Забавы агрессоров

Глава 14. Шутки в сторону, господа!

Мартин очнулся далеко не в лучшем состоянии и в прескверном расположении духа. Он снова лежал на кровати, пут на руках и ногах уже не было, но покрытое синяками тело жутко ломило от побоев. Его не только предали, но и оскорбили, сведя до уровня беззубого, дряхлого старикашки, настолько немощного, что стыдно даже убивать. Как ни горько было Гентару это признавать, но Дарк оказался прав: Самбина не только завязла в шаконьесских интригах, но и самозабвенно плела свои, не столь сложные, как подлянки Дора, но от этого не менее грязные и противные. Она сама подписала себе смертный приговор, предав их прежнюю дружбу, сама вынудила Мартина озвереть и пойти на крайние меры. Маг когда-то уважал и ценил графиню, но теперь это была лишь слезливая лирика, мешающая борьбе, а значит, и ничего не стоящая.
Прежде всего Гентар осмотрел свое тело. Гориллы-телохранители обошлись с ним относительно осторожно: синяков наставили, бока намяли, но не покалечили. После беглого осмотра взгляд моррона прошелся по комнате: две скрытые видеокамеры под потолком, около двух десятков жучков, распиханных по укромным уголкам, люстрам да вазам, и дверца потайного хода, через которую во время разговора в комнату незаметно пробрались мордовороты-вампиры. Меры безопасности, конечно, были приняты серьезные, но для могучего тигра нужно подбирать соответствующую клетку, даже если он и прячется в теле кривоногого, щуплого старикашки. Графиня немного просчиталась, чуть-чуть недооценила противника, но это «чуть-чуть» в корне меняло дело.
Размяв свое тело, маг, к удивлению соглядатаев, занялся изготовлением одежды. Мягкие обмотки-ботинки из дорогих парчовых покрывал и белоснежная тога из простыни сделали мага-некроманта одновременно похожим и на первобытного человека, и на древнего оратора времен становления человеческой государственности. Ножниц, ножа, шила и прочих острых предметов в комнате пленника, естественно не было, поэтому толстую ткань на «ботинки» пришлось рвать зубами, благо, что после недавнего обновления тела резцы с клыками были острыми и крепкими, конечно, не как у вампиров, но для терзания тканей хватило.
Мартину никто не мешал, то ли слежение было автоматическим, то ли охранники подумали, что маги-морроны привыкли так развлекаться. С их точки зрения, он хоть и наносил незначительный ущерб казне Клана, но не делал ничего предосудительного, достойного их внимания и вмешательства.
Излюбленным и весьма эффективным оружием мага против вампиров всегда были колбы с кислотами и щелочные смеси собственного приготовления. Однако в комнате не было ни инструментов, ни подходящей посуды, ни каких-либо исходных материалов. Естественно, при желании можно получить серную кислоту даже из косточек абрикотов, но это очень кропотливый процесс. К тому же стоило лишь магу начать «колдовать», как его тут же остановила бы охрана. Мартин понимал это, поэтому решил действовать иными методами.
Если нельзя сделать оружие против врага, нужно постараться увеличить свои силы. Мартин осмотрел фрукты на столе и позвонил в колокольчик. Через пару минут на пороге появился сонный слуга, не вампир, человек, но, видимо, настолько пригретый деньгами, что переманить его на свою сторону можно было даже не пытаться.
– Чего изволишь? – забавное сочетание слов вызвало мимолетную улыбку на губах мага.
– Жрать хочу! – выкрикнул моррон, изобразив на треугольном лице крайнюю степень недовольства. – С голодухи из-за твоей нерасторопности подыхаю, мерзавец! Почему на столе одни фрукты, да еще не первой свежести?! Где черепаший суп с акульими плавниками, где отбивные из баранины, где?!
– Ишь ты, развоевался, благородь, – презрительно посмотрев на мага, хмыкнул старик, но все-таки согнулся в поклоне. – Еще чего принести?
– На! – Мартин кинул в руки прислужника цельный кокос. – Мякоть выковыряй, раз ножа не дали! Что мне теперь, зубами в него вгрызаться?!
Через три четверти часа странный заказ был исполнен, на столе появилось все, что пожелал откушать маг, и еще много всяких приправ и деликатесов. Видимо, Самбина доходчиво объяснила своим слугам, чем «гость с ограниченным правом передвижения» отличается от обычного пленника.
Прежде чем приступить к приятному процессу чревоугодия на дармовщинку, Гентар закрыл глаза и долго неподвижно сидел на одном месте, задумчиво взирая на гору свежей снеди. Потом произошло неожиданное: вместо того чтобы есть, Мартин начал аккуратно смешивать блюда. Маг крошил баранину в черепаший суп, добавлял в тарелку острых приправ и фруктов, затем наступила очередь направиться в «общий котел» отварному рису, зеленому горошку и салату.
Наблюдавшие были удивлены, но списали увиденное на старческий маразм или на радикальный идиотизм любителя экзотических диет. Вампиры-охранники не могли знать, что маг готовил чудодейственное зелье, что он смешивал ингредиенты в обычной глубокой тарелке для супа в строго определенных пропорциях, очередности и температурном режиме. Пища состоит не только из калорий и витаминов, это тот же самый строительный материал для химического эксперимента. Испортив кучу продуктов и доведя смесь до состояния вязкой желто-коричневой кашицы, при виде которой любому нормальному человеку захотелось бы со всех ног ринуться в туалет, моррон наконец-то в предвкушении облизнулся и взял в руки столовую ложку.
С первого же глотка омерзительной похлебки Гентар хоть и ощутил неприятные позывы желудка, но и почувствовал небывалый прилив сил. Кровь застучала в висках, уровень адреналина зашкаливал, а мышцы стали сами собой сокращаться. Мартину стало жарко, из его ноздрей вот-вот должен был повалить пар. Он чувствовал себя скакуном перед забегом, воином, опьяненным преддверием решающей битвы, и одновременно любовником, увидевшим прямо перед собой на кровати дюжину обнаженных красавиц.
Наблюдавшие за комнатой «гостя» охранники удивленно открыли рты, когда противный старикашка в простыне вдруг, как настоящий кенгуру, перепрыгнул через стол, оказался возле запертой двери и не выбил ее плечом, не вышиб ногой, а просто легонько приподнял и снял с петель. Руки охранников одновременно нажали на кнопку тревоги, но было поздно, ужас в коридоре уже начался. Из-за двери комнаты слежения слышались душераздирающие крики, треск автоматных очередей и грохот роняемой мебели. Двое недавно обращенных «детей ночи» молча переглянулись и одновременно полезли прятаться в одежный шкаф. Из шестнадцати вампиров и двадцати человек персонала научного комплекса на Дельта-острове выжили только они. К счастью для Клана, сиятельная графиня Самбина и ее помощница Миранда покинули подземный комплекс примерно за полчаса до начала ужасной резни.
* * *
– Ну и кто это был?
– Почем мне знать? Какой-то индорианец, то ли священник, то ли монах.
– Никогда не думал, что учения Единой и Индорианской Церквей столь различны. Служители одной обкуривают дураков кадилом, а приверженцы другой закидывают не понравившихся им путников боевыми гранатами.
– Безобразие...
– Вопиющее...
Разговор парочки из толпы зевак и выживших постояльцев гостиницы не слышал ни один полицейский, хотя поблизости их сновало немало. На маленькой площади перед разрушенным взрывом, а затем и пожаром зданием собралась, наверное, добрая половина варканского гарнизона. Если бы хоть один из блюстителей порядка на миг остановился и пригляделся к лицам потерпевших, то непременно заметил бы их разительное сходство с двумя именитыми террористами, занимавшими седьмое и восьмое места в мировом рейтинге персон этой, так сказать, профессии.
Говоря откровенно, Курту Громбмайсеру и Арно Метцлеру было совершенно наплевать на такое стремительное падение их популярности. В данный момент их интересовали куда более насущные вопросы: кто за ними охотится, где найти пропавший объект ликвидации и как извлечь маленькие смертоносные капсулы из их ягодиц?
– Пошли, – прошептал на ухо Арно Курт, – здесь больше нечего делать.
– Куда? – задал наивный вопрос Метцлер, сам прекрасно понимая, что прежде всего им стоило обзавестись новыми образцами оружия.
Из всего некогда богатого арсенала в распоряжении погорельцев-наемников остались лишь нож за голенищем высокого ботинка Курта и штурмовая винтовка с наполовину пустым магазином, которую Арно удалось прихватить с собой в ванную всего за секунду до взрыва, а потом благополучно пронести под длинным плащом сквозь кордон оцепления. Деньги, фальшивые документы и прочие необходимые вещи были безвозвратно утрачены, хотя у парочки еще оставался телефон, который Курт сразу после потери куртки переложил в карман брюк. Однако пользоваться средством связи наемники не собирались. В их ситуации не стоило злить босса, тем более что глупые секретари и помощники обязательно переврут половину сказанного. Огюстин Дор мог разозлиться и закрыть провалившийся с треском проект «Терроризм на службе правого шаконьесского дела».
– Подожди, давай присядем, – размышлявший о чем-то всю дорогу Арно настойчиво потащил напарника к ближайшей скамейке.
Была еще ночь, шел дождь, и мокрая уличная скамейка, просвистываемая со всех сторон холодными морскими ветрами, была не лучшим местом для проведения экстренного совещания, но в круглосуточной забегаловке им могли помешать.
– Что ты задумал? – сразу взял быка за рога хорошо знавший своего напарника Курт.
– Ничего, ровным счетом ничего, – заверил Арно, но Громбмайсер ему, конечно же, не поверил. – Просто с тех пор, как мы покинули Старгород, ситуация изменилась, нам нужно ее обсудить!
– Согласен, начинай, – со вздохом произнес Курт, понимая, что этот разговор рано или поздно все равно должен был состояться и от него не уйти.
– Мы попали в идиотское положение. Маг оказался нам не по зубам, а сейчас его, скорее всего, сторожат несколько сотен вампиров, устроивших во дворце Донато что-то вроде внепланового межкланого сборища. Они его не отдадут, придется отбивать силой. Эти самые, как уж их там... «вороны» нам без приказа Дора не помогут, а если Дор отдаст приказ им, то от нас он точно избавится, согласен?
– Дальше, – не тратя впустую слов, Курт просто кивнул.
– За нами охотятся, оружие мы достанем, но как быть с документами и?..
– Сколько у нас времени до инъекции? – не став слушать дальше, спросил Курт, насквозь промокший и до костей продрогший в одном тонком свитерке.
– Семьдесят восемь часов... – ответил Арно, и, посмотрев на часы, уточнил: – С половиной. Сам понимаешь, шансы успеть менее десяти процентов, а если не будет результата...
– Понял, твое предложение?
– Встряхнем поросенка, – немного помолчав, огласил свое предложение Арно.
За этим забавным термином скрывалось весьма ответственное решение, которое нужно было неотложно принять. «Поросятами» на жаргоне международного терроризма называли заказчиков убийств видных политических фигур. Пока «поросята» отсиживались в прочных домиках, отгоняя желавшего сделать себе карьеру чиновника, наемники охотились за ним или его ближайшим окружением. Однако порой зубки «волка» оказывались чересчур острыми, и у исполнителя не было иного выхода, как, обворовав заказчика, убраться подобру-поздорову. «Встряхнуть Дора» было сложно и необычайно опасно, Курт уже открыл рот, чтобы вполне уместно назвать напарника идиотом, но тот не дал ему возможности высказаться.
– Нам нужны инъекции, выхода у нас нет, а без них по любому подохнем, так что...
– Ты хоть понимаешь, о чем говоришь? – затряс головой Курт. – «Встряхнуть Дора»...
– Нам нужны только инъекции, а не сам Дор и не его деньги, – быстро забормотал Арно, вцепившись костлявыми пальцами в свитер напарника. – Наверняка на этом крючке держат не только нас, а значит...
– ...довольно большой запас сыворотки имеется в каждом городе, – продолжил мысль Арно Курт, в глазах которого появилась надежда. – Но только как его найти? Мы же не знаем, кому Дор отдаст распоряжение, мы не знаем исполнителя, который должен связаться с нами.
– А кто еще может это знать, кроме Дора и его придурков-помощников? – на лице Арно вдруг заиграла улыбка победителя.
– Ты прав, конечно же, Тьер Окор, доверенное лицо Дора при дворе Донато, а значит, и персона номер один во всей Варкане.
– Сейчас он как раз во дворце трется, там какая-то крупная игра намечается, – привел последний аргумент Метцлер, – я уточнял. Ну, что «встряхнем поросенка», дружище?
– Конечно, встряхнем, – ответил мгновенно воспрянувший духом Курт.
Теперь жизнь предстала перед наемниками в совершенно ином свете. Не нужно больше бегать за пронырливым магом и убивать за деньги, но во имя чужих интересов. У них появился шанс вернуть себе свободу и независимость, а это как раз то, ради чего они много лет назад и встали на скользкую стезю терроризма.
* * *
Шестьдесят две секунды, всего какие-то несчастные шестьдесят две секунды отделяли мага от смерти. Сердце бешено билось в груди и вот-вот должно было разорваться, даже свежий морской воздух не мог охладить жар трясущегося в лихорадке тела. Мартин расплачивался, платил очень высокую цену за сверхъестественные возможности, обретенные благодаря кустарному методу, да еще вне лаборатории.
Из последних сил маг отправил в рот трясущейся рукой маленький кусочек акульего плавника, фаршированный какой-то гадостью, весьма напоминавшей с виду бывший по крайней мере несколько раз в употреблении винегрет. Постепенно сердцебиение стало приходить в норму, давление и температура заметно уменьшились, а вместе с ними утихала и ломота в костях. Перетружденные мышцы рук и ног по-прежнему гудели, но уже заметно меньше, живот перестало сводить, утихла головная боль. Лечебный «винегрет» помог, но это был лишь временный эффект. Гентар прекрасно знал, что через час-другой его состояние опять ухудшится. Нейтрализовать действие убийственных побочных эффектов мог лишь совершенно иной препарат, тщательно просчитанный и изготовленный в лабораторных условиях из качественных материалов.
Парадокс ситуации заключался в том, что из научной лаборатории он только что выполз, выполз на карачках и не находил в себе сил вернуться обратно. Лежа на боку, Гентар осмотрел местность. Он находился на том самом Дельта-острове, на который отряд морронов так стремился попасть. Справа возвышался маяк, а слева недостроенный научный комплекс – надежная маскировка для подземной лаборатории. Ловушка была расставлена по всем правилам: по морю курсировали корабли береговой охраны, якобы выполняя обычное патрулирование, за островом непрерывно велось спутниковое слежение, по крайней мере несколько усиливающих сигнал отражателей было установлено в бухте, на крыше маяка и в дебрях железобетонного каркаса декоративного комплекса.
«Поганое дело, – подумал Мартин, оценив ситуацию. – Со спутника меня уже явно засекли. Самое большее через час сюда прибудет отряд морской пехоты, штурмовой вампирский отряд или «слетятся вороны». Не знаю, как шаконьесы с вампирами между собой договорятся, но нового порядка мне уж точно не увидеть. Я не успел добраться до Самбины, она ускользнула. Пусть ею займется кто-то другой, а я... – Мысль о неминуемой смерти опечалила мага, но в то же время и принесла облегчение, как последняя точка, поставленная в конце книги. – А мне остается лишь пошуметь напоследок, если, конечно, внизу я не найду нужных реагентов. Итак, до прибытия «доброжелателей» примерно час, до начала необратимого процесса распада тканей – в три раза больше. Нужно действовать, настоящий солдат всегда стреляет до последнего патрона, а потом бьет прикладом!»
Медленно поднявшись с камней, Мартин поковылял обратно ко входу в подземную лабораторию. Он не помнил дорогу, по которой поднялся наверх, не помнил, как пробился сквозь ряды вампиров, он не помнил ровным счетом ничего. Его состояние всего несколько минут назад было сравнимо с приступом бешенства, когда человек не ведает, что творит, а его мозг затем стыдливо отказывается вспоминать позорные факты из недавнего прошлого. Как после кошмарного ночного сна, в голове мага сохранились лишь отдельные образы: кровь, крики, реторты и ночная ваза на чьей-то голове.
На входной двери виднелись отчетливые отпечатки его ладоней. Кровь уже засохла и не стекала тонкими, извилистыми ручейками вниз. Расчлененных трупов охранников не было, и этот факт обрадовал мага, значит, он все-таки удержал себя в узде, не позволил звериной натуре, скрытой в глубинах души каждого человека, прорваться наружу.
Однако радость была недолгой. Спустившись по винтовой лестнице, на которой так же, как и на двери, виднелись кровавые штрихи обезумевшего художника, Гентар обнаружил первые трупы. Тела мертвых охранников лежали почти вплотную, у одного не было головы и кисти правой руки, а другому маг в приступе ярости разорвал грудную клетку.
Чем дальше, шатаясь и держась за стенку, ковылял маг, тем страшнее становились картины: прибитый к стене тремя кусками арматуры вампир, еще живой, уже начавший регенерировать, и поэтому дико вопящий от несусветной боли; разрубленная пожарным топором на куски девушка; труп человека-прислужника с вывернутыми не в ту сторону ногами и многие-многие другие пакости, от которых мага, находившегося теперь в нормальном состоянии, начало тошнить.
Пройдясь по коридорам «боевой славы», Мартин наконец-то добрел до двери, образ которой все-таки сохранился в его избирательной памяти. Это была лаборатория, где проходила заключительная фаза приготовления пищевых добавок, так сказать, производство «конечного продукта», которым Огюстин Дор и остальные шаконьесы решили потравить наивное, доверчивое и плохо организованное человечество.
К сожалению, Самбина не солгала. Финальная стадия эксперимента была уже давно завершена, в последние два месяца здесь работали не ученые, не экспериментаторы-разработчики, а обычные технологи, готовящие растворы по четко прописанному рецепту. Несведущий в исследовательской деятельности моррон не заметил бы разницы, вот почему графине и шаконьесам важно было вывести из состава отряда именно его, вот почему охота за его головой началась еще в Полесье. Он и только он мог почувствовать западню и не повести отряд дальше. Хоть ловушка к тому времени наверняка уже захлопнулась бы, но враги боялись, что морроны не сделают последний шаг и смогут улизнуть всего за несколько секунд до окончательной ликвидации.
«Интересно, а как с нами собирались покончить: запереть и потравить газом или взорвать? – размышлял маг, отвлекая себя от горькой мысли, что его состояние вновь начало ухудшаться, а подходящих реагентов в лаборатории не было. – Скорее всего, взорвать! Неизвестно, как подействует на моррона газ, а вот хорошая взрывчатка в достаточном количестве точно разнесет бренное тело на множество микрокусков. Регенерация будет очень долгой, если вообще начнется, а если подземелье еще и химикатами залить, то вообще биологической материи не останется. Да, точно, именно так они и хотели с нами покончить, а главное – тихо, вдали от большого города. Виверийцы знают, что на Дельта-острове есть лишь недостроенный комплекс, на стройплощадке которого по чьей-то преступной халатности осталось много взрывчатых веществ. О происшествии скоро забудут, даже в ранг трагедии его не возведут, поскольку формально людей на острове нет... даже сторожей».
Печальные мысли отступили на второй план, их вытеснила возродившаяся боль. Мартин поспешно отправил в рот новую порцию акульего мяса с «винегретом», но толку от этого было мало, слишком часто принимаемое лекарство теряет обезболивающие свойства. Так и не найдя в лаборатории реагентов, маг направился не в сторону жилых отсеков, где он вдоволь «повеселился», а на склад, но, к сожалению, и там искомых материалов не нашлось. Посреди огромного зала стояло около трех дюжин опечатанных железных бочек. После ухода ученых и с приходом технологов хранилище реагентов было превращено в склад готовой продукции.
Не стесняясь громко стонать и осыпать проклятьями «эту чертову боль», Гентар с трудом доковылял до приготовленных к отправке бочек с пищевыми добавками. Стоило магу приблизиться к ним вплотную и снять крышку с ближайшей емкости, как по пустым стенам зала прокатилась волна гомерического смеха.
Теперь маг знал точно, что их хотели взорвать, притом именно здесь, в этом зале. Под крышкой находился не жидкий раствор, не сухая смесь и не пакетики с порошком, а аккуратные кубики сильного взрывчатого вещества, соединенные между собой целой сетью разноцветных проводков. История борьбы с шаконьесами, история Одиннадцатого Легиона, а вместе с ними и история всего человечества должны были окончиться именно здесь. Человек как биологический вид продолжил бы свое существование, но жизнь раба с промытыми мозгами полноценной жизнью назвать никак нельзя.
Печально улыбаясь, Мартин Гентар опустился на холодный цементный пол возле бочонков. Ему было горько и обидно не только за человечество, но и за себя. Он долгие годы верил женщине, которая не была честна с ним даже при последней встрече. Самбина обманывала его, суля жизнь в новом мире, и прекрасно понимала, что при взрыве такого количества опасного вещества погибнут не только те, кто будет находиться на складе, но и весь Дельта-остров взлетит на воздух.
«А чего еще можно было ожидать от вампира, лживого, двуличного существа по природе своей, – усмехнулся маг, вдруг переставший чувствовать боль. – Не все кровососы накидываются на жертву и с разбегу вонзают острые зубы в шею, есть и такие «гуманисты», которые действуют ласково и перед тем, как выпить жертву до дна, усыпляют нежными словами ее бдительность, а заодно и снимают все болевые ощущения. Вот так и она со мной поступила. Последние дни жизни я должен был провести в роскоши и достатке. Ну, что ж, спасибо и на этом, графиня, но только и я преподнесу вашему сиятельству сюрприз, маленький такой прощальный сюрпризик!»
Мартин понимал, что умрет. Хоть крохотный шанс выжить все-таки был, но Дарк и его новые подручные непременно доберутся до острова, придут, чтобы уничтожить лабораторию и спасти его, совершившего ошибку за последние пятьсот лет всего один раз, но зато какую! Мартин готов был расплачиваться сам, но не хотел, чтобы пострадали другие... близкие, именно поэтому рука мага зажгла спичку и бросила ее в открытую бочку со взрывчаткой.
Грянувший через долю секунды взрыв перемешал сотни тысяч тонн морской воды, земли и бетона; он полностью уничтожил Дельта-остров, а вместе с ним и только что высадившиеся на него отряды вампиров и «воронов».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий