Охотники Дюны

ШЕСТЬ ЛЕТ СПУСТЯ ПОСЛЕ БЕГСТВА С КАПИТУЛА

В каждом из нас живет зверь, ненасытный и беспощадный. Некоторым из нас удается кормить его и держать под контролем, но он может стать непредсказуемым, если его спустить с привязи.
Преподобная Мать Шиана
Бортовые журналы «Итаки»
Размышляя о проблемах и трудностях, Шиана в одиночестве прогуливалась по тихим безлюдным переходам корабля. Теперь, когда вопрос о проведении программы гхола был решен, началось длительное ожидание. После полутора лет подготовки были готовы еще три аксолотлевых чана, и всего их стало пять. Один эмбрион уже успешно развивался в распухавшей утробе. Скоро на свет начнут появляться полумифические герои прошлого.
Мастер Тлейлаксу Скиталь ревностно следил за состоянием аксолотлевых чанов, стремясь, чтобы все прошло как нельзя лучше, ибо тогда Шиана позволит ему вырастить его собственного гхола. Так как маленький человечек был больше всех заинтересован в наилучшем результате, Шиана доверяла ему, правда, до известной степени и лишь временно.
Никто не знал, чего хочет Враг, как не знал и того, зачем ему понадобился именно их корабль-невидимка. «Надо знать противника, чтобы сражаться с ним», — написал когда-то в первом своем воплощении башар Майлс Тег. Шиана думала: «Мы ничего не знаем о старике и старухе, которых может видеть только Дункан. Кого они представляют, кто за ними стоит? Чего они хотят?»
Погрузившись в эти невеселые раздумья, она продолжала идти по нижней палубе. Все эти годы на «Итаке» Дункан Айдахо без устали наблюдал за пространством, выискивая малейшие признаки раскинутой Врагом сети. После того как им удалось ускользнуть два года назад, они, возможно, находятся в безопасности. Возможно, не более того.
Месяц за месяцем проходили в повседневной суете без видимой опасности, и Шиане приходилось все время напоминать себе о бдительности, о борьбе с естественно возникающей расслабленностью. Другая память, особенно связанная с предками из рода Атрейдесов, то и дело предостерегала от потери бдительности.
Чувства сестры Бене Гессерит всегда должны быть настроены на опасность, даже скрытую. Шиана резко остановилась. Она оцепенела, ощутив в ноздрях запах, животный первородный запах, которого не могло быть здесь, в обработанном и очищенном воздухе корабля-невидимки. Во рту появился привкус меди.
«Это кровь».
Первобытное чутье подсказывало: за ней кто-то следит, а может быть, и охотится. Невидимый взгляд обжигал, как луч лазерного ружья. По спине пробежал холодок. Поняв, что наступил опасный момент, Шиана медленно двинулась вперед, выставив руки и разведя пальцы — это был умиротворяющий жест и одновременно боевая стойка на случай поединка.
Концентрические коридоры корабля-невидимки были достаточно широки для того, чтобы по ним могли пройти такие большие машины, как, например, емкость с гильд-навигатором. Суда такого типа строились в Рассеянии, и многие их конструктивные особенности были теперь не востребованы. Усиливающие шпангоуты выпирали из стен, как ребра ископаемого доисторического животного. Боковые проходы отходили от главного коридора под острым углом. Кладовые и нежилые помещения были погружены во мрак, пассажирские каюты были опечатаны, но не блокированы. Учитывая, что на борту находятся только беженцы, сестры Бене Гессерит не испытывали потребности в замках.
Но сейчас что-то было не так. Где-то неподалеку таилась опасность.
Откуда-то из глубин Памяти раздались голоса, призывающие к осторожности. Потом голоса стихли, дав Шиане возможность сосредоточиться. Она втянула ноздрями воздух, сделала еще два шага и остановилась. Инстинкт предупреждал: стой! Опасность была где-то здесь.
Дверь одного из складов была прикрыта, но не полностью. Щель была достаточно широкой для того, чтобы спрятавшийся внутри человек мог видеть любого, кто пройдет мимо.
Вот! Вот откуда исходил запах крови и гнилостный, мускусный животный смрад. Сделав это открытие, Шиана немедленно отреагировала.
Она резким рывком отворила дверь. За нею стояла мускулистая животная плоть, машина, голая, с бледной кожей, поросшей рыжевато-палевой шерстью; раскрытая пасть обнажала толстые клыки. Огромные мышцы были напряжены, как витки шигакорда. Футар! Кривые когти и темные губы были покрыты яркими пятнами свежей крови.
Придав всю возможную силу Голосу, Шиана вложила его мощь в одно-единственное слово: «Стой!»
Футар застыл на месте, словно кто-то резко затянул ошейник на его горле. Шиана стояла неподвижно, в ее позе не было ничего угрожающего. Тварь смотрела на нее, открыв пасть и обнажив длинные зубы. Шиана снова применила Голос, хотя и понимала, что этим созданиям могли привить врожденную нечувствительность к известным методам воздействия сестер Бене Гессерит. Шиана мысленно выругала себя за то, что не уделяла должного внимания футарам, не изучила их мотивации и слабые стороны. «Не причиняй мне вреда».
Футар по-прежнему был готов к прыжку, бомба была готова взорваться.
— Ты укротитель? — Он глубоко втянул носом воздух и принюхался. — Нет, не укротитель!
В полутьме кладовой, которую футар выбрал себе убежищем, Шиана разглядела неподвижное белое тело и разорванную темную одежду. Скрюченные пальцы, схваченные окоченением, были уставлены в потолок. Кто это был?
До сих пор все четверо пленных футаров были подавлены и беспокойны, но не проявляли агрессивности. Даже когда они были в заключении у Досточтимых Матрон — своих естественных жертв, — они не убили ни одной шлюхи, вероятно, потому что рядом не было инструктора, чьей команде они могли бы повиноваться — не было укротителя. Но проведя столько лет в жестокой неволе у Матрон, а потом оказавшись взаперти на корабле-невидимке, не могли ли футары пережить нечто вроде нервного срыва, не утратили ли привитые им навыки поведения? Видимо, рефлексы угасли, и теперь возможны любые «случайности».
Шиана сосредоточилась на противнике, стараясь не думать о нем, как о сломленном и нестойком существе. «Не смей его недооценивать!» В этот момент она не способна была думать о том, как смогло это существо сбежать из прочной камеры. Все ли футары освободились и бродят теперь по кораблю или это удалось только одному?
Шиана медленно подняла подбородок и повернула голову в сторону, показав футару шею. Естественный хищник сразу распознает этот древний как мир сигнал подчинения и покорности. Потребность футара в доминировании, потребность быть вожаком стаи должна была заставить его понять и принять этот жест.
— Ты футар, — сказала Шиана. — Я не твой укротитель.
Он подобрался поближе и снова принюхался.
— Но ты и не Досточтимая Матрона. — Он глухо зарычал, что должно было выражать его ненависть к шлюхам, поработившим его и его товарищей. Но сестры Бене Гессерит были совсем другими. Пусть даже и так, но все же одну он убил.
— Теперь мы заботимся о вас Мы даем вам еду.
— Еду. — Футар слизнул кровь с губ.
— На Гамму вы попросили у нас убежища. Мы спасли вас от Досточтимых Матрон.
— От плохих женщин.
— Но мы не плохие. — Шиана оставалась неподвижной, не проявляя никаких признаков агрессивности, оставаясь спокойной перед лицом опасности, которую таил в себе дикий футар. Будучи ребенком, она лицом к лицу столкнулась с гигантским песчаным червем и закричала на него, не думая об опасности. Она может это сделать.
— Меня зовут Шиана. — Она говорила тихим, умиротворяющим, вкрадчивым голосом. — У тебя есть имя?
Существо зарычало — по крайней мере Шиане этот звук показался рыком. Потом она поняла, что этот гортанный хрип и был его именем — Хррм.
— Хррм, ты помнишь, как вы пришли к нам на корабль-невидимку? Ты помнишь, как вы бежали от Досточтимых Матрон? Вы просили нас, чтобы мы взяли вас с собой.
— Плохие женщины, — снова повторил футар.
— Да, и мы тогда спасли вас. — Шиана подошла ближе. Она не была вполне уверена в эффективности того, что делает, но немного изменила свой обмен веществ, заставив железы вырабатывать такую же мускусную жидкость, как у футаров. Кроме того, она запахом дала ему понять, что она самка — объект, который надо защищать, а не атаковать. Еще она постаралась, чтобы от нее не пахло страхом, тогда этот хищник не будет думать о ней, как о жертве.
— Тебе не следовало выходить из своей комнаты.
— Хочу укротителя. Хочу домой. — В звериных глазах появилось тоскливое выражение. Хррм отвернулся и посмотрел в темноту кладовой, где лежало тело несчастной сестры. «Интересно, — подумала Шиана, — сколько времени он уже питается ее трупом».
— Я должна отвести тебя к другим футарам. Вам надо жить вместе. Мы защитим вас. Мы ваши друзья. Вы не должны причинять нам зла.
Хррм заурчал. Воспользовавшись этим, Шиана протянула руку и прикоснулась к волосатому плечу. Футар напрягся, но Шиана начала нежно поглаживать зверя, нащупывая зоны удовольствия. Несмотря на то что Хррма поразило ее внимание, он не двинулся с места. Рука Шианы поднялась выше, прикосновения стали более интенсивными. Она провела рукой по его шее, потом почесала за ухом. Подозрительное рычание футара превратилось в довольное мурлыканье.
— Мы ваши друзья, — еще раз повторила Шиана, дополнив дружелюбие обертоном Голоса. — Вы не должны причинять нам вред.
Она демонстративно посмотрела в сторону кладовой, на мертвую сестру.
Хррм снова напрягся.
— Моя убил.
— Тебе не надо было ее убивать. Она не Досточтимая Матрона. Она одна из моих сестер. Она была твоим другом.
— Футар не будет убивать друзей.
Шиана снова погладила зверя, его короткие волосы поднялись.
— Мы кормим вас. Вам нет нужды убивать.
— Убивать Досточтимых Матрон.
— На этом корабле нет Досточтимых Матрон. Мы тоже их ненавидим.
— Должен охотиться. Нужен укротитель.
— Сейчас ты не можешь охотиться, и пока здесь нет укротителей.
— Когда-нибудь? — с надеждой в голосе спросил футар.
— Когда-нибудь. — Шиана не могла пообещать большего. Она повела его прочь от убитой сестры, надеясь, что они никого не встретят по дороге к камере футаров, не встретят еще одну потенциальную жертву. Влияние ее на это животное было очень хрупким. Если Хррм чего-то испугается, то скорее всего бросится.
Она повела футара по боковым проходам, на нижнюю палубу они спустились в лифте, которым вообще едва ли кто-то пользовался. Футар был безутешен, он не желал возвращаться в камеру, и она жалела его за это вынужденное заключение. Так же, как семерых песчаных червей в вольере.
Подойдя к двери камеры, Шиана обнаружила, что отказал второстепенный контур запирающего устройства, которое износилось за столько лет службы. Сначала она боялась, что случилась какая-то серьезная системная поломка, но оказалось, что это мелкая неисправность, вызванная недостатками технического обслуживания. Несчастный случай на старом судне.
Год назад у них уже случилась авария, когда прорвало резервуар очистки использованной воды, тогда из проржавевшего бака вода хлынула в коридор. Были также проблемы с водорослями, которые применяли для питания и воспроизводства кислорода. Техническое обслуживание оставляло желать лучшего. «Разгильдяйство».
Шиана сдержала гнев, не желая, чтобы Хррм учуял его. Несмотря на то что сестры Бене Гессерит жили в условиях постоянной, но невидимой опасности, она перестала казаться непосредственной. Отныне надо ужесточить дисциплину. Такой несчастный случай, как этот, может привести к настоящей катастрофе.
Хррм выглядел жалко, как побитая собака. Он был сильно опечален необходимостью возвратиться в клетку.
— Ты должен жить здесь, — сказала Шиана, увещевая футара. — Ну хотя бы еще какое-то время.
— Хочу домой, — жалобно произнес Хррм.
— Я постараюсь найти твой дом. Но сейчас мне надо, чтобы с тобой ничего не случилось.
Хррм побрел в дальний угол камеры и угрюмо сел там на корточки. Три остальные футара приблизились к прозрачным барьерам своих отдельных камер и с любопытством уставились на Шиану голодными глазами.
Починить запирающий механизм было делом одной минуты. Теперь все будут в безопасности — и футары, и сестры. Но все же Шиана боялась за них. Бесцельное блуждание по кораблю не доведет до добра, ее люди давно утратили смысл существования.
Такое положение больше недопустимо. Возможно, рождение гхола даст сестрам то, в чем они так нуждаются.
Для Общины Сестер Другая Память есть одно из величайших благословений и одновременно величайшая тайна. Мы видим и понимаем лишь оболочку, тень этого процесса перехода жизни одной Преподобной Матери к другой. Этот неисчерпаемый резервуар живых голосов прошлого светит нам как немеркнущий, но мистический свет.
Преподобная Мать Дарви Одраде
За прошедшие два года Новая Община Сестер стала постепенно превращаться в единый организм, а планета Капитул продолжала угасать. Командующая Мать Мурбелла быстрым шагом обходила ставший темно-коричневым сад. Скоро здесь будет пустыня. Запланированная.
Песчаные форели без устали поглощали воду, отбирая ее у земли. Это тоже было частью плана превращения Капитула в альтернативу Ракису. Зона пустынь стремительно расширялась, и в саду только самые стойкие яблони с их очень глубокими корнями продолжали отчаянно цепляться за жизнь.
Но, несмотря на это, сад оставался любимым местом Мурбеллы, здесь она радовалась общению с Одраде — ее тюремщицей, потом учителем, а потом (и отнюдь не сразу) и почитаемой наставницей. День был в самом разгаре, солнечные лучи просеивались сквозь скудную листву и хрупкие ветви. День был прохладный, с севера дул холодный, освежающий ветер. Мурбелла остановилась и склонила голову в память о женщине, погребенной под карликовой макинтошевой яблоней, упорно зеленевшей, несмотря на наступление пустыни. Бразовая плита отмечала место вечного упокоения Верховной Матери. Досточтимые Матроны предпочитали пышность и мишурный блеск, но Одраде были отвратительны эти показные ухищрения.
Как хотелось Мурбелле, чтобы ее предшественница дожила до этого дня, до осуществления ее замысла об объединении, мечты о том дне, когда Досточтимые Матроны и сестры Бене Гессерит вместе заживут на Капитуле. Теперь обе группы учились друг у друга, перенимая все самое ценное.
Однако Досточтимые Матроны, бежавшие на другие планеты, продолжали быть болезненной занозой под ногтем Командующей Матери. От отступниц постоянно надо было ждать волнений и мятежей, и это в то время, когда все силы надо было посвятить отражению угрозы со стороны Внешнего Врага. Те женщины не признали Мурбеллу своим вождем, утверждали, что она запятнала и принизила звание Досточтимой Матроны. Некотоые из отступниц представляли большую опасность, так как были способны на истребление; но, вероятно, таких было немного, ибо в противном случае они уже давно напали на Капитул.
Когда специально сформированная боевая группа завершила подготовку, Мурбелла решила захватить некоторых отступниц и привести их к покорности, пока не стало слишком поздно. Настанет день, когда Новой Общине Сестер придется открыто выступить против отступниц, окопавшихся на Баззелле, Гамму, Тлейлаксу и других планетах.
«Мы должны сломить и ассимилировать их. Но сначала мы должны увериться в нашем собственном единстве».
Нагнувшись, Мурбелла взяла в руку горсть земли у подножия деревца. Держа на ладони кучку сухой почвы, она поднесла руку к лицу и с наслаждением вдохнула пряный земной аромат. Ей даже показалось, что она улавливает едва уловимый запах наставницы и подруги.
— Настанет день, и я присоединюсь к тебе здесь, — произнесла она вслух, не отрывая взгляд от яблони, — но не сейчас. Сначала я должна закончить очень важное дело.
Покончить с твоим наследием, — пробормотал голос Одраде в Другой Памяти.
— С нашим наследием. Ты вдохновила меня на то, чтобы соединить обе фракции, сдружить женщин, которые до сих пор считали себя смертельными врагами. Я не ожидала, что это кажется так тяжело или займет так много времени. — Одраде не ответила.
Мурбелла отошла еще дальше от укрепленного убежища — и чем дальше становилось здание, тем меньше груз ответственности давил на плечи Мурбеллы. Она шла мимо рядов умирающих деревьев — яблони сменились персиками, персики вишнями, вишни апельсинами. Мурбелла решила засадить местность финиковыми пальмами — эти деревья дольше других выживут в пустынном и жарком климате. Но есть ли у них в запасе эти годы?
Взойдя на близлежащий холм, она оглядела окрестности, отметив, насколько тверже и суше стала почва. На лугах, раскинувшихся за садами, по-прежнему паслись стада, но пастбище стало скудным, и животным в поисках пищи приходилось теперь разбредаться на большие расстояния. По теплой земле пробежала ящерица. Почуяв опасность, маленькая рептилия вспрыгнула на камень и оглянулась на Мурбеллу. Внезапно с неба спикировал пустынный ястреб, схватил ящерицу и вместе с добычей взмыл в безоблачное небо.
Мурбелла натянуто улыбнулась. Пустыня продолжала наступать, убивая все живое на своем пути. Поднятая ветром пыль застилала теперь некогда яркое и чистое небо коричневатой завесой. Песчаные черви вырастают в пустыне и она растет вместе с ними. Возникает непрестанно расширяющаяся экосистема.
В подкрадывающейся спереди пустыне и в оставшихся за спиной садах Мурбелла видела две великие мечты ордена Бене Гессерит, столкнувшиеся, как две гигантские волны, это было начало, поглотившее конец. Задолго до того, как Шиана привезла сюда созревающего песчаного червя, Община Сестер насадила сад. Новый план имел однако большую галактическую важность, нежели символика, представленная могилами в саду. Своими смелыми действиями сестры спасли песчаных червей и меланжу от неистовых Досточтимых Матрон.
Разве не стоило ради этого погубить несколько фруктовых деревьев? Меланжа была одновременно благословением и проклятием. Мурбелла повернулась и пошла назад в Убежище.
Сознающий себя разум есть лишь верхушка айсберга. Не видимые с поверхности, в глубине подсознания прячутся неведомые мысли и скрытые способности.
Руководство для ментатов
Еще когда Дункан Айдахо был пленником в космопорте Капитула, корабль-невидимка был напичкан таким количеством мин, что их хватило бы на то, чтобы взорвать и разнести в клочья три таких судна. Одраде и Беллонда буквально начинили корабль взрывчаткой, которая должна была сработать, вздумай Айдахо бежать. Сестры считали, что мины — надежное средство запугать потенциальных беглецов. Лояльные сестры не могли даже подумать, что сама Шиана и ее консервативные последовательницы смогут обезвредить мины, похитить корабль и использовать его в своих целях.
Теоретически все пассажиры на борту «Итаки» заслуживали доверия, но Дункан, непоколебимо поддержанный башаром, настоял на том, что эти мины настолько опасны, что их нельзя оставлять без присмотра. Только он, Тег, Шиана и еще четыре человека имели право доступа в арсенал.
Во время рутинного обхода Дункан вошел в арсенал и осмотрел выбор оружия. После осмотра у Айдахо поднялось настроение, он прикинул, что «Итака» может дать отпор любому нападающему, если в этом возникнет необходимость. Он чувствовал, что старик со старухой не прекратили поиск, не отказались от преследования, несмотря на то, что вот уже в течение трех лет он не замечал мерцающей сети. Самое главное — ни в коем случае не терять бдительность.
Дункан осмотрел ряд лазерных ружей, импульсных винтовок, расщепляющих пистолетов, пусковых установок. То был настоящий апофеоз насилия, и Дункан сразу вспомнил Досточтимых Матрон. Шлюхи не любили оглушающего оружия, действующего на больших расстояниях; они предпочитали смертоносное оружие ближнего боя, когда они могли видеть смерть и улыбаться при виде свежей горячей крови. Он уже познакомился с привычками этих дам, когда обнаружил запертую камеру пыток. Интересно, какие еще скрытые сюрпризы оставили эти страшные женщины на борту огромного корабля?
Все время, пока Дункан находился в плену на борту поставленного на прикол корабля, он видел, как сносили сюда весь этот арсенал, как складывали оружие в специальные помещения, запертые и опечатанные, но доступные. Если бы он захотел, то наверняка смог бы взломать арсенал и похитить любое оружие. Он был удивлен тем, что Одраде недооценила его… или, быть может, она просто ему доверяла? В конце концов она предложила ему то, что историки называют «выбором Атрейдесов», объяснив последствия и предложив самому решить, оставаться ли ему на борту корабля-невидимки. Да, она верила ему. Все, кто его знал — лично или из истории, — понимали, что Дункан Айдахо и верность — суть синонимы.
Сейчас он осматривал мины, которые должны были разнести вдребезги корабль-невидимку. То было надежное решение.
— Это не единственные мины с часовым механизмом на борту. — Голос заставил его вздрогнуть, он обернулся, инстинктивно приняв боевую стойку. В проеме люка стояла суровая Гарими. Несмотря на то что Дункан давно тесно общался с сестрами Бене Гессерит, он никак не мог привыкнуть к бесшумной походке ведьм.
Дункан не без труда взял себя в руки.
— Здесь есть еще один тайный арсенал, секретный склад оружия? — Он предполагал такую возможность, учитывая, что на борту гигантского корабля были тысячи помещений, куда пока вообще никто не заглядывал.
— Это метафора. Я имею в виду тех гхола из прошлого.
— Все это уже давно обсудили и приняли решение. — В медицинском центре скоро должен был появиться на свет первый гхола.
— Одно только принятие решения отнюдь не делает его верным, — возразила Гарими.
— Ты слишком много занудствуешь на эту тему.
Гарими от злости округлила глаза.
— Даже ты не видел никаких признаков преследования с тех пор, как мы предали космическому пространству тела пяти наших замученных сестер. Нам пора найти подходящую планету и основать на ней новое ядро Общины Сестер Бене Гессерит.
Дункан нахмурился.
— Оракул Времени тоже сказал, что охотники преследуют нас.
— Но только ты это видел.
— Ты полагаешь, что все это плод моего воображения? Или ты думаешь, что я лгу? Поставьте меня перед любой Вещающей Истину, и она подтвердит, что я говорю правду.
Гарими презрительно фыркнула.
— Пусть даже и так, но сколько лет прошло с тех пор, как Оракул возвестил это? С тех пор нам каждый раз удавалось уходить от пленения.
Опершись на стеллаж с оружием, Дункан смерил Гарими холодным взглядом.
— Но почему ты думаешь, что Враг не может проявить терпение, что он не может ждать, когда мы сделаем промах? Им нужен этот корабль или кто-то на борту этого корабля, возможно, я. Когда эти гхола обретут свои былые знания и интеллект, они смогут стать нашим величайшим преимуществом.
— Или нераспознанной опасностью.
Он понял, что никогда не сможет убедить Гарими в своей правоте.
— Я лично знал Пауля Атрейдеса. Как мастер меча Атрейдесов я помогал воспитывать этого мальчика. Я сделаю это еще раз.
— Он стал ужасным Муад'Дибом. Он начал джихад и уничтожил триллионы людей, а став императором, он развратился, как все монархи, царствовавшие до него.
— Он был добрым мальчиком и достойным мужем, — стоял на своем Дункан. — Да, он кроил историю, но и его самого кроили происходившие вокруг него события. Как бы то ни было, но в конце он отказался идти путем, ведущим к мучениям и разрухе.
— Его сын Лето не стал прибегать к таким предосторожностям.
— Лето II был вынужден сделать свой выбор Гобсона. Мы не можем осуждать его решение до тех пор, пока не узнаем, почему он его принял. Может быть, прошло слишком мало времени, чтобы кто-либо мог судить, был его выбор верным или нет.
Лицо Гарими исказилось от гнева.
— Прошло пять тысяч лет с тех пор, как Тиран взялся за свою кровавую работу, и прошло полторы тысячи после его смерти.
— Один из самых значительных уроков, которые мы можем извлечь из его правления — это то, что человечество должно научиться мыслить более продолжительными временными категориями.
Зря он позволяет сестре Бене Гессерит лицезреть такое количество соблазнительного оружия. Он вывел Гарими из арсенала, вышел за ней в коридор и запер двери.
— Я был на Иксе, сражаясь за Дом Верниусов с тлейлаксами, когда в императорском дворце в Кайтэйне родился Пауль Атрейдес. Я сам впутался в первые сражения войны Убийц, которая втянула в боевые действия Дом Эказа и герцога Лето. Леди Джессику призвали на Кайтэйн в последние месяцы ее беременности, потому что леди Анирул подозревала, что Пауль может сыграть в истории очень важную роль, и решила лично присутствовать при родах. Несмотря на все интриги и покушения, ребенок выжил и вернулся на Каладан.
Гарими отошла от двери арсенала. Слова Дункана не успокоили ее.
— Согласно легенде, Пауль Муад'Диб родился на Каладане, а не в Кайтэйне.
— Таковы легенды, они всегда грешат ошибками и неточностями, иногда эти искажения вносят в них намеренно. Будучи ребенком, Пауль Атрейдес был наречен именем на Каладане и считал эту планету своей родиной до того, как прибыл на Дюну. Это вы, сестры Бене Гессерит, написали такую историю.
— А теперь ты планируешь переписать историю, заполнив ее тем, что, как ты утверждаешь, является правдой, то есть твоим драгоценным Паулем и прочими детьми прошлого?
— Я не хочу переписывать историю, я хочу ее воссоздать.
Разочарованная разговором и понимая, что дальнейшие прения выведут их на порочный круг, Гарими посмотрела, куда направился Айдахо, и пошла в противоположную сторону.
Неизвестное может быть страшным, и чудовищность его становится еще больше в человеческом воображении. Реальный Враг, однако, может оказаться страшнее и ужаснее всего, что мы способны себе вообразить. Не теряйте бдительность.
Верховная Мать Дарви Одраде
Толстая Преподобная Мать и грациозная, как хищник, Досточтимая Матрона стояли рядом, стараясь, правда, держаться настолько далеко друг от друга, чтобы это не бросалось в глаза. Даже неискушенному наблюдателю, не прошедшему школы Бене Гессерит, было ясно, насколько сильна неприязнь между этими двумя женщинами.
— Вы будете работать вместе. — Голос Мурбеллы не допускал никаких возражений. — Я решила, что вы, не жалея сил, займетесь пустыней. Не забывайте, что для нас главное — меланжа. Мы призовем инопланетных ученых и организуем наблюдательные станции в самых отдаленных уголках пустыни, населенных червями. Возможно, нам удастся найти старых специалистов, бывавших на Ракисе до того, как он был уничтожен.
— Мы располагаем весьма значительными запасами меланжи, — промолвила Беллонда.
— А песчаные форели планомерно уничтожают все плодородные земли, — добавила Дория. — Поступление пряности вполне надежно.
— На свете вообще нет ничего надежного! Расслабленность может быть пострашнее мятежных Досточтимых Матрон и даже неизвестного Врага, — веско произнесла Мурбелла. — Для того чтобы быть готовыми к любым неприятностям, мы должны тесно сотрудничать с Космической Гильдией. Нам нужны их исполинские корабли, которые могут доставить нас в любую точку вселенной. Мы можем использовать Гильдию и КООАМ как кнут и пряник, чтобы подчинять себе планеты, правительства и вольные военные режимы. Самое эффективное наше оружие — это меланжа. Когда она закончится, они неизбежно придут к нам.
— Или начнут пользоваться кораблями, построенными в Рассеянии, — невозмутимо сказала Беллонда.
Дория фыркнула.
— Гильдия никогда не пойдет на уступки и не склонится перед нами.
Искоса взглянув на коллегу и соперницу, Беллонда добавила:
— Так как мы выдаем Гильдии лишь небольшие количества пряности, им приходится платить сумасшедшие деньги за поставки пряности с черного рынка. Если мы опустошим черный рынок, то тем самым поставим Гильдию на колени, и они сделают все, о чем мы их попросим.
Беллонда упрямо наклонила голову.
— Гильдия уже находится в отчаянном положении. Когда сюда три года назад прибыли администратор Горус и навигатор Эдрик, они были почти в панике. С тех пор мы держим Гильдию на коротком поводке.
— Но они могут решиться на неразумные, иррациональные действия, — предостерегла Дория.
— Пряность должна поступать, но только на наших условиях, — глядя в глаза женщинам, сказала Мурбелла. — Я даю вам двоим новое задание. Если мы одарим Гильдию милостивым прощением в обмен на ее сотрудничество в грядущей войне, то нам придется платить за это. Дория и Беллонда, я назначаю вас управляющими зоной пустыни, вы будете отвечать за добычу пряности и за выживание и сохранность новых червей.
Беллонда не скрывала потрясения.
— Командующая Мать, я лучше могу служить вам здесь как ваша советница и как страж.
— Нет, не можешь. Как ментат, ты проявила большие способности вникать в детали, а Дория может заставить людей работать. Вы должны позаботиться о том, чтобы песчаные черви поставляли пряность в количествах, удовлетворяющих нас и Гильдию. Отныне пустыня Капитула — зона вашей общей ответственности.

 

После того как две соперницы отбыли в пустыню, Мурбелла отправилась к старой Матери-Архивариусу Аккадии, которая продолжала искать ответы на мучительные вопросы. В просторном и прохладном крыле Убежища старая хранительница библиотеки поставила множество столов и кабинок, где без устали трудились тысячи Преподобных Матерей. В обычное время архив Убежища являл собой тихое место, предназначенное для ученых занятий и медитации, но теперь Аккадия получила новое задание, выполнение которого сулило Новой Общине Сестер исполнение самых смелых надежд.
Библиотечная планета Бене Гессерит Лампада пала жертвой необузданной Досточтимой Матроны. Зная, что они обречены, сестры Бене Гессерит поделились между собой своей памятью, отдав весь ее объем всего нескольким сестрам. Вся эта память, то есть все содержание библиотеки Лампады было помещено в мозг дикой Преподобной Матери Ребекки, которая затем смогла поделиться им с другими. Таким образом, коллективная память Бене Гессерит была спасена.
Грандиозный план Аккадии заключайся в полном восстановлении библиотеки. Она собрала всех Преподобных Матерей, которые когда-либо черпали знания на Лампаде. Матери, которые были ментатами, могли слово в слово воспроизвести все, что они когда-то читали или слышали.
В архивном крыле стоял непрерывный гул голосов: Преподобные Матери сидели перед записывающими катушками из шигакорда и рассказывали все, что они помнили, надиктовывая страницу за страницей содержание редких и навсегда теперь утраченных книг. Другие женщины сидели с закрытыми глазами и набрасывали на кристаллических листах схемы, диаграммы и рисунки, хранившиеся в их памяти. Мурбелла лично следила за восстановлением томов старой библиотеки. У каждой женщины было вполне определенное задание, что исключало дублирование и пустую трату сил.
Акадия была рада приветствовать высокую гостью.
— Добро пожаловать, Командующая Мать. С великим трудом и тщанием нам все же удается восполнять потери.
— Остается надеяться, что Враг не уничтожит и Капитул. Тогда все ваши усилия будут напрасны.
— Сохранение знания никогда не бывает напрасным, Командующая Мать.
Мурбелла с сомнением покачала головой.
— Но мне кажется, что у нас нет настоящего жизненно важного знания. Нет ключевых его элементов, мы не можем ответить на простейшие, прямые вопросы. Кто или что есть наш Враг? Кстати, кто такие Досточтимые Матроны? Откуда они явились и как смогли навлечь на свою голову такой гнев?
— Но вы и сами Досточтимая Матрона. Разве ваша Другая Память ничего не говорит вам об этом?
Мурбелла скрипнула зубами. Она уже много раз старалась проникнуть в глубины Памяти, но безуспешно.
— Я могу проследить родословную Бене Гессерит, которую усвоила от других, но ничего не могу узнать о происхождении Досточтимых Матрон. Их прошлое непроницаемо, как черная каменная стена. Каждый раз, когда я приступаю к ней, я натыкаюсь на непреодолимый барьер. Либо Досточтимые Матроны просто не знают своего происхождения, либо это какая-то страшная тайна, которая скрыта даже от их собственных глаз и ушей.
— Я слышала, что это касается всех Досточтимых Матрон переживших испытание пряностью.

 

— Да, всех. — Мурбелла получала этот ответ каждый раз, снова и снова. Происхождение Досточтимых Матрон и Врага оставалось смутным, как миф далекого прошлого. Досточтимые Матроны никогда не отличались склонностью к рефлексии, никогда они не оценивали последствия, никогда не пытались свести события к их первопричине. Теперь всем им приходится страдать от такой недальновидности.
— Вам придется искать информацию какими-то иными путями, Командующая Мать. Если мы отыщем что-нибудь интересное в восстановленной библиотеке Лампады, то я немедленно извещу вас.
Мурбелла поблагодарила старую хранительницу, но в душе была уверена, что нужную информацию надо искать не здесь.

 

Незадолго до того, как Джейнис решила пройти испытание пряностью — через три года после того, как потерпела неудачу ее сестра, — Командующая Мать пришла к ней в общежитие послушниц.
— Я обманулась, оценив шансы Ринии пережить испытание. — Эти слова нелегко дались Мурбелле. — Мне даже в голову не приходило, что наша с Дунканом дочь может не вынести испытания. Дала себя знать моя спесь, спесь Досточтимой Матроны.
— Вторая дочь не потерпит неудачу. Командующая Мать, — сказала Джейнис, горделиво выпрямив спину. — Я усиленно тренировалась и готова лучше, чем кто-либо, к испытанию Мукой Пряности. Да, я боюсь, но не настолько, чтобы потерять голову.
— Досточтимые Матроны считают, что страху вообще не должно быть места, — вслух размышляла Мурбелла. — Они не думают, что человек может укрепить свой дух, признав свою слабость, напротив, они считают, что слабость надо либо скрыть, либо преодолеть, растоптать ее.
— «Если не признать свою слабость, не посмотреть ей в глаза, то как же узнать, что ты сильна?» Я прочитала эту цитату в архивных записках Дункана Айдахо.
В течение нескольких лет Джейнис внимательно изучила биографии множества жизней Дункана Айдахо. Хотя она не знала своего отца, она многое почерпнула из арсенала тактики единоборства великого мастера меча Дома Атрейдесов. То были классические приемы, записанные Дунканом для учеников.
Отбросив отвлекающий мысли о Дункане, Мурбелла посмотрела на свою старшую уцелевшую дочь.
— Ты не нуждаешься в моей помощи. Я вижу это по твоим глазам. Завтра ты пройдешь испытание пряностью. — Она встала, чтобы уйти. — Я давно ищу человека, верности и способностям которого я могла бы доверять полностью и безусловно. Надеюсь и верю, что послезавтра ты станешь таким человеком.
Ни один материк, ни один океан, ни одна планета не могут быть вечными. Где бы мы ни находились, мы — лишь вечные странники.
Верховная Мать Дарви Одраде
Орнитоптер с двумя пассажирами на борту летел над новорожденной пустыней и горными кряжами, держа курс от Убежища Капитула. Сидя на широком сиденье в заднем отсеке и глядя в иллюминатор, Беллонда видела, как гибнут поля и сады, исчезая под натиском наступающих дюн. Дория, заняв место пилота, управляла воздушным судном. Дерзкая бывшая Досточтимая Матрона редко позволяла Беллонде управлять орнитоптером, хотя та, несомненно, прекрасно бы с этим справилась. Две женщины практически не разговаривали во время полета.
Чем дальше к югу, тем обширнее становился пояс пустыни, тем более сухой становилась почва. За без малого семнадцать лет песчаные форели осушили большое море, на месте которого осталась теперь сухая, заполненная пылью впадина с окружавшей ее зоной пустыни. Ждать осталось недолго, скоро весь Капитул превратится в новую Дюну.
«Если кто-нибудь из нас доживет до этого времени, — думала Беллонда. — Враг рано или поздно отыщет нас и все наши планеты». Она не была ни суеверной, ни паникершей, но ментатские проекции привели ее к этому непоколебимому выводу.
Обе женщины были одеты в одинаковые черные костюмы, сшитые из пористой легкой материи. После покушения Мурбелла сделала ношение этой форменной одежды обязательным всеми членами Новой Общины Сестер, запретив женщинам щеголять своим происхождением.
— Во времена мира и процветания свобода и разнообразие считаются неотъемлемыми правами, — говорила Мурбелла. — Но когда нам угрожает страшный кризис, эти права становятся разрушительными и ведут к поражению.
Каждая сестра на Капитуле теперь была обязана носить черную форму, по которой нельзя было сказать, происходит ли сестра от Досточтимых Матрон или от сестер Бене Гессерит. В отличие от тяжелых и массивных платьев Бене Гессерит облегающий костюм не скрывал пышных форм и массивного тела Беллонды.
«Я похожа на барона Харконнена», — думала Беллонда. Она испытывала своего рода удовольствие, видя, с каким отвращением периодически смотрит на нее подтянутая сухощавая Дория.
Бывшая Досточтимая Матрона была не в духе, потому что не хотела отправляться в эту инспекционную поездку — особенно в компании Беллонды. Бывшая же Преподобная Мать прилагала все усилия, чтобы казаться веселой и беззаботной.
Как бы ни старалась Беллонда отрицать этот факт, обе женщины были по сути, по личностным особенностям очень похожи друг на друга. Обе — упрямы и фанатично преданы своим бывшим фракциям и обе отдавали себе отчет в стратегической необходимости и целесообразности существования Новой Общины Сестер. Беллонда, быстро находившая недостатки, не стеснялась критиковать даже Дарви Одраде. Так же вела себя и Дория, не стеснявшаяся вслух говорить о пороках и недостатках Досточтимых Матрон. Обе женщины преклонялись перед старыми укладами своих организаций. Став директорами операций с пряностью, она и Дория разделили поровну ответственность за развитие пустыни.
Беллонда вытерла пот со лба. Они уже приблизились к пустыне и в каждый следующий момент за бортом становилось все жарче. Беллонда повысила голос, чтобы перекричать гул крыльев орнитоптера:
— Мы должны извлечь из этой поездки максимум пользы — пользы для Общины Сестер.
— Ты уже и так извлекла из этого максимальную пользу — не скрывая сарказма, прокричала в ответ Дория, — ради Общины Сестер.
Беллонда схватилась за ремень безопасности, когда орнитоптер попал в вихревой поток.
— Ты ошибаешься, если думаешь, что я согласна со всем, что делает Командующая Мать. Я никогда не думала, что этот ублюдочный союз просуществует хотя бы год, но он существует уже шесть лет.
Дория, скорчив неописуемую гримасу, выровняла машину.
— Это не делает нас похожими.
Внизу клубились песок и пыль, временами скрывая землю. Дюны наступали на ряды уже высохших мертвых деревьев. Сравнив координаты на дисплее монитора со своими записями, Беллонда удостоверилась, что за последние несколько месяцев пустыня продвинулась на север почти на пятьдесят километров. Больше песка — значит, больше территории для червей, а значит, и больше пряности. Мурбелла будет довольна.
Когда они миновали завихрение, Беллонда заметила интересное скальное образование, прежде скрытое густым лесом. На отвесном склоне одной скалы были видны картины, выполненные красной и желтой охрой, непостижимым образом устояв перед сокрушительным действием времени. Она слышала об этих древних становищах, следах пребывания таинственного исчезнувшего народа муадру, жившего много тысячелетий назад, но сама никогда не видела этих следов. Удивительно, как эта вымершая раса смогла добраться до этой неведомой планеты. Что или кто привел их сюда?
Ее нисколько не удивило, что Дория не проявила никакого интереса к этому археологическому чуду.
Орнитоптер приземлился на плоскую скалу рядом со станцией слежения за червями, учрежденной еще Дарви Одраде. Они вышли из машины, оказавшись рядом с возвышавшимся кубическим зданием станции. Как только фонарь кабины открылся и они ступили на зыбкий песок дюны близ наблюдательной станции, Беллонда почувствовала, как пот начал струиться по вискам и пояснице, несмотря на охлаждающие свойства черного костюма.
Она принюхалась. Растрескавшаяся земля ландшафта не пахла ничем живым, вся растительность и почва погибли. Сухость пустынного пояса была достаточной для роста червей, хотя пока местность не достигла той кремнистой, стерильной, знойной чистоты, характерной для реальной пустыни погибшего Ракиса.
Поднявшись на лифте на верхний этаж станционной вышки, Беллонда и Дория вошли в помещение превосходно оборудованного наблюдательного пункта. Вдали были видны люди, занятые сбором пряности, мужчины и женщины работали на жиле окрашенного в цвет ржавчины песка.
Дория рассматривала дюны в мощный оптический прибор.
— Знак приближения червя! — воскликнула она. Беллонда в собственную трубу тоже видела движущийся холм песка. Судя по размеру холма, червь был очень мал — не больше пяти метров в длину. Еще дальше в море песка она различила еще одного песчаного жителя, такого же маленького, который тоже устремился к месту добычи пряности. Эти черви нового поколения пока не набрались мощи и свирепости, чтобы надежно контролировать свою территорию.
— Чем больше черви, тем больше меланжи они производят, — сказала Беллонда. — Через несколько лет черви, наверное, будут представлять реальную опасность для бригад, добывающих пряность. Нам придется производить более дорогое и безопасное оборудование для ее добычи.
Внося изменения в сводку данных своего индивидуального экрана, Дория заметила:
— Скоро мы сможем экспортировать количество пряности, достаточное для того, чтобы разбогатеть. Тогда мы сможем купить любое оборудование.
— Цель добычи пряности — укрепить мощь Новой Общины Сестер, а не набить собственные кошельки. Какая польза от богатства, если мы не сможем устоять перед Врагом? Если у нас будет много пряности, мы сможем создать сильную армию.
Дория бросила на нее тяжелый взгляд.
— Ты великолепно подражаешь Командующей Матери.
Прикрыв ладонью глаза от нестерпимого сияния солнца, Дория смотрела на деревья, погибающие под натиском наступающего горячего песка.
— Какое опустошение. Когда Досточтимые Матроны делал и то же самое на ваших планетах, вы называли это бессмысленным разрушением. Но на своей собственной планете вы, сестры, этим гордитесь.
— Преобразования часто бывают мучительными и неприятными, и не каждый может заранее разглядеть положительный результат. Это вопрос интеллекта и умения видеть перспективу.
Зло всегда можно распознать по его запаху.
Пауль Муад'Диб Оригинал
От своих лицеделов в Бандалонге Хрон получал регулярные доклады о состоянии гхола барона Владимира Харконнена. Сначала он спрашивал об этом из чистого любопытства, но когда ребенку сравнялось два года, Хрон начал строить планы относительно его использования на благо лицеделов.
Барон Владимир Харконнен. Какой интересный выбор. Даже он не мог понять, для чего старые мастера сохранили клетки этого древнего блистательного злодея. Но у Хрона появились и свои идеи касательно этого гхола.
Однако для начала ребенка надо вырастить, воспитать и проверить на наличие особых талантов. Должно пройти еще лет десять, прежде чем сможет быть запущена исходная память барона. Это будет дополнительное задание Уксталю, если, конечно, маленького человечка не убьют раньше.
Составляющие общего плана сплетались в течение десятков лет и даже столетий. Теперь Хрон видел, как кусочки мозаики складываются в связную картину, как разрозненные поначалу мысли мириад лицеделов. Хрон различал мелкие и более крупные детали, и на каждом этапе он играл свою соответствующую роль. Никто другой на великой сцене вселенной — ни праздная публика, ни директора, ни его собственные сотоварищи — не знал до какой степени лицеделы руководят ходом всей операции.
Удовлетворившись тем, что все под контролем на Бандалонге, Хрон улетел на Икс, чтобы не упустить и там великую возможность…
* * *
После рождения драгоценного гхола Владимира Харконнена была решена первая трудная задача несчастного Уксталя. Но притеснения его на этом не закончились.
Игравший свою партию отступник Тлейлаксу не разочаровал лицеделов. Еще больше его самого удивляло то, что он остался жив, проведя три года с Досточтимыми Матронами. Каждый прожитый день он отмечал в самодельном календаре, висевшем в его квартире.
Он жил в страхе, постоянно испытывая жуткий холод. Он плохо спал по ночам, он все время дрожал, при каждом постороннем звуке ему чудилось, что сейчас нагрянет какая-нибудь Досточтимая Матрона, чтобы сделать из него сексуального раба. Каждый вечер он заглядывал под кровать — не прячется ли там лицедел.
Он остался единственным оставшимся в живых тлейлаксом. Все старейшины тлейлаксов-отступников были заменены лицеделами, все старые мастера убиты Досточтимыми Матронами. Он же, Уксталь, пока еще дышал, и этим выгодно отличался от остальных. Но при всем этом он чувствовал себя глубоко несчастным.
Он страстно желал одного — чтобы лицеделы скорее куда-нибудь увезли маленького Владимира Харконнена. Они не хотят снять с его плеч это невыносимое бремя? Долго еще Уксталь будет отвечать за этого докучливого младенца? Чего еще они от него хотят? Что бы он ни делал, они хотят еще большего! На днях он был уверен, что совершил фатальную ошибку. Это просто невероятно, что ему так долго сопутствует успех.
Уксталю хотелось кричать на Досточтимых Матрон, на всякого встречного, ибо любой мог оказаться замаскированным лицеделом. Как можно работать в таких условиях? Но он просто закрывал глаза и старался убедить хозяев в том, что тяжко трудится не покладая рук. Лучше быть несчастным, чем мертвым.
«Я все еще жив. Но сколько еще это продлится?»
Знали ли сами Досточтимые Матроны, сколько лицеделов среди их людей? Уксталь очень в этом сомневался. Вероятно, у Хрона были свои коварные планы. Если бы ему удалось разоблачить лицеделов и открыть их заговор Досточтимым Матронам, то Геллика, оказавшись перед ним в долгу, вознаградит его…
Однако он понимал, что этому не суждено случиться никогда.
Иногда Верховная Матрона Геллика приводила в лабораторию пыток своих гостей, гордых и самодовольных Досточтимых Матрон, очевидно, правивших планетами, которые до сих пор сопротивлялись попыткам Новой Общины Сестер ассимилировать их. Геллика продавала этим Матронам оранжевое зелье, которое Уксталь производил теперь в больших количествах. В течение последних лет он усовершенствовал методику выделения адреналина и катехоламинового медиатора допамина, а также эндорфинов, используя этот коктейль как предшественник оранжевого эрзаца пряности.
— Мы, Досточтимые Матроны, — не рабыни пряности! Наш вариант пряности — продукт боли, — горделиво объясняла Геллика гостьям, наблюдавшим, как извиваются от пыток жертвы. — Это больше соответствует нашим потребностям.
Самозваная королева хвастливо (это было в ее обычае) рассказывала о своих научных программах, преувеличивая успехи, точно так же, как Уксталь преувеличивал свои спорные навыки и способности. Когда она безбожно врала, он стоял рядом и усердно кивал головой в знак согласия.
Так как масштаб производства заменителя меланжи стал намного больше, в распоряжении Уксталя находилась дюжина ассистентов из низшей касты, а также тощая и старая Досточтимая Матрона по имени Ингва, служившая, скорее, шпионом и осведомителем, нежели помощницей. Он редко просил эту каргу что-то сделать, так как она все время прикидывалась бестолковой или придумывала разные поводы, чтобы уклониться от работы. Она не терпела приказаний от мужчин, а он боялся приставать к ней со своими требованиями.
Ингва приходила в лабораторию и уходила с работы когда ей вздумается, несомненно, лишь для того, чтобы выбить Уксталя из равновесия. Не раз она, напившись какого-то зелья, стучала по ночам в его дверь. Так как Верховная Досточтимая Матрона отказалась от своих притязаний на него, Ингва грозила сама сексуально привязать его к себе, но опасалась вступать в открытую конфронтацию с Гелликой. Склонившись над ним в полумраке, старая Матрона говорила вещи, от которых у Уксталя шел мороз по коже.
Однажды, обпившись украденной в лаборатории искусственной пряностью, Ингва едва не умерла, сумасшедшие глаза стали полностью оранжевыми, пульс был едва заметным, дыхание поверхностным. Уксталю очень хотелось дать ей умереть, но он побоялся это сделать. Потеря Ингвы не решила бы никаких проблем, но зато невлекло бы на него ненужные подозрения с неизвестными и страшными последствиями. Кроме того, следующая шпионка могла оказаться еще хуже.
Быстро оценив ситуацию, он дал ей противоядие, буквально оживив ее. Ингва так и не поблагодарила его за спасение, не признав за собой никакого долга. Но, правда, она и не убила его и не поработила, а это было уже кое-что.
«Я жив. Я все еще жив».

 

Подросшего гхола барона Владимира Харконнена поместили в охраняемое детское отделение лаборатории. Малыш имел все, о чем просил, не зная отказа, включая животных «чтобы было с кем поиграть». Выжили немногие из этих зверьков. Судя по всему, это действительно был барон Харконнен.
Вспышки агрессии у ребенка забавляли Геллику, даже когда ярость ребенка была направлена на нее. Уксталь не понимал, почему Верховная Матрона уделяет так много внимания этому мальчику или почему она потворствует неясным планам лицеделов.
Малорослый ученый боялся оставлять ребенка наедине с Гелликой, уверенный, что она непременно причинит ему какой-нибудь вред, а тогда его, Уксталя, ждет тяжкое наказание. Но у него не было средств запретить Геллике делать все, что ей заблагорассудится. Стоило ему высказать даже намек на жалобу, как она немедленно испепеляла его гневным взглядом. Но, к счастью, ей, кажется, и на самом деле нравилось это маленькое чудовище. Она рассматривала свое общение с мальчиком как игру. На соседней слиноферме они вдвоем с удовольствием кормили слиней кусками человеческих тел, наблюдая, как огромные неповоротливые животные перетирают мясо и кости, отправляя прожеванную кашу в многочисленные желудки.
Видя врожденную жестокость, уже самостоятельно проявленную маленьким Владимиром, Уксталь испытывал большое облегчение оттого, что все прочие клетки, обнаруженные в нуль-энтропийной капсуле старого мастера, были уничтожены. Каких еще монстров прошлого сохранили с прошлых времен еретики-тлейлаксы?
Происхождение Космической Гильдии окутано космическим туманом, оно так же неведомо, как и пути в свернутом пространстве, отыскиваемые навигаторами.
Архивы Старой Империи
Даже самому опытному гильд-навигатору не дано понять и осмыслить измененную, не подвластную чувственному восприятию вселенную, где реальность свято хранит свои тайны. Но Оракул Времени тем не менее сумела призвать сюда Эдрика и многих его товарищей.
Охваченный возбуждением навигатор плавал в камере меланжевого газа, венчавшей лайнер, тревожно оглядывая из окна камеры космический ландшафт, смешанный с его собственным внутренним миром. Вокруг было — насколько он мог судить — не меньше нескольких тысяч кораблей Гильдии. Такого многочисленного собрания никто не видел уже много тысячелетий.
Следуя вызову, Эдрик и его товарищи навигаторы прибыли в некий уголок вселенной с неприметными координатами, где голос из иного мира снабдил их дальнейшими инструкциями. Потом совершенно неожиданно ткань вселенной свернулась вокруг них, и все они оказались в необъятной и бездонной пустоте, откуда, казалось, не было пути назад.
Вероятно, Оракул знала об отчаянной нехватке пряности, так как Капитул наложил ограничения на поставки, чтобы наказать Гильдию за сотрудничество с Досточтимыми Матронами. Эта злобная Командующая Мать щеголяет своей властью, но она настолько невежественна, что не в силах понять, какой вред может нанести, угрожая уничтожить меланжевые пески, если Гильдия не пойдет на ее условия! Безумие! Возможно, Оракул покажет им другой источник меланжи.
Запасы Гильдии неумолимо таяли, так как навигаторы регулярно потребляли большое количество меланжи, чтобы безошибочно водить корабли через свернутое пространство вселенной. Эдрик не знал, сколько пряности осталось в многочисленных тайных хранилищах, но администратор Горус и другие руководители определенно начали нервничать. Горус уже потребовал созвать встречу на Иксе, и через несколько дней Эдрику предстояло сопровождать его в этой поездке. Люди-администраторы Гильдии надеялись, что иксианцы смогут создать или по крайней мере усовершенствовать технологические средства, которые позволят обойти нехватку меланжи. Еще одна безумная затея.
Эдрик ощутил, как из глубин его сознания всплывает какая-то волна, освежающая, как глоток свежей меланжи, эта волна заполнила мозг, и внутри нее возник какой-то звук, становившийся все громче и громче. Когда наконец этот звук оформился в слова в его мутантном мозге, он стал слышать их тысячекратно, они перекрывались, звуча одновременно в головах множества навигаторов.
Оракул. Ее разум был невообразимо велик, такого уровня не мог достичь даже гильд-навигатор с его развитым пред-знанием. Оракул была древней основательницей Гильдии, спасительным якорем всех навигаторов.
— Эта искаженная вселенная есть то место, где я в последний раз видела корабль-невидимку, пилотируемый Дунканом Айдахо. Я помогла ему вырваться отсюда и вернуться в нормальную вселенную. Но потом я снова его потеряла. Так как преследователи продолжают искать корабль, стремясь захватить его в свою тахионную сеть, мы должны найти его первыми. Крализец — это наша миссия, а Квисац-Хадерах находится на этом корабле-невидимке. Обе противоборствующие стороны хотят заполучить его. чтобы одержать победу в решающей войне.
Эхо мыслей Оракула наполнило душу Эдрика ледяным ужасом, грозившим убить его. Он слышал легенды о Крализеце, битве в конце вселенной, но не придавал им никакого значения, считая проявлением людского суеверия. Но если даже Оракул озабочена этим…
Кто такой Дункан Айдахо? О каком корабле-невидимке вещает Оракул? И, наконец, самое удивительное — почему даже Оракул слепа и не может отыскать его? Раньше голос Оракула всегда успокаивал, внушал надежду и уверенность, служил путеводной нитью. Теперь же Эдрик чувствовал лишь тревогу и неуверенность в голосе прорицательницы.
— Я искала, но не смогла найти. Все линии предзнания, какие мне удалось увидеть, сплелись в непроницаемый клубок. Мои навигаторы, вот что хочу я вам сказать: возможно, я буду вынуждена воззвать к вашей помощи, если угроза, о которой я говорю, окажется реальной.
Эдрик пребывал в полном смятении. Он чувствовал недовольство, охватившее собравшихся здесь навигаторов. Некоторые из них, не способные переварить новую информацию, потрясшую их и без того хрупкую связь с реальностью, сошли с ума в своих меланжевых камерах.
— Угроза, Оракул, — сказал Эдрик, — возникнет тогда, когда у нас не станет меланжи…
— Реальная угроза — это Кразилец. — Голос Оракула гремел в мозгах всех навигаторов. — Я позову вас, когда мне потребуются мои навигаторы.
Неуловимым движением Оракул выбросила тысячи огромных лайнеров из чуждой вселенной, рассеяв их в нормальном пространстве. У Эдрика кружилась голова, он с трудом сориентировал корабль.
Все навигаторы находились в растерянности и смятении.
Несмотря на призыв Оракула, Эдрика продолжали одолевать более эгоистические заботы: «Как мы сможем помочь Оракулу, если лишимся пряности?»
Молодой тростник легко погибает. Начало — время наибольшей опасности.
Леди Джессика Атрейдес, оригинал
Это было рождение августейшей особы, правда, без обычной помпы и положенных церемоний. Произойди это событие в другое время, на далеком Ракисе, по улицам носились бы толпы фанатиков с криками «Пауль Атрейдес возродился! Муад'Диб, Муад'Диб!».
Дункану Айдахо приходилось видеть такое. Когда в свое время Джессика родила настоящего Пауля, было время интриг, политических убийств и заговоров, приведших к гибели леди Анирул, супруги императора Шаддама IV, и едва не закончившихся убийством младенца.
Согласно старой легенде, все черви Арракиса поднялись над дюнами, чтобы возвестить приход Муад'Диба. Бене Гессерит никогда не упускал возможность манипулировать массами ревом труб, знамениями и шумными и пышными празднествами по поводу сбывшегося пророчества.
Теперь, однако, отделение гхола от плаценты казалось совершенно будничным, больше похожим на лабораторный опыт, нежели на религиозное переживание. Но это все же был не просто ребенок и не просто гхола, это был Пауль Атрейдес! Юный мастер Пауль, ставший впоследствии императором Муад'Дибом, а потом слепым проповедником. Кем на этот раз станет младенец? Кем принудят его стать сестры Бене Гессерит?
В ожидании окончания процедуры отделения Дункан повернулся к Шиане. В ее глазах он читал удовлетворение и одновременно обеспокоенность, хотя происходило то, чего она так ревностно добивалась. Дункан отчетливо понимал, чего именно опасаются сестры Бене Гессерит: Пауль обладал мощью своей кровной наследственности. Почти наверняка он снова станет Квисац-Хадерахом, обладая при этом еще большей властью, чем прежде. Надеялись ли Шиана и ее последовательницы теперь лучше контролировать его, или произойдет катастрофа, еще большая, чем в первый раз?
С другой стороны, не был ли Пауль человеком, который сможет спасти их от Внешнего Врага?
Сестры Бене Гессерит занимались своими селекционными играми в первую очередь для того, чтобы создать Квисац-Хадераха, а в ответ на это Пауль очень больно их ужалил. После Муад'Диба и долгого и страшного правления Лето II (еще одного Квисац-Хадераха), Бене Гессерит боялся создавать нечто подобное.
Многие боязливые Преподобные Матери видели Квисац-Хадераха в любом мужчине, обладавшем хоть какими-то отличительными способностями, даже в не по годам развитом Дункане Айдахо. Двенадцать предыдущих Дунканов были убиты в детском возрасте, и некоторые прокторы не отрицали, что хотели убить и его. Дункану же сама мысль о том, что он может соответствовать меркам мессии, казалась абсурдной.
Когда врачи взяли на руки родившегося ребенка, Дункан затаил дыхание. Смыв плодные воды и клейкую первородную смазку с нежной кожи, серьезные доктора взяли у ребенка многочисленные анализы, а затем одели его в специальную сберегавшую тепло одежду.
— Ребенок здоров, у него нет никаких аномалий и пороков, — сообщил один из врачей. — Опыт прошел успешно.
Дункан нахмурился. Опыт? Они так смотрят на это? Он не мог отвести взор от младенца. Череда воспоминаний о юном Пауле ослепила его: вот они с Гурни учат мальчика владеть мечом и щитом, вспомнил Дункан и то, как во время войны Убийц он увез мальчика на Каладан и спрятал его там среди местных дикарей, как семейство покинуло свое родовое гнездо и прибыло на Арракис, где попало в ловушку, расставленную Харконненами.
Но одновременно вспомнил Дункан и многое, многое другое. Глядя на здорового ребенка, он старался разглядеть в его личике черты великого императора Пауля Муад'Диба. Дункан знал, какие страдания и боль придется пережить гхола. Гхола Пауля будет знать о своей прошлой жизни, но не будет ее помнить — по крайней мере в течение нескольких лет.
Шиана взяла на руки младенца и тихо заговорила:
— Для фрименов он был мессией, явившимся для того, чтобы вести их к победе. Для Бене Гессерит он стал сверхчеловеком, явившимся в неподходящих условиях и вышедшим из-под нашего контроля.
— Он — дитя, — сказал старый раввин. — Неестественное дитя.
Сам раввин, получивший образование врача в школе Сук, наблюдал за родами, правда очень неохотно. Он питал непреодолимое отвращение к чанам, но, казалось, признал свое поражение. Нахмурившись и озабоченно поглядывая на ребенка, он бормотал, обращаясь к Дункану:
— Я чувствую себя обязанным быть здесь. Я обещал наблюдать Ребекку.
Женщина стала совершенно неузнаваемой, это было бездушное тело, присоединенное к трубкам и насосам. Блуждала ли она сейчас среди других жизней? Потерялась ли в закоулках Другой Памяти? Глядя на оплывшее, потерявшее человеческий облик лицо, старик еще раз остро ощутил горечь своего поражения. До того как врачи извлекли младенца из огромного чрева, он молился за душу Ребекки.
Дункан сосредоточился на ребенке.
— Очень давно я отдал жизнь ради спасения Пауля. Но не лучше ли было бы вселенной, если бы он тогда погиб под ножами сардаукаров?
— Многие сестры считают так же. Человечество тысячелетия приходило в себя после того, как он и его сын поставили вселенную с ног на голову, — сказала Шиана. — Но теперь у нас есть шанс правильно его воспитать и посмотреть, что он сможет противопоставить Внешнему Врагу.

 

— Даже если он снова поставит вселенную с ног на голову?
— Любое изменение лучше вымирания.
«Второй шанс мастера Пауля», — подумалось Дункану.
Он протянул руку, сильную руку мастера меча и дотронулся до маленькой щечки ребенка. Если это чудо было порождением технологии, то можно ли считать его настоящим чудом? От младенца пахло лекарствами, дезинфекцией и меланжей, которую суррогатной матери вводили все время вынашивания. Мастер Скиталь сказал, что смеси, которые он рекомендовал, были необходимы.
На какой-то момент ему показалось, что ребенок внимательно на него смотрит, хотя понятно, конечно, что такая кроха не может ясно видеть. Но кто знает, что может и чего не может видеть Квисац-Хадерах? Пауль провидел будущее человечества, совершив духовное путешествие, бывшее не под силу другим. Подобно волхвам три доктора Сук взволнованно переговаривались, склонившись над младенцем, которого им удалось создать с таким трудом.
Морщась от отвращения, раввин повернулся на каблуках и прошел мимо Дункана, направившись к выходу из медицинского центра. «Мерзость!» — пробормотал он, прежде чем выйти в коридор.
Оставшиеся в комнате врачи Бене Гессерит заново отрегулировали системы жизнеобеспечения чана и объявили, что освободившийся аксолотлевый чан готов к имплантации нового гхола из клеток, сохраненных мастером Тлейлаксу.
Тот, у кого есть очевидная потребность, обладает и очевидной слабостью. Берегись обращаться с просьбами, ибо тем самым ты показываешь свою уязвимость.
Хрон
Секретное обращение к тайным агентам
В течение тысячелетий иксианцы создавали чудеса, недоступные никому другому, и редко обманывали возложенные на них надежды. Космическая Гильдия, не имея другого выбора, отправила своих представителей на Икс, когда потребовалось неординарное решение проблемы, связанной с недостатком меланжи.
Технократы и промышленники Икса продолжали прилагать все усилия для того, чтобы своими изобретениями раздвинуть горизонты техники. Во время хаоса Рассеяния иксианцы добились впечатляющих успехов в создании машин, считавшихся прежде строгим табу из-за древних ограничений, наложенных на науку после Батлерианского Джихада. Приобретая технику, подозрительно напоминающую мыслящие машины, покупатели сами становились соучастниками, нарушавшими древние законы. В такой обстановке в интересах всех было проявлять мудрую осмотрительность.
Когда делегация отчаявшейся Гильдии прибыла на Икс, агенты Тьмы лицеделов буквально наводнили планету, они были везде, но тайно. В обличье иксианского инженера Хрон проник на встречу — как великий хореограф, он ставил балет, участники которого сами не замечали, что пляшут под его дудку. Новая Община Сестер и Гильдия рыли себе могилу, и, по мнению Хрона, это было очень хорошо.
Представителей Гильдии проводили в подземное предприятие, где медные щиты и сканирующие устройства скрыли участников переговоров от посторонних глаз. Никто, кроме иксианцев, и, конечно, лицеделов, никогда не узнает, что делегация была здесь. Усовершенствованные лицеделы — Хрон и его люди — легко проникали теперь всюду. Они выглядели точно так же, как ученые, инженеры и сулившие золотые горы бюрократы.
Сейчас, исполняя роль квалифицированного заместителя фабриканта, Хрон имел обличье коротко стриженого, высоколобого специалиста. Угрюмые складки около рта изобличали в нем трудолюбивого функционера, человека, мнению которого можно безоговорочно доверять, а выводы его могут выдержать любую, самую строгую проверку. Трое других в этом немногословном собрании тоже были лицеделами, но представителем иксианцев (по крайней мере на какое-то время) был настоящий человек. Пока главный фабрикант Шаяма Сен не давал поводов для замены. Казалось, что Сен хочет того же, что и Хрон.
Иксианцы и лицеделы с одинаковым презрением относились к глупым страхам и фанатизму. Было ли это на самом деле вторжение и завоевание, думал Хрон, если иксианцы безоговорочно приняли новый порядок?
В огромном цехе слышалось шипение машин, над холодными чанами поднимались густые испарения, пахло едкими химикатами. Других эта смесь запахов, звуков и действий могла отвлекать и раздражать, но иксианцы воспринимали это как приятный и успокаивающий белый шум.
Камеру Эдрика, двигавшуюся на подвесках, сопровождали четыре человека в серых одеждах. Хрон понимал, что главная проблема — навигаторы, ибо их фракции было что терять. Но не этот мутант был уполномочен вести переговоры. Задача эта была возложена на остроглазого представителя Гильдии Рентеля Горуса, выступившего вперед на своих тонких ногах. Длинная седая коса свисала с абсолютно лысого черепа. Гости маскировали свою неуверенность выражением собственной значимости и важности, что само по себе выдавало степень их тревоги и растерянности. Истинная уверенность тиха и невидима.
— У Космической Гильдии есть определенные потребности, — заговорил администратор Горус, оглядывая цех молочно-мутными, но зоркими глазами. — Если Икс сможет их удовлетворить, мы согласны заплатить любую разумную цену. Найдите способ обойти преграды, поставленные перед нами Новой Общиной Сестер.
Шаяма Сен сложил на животе руки и улыбнулся.
— В чем же заключается ваша потребность? — Ногти двух его указательных пальцев были металлическими и покрыты тонкой сеточкой проводков.
Эдрик подплыл к представителю в своей толстостенной камере.
— Гильдии нужна пряность, чтобы мы могли водить корабли. Может ли промышленность Икса производить меланжу? Если нет, то я не вижу смысла в нашем пребывании здесь.
Горус с нескрываемым раздражением взглянул в сторону навигатора.
— Я настроен отнюдь не так скептически. Космическая Гильдия хочет знать, можно ли надежно и регулярно использовать технологию Икса для навигации — по крайней мере в наш трудный переходный период. После смерти бога-императора Икс производит счетные машины, которые могут заменить навигаторов.
— Только отчасти. Машины всегда были хуже, — сказал Эдрик. — Бледные копии истинных навигаторов.
— Тем не менее в моменты острой необходимости они доказали свою эффективность, — возразил Шаяма Сен. — Беглецы некоторых волн Рассеяния вели свои корабли с помощью примитивных приборов и смогли пересечь огромные пространства без помощи навигаторов.
— Но огромное число этих кораблей погибло, — перебил его Эдрик. — Мы никогда не узнаем, сколько их наткнулось на звезды или плотные туманности. Мы никогда не узнаем, сколько их было просто потеряно. Они прибыли в неизвестные звездные системы, неведомые нам миры, они никогда не найдут дороги назад.
— В недавние времена, когда меланжи было много — благодаря производству ее на Тлейлаксу — у Гильдии не было никаких затруднений, она могла целиком и полностью положиться на навигаторов, — сказал администратор Горус, и слова его звучали вполне разумно. — Теперь, однако, времена изменились. Если мы сможем доказать Новой Общине Сестер, что не нуждаемся больше в пряности, то тем самым вырвем зубы у ее монополии. Тогда, возможно, они умерят свою спесь и станут охотнее продавать нам пряность.
— Это еще надо доказать, — проворчал навигатор.
— Навигационные приборы продолжают использоваться некоторыми партиями, — добавил Шаяма Сен. — Когда Досточтимые Матроны начали возвращаться с окраин вселенной, у них не было навигаторов. Только после того, как им потребовалось подробно ознакомиться с топографией Старой Империи, они стали прибегать к услугам Гильдии.
— И вы сотрудничали с ними, — сказал Хрон, стараясь побольнее уколоть администратора. — Может быть, Община Сестер именно поэтому недовольна вами?
— Ведьмы тоже пользуются собственными кораблями, обходя Гильдию, — отпарировал Горус. — До настоящего момента они скрывают от нас координаты Капитула, боясь, что мы откроем их Досточтимым Матронам.
— А вы бы это сделали? — забавляясь, спросил Сен. — Я думаю, что сделали бы.
— Это не имеет никакого отношения к нашему обсуждению навигационных приборов. — Администратор Гильдии решил в зародыше прервать ненужный спор.
Главный фабрикант улыбнулся, постукивая друг об друга указательными пальцами, ногти его от этого заискрились, крошечные искорки заметались по поверхности, как мышки в проволочном лабиринте.
— Несмотря на то что эти приборы не были ни точными, ни практичными, ни даже необходимыми, мы тем не менее установили их на некоторых кораблях, последний раз, кстати, это было не так давно. Хотя ни корабли Гильдии, ни независимые судоводители на них не полагались, главной целью установки этих устройств было показать тлейлаксам и почитателям Разделенного Бога, что мы действительно можем обойтись без их пряности. Однако планы были законсервированы на многие столетия. Горус продолжил:
— Возможно, при условии достаточной финансовой поддержки, вы смогли бы вернуться к своим старым технологиям и довести их до более высокого уровня?
Хрону потребовалось неимоверное усилие, чтобы его текучие мимические мышцы не сложились в довольную улыбку. Это было как раз то, чего он так ждал.
Главный фабрикант же не скрывал удовольствия. Он внимательно присмотрелся к камере навигатора, интересуясь ее устройством.
— Возможно, навигаторам следовало бы воспользоваться своим предзнанием, чтобы предвидеть меланжевый кризис?
— Наше предзнание необходимо для иного.
— Новая Община Сестер является сегодня единственным поставщиком пряности, и их Командующая Мать Мурбелла не пойдет на уступки, несмотря на все наши мольбы и просьбы, — подчеркнул администратор Горус.
— Мы встречались с ней, — добавил Эдрик. — Она ведет себя неразумно.
— Мне кажется, что Мурбелла превосходно осознает выгоду своего положения и силу своих позиций, — вкрадчиво произнес главный фабрикант.
— Мы бы хотели перехватить инициативу у ведьм, но сделать это мы сможем только с вашей помощью, — сказал администратор Гильдии. — Дайте нам выбор.
Хрон понимал, что его поддержка мало что значит, но, выразив ложные сомнения, он сможет укрепить альянс Гильдии и Икса.
— Проектирование и создание навигационных аппаратов такой сложности — и их отнюдь не символическое использование — потребует технологий на опасной грани мыслящих машин. Но есть запреты Батлерианского Джихада, и их необходимо принять во внимание.
Сен, Горус и даже навигатор ответили дружным презрением.
— Люди забудут древние заповеди Джихада, как только корабли Гильдии потеряют способность летать из-за отсутствия пряности, — сказал администратор.
Хрон обернулся к главному фабриканту, так сказать, к своему боссу.
— Почту за честь, если Икс примет этот вызов, сэр. Мои лучшие команды могут незамедлительно начать работу по приспособлению к новым задачам цифровых вычислительных устройств и приборов для математического моделирования.
Шаяма Сен сладко улыбнулся администратору Гильдии.
— Цена будет высокой, возможно, даже с процентами. Космическая Гильдия и Организация передовой и честной торговли — наши лучшие покупатели, и, надеюсь, отныне наши узы станут еще прочнее.
— Организация готова внести свою лепту, если увидит, что это поможет сохранить межзвездное сообщение, — признал Горус.
Как отчаянно пытаются эти представители Гильдии скрыть свое отчаяние! Хрон решил предоставить в их распоряжение другую мишень.
— Когда Бене Гессерит и Досточтимые Матроны резали друг другу глотки, Гильдия и Организация работали совершенно беспрепятственно. Сейчас же Новая Община Сестер утверждает, что на них, то есть на нас, надвигается куда более грозный враг.
Горус пренебрежительно фыркнул. Он мог бы многое сказать по этому поводу, но предпочел промолчать, проглотив едкий комментарий, как комок слюны.
Главный фабрикант принялся рассматривать кончик собственного носа.
— Есть ли доказательства того, что этот Враг действительно существует? И является ли враг Общины Сестер и Досточтимых Матрон обязательно и врагом Икса, Гильдии и Организации?
— Торговля есть торговля. Она нужна всем, — булькающим голосом произнес Эдрик. — Гильдии нужны навигаторы, а нам нужна пряность.
— Или навигационные приборы, — добавил Горус.
Хрон безмятежно кивнул.
— Итак мы возвращаемся к плате за иксианские услуги.
— Если вы сможете сделать то, о чем мы вас просим, то наши доходы — а также сдвиг баланса власти — будут иметь неисчислимую стоимость. Думаю, что такая перспектива выгодна нам обоим. — Администратор говорил, а навигатор продолжал выражать беспокойство.
Хрон позволил себе изобразить на своем фальшивом лице едва заметную довольную улыбку. От своих хозяев, которые все время следили за ним с помощью тахионной сети, Хрон давно получил доступ ко всем навигационным калькуляторам, которые могли бы понадобиться Гильдии. Эти технологии, впрочем, были довольно примитивными по сравнению с технологиями, доступными «Врагу». Хрону надо будет лишь разыграть изобретение нужных приборов на Иксе, а затем по высокой цене продать их Гильдии.
В цехе тем временем продолжали раздаваться звуки работ, а в воздухе плавал едкий запах.
— Мне все же не нравится внедрение технологии, превосходящей возможности навигаторов. — Эдрик теперь чувствовал себя в своей камере, как в ловушке.
— Ты обязан хранить верность Космической Гильдии, Эдрик, — резко напомнил навигатору Горус. — Мы сделаем все, чтобы сохраниться как организация. На самом деле у нас нет иного выбора.
Лечение раны может причинить более сильную боль, чем сама рана. Не допускайте нагноения язв, ибо никто не хочет терпеть преходящую боль.
Доктор Сук ордена Бене Гессерит Флориана Никус
Вместе с Джейнис — ныне Преподобной Матерью Джейнис — Мурбелла шла по каменистым остатками погибающего сада Убежища. Женщины остановились у каменного русла высохшей речки, вся вода улетучилась под влиянием резкого изменения климата Капитула. Отполированные камни остались единственным печальным напоминанием о бурном потоке, некогда бежавшем по этому руслу.
— Теперь ты — моя правая рука и помощница, а не дочь. — Мурбелла понимала, что слова ее могут показаться молодой женщине излишне жесткими, но на лице Джейнис не дрогнул ни один мускул. Они обе хорошо понимали, что отныне им неизбежно придется поддерживать в их отношениях определенное эмоциональное отчуждение, что Мурбелла должна быть Командующей Матерью, а не просто матерью.
Бене Гессерит и Досточтимые Матроны пытались запретить любовь, однако смогли запретить только ее выражение, но не мысль и не чувство. Верховную Мать многие сестры считали еретичкой за то, что она верила в силу любви.
— Я понимаю, мама… Командующая Мать. Каждому из нас надо чем-то жертвовать ради установления нового порядка.
— Я научу тебя плавать, бросив в бурный поток, правда, боюсь, что скоро эта метафора потеряет здесь свое значение. Я рассчитываю на тебя, так как ты продвинешься вперед много быстрее, чем обе мои фракции. Понадобилось шесть лет упорной борьбы, мне пришлось буквально тащить их за волосы, чтобы эти женщины научились жить совместно. Фундаментальные изменения потребуют многих лет, но, мне кажется, что мы неплохо продвинулись на этом пути.
— Дункан Айдахо называл это «компромиссом на острие меча», — процитировала Джейнис.
Мурбелла вскинула брови.
— Правда?
— Если хотите, могу показать этот исторический документ.
— Удачное сравнение. Новая Община Сестер пока не является гладко работающей машиной, какой я надеялась ее сделать, но по крайней мере мне удалось убедить сестер перестать убивать друг друга. Во всяком случае, большую их часть.
Она на мгновение вспомнила старую соперницу и противницу Джейнис Кари Дебрак, которая сбежала из общежития послушниц за несколько дней до испытания пряностью. Кари считала слияние Общин промыванием мозгов и предпочла ночью бежать. Впрочем, лишь немногие сестры скучали по ней.
Джейнис подтянулась и расправила плечи, показывая, что готова принять любое назначение.
— Отступницы из Досточтимых Матрон все еще контролируют большую часть Гамму и дюжину других планет. Они захватили в свои руки операции с камнями су на Баззелле и собрали значительные силы на Тлейлаксу.
В течение последнего года Командующая Мать сформировала и подготовила отряд сестер, которых обучили синтетическому боевому искусству, основанному на методиках и техниках Бене Гессерит и Досточтимых Матрон. Узы между представительницами обеих фракций выковывались в учебных поединках.
— Настало время показать нашим ученицам достойную цель.
— Пора заканчивать тренировки и приступить к реальным сражениям, — сказала Джейнис.
— Еще одна цитата из Дункана?
— Не знаю, но думаю, что он бы со мной согласился.
Мурбелла криво усмехнулась.
— Да, вероятно. Если отступницы не присоединятся к нам, их придется истребить. Я не допущу, чтобы они ударили нас ножом в спину, когда мы будем заняты в настоящих битвах.
— За прошедшие годы, думаю, они хорошо укрепились и не захотят уступать свои позиции без боя.
Мурбелла кивнула.
— Более неотложная задача — это разобраться с анклавом диссидентов здесь, на Капитуле. Они раздражают меня, как заноза под кожей. В лучшем случае она причиняет боль; в худшем она может нагноиться, и зараза начнет распространяться по всему телу. Как бы то ни было, занозу надо удалить.
Джейнис прищурила глаза.
— Да, они расположились слишком близко от нашего дома. Даже если диссиденты на Капитуле не будут предпринимать открытых враждебных действий, само их наличие показывает сторонним наблюдателям нашу внутреннюю слабость. Эта ситуация заставляет меня вспомнить еще одну замечательную мысль, высказанную Дунканом Айдахо в его первой жизни. В докладе, представленном им в то время, когда он жил среди фрименов на Дюне, он писал: «Течь в плотине — это малозаметная, но фатальная слабость. Отыскание течи и ее ликвидация — задача трудная, но это должно быть сделано ради выживания всех».
Командующая Мать испытывала одновременно гордость и удивление.
— Цитируя так часто Дункана Айдахо, не забывай думать самостоятельно. Тогда настанет день, когда цитировать начнут тебя. — Дочь обдумала слова матери и согласно кивнула.
— Ты поможешь мне ликвидировать течь в плотине, — закончила Мурбелла.
* * *
Башар главных воинских сил Новой Общины Сестер, Викки Азтин, посвятила все свое время и силы на подготовку Джейнис к выполнению возложенной на нее задачи. Викки обладала отменным чувством юмора, для любого случая у нее в запасе была забавная и поучительная история. Викки страдала врожденным пороком сердца, поэтому она не могла пройти испытания пряностью и не стала Преподобной Матерью. Вместо этого она была направлена в вооруженные силы Общины Сестер и сделала там головокружительную карьеру.
Недалеко от укрытия Командующей Матери, на учебном летном поле, освещенные прожекторами, стояли боевые орнитоптеры, подготовленные Джейнис для стремительного нападения на диссидентов, запланированного на следующий день.
Уборка в доме — так назвала эту операцию Мурбелла. Эти мятежницы предали ее. Они хуже, чем аутсайдеры, которые никогда не слышали об учении Общины Сестер, чем невежественные женщины, не знающие об угрозе со стороны наступающего Внешнего Врага. Мурбелла ненавидела Досточтимых Матрон, окопавшихся на Баззелле, Гамму или Тлейлаксу, но эти женщины просто не знали другой жизни. Тогда как эти домашние диссиденты хорошо обдумали свое предательство. Это уже был личный вызов.
Когда Джейнис оказалась вне пределов слышимости, занявшись своими обязанностями, Мурбелла подошла к башару.
— Вы знаете, что многие сестры выступают против вашей протеже, Командующая Мать? — спросила Викки.
— Я подозревала, что так будет. Они чувствуют, что я возложила на нее слишком большую ответственность, причем очень скоро после того, как она стала Преподобной Матерью. Но, думаю, что это лишь подстегнет ее и заставит работать с большей отдачей.
— Я видела, как она разбирается в новых решениях, она всякий раз старается доказать, что они неверны. Она унаследовала ваш дух и, кроме того, обожает Дункана Айдахо. При том, что на нее смортрит такое множество чужих глаз, она естественно хочет блистать, стать примером для других. — Викки вгляделась в темноту ночи. — Вы уверены, что мне не стоит присоединиться к экспедиции? Это дело будет небольшим, но очень важным. Кроме того, реальное сражение доставит мне удовольствие.
— Я хочу, чтобы ты осталась здесь и проследила, чтобы все было в порядке. Я боюсь, что пока меня не будет в Убежище, кто-нибудь может решиться на заговор или переворот.
— Мне казалось, что вы сумели уладить их разногласия.
— Это неустойчивое равновесие. — Мурбелла вздохнула. — Иногда мне хочется, чтобы на нас напал реальный враг, это заставит всех сестер сражаться по одну сторону баррикад.

 

На следующее утро Мурбелла со своим отрядом стартовала с базы. Джейнис летела вместе с ней в головном орнитоптере над самой поверхностью планеты. Несмотря на то что Джейнис прошла весьма интенсивную подготовку, она все же была очень молода и неопытна, поэтому пока не могла взять на себя самостоятельное командование.
Мурбелла несколько лет терпела рассадник диссидентства на планете, глядя на его существование сквозь пальцы, но теперь нельзя было больше допускать присутствие на Капитуле дезертиров и недовольных. Пусть даже поселок диссидентов располагался в отдаленном районе, он все же представлял собой слабое и уязвимое место Новой Общины Сестер, центр притяжения потенциальных врагов, а также возможный плацдарм для высадки Досточтимых Матрон с Других планет, если они вздумают осуществить вторжение на Капитул.
Мурбелла не испытывала никаких колебаний и сомнений относительно того, что ей надо делать, не испытывала она и никакого сочувствия к изменницам. Так как Новая Община Сестер отчаянно нуждалась в умелых воинах, она предложит дезертирам вернуться под свои знамена, хотя и не питала никаких иллюзий на этот счет. Эти трусливые жалобщицы уже показали свое истинное лицо. Интересно, что стал бы на ее месте делать Дункан Айдахо?
Отряд приблизился к месту расположения населенного пункта диссидентов. Джейнис доложила о совпадении тепловых и идентификационных сигналов с ожидаемыми. Без подсказки она приказала активировать защитные поля боевых машин на случай, если мятежницы откроют огонь из оружия, похищенного на складах Капитула.
При облете территории на большой высоте офицеры штаба, однако, не обнаружили никаких боевых судов или мощных огневых установок. На земле были видны несколько сотен легковооруженных женщин, старающихся спрятаться в хвойном лесу. Несмотря на то что заснеженные участки делали тепловое изображение мозаичным, человеческие тела внизу выделялись ярко, как костры в темноте.
Переведя изображение в оптический режим, Мурбелла принялась рассматривать диссидентов, многих из которых она знала лично. Некоторые бежали сюда до того, как за длинный язык и упорство была казнена Аннин.
Мурбелла обратилась к мятежницам по громкой связи. Над землей разнесся ее чудовищно усиленный голос:
— Говорит Командующая Мать Мурбелла. Я явилась к вам с оливковой ветвью. В составе нашего соединения есть транспортные орнитоптеры, готовые забрать вас всех назад в Убежище. Если вы разоружитесь и изъявите готовность к сотрудничеству, я гарантирую вам амнистию, прощение и возможность искупить вину.
Мурбелла смотрела на стоявшую прямо под орнитоптером Кари Дебрак. Озлобленная женщина направила ружье на боевую машину. Огненные шарики ударились о защитное поле, не причинив никаких повреждений.
— Нам чертовски повезло, что это не лазерное ружье, — сказала Мурбелла.
Джейнис не смогла скрыть удивления.
— Лазерные ружья запрещены на Капитуле.
— Многое на свете запрещено, но не все следуют установленным правилам. — Поиграв желваками, Мурбелла заговорила снова, на этот раз более жестко: — Вы покинули сестер в годину тяжелого кризиса. Оставьте раздоры и возвращайтесь к нам. Или вы трусы, боящиеся взглянуть в лицо Внешнего Врага?
Кари снова выстрелила, обрушив на защитное поле орнитоптера множество огненных пуль.
— Во всяком случае, не наш будет первый выстрел. — Джейнис посмотрела на мать. — По моему мнению, Командующая Мать, переговоры с ними — это потеря времени. Если мы обстреляем их сонными пулями, то сможем бескровно их разоружить, доставить в Убежище и попытаться вразумить.
Тем временем внизу и другие мятежницы принялись обстреливать боевые машины.
— Или можно попробовать ограниченные действия, просто попугать их? Это позволит отряду научиться воевать в реальной боевой обстановке. Можно высадить десант, который бы атаковал и усмирил непокорных. Если наши солдаты не смогут одолеть противника в рукопашной схватке, то, значит, мы не устоим в битве со шлюхами, которые годами совершенствовали систему своей обороны.
В Мурбелле при виде мятежниц, стреляющих из ружей, начал закипать гнев. Голос ее стал ломким и хрупким, как стекло:
— Нет, если мы поступим так, то создадим риск для верных нам сестер. К тому же я не хочу потерять здесь ни одного бойца. — Мурбелла содрогнулась при одной мысли о том, какой вред могут причинить эти женщины, если притворно сдадутся, а потом снова начнут заражать других ядом своей измены. — Нет, Джейнис. Они сделали свой выбор. Мы никогда больше не сможем им доверять. Никогда.
В глазах дочери блеснуло понимание.
— Они — не более, чем насекомые. Мы уничтожим их?
Было видно, что внизу по лесу бегут другие женщины, несущие более тяжелое вооружение.
— Снять щит и открыть огонь, — приказала Мурбелла по системе связи, соединившей все боевые машины. — Воспользуйтесь осветительными и зажигательными средствами, чтобы осветить лес. — Одна из офицеров запротестовала, сказав, что это слишком жестоко, но Мурбелла одернула женщину: — Мои приказы не подлежат обсуждению.
Отборный отряд открыл огонь, и в море пламени внизу не осталось ничего живого. Это зрелище не доставило Мурбелле никакой радости, но Командующая Мать показала всем, что, если ее спровоцировать, она может, как скорпион, нанести смертельный удар. Этой мерой Мурбелла надеялась в корне пресечь саму возможность недовольства и оппозиции.
— Пусть это станет запоминающимся уроком для всех, — сказала она. — Внутренний враг может нанести вреда не меньше, чем враг внешний.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий