковники потребовали принять указ о запрещении дальнейших исследований.
Процесс еще не кончился, когда вернулся почти забытый корабль «Смелый». И сам корабль, и команда были в ужасном состоянии, но люди говорили, что они побывали в землях за Плохими Краями. В доказательство они привезли золото, серебро, медь и полный трюм специй. Пришлось принять их новости, но тут же разгорелся спор по поводу специй, ведь никто не знал, как они должны выглядеть, Верующие отказывались к ним прикасаться, а те, кто не так часто посещал церковь, предпочитали думать, что все подобные виды описаны в Библии Чем бы они ни были, ради них стоило плавать на юг.
Цивилизации там нет У жителей тех земель нет понятия о грехе, и они не уничтожают Отклонения Ну а там, где знают о грехе, неверно его понимают. Во многих местах не стыдятся мутантов. Их не беспокоит, если ребенок внешне не во всем соответствует Норме Если дети могут жить и трудиться, как все, к ним хорошо относятся. А есть и места, где наша Норма считается Отступлением. Есть племя безволосых, они считают, что волосы — отметка дьявола. Есть племя беловолосых с красными глазами. Есть такое, где у всех очень длинные изогнутые пальцы. Есть острова, где живут толстяки, и такие, где одни тощие. Говорят, есть и такие места, где люди казались бы совсем правильными если бы не одно странное Отступление: они все чернокожие. Но даже в такое поверить легче, чем в покрытых мехом хвостатых существ, живущих на деревьях. В общем, достаточно увидеть всего несколько таких племен, и начнешь верить во что угодно;
Там опасно. Рыбы и прочие морские твари злее, чем у нас. Сходя на берег, никогда не знаешь, как тебя примут местные жители. Местами они вполне дружелюбны, — а иные встречают чужаков отравленными стрелами. — Есть и такие, где пришельцев встретят снарядами из перца, завернутого в листья.
Иногда не удается договориться даже и с дружелюбно настроенными людьми, ты не понимаешь их, а они — тебя А порой вслушаешься — вроде и наш язык, только произносят иначе. И еще такая странная штука: у них те же легенды о Прежних Людях, что и у нас. Как они строили плавучие города, как умели переговариваться на расстоянии, и все прочее. Но тревожнее всего то, что каждое племя считает себя Нормой, а других — Отступлениями.
Сначала-то это кажется глупым, однако чем больше племен встречаешь, тем чаще начинаешь задумываться: ведь все так же убеждены в своей правоте, как и мы. Ну, спрашиваешь себя: а откуда известно, что именно мы сделаны по образу и подобию Господа? В Библии не говорится о том, что в те времена люди были другими, но никаких определений Нормы там тоже нет. Определение пришло к нам из «Раскаяний» Николсона, а он писал через несколько поколений после Кары. Ну вот и думаешь, а откуда он-то знал, что есть Норма? Может, ему только казалось, что он прав?
Дядя Аксель много еще рассказывал мне о юге было интересно, но на мой вопрос он не ответил, и я прямо спросил его:
— Дядя Аксель, а города там есть?
— Города? — повторил он. — Ну, есть кое-где маленькие… поселки, что ли Наверное величиной с Кентак, только другие.
— Нет, большие города, — и я описал ему город из своего сна.
Он странно поглядел на меня.
— Нет, о таком я не слышал.
— Может, дальше? Он покачал головой:
— Дальше не пройти. Море зарастает водорослями. Сплошные водоросли, не дай Бог, попадешь — потом корабль с трудом выбирается оттуда.
— О, так вы уверены, что городов там нет?
— Конечно, иначе бы мы о том услышали. Я испытал разочарование. Похоже, бежать на юг — то же самое, что в Окраины. Теперь, видно, надо привыкнуть к мысли, что мне снился город Прежних.
Дядя Аксель продолжал делиться сомнениями о Норме, возникшими у него после путешествия А потом спросил:
— Дэви, ты понимаешь, зачем я это рассказываю? Честно, понимал я не очень. Да мне и не хотелось искать недостатки в той вере, которую я впитал с младенчества. Я вспомнил услышанную как-то фразу.
— Вы… потеряли веру? — спросил я Дядя Аксель фыркнул и скорчил рожу.
— Слова из проповеди! — ответил он и задумался. — Я хочу объяснить тебе, что если даже все вокруг говорят «это правда», их слова ничего не доказывают. Никто, никто не знает, что есть образ и подобие божие, в чем Норма. Они думают, что знают, мы думаем, что знаем, а может. Нормой были лишь Прежние Люди? — Он серьезно посмотрел на меня. — Ну например, откуда я, или кто другой, может знать, не приближает ли тебя и Розалинду ваше отличие от остальных к Норме, к облику Прежних? Ведь легенды говорят, что Прежние Люди умели общаться на расстоянии! Мы-то не можем, а вот вы с Розалиндой можете. Подумай, Дэви, вдруг и в самом деле вы с ней ближе к правильному облику, чем мы все.
Я заколебался — и принял решение.
— Дядя Аксель, есть и другие. Он был поражен.
— Другие? — повторил он. — И много? Я покачал головой:
— Не знаю, кто они, то есть не знаю имен. У имен нет мысленной формы, мы и не пытаемся выяснить. Просто у всех в мыслях как бы разные голоса. Я и о Розалинде узнал случайно.
Он пристально, с беспокойством уставился на меня.
— И сколько же вас?
— Восемь. Было девять, но один умолк с месяц назад. Я и хотел спросить вас, дядя Аксель, как вы думаете, может, кто-то узнал? Он так внезапно замолк… Ведь если узнали о нем…
Но дядя покачал головой:
— Не думаю. Нам бы тоже стало известно. А не уехал ли он?
— По-моему, он жил поблизости. Но он бы сообщил нам, если бы уезжал.
— Он ведь сообщил бы вам, если бы о нем догадались, правда? Похоже, произошел несчастный случай. Хочешь, я узнаю?
— Да, а то мы… боимся.
— Ладно, — кивнул дядя Аксель, — попробую. Значит, мальчик, и недалеко. Месяц назад. Еще что-нибудь?
Я рассказал ему то немногое, что знал. Мне сразу стало легче. Конечно, прошел месяц, с нами пока ничего не случилось, но все же было не по себе.
Прежде чем разойтись, он еще раз мне напомнил — никто не может знать точно, что есть Норма и истинный облик Господа нашего.
Лишь позже я понял, к чему дядя Аксель это все говорил И еще я понял: его не слишком волновало, что есть Норма. Прав ли он был, пытаясь подготовить нас к предстоящим испытаниям? Не знаю… Может, лучше было бы ничего не рассказывать? Но все же он облегчил нам пробуждение…
А пока я решил не убегать из дома.
Назад: ГЛАВА 5
Дальше: ГЛАВА 7
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий