Забавы агрессоров

Глава 10. Разные точки зрения

На дворе стояла непривычно дождливая погода, беглецы остановились в необычном месте, а в голове Дианы судорожно метались совершенно чуждые ей мысли. Девушка ревновала, хоть и не имела на то никаких прав. Появление Дарка в обществе двух абсолютно голых девиц произвело на нее удручающее впечатление. Мир вдруг рухнул, почва реальности ушла из-под ног, а в быстро забившемся сердце морронки что-то оборвалось. Гроттке с ужасом поняла, что питает к старому зануде в облике двадцатичетырехлетнего юноши скрытые чувства... далекие от братских и товарищеских.
Когда во время дороги обе вампир-девицы жались к Аламезу на заднем сиденье энергомобиля, Диану трясло от обиды и ненависти: обиды на жизнь, а ненависти к самой себе. Иначе и быть не могло. Обвинять Дарка было бы крайне несправедливо, он вел себя скромно и даже изредка пытался утихомирить неугомонные ручки дамы в собачьем ошейнике, неумолимо пытавшиеся обвиться вокруг возбуждающе близкого мужского торса, а заодно и залезть в узкие прорези обтягивающих шорт. Вульгарная упырица тоже была неповинна в страданиях ревнивицы: ей понравилась особь противоположного пола, только и всего. Хороший кусок мяса бесхозным не бывает – это закон городских джунглей, в котором не бывает исключений.
Диана, как ни странно, злилась только на саму себя, позволившую проявить слабость, потерять контроль над примитивной, почти животной сферой человеческой сущности, да еще и в самый неподходящий момент. Выхолащивать уже созревающие чувства куда сложнее, чем пресекать их на корню. Гроттке и не надеялась быстро справиться с неожиданно появившейся проблемой, но прилагала к борьбе просто титанические усилия.
В отличие от остальных, тут же отправившихся на боковую по приезде в убежище, она с ходу занялась делами. Мозг девушки напряженно работал, трудясь над решением глобальных стратегических и тактических задач и занимаясь одновременно мелкими, но насущными вопросами. Любительница чистоты навела порядок в заброшенном подвале, бывшем когда-то продуктовым складом, кое-как починила развалюху-машину, перечистила весь скудный арсенал вооружения и наконец, физически утомившись, пристроилась на колченогом стуле возле ржавой входной двери. Кроме несения караульной службы, в которой, говоря откровенно, не было никакой необходимости, Диана поставила перед собой сверхзадачу – перечесть все страницы выписок из «Герделиона» и проанализировать огромный пласт новой и по большому счету бесполезной на данный момент информации.
«Участь ушедших на запад была тяжела. Долгие годы нашим предкам пришлось идти по горам, карабкаться по отвесным кручам хребтов, пережидать непогоду в пещерах и терять близких, не вынесших голода или почивших на дне глубоких ущелий. Из семи караванов до полесских лесов добрались только три, и то потеряв больше половины собратьев.
Однако страдания древних не оказались напрасными, их самоотречение и жертвы были вознаграждены. Род шаконьесов выжил; дикие, кишащие живностью леса стали не только надежным укрытием от глаз людских, но и благодатной колыбелью новой цивилизации. Именно там, в глуши лесных чащоб, и возникли первые племена, стали развиваться ремесла и государственность. Ровно через сто лет после бегства из шермдарнских степей был основан Великий Лесной Город Шаврон, ставший не только надежной крепостью в бесчисленных войнах с лесными дикарями, но и колыбелью шаконьесской культуры. Однако этого было мало, предки прекрасно понимали, что рано или поздно люди из «большого мира» найдут их и в дремучих лесах. Скрыться от врагов навсегда было невозможно, но почему бы не стать незаметными, живя среди них? Окрыленные этой идеей, шаконьесы вновь разделились на мелкие племена. На третьем Сборе Великих Вождей…»
Что же именно было придумано на Сборе Великих Вождей, Диане так и не удалось узнать. Дверь складского помещения тихо скрипнула, и в тускло освещенном единственной лампочкой проходе появились две крадущиеся на цыпочках тени. Дарк с Мартином решили покинуть общество отдыхавших вампиров и тайно уединиться в грязной подсобке, в которой раньше... Неизвестно, что там находилось раньше, но вонь до сих пор стояла ужасная.
Рука Дианы инстинктивно потянулась к «миссионеру», но тут же вернулась на замусоленную страницу, когда бдительная хозяйка окончательно убедилась, что по убежищу шастают свои. Старые друзья давно не виделись, им нужно было многое обсудить, в том числе и то, что не должно было дойти до чутких ушей новых союзников, пока еще не заслуживших доверия.
«Похоже, разговорчик предстоит не из легких...» – предположила Гроттке и не ошиблась. Вскоре из-за двери зловонного помещения послышались крики и раздраженные голоса. Впрочем, морроны не потеряли контроль над своими эмоциями, ругались громко, не стесняясь в нелестных сравнениях и сочных эпитетах, но, когда дело доходило до конкретики, их голоса сразу стихали. Конспираторы, не сговариваясь, переходили на вкрадчивый шепот. Отчаявшись расслышать, о чем шла речь, Диана вернулась к своему неблагодарному занятию. Читать, когда уже слипаются глаза, не самая удачная затея.
«...На третьем Сборе Великих Вождей было решено вновь отправиться в долгое скитание. Наша нация разделилась и, со слезами покинув любимый город, отправилась в путь. Около пятидесяти семей подали пример небывалого самопожертвования и остались охранять покинутый Шаврон от диких животных и набегов лесных племен, полностью вымерших в наши дни. Их потомки – небезызвестные «вороны», чистый генофонд шаконьесского рода, сохранившийся в первоначальном виде…»
«Видела я ваш генофонд, образчик дикой красоты... Таких уродов еще поискать нужно!» – Диана вспомнила о сражении в полесском подземелье. Страху потомки орков нагнали много, да и повозиться с ними пришлось немало.
Девушка еще раз прислушалась к голосам, доносившимся из подсобки. Похоже, ее старшие товарищи были далеки от желанного компромисса. Дарк после длинной нецензурной тирады назвал Гентара безбородым козлом с замашками некрофила, а тот, в свою очередь, неделикатно прошелся по личной жизни Аламеза, окрестив легендарного моррона типичным представителем тупоголового мужланства, думающего лишь о Том и лишь Тем Самым Местом. Одним словом, скандал в благородном семействе продолжался и был далек от приемлемого для обеих сторон завершения. Диана нервно покручивала в руке «миссионер», размышляя, не ворваться ли ей в пропахшую нечистотами подсобку и не утихомирить ли разошедшихся бузотеров двумя точными ударами по темечку. В конце концов врожденная женская скромность победила агрессивное начало. Гроттке отложила оружие и продолжила прерванное чтение.
«...Тернистый путь на запад продолжился. Прекрасный Шаврон был всего лишь недолгой остановкой на тяжкой стезе. Расчищая путь сквозь непроходимые чащи и осушая вековые болота, шаконьесские племена продвигались вперед. С каждым годом сопротивление «разношерстного» лесного сброда становилось все сильнее и сильнее. Через пять лет после прощания с Шавроном скитальцам пришлось остановиться и основать несколько укрепленных фортов. Это была последняя передышка на пути к неизбежному, до восточных поселений древних полесян, называемых в ту пору «вольногородцами» или «медведями», оставались считаные версты непроходимых буреломов...»
Сильный удар ноги сорвал гнилую дверь подсобки с петель. Диана не ожидала, что в щуплом тельце мага кроется такой мощный потенциал разрушения. Единственная лампочка в коридоре замигала и погасла, сделав невозможным процесс дальнейшего чтения. Не дав девушке открыть рта и озвучить сам собой разумеющийся вопрос «Куда?», Мартин грубо схватил спутницу за руку и потащил на выход. Возникший в дверном проеме всклокоченный Дарк осыпал спину Гентара напутственными проклятиями, но не попытался отбить у него прихваченный по дороге трофей, то есть Гроттке.
* * *
К сожалению, большинство деловых людей – несусветные неряхи и грязнули, не убирающие за собой после завершения дел. Хозяин оптовой фирмы, которой принадлежал склад, не был исключением из этого горького правила. Как только Дарк переступил порог заброшенной подсобки, его нос был парализован омерзительными запахами гниющего мяса, разлагающихся овощей и обильных запасов человеческих испражнений. Бедные вампиры. Теперь моррон понял, почему, сидя в соседнем помещении, обе девицы и деликатный Фил с отвращением морщили чувствительные носы. Затащил бы их сюда Мартин, они непременно опорожнили бы пустые желудки. У него самого в животе уже что-то урчало и пыталось подняться наверх.
Гентар зашел следом и, как назло, плотно закрыл за собой дверь. Страдающие насморком не заботятся о здоровье окружающих.
– Рассказывай! – тут же потребовал маг, даже не удосужившись проинформировать соратника о подробностях своего неожиданного появления в Варкане.
– А я по наивности думал, что первым начнешь ты, – усмехнулся Дарк, насторожившийся из-за плотно сжатых губ собеседника и нездорового блеска его слегка прищуренных глаз.
– Похищение Миранды – не повод связаться с вампирами и уж тем более посвящать их в наши планы, – высказал недовольство Мартин. – Ты поставил под угрозу операцию, пустил псу под хвост все наши усилия! Идиот!
– Наши?! – искренне удивился Дарк. – Странно слышать подобное из уст того, кто так и не переправил в Варкану оружие, да и пополнять банковский счет частенько забывал. Мартин, ты слишком много рассуждаешь и редко появляешься на передовой, так что позволь мне судить, что правильно, а что нет, когда над головой свистят пули. Козлобородый кретин!
Аламез с удовольствием принял правила новой игры, игры в конспирацию. Пусть вампиры за стенкой злорадствуют, радуясь размолвке между морронами, пусть удивляется дежурившая у входа Диана, ей можно потом все объяснить, главное, чтобы суть разговора не дошла до посторонних ушей. Союзник – категория непостоянная, временная. Кто любит играть в политику, подтвердит.
– Ты легкомыслен, как мальчишка, это ловушка, – настаивал на своей точке зрения Гентар. – Вампирам нельзя доверять. Ложа давно искала союза с шаконьесским отребьем, а ты предоставил им отличную возможность выслужиться перед Дором. Перерезать глотки нескольким десяткам своих сородичей – слишком маленькая цена, чтобы втереться к нам в доверие и сообщать о каждом нашем ходе врагу...
– Не сгущай краски, старина, это отщепенцы вампирского рода, они всего лишь пытаются выжить, но не хотят прозябать в вечном рабстве у Лордов. Они такие же несчастные изгои, как и мы, разжеванные и выплюнутые системой, их не интересует политика.
– Вампир всегда останется вампиром, хитрым, двуличным существом с весьма расплывчатыми представлениями о долге и чести. Даже если они сейчас и не заодно с Дором, то предадут в любой момент. Огюстину стоит лишь поманить пальцем, и они...
– Нас слишком мало для великих дел, нам нужны союзники, – привел новый, весомый, с его точки зрения, аргумент Аламез, – а больше нам не на кого рассчитывать, не в Легион же за помощью обращаться.
– Нет, это невозможно, – быстро затряс треугольной головой, лишившейся основного украшения, бороды, маг. – Во-первых, нам не поверят, во-вторых, тут же схватят и призовут к ответу за якобы совершенные преступления...
– ...а в-третьих, нельзя исключить возможность того, что торгаш Дор прикупил и кого-то из членов Совета, – продолжил за собеседника Дарк. – Вот видишь, кроме представителей вампирского люмпен-сообщества нам и обратиться-то не к кому!
– Нам может помочь Самбина.
При упоминании об одном из могущественных Лордов-вампиров Аламез не выдержал и просто зашелся в приступе смеха.
– Прекрати истерику, – недовольно поморщился маг. – Самбина не ангел, но вполне разумный и вменяемый собеседник, ее слову можно верить...
– Это ты прекрати, выживший из ума добрячок! Уж если вампиры и заодно с шаконьесами, то твоя спесивая графинька в первых рядах интриганов.
– Ты ошибаешься, – обиженно просопел маг, – ты слишком юн и наивен, чтобы судить о серьезных вещах. Все, что ты умеешь, это крушить черепа, так и занимайся любимым делом, а работать головой позволь мне!
– Мартин, мы сейчас похожи на двух выживших из ума человеческих старикашек, пытающихся выяснить, кто мудрее. Когда девяностолетний беззубик обзывает восьмидесятилетнего сопливым мальчишкой, это очень смешно и в то же время неописуемо глупо.
– Глупо не глупо, но что-то в этом есть, – парировал маг, не забыв выкрикнуть, на радость прислушивающимся, длинную нецензурную фразу в адрес более сдержанного в выражениях Аламеза.
– А тебя не настораживает, что твоя давняя знакомая прекрасно осведомлена, где мы и чем занимаемся? Ты же сам мне в машине все уши прожужжал, что Миранда не порвала связи с бывшей хозяйкой!
– Ничуть, я предупреждал тебя об этом еще тогда, в Полесье. Самбина знала, где ты находишься, но ни разу не предприняла против тебя враждебных действий. Она – игрок, но знает меру и хотя бы не заразилась жаждой абсолютной власти. Победа шаконьесов означала бы конец мира, к которому она уже привыкла, начало нового образа жизни, а кровососы в возрасте не любят резких перемен. Взять хотя бы историю в Кодвусе! Графиня могла заключить союз с Джабоном, но не стала этого делать, убралась из своего замка еще до начала заварушки.
– Она была просто напугана смертью Норика и неожиданным появлением поблизости от ее угодий новообращенного моррона. Припомни, даже ты поглядывал на меня с опаской!
– Я не знал, чего от тебя ожидать. Тогда еще Коллективный Разум не наладил конвейерное производство морронов, не штамповал их по десятку каждый год, – вдруг начал оправдываться немного смутившийся маг. – Однако нам нужно срочно избавиться от твоих компаньонов и связаться с графиней.
– «Нам нужно» означает «я так решил», а «избавиться» – «прикончить»? – спросил напрямую Дарк. – А я сейчас не знаю, чего можно ожидать от графини, значит, обращаться к ней за помощью нельзя, себе накладней выйдет! К тому же я уже дал Карону слово и предавать поверивших мне людей не намерен.
– Дарк, очнись! Они не люди, а вампиры, мерзкие кровососы!
– Ну и что с того? Вампиры тоже люди, но только неизлечимо больные, – пожал плечами Аламез.
– Заметно тлетворное влияние Конта на неокрепшие юношеские умы, – укоризненно покачал головой Гентар.
– Говори что хочешь, но благородной науке предательства во имя правого дела я не обучен, – ответил Дарк, повернувшись к магу спиной. – Я остаюсь здесь, решение окончательное и обжалованию не подлежит!
– Дарк!
– Я устал от пустых дебатов, старина. Решай за себя сам, но учти, если твой гений аналитического подхода во что-нибудь вляпается, спасать не буду, играем по-крупному, не до того сейчас!
Несколько секунд в комнате стояла гробовая тишина, потом послышалась ругань. Дарку показалось, что на этот раз брань в его адрес шла от самого сердца до глубины души обиженного старика. Аламез не желал долее разубеждать принявшего, по его мнению, по-детски глупое решение мага, слишком много было потрачено впустую слов и душевных сил. Он обернулся лишь на треск вышибаемой ногой двери. Гентар не только ушел сам, но и потащил за собой Диану. Дарк был возмущен этим поступком, но препятствовать произволу не стал. У Гроттке была своя голова на плечах, девушке давно пора было учиться самостоятельно принимать важные решения.
Немного постояв, тупо взирая на опустевший стул и груду расколотых досок, Дарк тяжело вздохнул, сплюнул и направился к компании своих новых союзников. Окончательная уверенность в правильности принятого решения у моррона так и не появилась.
* * *
Дурная голова рукам покоя не дает. Диана чувствовала, что напрасно чинит машину, но все равно потеряла целый час, смазывая раскуроченные части и придавая приличную форму зверски искореженному корпусу. Ее усилия, естественно, оказались напрасными, жертва экстремального вождения отошла в мир иной буквально через пять минут после выезда из ворот заброшенной торговой зоны. Энергоблок заглох, обдав ездоков напоследок густыми клубами черного дыма. До взрыва дело, к счастью, не дошло, но о дальнейших попытках починить развалюху не могло быть и речи. До центра города было далеко, более точного места назначения Гроттке не знала. Мартин не говорил, куда они направляются, а стоило девушке открыть рот, тут же начинал костерить на чем свет стоит «простачка Дарка», повинного, по словам мага, во всех известных тяжких грехах, кроме разве что сексуальных извращений и обжорства.
Отмаршировав полчаса под проливным дождем, парочка морронов наконец-то добралась до спасительного навеса маленького ресторанчика. Денег в карманах великого стратега, конечно же, не нашлось, и Диане пришлось распрощаться с последними финансовыми запасами, которые чуть раньше предусмотрительно поубавил Дарк. Гроттке даже показалось, что Аламез предвидел размолвку с магом и ее уход, поэтому и залез в дамскую сумочку сразу по приезде в убежище.
На мага напал жор, видимо, количество все еще вылетавших из его рта ругательных слов было прямо пропорционально увеличению аппетита и находилось в обратной зависимости от убывающей на тарелке снеди. Третьей перемены блюд объевшаяся Диана не перенесла, не говоря уже о том, что скудные финансовые возможности были почти исчерпаны. Девушка отставила в сторону тарелку и вызывающе уставилась на самозабвенно шерудившего вилкой мага.
– Мартин, что произошло? – напрямую спросила Диана, отчаявшись привлечь внимание оголодавшего едока.
– Ничего, ровным счетом ничего, – не прекращая жевать и выкладывать изо рта на край тарелки рыбьи косточки, ответил бывший шеф полесского политического сыска. – Наши пути разошлись, только и всего.
– Вы не супруги! Это рогатый муж на такие отговорки право имеет, давай выкладывай, чего не поделили! – не выдержала Диана и все-таки стукнула кулаком по столу.
– Мы не сошлись во мнениях. У него своя точка зрения, а у меня свое видение проблемы. Он пойдет на штурм лаборатории вместе с вампирскими дружками, ну, а мы как-нибудь справимся сами. Тебя эти мелочи не должны волновать, лучше ешь, неизвестно, когда в следующий раз доведется почревоугодничать. Особняк Самбины находится на острове, до него еще переть и переть. К тому же я не уверен, что графиня сразу усадит нас за стол. Обычно она гостей сперва замучивает расспросами....
– Так значит, ты, старый хмырь, обвиняешь Дарка в связи с вампирами, а сам решил обратиться за помощью к целому Лорду, пусть и в юбке?! – Диана говорила возбужденно, едва не крича. Единственное, что удерживало ее от жестокого избиения самоуверенного и лицемерного старикашки, было присутствие за соседними столиками пары застигнутых врасплох дождем туристов. – А моего мнения ты спросил?! А вдруг...
– Вот потому и не спросил, потому что молода да горяча еще, чтобы собственное мнение иметь, – заворчал некромант. – Знаю я, каким вы, девицы молодые, местом думаете. Тебе же Аламез симпатичен, вот и поперлась бы за ним, так, за компанию!
Диана раскраснелась, как забытый в кипятке рак, вскочила со стула, но Мартин резко схватил ее за рукав и притянул к себе.
– Мой моральный облик и неправильные подходы к воспитанию спесивого молодняка обсудим позже. Ты сейчас, главное, не мельтеши, обратно на склад вернуться все равно не успеешь. Нет их там уже наверняка, голову на отсечение даю, что подвал сразу, как мы ушли, покинули.
– Выходит, ты специально всю дорогу ругательствами сыпал да обиженного из себя корчил, чтобы я, значит, с расспросами к тебе, нервному, раньше времени не лезла. Время тянул, хитрюга козломордый, чтобы обратного пути у меня не было!
– Ну, что за жизнь, что за невезение?! – вскинул руки расстроенный маг. – Борода была, козлобородым называли; остриг, козломордым кличут! От меня что, козлом воняет? Вроде каждый день моюсь.
– Мартин, я не шучу, – предупредила Диана и для пущей наглядности расстегнула молнию сумочки, в которой покоился всегда готовый к действию «миссионер» с подружками – разрывными пулями. – Сам говорил, среди нас, морронов, авторитетов нет и по определению быть не может. Не нравится, ох, не нравится мне, когда компаньоны вдруг начинают командовать и держать в неведении...
– Ты в рулетку играешь? – неожиданно спросил Гентар, чем просто обескуражил собеседницу. – Ну, в казино хоть раз в жизни была? Там еще стол есть с циферками и черно-красными шашечками и круг такой, как тазик, по которому шарик быстро катается.
– Я не деревенская дурочка, ты лучше меня не зли! – не произнесла, а сквозь зубы прошипела девица.
– Предположим, была, – как ни в чем не бывало, продолжил маг, – тогда знать должна, что выиграть у того больше шансов, кто на несколько клеток ставит, то есть риск разделяет. Понимаешь, о чем я говорю? – спросил маг и, получив вместо ответа легкий кивок, продолжил: – Так вот, по большому счету не важно, кто из нас с Дарком прав, а кто нет. Когда игра сложная, а позиция фигур на шахматной доске неоднозначная, то риск лучше всего делить.
– Ну и много у врага этих фигур?
– Не знаю, – признался, пожав плечами, маг, – но две из них надвигаются прямо на нас.
* * *
Диана резко обернулась в сторону, куда едва заметно кивнул головой маг. По безлюдной улице, под струями сильного дождя, почти ливня, довольно быстро шли две фигуры; двое мужчин, для которых непогода была всего лишь осложняющим миссию фактором. Один – бритый крепыш среднего роста, державший правую руку в кармане кожаной куртки, а второй – рослый светловолосый красавец в длинном черном плаще. Утонченные черты лица последнего не обманули бывшую полицейскую. Парень не играл на скрипке и вряд ли разбирался в тенденциях моды, он был вольным охотником, таким же безжалостным, хладнокровным наемником, как и его напарник.
– Идеи есть? – прошептала Диана, не отрывая глаз от приближающихся посланцев смерти.
– Запас чудес и колб с соляной кислотой на сегодня исчерпан, – сообщил неприятную новость Мартин. – Нам нужно бежать!
– Беги к своей красавице-графине, а я с этими мальчонками разберусь, – в голосе девушки слышалось скрежетание металла, из лежавшей на столе сумочки появилась рукоять крупнокалиберного пистолета.
– Не дури, Диана, они опасны!
– Внутрь, потом на кухню, черным ходом во двор! – скомандовала Гроттке, выхватывая из сумочки «миссионер».
Одиночный выстрел разорвал воздух всего за секунду до того, как из кармана Курта появился пистолет с глушителем. Его напарник среагировал мгновенно: распахнул плащ и полоснул длинной очередью из укороченной штурмовой винтовки по рядам деревянных столиков. Визг, крики, грохот роняемой посуды заглушили шум дождя, посетители кинулись врассыпную, тучная официантка упала на стол, пронзенная насквозь сразу пятью пулями. Воспользовавшись суматохой, шустрый маг угрем проскочил внутрь ресторанчика и, расталкивая локтями мечущихся в панике, проскользнул к дверям кухни.
Разрывная пуля из «миссионера» попала в цель, но не сделала своего дела. Курт лишь слегка покачнулся и выронил из руки пистолет, однако не упал, не умер, хотя в его кожаной куртке и появилась дыра размером с шеварийский арбуз.
«Бронежилет, чертов бронежилет! – подумала Диана, присев за бордюр, по счастью каменный, и переключившись на обстрел разбушевавшегося автоматчика. – Но пули-то разрывные, да еще какого калибра! Нет ни одного бронежилета, который бы... проклятье, да на них же обмундирование «воронов»! Видимо, ученые Дора все же догадались переплавить парочку пуленепробиваемых доспехов на легкие бронежилеты для наемников».
Догадка пришла в голову девушки так же внезапно, как и полицейский патруль, вдруг выбежавший из-за угла соседнего дома. Растяпы на службе у закона не успели сделать и пары выстрелов из своих табельных мелкашек, как, подобно ширококрылым птицам, взмыли в воздух. Курт кинул гранату и уже срывал со второй чеку, намереваясь перебросить ее за каменный бордюр. Вдруг до Дианы наконец-то дошло, что же надобно делать.
Демонстрировать чудеса меткости под непрерывным автоматным огнем было сложно, но жизнь редко ставила перед морронами легкие задачи. Резко приподнявшись, девушка за считаные доли секунды прицелилась и, спустив тугой курок, тут же юркнула обратно, под прикрытие каменной стены. Пули засвистели, осыпая ее голову дождем мелких острых осколков. Хоть прическа и была испорчена, а на лице появилось несколько порезов, но девушка добилась своего – граната в ее сторону так и не полетела.
– Вот, зараза! – процедил сквозь крепко сжатые зубы корчащийся от боли Курт, левой рукой прижимая окровавленное ухо, а правой шаря по мостовой в поисках вывалившейся чеки. – А ты куда смотришь, раззява, не давай ей высунуться!
Разрывная пуля пролетела мимо головы наемника, лишь вскользь задела ухо и, оторвав кусок мочки, продолжила дальше свой уже бессмысленный, бесцельный полет.
– Уходим, Курт, пора! – прокричал в ответ Арно, вставляя вместо опустевшего магазина новую обойму.
Диана попыталась воспользоваться моментом перезарядки, но, поднявшись из-за укрытия, тут же нырнула обратно. Четыре глухих шлепка раздались совсем близко над ее ухом, а от верхней части бордюра отлетели четыре осколка. Несмотря на боль и потерю крови, Курт был еще в строю, прикрывал товарища и держал под контролем поле боя.
– Давай, пошли, сейчас здесь будет полно полиции! – прокричал Арно, пятясь и держа под прицелом каменное ограждение ресторанчика.
– Мерзавец опять ушел! – недовольно проворчал Курт и последовал за подельником.
Общий счет далеко не товарищеских встреч киллеров с некромантом стал 1:2, к сожалению, не в их пользу.
Диана осмелилась подняться, лишь когда вой полицейских сирен слышался уже совсем рядом. Встреча с бывшими коллегами была для девушки не менее опасна, чем пуля в живот от бандита. Блюстители порядка не любят тех, кто когда-то защищал закон, но потом по каким-то причинам перешел на другую сторону правоохранительных баррикад.
Слегка отряхнув перепачканное известкой и остатками ужина платье, девушка подобрала сумочку и наконец-то отважилась повторить путь отступления некроманта. Перепуганных посетителей и поваров ни в самом ресторанчике, ни на его кухне уже не было. Диана обнаружила их на заднем дворе, испуганных, прячущихся между коробками с битой посудой, мусорными баками и прочими отходами. Забор заведения был слишком высок и крепок, чтобы перелезть или сломать его, а единственный ключ от железной калитки находился в кармане убитого шальной пулей управляющего. Диана Гроттке попала в наиглупейшую западню, какую можно только представить, но самым странным оказалось не это: Мартина во дворе не было, его никто не видел, а возле забора валялся его изодранный, окровавленный балахон.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий