Охотники Дюны

ДЕВЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ ПОСЛЕ БЕГСТВА С КАПИТУЛА

Те, кто думают, что видят очень ясно, часто оказываются еще более незрячими, чем все остальные.
Афоризм Бене Гессерит
Шиана снова танцевала среди червей, как когда-то в детстве на Ракисе. В огромном грузовом отсеке «Итаки» в песке вокруг Шианы поднялись тела семи чудовищ, извивающихся в такт движениям женщины, как огромные живые метрономы. Это была странная аудитория, перед которой босая Шиана прыгала по песку, размахивала руками и извивалась всем телом, стоя на гребне дюны.
На Ракисе местное население называло этот танец сианок. Шиана взметала пыль и песок своими резкими, почти лихорадочными движениями, забывшись в танце. Сианок сжигал эмоции и пожирал избыточную энергию. Интенсивности таких движений вполне хватало на то, чтобы вытеснить из сознании сомнения и выкинуть чувство обреченности из сердца.
Отвечая на танец, твари высовывались из песка и, поднявшись над головой Шианы, извивались в том же ритме. Со лба женщины стекали крупные капли пота, пропитывая волосы. Ей надо очистить мысли, выжечь эмоции и сомнения.
Три года назад, оставив за рассыпающимся полем-невидимкой мертвую зачумленную планету Досточтимых Матрон, Шиана почувствовала, что в ее душе скопилось много недовольства, оно мучило ее как темный призрак. Планета, полная мертвых женщин, умерших вместе с последователями и рабами — убитых какой-то силой, которую они так и не смогли понять и оценить, силой, обманом уничтожившей их.
Шиана понимала, что ненавистные Досточтимые Матроны заслуживали самого жестокого наказания, что они сами навлекли на себя всеобщую ненависть. Но убить на планете всех до единого человека? Несомненно, не все из них заслуживали такой страшной участи.
И это только одна планета. Сколько еще твердынь было сокрушено чумой Врага? Сколько триллионов людей погибли от болезни со стопроцентной летальностью? И скольких еще людей убьет Враг теперь, когда шлюхи, как стая диких псов, хлынули в пределы уязвимой Старой Империи — таща за собой страшного противника?
Шиана легко и стремительно пробежала по песку. Удерживая равновесие, она сделала кувырок назад, а затем продолжила вращаться. Несмотря на сильное физическое напряжение, она не чувствовала покоя; мрачные, тревожные мысли не оставляли ее. Бесконечный танец заставлял ее лишь острее чувствовать надвигающуюся беду. Насыщенное пряностью дыхание червей окутывало ее туманом, словно предвестником неизбежной бури.
Оказавшись на грани полного изнеможении, Шиана упала на песок. Сначала подогнулись ее колени, потом она упала на бок и перевернулась, жарко выдохнув воздух. Она лежала на спине и смотрела в высокий потолок грузового отсека «Итаки». Мышцы болели, руки и ноги дрожали. Она закрыла глаза, прислушиваясь к биению сердца, стучавшего в ритме барабана войны. Ей придется принять много меланжи, чтобы восстановить силы.
Одно из чудовищ подползло близко к ней, и Шиана чувствовала вибрацию песка. Она села, когда монстр проскользнул мимо, протаранив дюну и остановившись. Собрав последние остатки сил, Шиана бросилась навстречу червю и уткнулась в жесткие кольца. Они были покрыты пылью, и она, прикасаясь к ним, ощущала прочность и силу могучих зверей пустыни.
Она подняла руку и положила ее на тело зверя. Как ей хотелось забраться на эти кольца и помчаться на черве к горизонту. Но здесь, на корабле-невидимке, в грузовом отсеке, горизонт был недалеко.
— Старый Шайтан, как мне хочется обладать твоим знанием.
Когда-то давно она, лживый и напыщенный мастер Тлейлаксу Вафф и Преподобная Мать Одраде мчались на черве по пустыне Ракиса, червь нес их к безлюдным остаткам Сиетч-Табра. Там Одраде нашла спрятанное послание Лето II. Обладая невероятным предзнанием, бог-император предвидел, что произойдет в будущем, и оставил свои слова специально для Одраде.
С такой силой предзнания, как мог бог-император не предвидеть гибель Ракиса? Или он предвидел ее? Были ли у Тирана собственные планы? Как далеко простирается Золотой Путь? Было ли предзнание Лето II ответственно за то, что Шиана спасла последних червей, чтобы они могли начать новую жизнь на Капитуле? Конечно, Лето II не мог предвидеть появление Досточтимых Матрон или Многоликого Врага.
Шиана подумала, что видит лишь очень малую часть общей картины. Несмотря на свое сопротивление, несмотря на борьбу, быть может, все они невольно и сами того не зная следуют великому плану, начертанному для них богом-императором.
Шиана чувствовала часть сознания и разума Лето II в сильном черве. Она сомневалась, что какие-либо планы, составленные Бене Гессерит или Досточтимыми Матронами, смогут превзойти предзнанием планы самого бога-императора.
Драконы пустыни снова принялись взметать песок. Шиана подняла голову и увидела у плазового окна наблюдательного пункта две маленькие фигурки. Дети внимательно смотрели на нее.
Земля есть нечто прочное и надежное, ее можно держать в руках. Пользуясь знаниями и страстью, мы можем переплавить ее, придать ей форму и вдохнуть в нее жизнь. Может ли быть у человека более высокая цель?
Планетолог Пардот Кинес
Прошение на имя императора Эльруда IX, древний текст
Два мальчика смотрели сквозь покрытый пылью плаз на Шиану и червей с высокой галереи, расположенной под потолком грузового отсека.
— Она танцует, — сказал восьмилетний Стилгар с благоговением в голосе, и Шаи-Хулуд танцует вместе с ней.
— Они всего лишь отвечают на ее движения. Можно найти рациональное объяснение этому факту, если мы его внимательно изучим.
Лиет-Кинесу было на полтора года больше, чем его товарищу, восхитившемуся танцем. Кинес, конечно, не мог отрицать, что Шиана может делать с червями то, что не под силу никому другому на корабле.
— Не пытайся сделать то же самое, Стилгар, — сказал он.
Даже когда Шианы не было внутри отсека с огромными песчаными червями, мальчики часто приходили сюда и подолгу смотрели на волнистые пески, прижавшись носами к пыльному плазу окна галереи. Их манил этот крошечный кусочек пустыни. Кинес жмурился, косил глазами, чтобы картина расплылась, и он перестал бы видеть стены отсека. Тогда он мог вообразить бескрайний простор, увидеть куда более грандиозный ландшафт.
Во время интенсивных занятий с верховным проктором Гарими, Кинес видел сохранившиеся изображения с видами Арракиса, с видами Дюны. Движимый неуемным любопытством, юный Кинес начал пристально изучать исторические хроники. Таинственная пустынная планета, казалось, звала его, словно была неотъемлемой частью его генетической памяти. Мальчик отличался ненасытной жаждой знаний. Он хотел знать о своей прежней жизни больше, чем мог почерпнуть из сухих архивных записей. Он хотел снова прожить свою жизнь. Сестры Бене Гессерит воспитывали детей гхола в предвкушении этого события — возвращения в прежнюю, исходную жизнь с восстановлением непрерывной памяти.
Его отец, Пардот Кинес, первый официальный имперский планетолог, посланный на Арракис, сформулировал свою мечту — превратить гигантскую пустыню в не менее гигантский сад. Пардот заложил основание нового рая, нового Эдема, сумел побудить фрименов насаждать деревья и устраивать большие, герметически запечатанные пещеры, где такие деревья могли расти. Отец Кинеса погиб при обрушении подземной пещеры.
Экология — опасный предмет.
Благодаря работе, проведенной Муад'Дибом и его сыном Лето II, Дюна со временем стала планетой пышной зеленой растительности. Но печальным следствием повышения влажности стала гибель песчаных червей. Пряность стала предметом воспоминаний. Потом, по прошествии тридцати пяти столетий правления Тирана, черви вернулись, возникнув из тела бога-императора, они остановили этот процесс и снова превратили Арракис в пустыню.
Какой урок! Не важно, сколько враждующих вождей, армий и правителей промелькнуло на Арракисе, планета восстановилась, получив время. Дюна оказалась сильнее всех этих людей.
— Один только вид пустыни успокаивает меня, — сказал Стилгар. — Я, конечно, не помню этого, но песок — это моя родная стихия, я — из этого мира.
Кинес и сам чувствовал умиротворение, глядя на эту уменьшенную бледную копию давно погибшей планеты. Дюна была и его родным миром. Благодаря передовым учебным методикам Бене Гессерит, он уже смог изучить множество основополагающих вещей об экологических процессах и о науке планетологии. Многие классические трактаты были написаны его родным отцом, они хранились в имперских архивах и библиотеках ордена Бене Гессерит.
Стилгар провел рукой по стеклу наблюдательного окна, но налет пыли лежал на плазе со стороны отсека.
— Мне бы очень хотелось пойти туда вместе с Шианой. Когда-то и я умел ездить на червях.
— Это были другие черви. Я сравнивал записи. Эти происходят от песчаных форелей, в которых после смерти превратилось тело Лето II. Они менее территориальны, но более опасны.
— Они все равно черви. — Стилгар пожал плечами.
Внизу Шиана прекратила свой танец на песке и отдыхала, опершись на тело одного из червей. Она подняла глаза, как будто знала, что из окна галереи за ней наблюдают два мальчика-гхола. Она продолжала смотреть на них, и червь тоже поднял голову, словно почувствовав их присутствие.
— С червями что-то происходит, — сказал Кинес. — Я никогда не видел, чтобы они это делали.
Шиана легко отпрянула в сторону, а семь червей сложились друг на друга и их общей длины стало достаточно, чтобы дотянуться головой до наблюдательной галереи.
Стилгар отпрянул — больше из благоговения перед червями, нежели из страха.
Теперь Шиана начала взбираться по спинам стоявших друг на друге червей, пока не оказалась на голове самого верхнего из них. Два гхола в изумлении наблюдали за этим действом, а Шиана еще несколько минут танцевала на голове чудовища, но теперь она была не только танцовщицей, но и наездницей. Когда она остановилась, черви отделились друг от друга, разрушив живую башню, и опустились на землю. Шиана по спине одного из них соскользнула на песок.
Несколько минут дети-гхола не могли от волнения вымолвить ни слова. Они смотрели друг на друга, улыбаясь от счастья.
Внизу усталая Шиана, едва переставляя ноги, шла к лифту. Кинес решил воспользоваться представившейся возможностью и, придумывая на ходу предлог, бросился вниз, чтобы поговорить с Шианой о пустыне, как и подобает настоящему планетологу. Он хотел вдохнуть кремнистый запах червей и пустыни. Это будет очень интересно и, возможно, поучительно. И он, и Стилгар, кроме всего прочего, хотели знать, как она умудряется управлять этими чудовищами, хотя у каждого из мальчиков были свои причины для такого любопытства.
Кинес проводил взглядом уходящую Шиану.
— Даже когда мы снова обретем нашу память, она все равно останется для нас загадкой.
У Стилгара раздувались ноздри.
— Шаи-Хулуд не сожрал ее. Для меня достаточно и этого.
Я умру четыре раза. Это будут четыре смерти. Смерть плоти, смерть души, смерть мифа и смерть разума. Каждая из этих смертей посеет семена возрождения.
Лето Атрейдес.
Рукописи, найденные в Дар-эс-Балате
Жизнь Дории превратилась в нескончаемую пытку — голос Беллонды преследовал ее беспрерывно.
Ты и сама становишься жирной, сказал как-то голос язвительной Преподобной Матери.
— Это твоя вина! — огрызнулась Дория. В самом деле за последнее время она порядком прибавила в весе, несмотря на изнурительные тренировки и силовые упражнения. Каждый день она пыталась отрегулировать обмен, но безуспешно. Ее прежде гладкое, мускулистее тело раздалось, стало дряблым и неповоротливым.
— Ты лежишь во мне, как тяжелый камень.
В ответ Беллонда разразилась издевательским смехом.
Тихо ворча, бывшая Досточтимая Матрона, энергично ступая ногами по рыхлому песку, принялась взбираться по склону маленькой дюны. Еще пятнадцать сестер, увязая в песке, шли за ней в таких же черных костюмах. Они громко переговаривались между собой, вслух читая инструкции на инструментах и картах, которые несли с собой. Кажется, группе нравилась эта тяжелая утомительная работа.
Эти новые рекруты ведомства Дории регулярно контролировали и собирали спектральные и температурные данные о песках, составляли карты тонких меланжевых жил отмечали места небольших взрывов пряности. Эти данные затем переправлялись на станции слежения за пустыней, объединялись, сравнивались с предыдущими наблюдениями для того, чтобы определять места самых выгодных с коммерческой точки зрения месторождений пряности.
По мере того как содержание влаги в недрах и атмосфере планеты стремительно уменьшалось, черви стали крупнее и начали производить больше пряности, продукта, как выражалась Командующая Мать Мурбелла. Она старалась выжать все возможное из этого преимущества Новой Общины Сестер, чтобы оплачивать огромные военные заказы, размещенные на Ришезе, и платить взятки Гильдии — чтобы облегчить проведение военных приготовлений. Мурбелла тратила пряность и камни су сразу, как только они поступали, и требовала еще, еще и еще.
За спиной Дории две молодые валькирии оттачиватли технику рукопашного боя на рыхлом песке. Женщинам хотелось добиться совершенства не только в зале, но и на песке, причем постоянно приходилось принимать в расчет погребенные под песком опасные для бойцов остатки высохших древесных стволов.
В Дории текла горячая кровь Досточтимой Матроны, Дория предпочла бы воевать. Может быть, ей позволят участвовать в будущей последней кампании против Досточтимых Матрон на Тлейлаксу. Эта кампания начнется, как только для нее будут подготовлены планы и ресурсы. Какая это будет победа! Дория могла бы повоевать и на Баззелле, и на Гамму, из нее из самой получилась бы замечательная валькирия, а она? Кто она? Какой-то жалкий администратор. Почему ей не дают пролить кровь за Новую Общину Сестер? Драка — вот ее истинное призвание.
Скованная рамками своих повседневных обязанностей, Дория продолжала совершать поездки по пустыне, но за все эти годы в ней накапливалось нетерпение и злость.
«Я что, так и буду до конца своих дней нянчить эту планету? Неужели это мое наказание за то, что я убила старую Беллонду?»
Ага, ты признаешь, что это была ошибка? — поддел ее несносный голос внутри.
«Замолчи, старая толстая дура!»
Она не могла избавиться от Беллонды внутри. Постоянные подначки беспрерывно напоминали Дории о ее промахах; Беллонда не упускала случая давать советы, как исправить положение, но Дория не желала ее слушать. Вся ее жизнь превратилась в Сизифов труд, ей придется толкать в гору камень до конца дней. Да к тому же она сама начала жиреть.
Беллонда все время, не переставая, жужжала в голове. Вот и сейчас этот ненавистный голос снова заговорил: Знаешь, когда-то в старину на Древней Земле упрямых теток называли дурындами.
— И что? — вслух спросила Дория и быстро обернулась на своих спутниц, которые с удивлением на нее посмотрели.
А в том, что если наши имена соединить — Дория и Беллонда, то получится Дор-Онда, дурында. Так вот ты и есть дурында, согласна?
«Нет, будь ты проклята. Пошла прочь!»
Кипя от злости, Дория попыталась сосредоточиться на показаниях измерительных приборов. Ну почему Командующая Мать не хочет найти в уцелевших мирах вселенной настоящего, преданного своему делу планетолога? На сканнерах она видела только колонки цифр, которые ничего не говорили ни уму, ни сердцу Дории.
Каждый день на протяжении этих проклятых шести лет Дория скрипела и скрежетала зубами, стараясь не обращать внимания на постоянное подзуживание Беллонды. Как иначе могла бы она справляться со своими обязанностями? Мурбелла приказала ей подчинить все помыслы нуждам сестер, но, как и многие другие концепции Бене Гессерит, эти установки были хороши в теории, но не в практических приложениях.
Командующая Мать умела заставлять других делать то, что ей нужно, она выковала Новую Общину Сестер, она даже включила в нее часть бывших мятежных Досточтимых Матрон. Несмотря на то что Дория сумела занять высокое положение рядом с Мурбеллой, она так и не смогла полностью подавить врожденную тягу к насилию, склонность к быстрым и решительным реакциям, которые часто приводили к кровопролитию. Компромиссы были не в ее натуре, но желание выжить диктовало, что надо быть такой, какой хочет видеть ее Командующая Мать. «Будь она проклята! Неужели она и правда превратила меня в сестру Бене Гессерит?»
Беллонда внутри снова рассмеялась.
Дория подумала, не стоит ли ей открыто выступить против самой Мурбеллы. За прошедшие годы многие пытались убить ее, но погибли сами. Дория не боялась смерти, но боялась принять неверное решение. Да, Мурбелла была сурова и чертовски непредсказуема, но за последние двадцать лет ни у кого не возникло сомнения в том, что слияние было правильным шагом.
Дория была внезапно отвлечена от своих дум. Она вдруг заметила, что песок пришел в движение. В отдалении возникли песчаные холмы, которые стремительно приближались к группе.
В голове Дории вдруг раздался крик Беллонды.
Ты что, так же слепа, как и глупа? Своим топтанием по песку вы потревожили червей.
— Они карликовые.
Возможно, но они все равно опасны. Ты, как всегда, высокомерна и думаешь, что можешь убить любого, кто становится на твоем пути. Ты не видишь реальной угрозы.
— Ты не была для меня угрозой, — буркнула Дория. Одна из практиканток вскрикнула, указывая на два движущихся в песке холма.
— Песчаные черви! Они идут сюда вместе!
— И там тоже, — крикнула другая девушка.
Дория видела, что черви несутся к ним со всех сторон, несутся стаей, словно кто-то подал им сигнал к атаке. Женщины стали лихорадочно просматривать данные.
— Боже, они стали в два раза больше с тех пор, как мы измеряли их два месяца назад.
В голове продолжал звучать надоедливый голос Беллонды. Дура, дура, дура!
— Заткнись, Белл, мне надо подумать.
Подумать? Ты что, не видишь опасности. Сейчас надо не думать, а действовать. Делай что-нибудь.
Черви бросились на них сразу с нескольких сторон, поведение их было на редкость согласованным. Полосы на песке напомнили Дории траекторию движения стаи. Охотничьей стаи.
— По машинам! — Но Дория уже увидела, что группа удалилась от орнитоптеров на слишком большое расстояние.
Новички ударились в панику. Некоторые бросились бежать, скатываясь со склона дюны и бросая инструменты и карты. Одна сестра успела послать экстренное сообщение в Убежище Капитула.
Видишь, до чего довели тебя твои глупые планы, сказала Беллонда. Если бы ты меня не убила, то я бы ни за что не допустила такой развязки.
— Заткнись!
Эти черви охотятся за тобой. Ты охотилась за мной, а теперь они преследуют тебя.
Одна из сестер дико закричала, потом другая. Из глубин на поверхность один за другим стали подниматься черви, нацеливаясь на бегущие фигурки. Несколько валькирий встретили червей лицом к лицу, желая совершить невозможное.
Дория смотрела на все это, широко раскрыв глаза. Каждое чудовище имело в длину не меньше двадцати метров и двигалось с поразительной скоростью.
— Прочь! Убирайтесь в пустыню!
Ты не Шиана. Черви не послушаются тебя.
Черви бросились в атаку, сверкнули хрустальные зубы. Чудовища стремительно наклонялись к песку и отправляли жертвы в свои огненные глотки.
Идиотка! — воскликнула Беллонда. Теперь ты убила меня во второй раз!
Спустя долю секунды рядом с Дорией из песка вырос гигантский червь, склонился над ней и одним глотком сожрал ее. Раздражающий голос наконец умолк навсегда.
Магия Бога — наш единственный мост к спасению.
Из суфийских писаний дзенсуннитов;
Катехизис Великой Веры
Невзирая на снедавший его страх за свою драгоценную жизнь, Уксталь продолжал работать с многочисленными гхола Ваффа. Наверное, он хорошо делал свою работу, потому что до сих пор был жив. Досточтимые Матроны могли воочию видеть его успехи. Три года назад он успешно отделил от чанов восемь идентичных гхола мастера Тлейлаксу. Быстро развивавшиеся маленькие серые мальчики уже сейчас выглядели и рассуждали, как шестилетние дети.
Наблюдая за их играми, Уксталь не уставал умиляться их поистине гномической внешностью, пуговками носиков и острыми зубками. Пережив быстрый речевой импринтинг, они научились говорить в возрасте нескольких месяцев, но все равно оставались диковатыми. Они замкнулись в своем мирке и общались по большей части друг с другом, а не со своими тюремщиками.
Уксталю следовало подтолкнуть каким-то способом их дальнейшее развитие. Эти гхола Ваффа были своего рода минами замедленного действия, и он должен найти способ заставить их детонировать. Он перестал думать о первых двух созданных им гхола. Хрон давно увез их на Дан. Какое счастливое избавление!
Эти же дети, эта юная поросль, были целиком и полностью под его опекой, под его контролем. Вафф был известен среди старых мастеров как еретик, готовый пересмотреть Учение. Бог, несомненно, выбрал этот кружной путь, чтобы указать Уксталю его предназначение. Отчаянно нуждавшиеся в пряности навигаторы полагали, что Уксталь их орудие, что он лишь выполняет их заказ. Но для него самого все это не имело ни малейшего значения. Пусть навигаторы получат свою выгоду. Пусть Верховная Матрона Геллика копит богатства. Уксталю все это глубоко безразлично.
«Я делаю святое дело, — думал он. — И только это имеет для меня значение».
Согласно священным писаниям, Пророк — задолго до того, как воплотился в бога-императора, провел в глуши восемь дней. Там ему явилось великое откровение. Эти дни в глуши были днями испытаний, подобных тем, какие пережили отступники-тлейлаксы в Рассеянии, тем, какие пережил за последние годы и сам Уксталь. В самые страшные часы Пророк получал нужные наставления, теперь то же самое происходит и с ним. Он на правильном пути.
Несмотря на то что маленький человечек официально так и не был причислен к цеху мастеров, он тем не менее считал себя таковым по умолчанию. Кто еще, кроме него, обладал сейчас таким могуществом, такой властью? Кто обладал большим авторитетом, большим знанием генетики? Когда он узнает секреты, спрятанные в головах этих гхола, он превзойдет и старейшин тлейлаксов Рассеяния, и всех старых мастеров, когда-либо живших в Бандалонге. Эти знания останутся при нем, даже если навигаторы и Досточтимые Матроны заберут себе этих гхола.
Уксталь начал вскрывать их разум с того момента, когда они начали говорить и думать. Если он потерпит неудачу, то сможет продолжить опыт со следующими восемью копиями Ваффа. Эти копии уже росли в аксолотлевых чанах. Он в любом случае оставит их как резерв — про запас, на всякий случай. Но только один из этих Ваффов раскроет ему свои тайны.
Всего через несколько лет быстро развивающиеся организмы этих восьми гхола достигнут физической зрелости. Несмотря на то что эти мальчики могут оказаться умницами, Уксталь считал их своего рода экспериментальным мясом, подобно слиньям, которых выращивали рядом за стенкой, на ферме Гаксхара.
Сейчас гхола Ваффа бегали внутри загончика, окруженного электронным непроницаемым полем. Дети-акселераты хотели выбраться из загона, при этом каждый из них выказывал мощный, живой ум. Маленькие Ваффы трогали сверкающую ограду пальцами, думая, как можно выключить сильное поле. Уксталь даже был уверен, что они смогут это сделать, если дать им достаточно времени. Они мало разговаривали с ним, больше общаясь между собой, но он понимал, какими дьявольски сообразительными они могут оказаться.
Но Уксталь знал, что он умнее.
Интересно, что по его наблюдениям, среди детей часто возникали раздоры и конфликты. Эти восемь гхола были мало расположены к сотрудничеству. Ваффы дрались за игрушки и конструкторы, за еду, за лучшее место в комнате, произнося при этом очень мало слов. Может быть, они общались телепатически? Интересно. Возможно, одного из них придется вскрыть.
Даже когда они принимались становиться друг другу на плечи, чтобы попытаться перепрыгнуть через силовую ограду, они ссорились, споря о том, кто будет стоять наверху. Хотя гхола были идентичны, они не доверяли друг другу. Уксталь был уверен, что при желании он сможет выжать из них всю нужную ему информацию.
Один из детей сорвался со скользкой металлической перекладины и упал на твердый пол. Он плакал, держась за руки. Вероятно, он сломал их или сильно ушиб. Для того чтобы различать детей, Уксталь прикрепил к их запястьям таблички с номерами. Этот был номером пятым. Ребенок громко орал от боли, но его генетические копии не обращали внимания на эти вопли.
Уксталь приказал двум лаборантам снять защитное поле, чтобы он смог войти внутрь. Он сильно расстроился. Ему была противна сама мысль о том, что придется оказывать гхола медицинскую помощь. Может быть, лучше привязать их к столам, как их прототипов, дававших сперму?
Старая Ингва, конечно, тоже была здесь, как всегда подсматривая, вынюхивая и угрожая. Уксталь изо всех сил постарался сосредоточиться на своих прямых обязанностях. Он опустился на колени над лежавшим на полу ребенком, чтобы посмотреть руки и оценить тяжесть травмы. Но Вафф номер пять стремительно отполз в сторону, не желая, чтобы Уксталь его трогал.
Остальные семь гхола быстро образовали круг, в центре которого оказался Уксталь. Они сжимали этот круг, они были так близко, что Уксталь уже чувствовал их кислое дыхание. Что-то было не так.
— Отойдите! — рявкнул он на них, стараясь придать голосу внушительность. Они окружили его со всех сторон, и у Уксталя возникло противное ощущение, что они специально заманили его в свой загон.
Все восемь Ваффов напали на него одновременно, кусая своими острыми зубками, разрывая его кожу и одежду. Он начал отбиваться от них, зовя на помощь лаборантов и ударами отшвыривая в стороны напавших на него гномиков. Они были детьми, но уже организовались в смертельно опасную стаю. Может быть, в них сработал инстинкт муравейника, как у лицеделов? В драку кинулся и номер пятый, травма которого оказалась притворной.
К счастью, Ваффы были пока еще слабы, и он без особого труда раскидал их по полу. Встревоженные лаборанты вытащили своего маленького начальника из загона.
Тяжело дыша, потный от натуги и страха Уксталь лихорадочно озирался, ища, на ком бы выместить злобу. Травмы его были пустячными — несколько синяков и царапин, но страшно было другое — они напали на него, застали врасплох.
Оставшись в загоне, близнецы гхола некоторое время возбужденно побегали по площадке, но потом притихли и разбрелись по углам, занявшись каждый своими играми, как будто ничего не произошло.
— Люди должны трудиться для Бога, — напомнил себе Уксталь, процитировав катехизис Великой Веры. В следующий раз он будет осторожнее с этими маленькими чудовищами.
Достаточно ли просто найти дом, или его следует создать самим? Я хочу и того и другого, надо лишь принять решение.
Верховный проктор Гарими Запись в личном дневнике
Еще один слепой прыжок в свернутое пространство. «Итака» благополучно вынырнула из него и пошла дальше обычным курсом, ведомая инстинктом предзнания своих пилотов. Дункан направил судно к яркой, привлекательной планете. К новому миру. Он и Тег согласовали курс, они вместе решились на новый прыжок, сочтя это мудрым решением, несмотря на то, что охотники не смогли еще раз их нащупать и набросить свою сеть. Теперь они вдвоем вели корабль-невидимку к новой цели.
Даже на расстоянии планета выглядела многообещающе, среди пассажиров царило радостное волнение. Неужели после двух десятков лет скитаний, после разочарования, постигшего их на мертвой невидимой планете, они, наконец, обретут дом, где смогут обосноваться навсегда?
— Выглядит изумительно. — Шиана отложила в сторону распечатку данных по планете и посмотрела на Тега и Дункана. — Инстинкт вас не подвел.
— Только бы здесь не оказалось такой же чумы, — тревожно произнесла стоявшая здесь же, на командирском мостике, Гарими, глядя на океаны и массивы континентов.
Дункан покачал головой.
— Мы уже уловили радиосвязь между маленькими городками, так что внизу населенная планета. Большая часть континентов покрыта лесами и плодородными почвами. Температура воздуха комфортна и пригодна для проживания. Содержание газов в атмосфере, влажность, растительность… Вероятно, эта планета была заселена еще во времена Рассеяния, очень и очень давно. Ведь многие группы не вернулись, так и оставшись в неведомых мирах.
У Гарими вспыхнули глаза.
— Надо обследовать эту планету. Она может стать местом, где мы сможем основать новое ядро Бене Гессерит.
Дункан мыслил более прагматичными категориями.
— Если даже ничего не получится, мы сможем пополнить здесь запасы воздуха и воды. Наши собственные запасы не вечны, а системы регенерации тоже не всесильны. Кроме того, население корабля хоть и медленно, но растет.
— Я созову общее собрание, — выпалила Гарими. — Речь идет не только о пополнении запасов, дело куда серьезнее. Что, если население планеты встретит нас гостеприимно? Что, если это подходящее место для заселения? — Она поочередно посмотрела на присутствующих. — По крайней мере для некоторых из нас.
— Значит, нам придется принимать важные решения.

 

Несмотря на то что на собрании присутствовали все взрослые обитатели корабля-невидимки, конференц-зал выглядел почти пустым. Майлс Тег сидел на низком стуле, пытаясь поудобнее вытянуть свои длинные ноги. Он с интересом ожидал предстоящее обсуждение, но не собирался принимать в нем активного участия. Он всегда следовал указаниям Бене Гессерит, но сейчас не был уверен, что понимает, в чем заключаются эти указания.
Рядом с Тегом сидел молодой человек, гхола Суфира Хавата. Большеголовый подросток редко встречался с башаром, но Майлс знал, что Суфир всегда смотрит на него, причем смотрит почти с религиозным обожанием. Суфир старательно изучал историю ратных подвигов башара Тега.
Тег приветливо кивнул молодому человеку. Это был верный оружейный мастер, служивший старому герцогу Атрейдесу, потом герцогу Лето, а потом и Паулю, до тех пор, пока он не попал в плен к Харконненам. Тег чувствовал, что у него много общего с этим бывалым воякой, с этим военным гением, им было о чем поговорить, как командиру с командиром.
Суфир выпрямился, набрался мужества и зашептал:
— Я хотел, башар Тег, поговорить с вами о Сербольском мятеже и битве при Понциарде. Ваша тактика в обоих случаях была, очень необычной. Я не могу себе представить, почему она оказалась эффективной.
Тег улыбнулся, припоминая эти события.
— У другого полководца такая тактика бы и не сработала. Точно так же, как Бене Гессерит использует Защитную Миссию для того, чтобы сеять семена религиозного фанатизма, так и мои солдаты создали миф о моих способностях. Я стал гораздо более великим, чем был на самом деле, в реальной жизни, и мои противники боялись, что я смогу причинить им больший урон, чем можно было бы ожидать, исходя из численности моих армий и качества вооружения. В действительности в каждой из этих битв я мало что сделал нового.
— Я не согласен с вами, сэр. Для того чтобы репутация стала мощным оружием, ее сначала надо заслужить.
Тег улыбнулся и, понизив голос, почти шепотом, признал некоторые факты из сложившихся о нем мифах.
— Ха, и я действительно ее заслужил. — Он рассказал очарованному юноше, как предотвратил массовую резню в Андиойю, столкновение с остатками разбитой армии, что неминуемо закончилось бы их гибелью и превратилось бы в бойню, в которой погибли бы десятки тысяч мирных жителей. В тот день многое висело на волоске…
— Потом вы погибли на Ракисе, сражаясь с Досточтимыми Матронами.
— На самом деле я погиб на Ракисе, провоцируя Досточтимых Матрон по плану Бене Гессерит. Я сыграл свою роль для того, чтобы Дункан Айдахо и Шиана могли уйти. Но после того, как я был убит, сестры решили вырастить мою копию, так как считали меня очень ценным, как и тебя, из-за моих способностей ментата. Именно поэтому, кстати, они вернули к жизни всех нас.
Суфир был поглощен рассказом.
— Я читал историю моей жизни, и убедился, что могу многому научиться у вас, башар.
Улыбнувшись, Тег потрепал мальчика по плечу. Суфир смутился:
— Я сказал какую-то глупость, сэр?
— Когда я смотрю на тебя, то как мне не вспомнить о том, сколь многому я научился у воина-ментата, служившего Дому Атрейдесов? Мы можем быть очень полезны друг другу. — Мальчик зарделся от гордости.
Когда началось обсуждение, Суфир и Тег обратили все внимание на центр зала собраний. Шиана сидела в большом кресле, оставшемся здесь с тех времен, когда судно принадлежало другим владельцам.
Гарими, как всегда, горячо ратовала за изменение существующего статуса-кво. Она вышла к краю помоста и начала говорить без предисловий, громко, чтобы все могли ее услышать.
— Мы отбыли с Капитула, отправившись не на соревнования и не в праздное путешествие. Нашей целью было бежать с Капитула до того, как его окончательно уничтожат Досточтимые Матроны. В наши намерения входило сохранение ядра Общины Сестер, и мы добились этой цели, исполнили это намерение. Но куда мы летим? Этот вопрос отравлял нам жизнь в течение девятнадцати лет.
Дункан встал со своего места.
— Мы бежали от истинного врага, который стремился окружить и захватить нас. Он и сейчас не отказался от своей цели — в этом отношении для нас ничего не изменилось.
— Они хотят захватить нас, или им нужен ты? — с вызовом в голосе спросила Гарими.
В ответ Дункан пожал плечами.
— Кто может сказать это наверняка? Мне не хочется гибнуть или попадать в плен только ради того, чтобы ответить на этот вопрос. Многие из нас, из тех, кто находится на корабле, обладают особыми талантами, особенно дети-гхола; поэтому я считаю, что нам нужны все наши ресурсы, которые ни в коем случае нельзя распылять.
Теперь заговорил раввин. Хотя он до сих пор сохранил хорошую форму и здоровье, борода его за прошедшие годы еще больше поседела и стала длиннее, птичьи глаза за стеклами очков были окружены сетью морщин.
— Моему народу и мне не приходилось выбирать. Мы просили спасти нас с Гамму, и с тех пор мы поневоле участвуем в вашем безумном предприятии. Когда же оно закончится? Через сорок лет скитания по пустыне? Когда вы отпустите нас?
— И куда бы вы хотели уйти, раввин? — спросила Шиана. Она говорила спокойно, но Тег уловил в ее голосе покровительственные нотки.
— Я бы хотел обдумать — всерьез обдумать — возможность остаться на планете, которую мы только что нашли. Я бы не стал называть ее Сионом, но, возможно, ее можно будет назвать нашим домом. — Старик посмотрел на горстку своих последователей. Все они были одеты в черное и придерживались своих традиций. Несмотря на то что на «Итаке» им не надо было скрывать свою веру, евреи по большей части держались особняком, не желая ассимилироваться с другими пассажирами. У них были свои дети, пока только десять, которым они хотели дать традиционное воспитание и образование.
Наконец слово взял Тег.
— Согласно нашим данным, эта планета представляет собой идеальное место для заселения. Население очень малочисленное и редкое. Наша группа так мала, что местное население может ее просто не заметить. Мы не доставим им никакого беспокойства. Мы можем даже выбрать какой-нибудь отдаленный участок суши и поселиться в дали от аборигенов.
— Насколько передовая у них цивилизация? Располагают ли они технологиями и промышленностью? — спросила Шиана.
— Не ниже уровня, характерного для времен до Рассеяния, — ответил Тег. — Приборы показывают, что на планете есть местная промышленность, несколько электромагнитных передатчиков. Вероятно, они не умеют летать в космос, так как нам не удалось обнаружить ничего похожего на космопорты. Если они поселились здесь после Рассеяния, то, вероятно, с тех пор они ни разу не покидали свою планету.
К анализу данных Тег привлек любознательного Лиета Кинеса и его друга Стилгара. Оба проявляли большой интерес к экологии и планетарной динамике, и обладали в этой области большими познаниями, чем сестры. Все данные были проверены и перепроверены.
— Эта планета может стать новым Капитулом, — сказала Гарими таким тоном, словно обсуждение уже закончилось.
Лицо Дункана потемнело.
— Мы будем очень уязвимы, если высадимся здесь. Охотники уже несколько раз обнаруживали нас. Если мы задержимся здесь надолго, они точно накинут на нас свою сеть.
— Но с какой стати ваши таинственные охотники станут проявлять интерес к моему народу? — спросил раввин. — Мы вольны поселиться здесь, на этой планете.
— Ясно, что мы должны внимательно обследовать планету, — сказала Шиана. — Мы спустися на ее поверхность и произведем разведку на месте. Надо собрать больше фактов. Давайте встретимся с местными жителями и расспросим их. Потом мы сможем принять осознанное разумное решение.
Тег повернулся к молодому гхола, сидевшему рядом с ним:
— Я намерен принять участие в этой экспедиции, Суфир, и хотел бы, чтобы ты меня сопровождал.
Захваченные слепой и надменной уверенностью в своем превосходстве, мы верим, что наши развитые чувства и способности суть прямой результат эволюции. Мы убеждены, что наша раса улучшила себя путем технологического усовершенствования. Поэтому мы чувствуем себя пристыженными и смущенными, когда некто, кого мы считали дикарем, вдруг проявляет способности, намного превосходящие наши.
Преподобная Мать Шиана
Запись в бортовом журнале «Итаки»
Пока определяли состав экспедиции, «Итака», оставаясь незамеченной, кружила по орбите. Хотя защитные поля ограничивали видимость и возможность сбора информации, решено было проявить осторожность до тех пор, пока не удастся больше узнать об обитателях планеты.
Фактический капитан корабля Дункан останется на борту, готовый вмешаться в случае возникновения непредвиденных ситуаций, так как только он мог видеть таинственную сеть. Шиана хотела взять с собой Майлса Тега, а он, в свою очередь, настаивал на присутствии гхола Суфира Хавата.
— Конечно, физически это пока всего лишь двенадцатилетний мальчик, но мы знаем потенциал Суфира, бывшего великим воином-ментатом. Мы должны пробудить в нем его способности, поощрять его, если хотим, чтобы эти способности были поставлены на нашу службу.
Никто не стал спорить с Майлсом.
Дункан снарядил на планету рабочую команду, которая должна была спуститься на поверхность, чтобы взять там воздух и воду, а также продовольствие, чтобы пополнить корабельные запасы. Он делал это на случай, если они решат не оставаться на планете.
Когда Шиана закончила обсуждение деталей предстоящей экспедиции, на командирский мостик пришел раввин. Вид у него был взъерошенный, словно он ожидал каких-то возражений по поводу своего появления. Глаза его сверкали, он был напряжен, хотя никто не только не спорил с ним, но даже не сказал ему ни единого слова. Его требование, однако, удивило всех.
— Я отправлюсь на планету вместе с экспедицией. Мои люди настаивают на этом. Если планета станет нашим домом, то решение должен принять я. Вы не можете мне помешать, это мое право.
— На планету отправляется очень маленькая группа, — предостерегла раввина Шиана. — Мы не знаем, что нас там ждет.
Раввин уставил палец в Тега.
— Он планирует взять с собой ребенка-гхола. Если экспедиция безопасна для двенадцатилетнего мальчика, то она тем более безопасна для меня.
Дункан был знаком с первым Суфиром Хаватом. Несмотря на то что память гхола еще не была восстановлена, его нельзя было считать обычным ребенком. Но тем не менее он сказал:
— Я не возражаю против вашего участия, если согласна Шиана.
— Не Шиана решает мою судьбу!
Преподобная Мать была удивлена таким нахальством.
— Разве? Мне кажется, что все решения, которые я принимаю на корабле, прямо влияют и на ваше положение.
Тег нетерпеливо прервал эту пикировку:
— У нас было девятнадцать лет на то, чтобы выяснить отношения друг с другом. Планета ждет нас. Давайте сначала посмотрим, о чем мы, собственно, спорим.

 

Незадолго до отправления экспедиции Шиану вызвали встревоженные рабочие нижней палубы. Футары подняли страшный крик, ведут себя очень беспокойно и мечутся внутри металлической ограды питомника. Они явно ищут выход. Оказываясь рядом друг с другом, они рычат и кусаются, вступая почти в настоящую драку. Потом, когда на землю пролилось несколько капель крови, они потеряли интерес к драке и снова принялись рыскать внутри ограды. Один из них испустил жуткий крик, вероятно, это крик, специально запрограммированный для того, чтобы вызывать у человека животный страх. За все прошедшие годы футары ни разу не вели себя так беспокойно и агрессивно.
Шиана, как древняя богиня, встала у дверей питомника. Вопреки здравому смыслу, она отперла замок и вошла внутрь. Только она могла успокоить эти создания, только она умела общаться с ними на их примитивном уровне.
Как самый крупный из футаров, Хррм стал вожаком, отчасти благодаря своей силе, отчасти — благодаря дружбе с Шианой. Он направился к ней, и она не дрогнула, оставшись на месте. Он ощетинился, показал зубы и выпустил когти.
— Ты не укротитель, — сказал он.
— Я Шиана, ты меня знаешь.
— Отведи нас к укротителям.
— Я уже обещала тебе. Как только мы найдем укротителей, мы отдадим вас им.
— Укротители здесь! — следующие слова Хррма были совершенно неразборчивы — сплошное рычание и рев, — потом он скал: — Дом. Дом здесь, внизу.
Он принялся царапать когтями стену. Другие футары дружно завыли.
— Дом? укротители? — Шиана едва не задохнулась. — Это дом укротителей?
— Наш дом! — Хррм подошел еще ближе к Шиане. — Отвези нас домой.
Она протянула руку и почесала чувствительный участок на шее футара. Ее решение было очевидным.
— Хорошо, Хррм. Я отвезу тебя домой.
Хищник потерся об нее.
— Не укротитель. Ты Шиана.
— Я Шиана. Я ваш друг. Я отвезу вас к укротителям.
Она увидела, что три других футара застыли на месте, мышцы их напряглись, они были готовы броситься на нее, если бы она дала неверный ответ. Глаза их были желты от голода и отчаянной тоски.
Планета Укротителей!
Если Бене Гессерит надеется произвести хорошее впечатление на местных жителей, то возвращение четырех потерянных футаров может стать козырем в установлении добрых отношений. Да и ей самой будет приятно возвратить эти существа в их родной дом.
— Шиана обещала, — сказал Хррм. — Шиана друг. Шиана не плохая баба Досточтимая Матрона.
Улыбаясь, она погладила футара.
— Вы все четверо пойдете со мной.
Даже самая мощная крепость имеет свои уязвимые места. Умелый воин находит и использует малейшие изъяны, чтобы довершишь разрушение.
Верховная Матрона Геллика
Директива для служебного пользования 67В-1138
Теперь, когда Верховная Матрона Геллика воспользовалась услугами своего ручного тлейлакса, Эдрик был уверен, что Уксталю удастся воссоздать одного из старых мастеров, знавших, как синтезировать пряность. Разве Оракул не сказла ему, что решение есть?
Но, естественно, Верховная Матрона требовала кое-чего и взамен. Эдрик не мог отказать, если хотел получить пряность.
Навигатор неохотно пошел на риск, прекрасно понимая, что ставит на карту. Ведьма Мурбелла придет в ярость, и только одно это заставило его получить удовольствие от того, что они собирались сделать.
Пять лет назад дерзкие Досточтимые Матроны с Гамму пытались использовать свои последние четыре облитератора для того, чтобы уничтожить Капитул, но план был неудачным с самого начала. Даже навигатор на борту лайнера не знал всю глубину опасности. Атакуя Капитул, Матроны собирались уничтожить единственный надежный источник пряности. Идиотки! Эти психованные шлюхи потерпели поражение, и Командующая Мать захватила их облитераторы.
Вскоре она сокрушила Досточтимых Матрон на Гамму, полностью уничтожив этот анклав.
На этот раз, правда, цель была другая, и Эдрик не испытывал ни малейших угрызений совести, помогая Геллике наказать Мурбеллу и ее жадных ведьм. Бене Гессерит ощутит чувствительный укол, а на Ришезе за одно мгновение погибнут миллиарды людей, но Эдрик не чувствовал за собой вины. Не Космическая Гильдия спровоцировала этот конфликт, и кровь будет на руках Мурбеллы.
Драконовская политика Новой Общины Сестер в области торговли пряностью не способствовала лояльности к ней со стороны навигаторов. Гильдия платила бешеные деньги, покупая пряность у дельцов черного рынка, опустошая запасы меланжи, а партия администратора искала альтернативные способы навигации, которые сделают навигаторов ненужными.
Эдрик был вынужден искать собственный источник пряности, положившись на память старого мастера Тлейлаксу Ваффа. Когда у Ваффа пробудится память, навигаторы будут иметь надежный источник дешевой пряности.
Лайнер, ведомый Эдриком, вынырнул над промышленной планетой. В течение тысячелетий Ришез был великим промышленным центром. Новая Община Сестер вложила в Ришез невиданные средства, и за последние несколько лет верфи Ришеза стали крупнее, чем предприятия Гильдии на Джанкшн и в других местах. Таких крупных предприятий не было еще за всю историю человечества. Община Сестер утверждала, что закупленное на Ришезе оружие будет использовано в борьбе с Внешним Врагом. Но сначала — и в этом нет никаких сомнений — Мурбелла опробует новое оружие на Досточтимых Матронах Тлейлаксу.
— Уничтожить его, — приказала Верховная Матрона Гелика с наблюдательного пункта под кабиной навигатора. — Уничтожьте его полностью.
С комплекса космопорта и со спутников слежения стали поступать запросы. Несмотря на то что Ришез был крупнейшим производителем оружия, вовлеченным в полномасштабные приготовления к грядущим сражениям, его правительство не ожидало угрозы со стороны Космической Гильдии.
— Навигатор лайнера, мы не знали о вашем прибытии. Оно не было запланировано.
— Передайте ваш манифест. Есть ли на борту представитель КООАМ?
Эдрик не ответил. Верховная Матрона не предъявила ультиматум, не дала никакого предупреждения. Она даже не включила канал связи, чтобы позлорадствовать.
Люди Гильдии завершили последние приготовления к запуску облитераторов, сохранившихся у мятежных матрон Тлейлаксу. Плавая в своей емкости, Эдрик улыбался. Этот удар нанесет непоправимый ущерб военным планам Новой Общины Сестер, отбросит ее на годы. Все имеющееся на Ришезе оружие будет уничтожено, так же, как и производственные мощности, необходимые для его изготовления. Одним ударом Верховная Матрона вытащит краеугольный камень из здания человеческой цивилизации.
«Я делаю это только ради пряности, — думал Эдрик. — Оракул пообещала мне источник пряности».
Люки открылись, и облитераторы понеслись к планете словно расплавленные пушечные ядра. Достигнув определенного слоя атмосферы, оружие расщепилось, в нем произошла аннигиляция с выделением невообразимой энергии. Население Ришеза даже не успело понять, что произошло, как все планета оказалась охваченной пламенем.
Континенты покрывались трещинами, огненные фронты бушевали во всей атмосфере. Радиочастотные полосы были полны криков о помощи, команд, воплей ужаса и боли, а потом пришел сигнал обратной связи о том, что облитераторы сделали свое дело. По всей планете военные заводы, космические верфи, города, горы и целые океаны превратились в ионизированный раскаленный пар. Земля превратилась во вздувшуюся, спекшуюся глазурь.
Даже Эдрик был в ужасе от того, что увидел. Он надеялся, что Геллика знала, что делала. Это была неприкрытая, ничем не оправданная агрессия, которую Командующая Мать Мурбелла не сможет игнорировать, и она будет знать, кто виноват. Тлейлаксу остался единственным анклавом мятежных Досточтимых Матрон.
В полной тишине лайнер отвалил от планеты, оставив за собой мертвый Ришез.
Гниль из сердцевины всегда доходит до поверхности.
Суфийская пословица
— Есть время для войны и есть время для мирных переговоров. Сейчас не время для переговоров. — Мурбелла вызвала Джейнис и бывшую Досточтимую Матрону Кирию в свой кабинет в самой высокой башне Убежища. После уничтожения Ришеза Мурбеллу охватил такой гнев, что притихли даже голоса Другой Памяти. — Мы должны обезглавить чудовище.
Сколько жизненно необходимого оружия было уничтожено, какой огромный, почти готовый флот, как много средств защиты людей от Врага — все разрушила эта сука — королева! — Геллика. Кроме нескольких грузов вооружения, уже полученных с Ришеза, у Мурбеллы осталось ощущение горечи, так как это было единственное, что они получили за огромные суммы, переправленные на Ришез в счет будущего вооружения.
Утро было пасмурным, облака обещали, скорее, пыльную бурю, а не дождь. С севера надвинулся холодный атмосферный фронт. Такова была болезненная плата за муки гибели старой экосистемы и рождения новой. На тренировочном поле валькирии были одеты в тяжелые черные костюмы с капюшонами и перчатки, чтобы защититься от ветра, несущего пыль и песок, хотя Преподобные Матери могли так регулировать свой метаболизм, что легко переносили усилившуюся жару. Движения, которые проделывали эти женщины в учебных боях, устрашали, бойцы с упоением бросались в поединки, проявляя невиданную жажду насилия. Все они слышали ужасную новость об уничтожении Ришеза.
— Тлейлаксу — наша последняя и единственная цель, — сказала Кирия. — Мы должны ударить без промедления, и ударить беспощадно.
Джейнис проявила больше осмотрительности.
— Мы не можем рисковать, нам нужна только полная победа. Это их последний мощный оплот, там шлюхи окопались наиболее прочно.
Мурбелла тоже проявила уклончивость.
— Именно поэтому мы применим другую тактику. Вы нужны мне для того, чтобы открыть нам дорогу на Тлейлаксу.
— Но мы же нападем на Тлейлакс? — удивленно спросила Кирия. Ей было нелегко отказаться от любимой идеи.
— Нет, мы покорим его. — Ветер за окнами дул с нарастающей силой. — Я лично убью Верховную Матрону Геллику, а валькирии искоренят всякое сопротивление мятежниц. Раз и навсегда.
Мурбелле хотелось бы уверить их, что Новая Община Сестер получит другое оружие, другие корабли, но откуда? И как оплатить эти расходы? Ведь они и так почти банкроты, кредит превышает все способности его выплачивать.
Мурбелле было ясно, что надо делать. Увеличить добычу пряности в пустынном поясе Капитула, предложить больше пряности Гильдии, это убедит их в выгоде сотрудничества с сестрами, чтобы помочь защититься от Врага. Если она сумеет удовлетворить ненасытный аппетит Гильдии к меланже, то она будет счастлива помочь ей в проведении эффективных военных операций. А за это можно и не стоять за ценой.
— Каков ваш план, Командующая Мать? — спросила Джейнис.
Мурбелла обернулась к дочери, стоявшей с суровым лицом, и к отчаянной Кирии.
— Вы возглавите секретную разведывательно-диверсионную команду и высадитесь на Тлейлаксу. Переодетыми Досточтимыми Матронами вы проникнете в их среду и выявите слабые места их обороны. Я даю вам три недели для того, чтобы выведать тайны противника и составить схему самых эффективных действий. Будьте готовы вовремя к моему полномасштабному наступлению.
— Вы хотите, чтобы я притворилась Досточтимой Матроной? — спросила Джейнис.
Кирия фыркнула.
— Для нас это очень просто. Ни одна Досточтимая Матрона не может настолько хорошо себя контролировать, чтобы притвориться сестрой, но обратное не верно.
Она состроила зверскую улыбку.
— Я научу тебя, как это делается.
Джейнис уже оценивала возможности.
— Вжившись в их среду, мы сможем заложить взрывчатку в узловые пункты их обороны, разрушить их защитные системы, передать сюда сведения об их секретных планах и о том, насколько сильны их позиции в Бандалонге. Мы можем вызвать хаос и дезорганизацию…
Кирия перебила ее.
— Мы приготовим вам путь, Командующая Мать. — Она согнула свои напоминающие хищные когти пальцы, предвкушая момент, когда сможет удовлетворить свою кровожадность. — Я жду этого с нетерпением.
Мурбелла задумчиво смотрела вдаль. После того как Тлейлаксу будет очищен, Новая Община Сестер, Гильдия и другие союзники человечества смогут встретить лицом к лицу реального Врага. «Если нам суждено погибнуть, то пусть мы погибнем от рук настоящего врага, а не от удара ножом в спину».
— Пригласите к нам представителей Гильдии. Немедленно. Я хочу сделать им предложение.
Рассеяние разбросало нас так далеко, что мы оказались вне досягаемости для любой угрозы. Оно к тому же изменило нас самих, позволило разойтись нашим генетическим линиям, и теперь слово «человек» нельзя будет понимать, как обозначение единого биологического вида.
Верховная Мать Альма Мавис Тараза
Требования к анализу и модификации селекционной программы Бене Гессерит
На легком разведывательном судне Тег кружил над лесистым районом вблизи от необычного поселка. Шиана увидела похожий на парк город, застроенный цилиндрическими башнями, разбросанными среди деревьев. Башни были замаскированы и сливались с окружающим лесом. Укротители (если местные жители действительно были таковыми) равномерно распределяли свои поселения среди лесов. Кажется, эти люди предпочитали жить на просторе, а не в тесных, скученных муравейниках мегаполисов. Может быть, Рассеяние охладило всякое желание жить в толпе.
У башара не было практики вождения судов, но, видимо, навык сохранился от его прошлой жизни. Когда они приземлились на цветущем лугу, Шиана ощутила лишь легкий толчок. Юный Суфир Хават сидел рядом с пилотом и наблюдал то же, что и его наставник.
Главными постройками лесных городов были цилиндры высотой в несколько этажей, деревянные, покрытые золотистым лаком. Строения были похожи на деревянные органные трубы сельского храма. Что это было — сторожевые башни, оборонительные сооружения? Или это просто наблюдательные платформы, с которых открывается замечательный вид на безмятежные леса?
Вокруг был лес, состоявший из тополей, покрытых серебристой корой, лес был красив и дышал мощью и здоровьем. Было похоже, что местное население любовно за ним ухаживает. Пользуясь примитивным описанием, данным футарами, Шиана постаралась сделать питомник похожим на их родной лес. Теперь, глядя на мощные серебристые стволы, Шиана поняла, что ошиблась самым жалким образом.
В грузовом отсеке рычали и выли пришедшие в страшное волнение футары, они чувствовали, что вернулись домой, и знали, что укротители где-то близко. Когда открылся боковой люк, и на землю упал трап, Шиана ступила на неведомую землю первой. Тег и Суфир последовали за ней, спрыгнув на мягкую траву, а раввин задержался в проеме люка.
Шиана вдохнула чистейший воздух, напоенный ароматом смолы древесной флоэмы, запахом прелых листьев и опилок. Мелкие желтые и белые цветы вносили свою лепту в аромат воздуха. Бесконечно регенерированный воздух на борту «Итаки» не мог так восхитительно пахнуть, не было такого воздуха ни на Ракисе, где Шиана провела детство, ни даже на Капитуле.
Невдалеке, на крыше башни, Шиана заметила человеческие фигуры. Другие силуэты появились в маленьких оконцах, вырезанных в узорчатых лакированных досках стен. Были видны светлые декоративные консоли под свесами круглых крыш. Затрубили рога, для оповещения дальних поселков на башне зажгли световые сигналы. Все выглядело буколическим, естественным и освежающе первобытным.
Когда делегация наконец двинулась вперед, Шиана и ее спутники смогли впервые увидеть предполагаемых укротителей. В расовом отношении это были высокие люди с узкими плечами и удлиненными головами, длинные руки при ходьбе болтались из-за повышенной подвижности в суставах.
Предводителем был относительно красивый человек с щетинистыми серебристо-седыми волосами. Примечательна была темная полоса, поперечно пересекавшая лицо на уровне зеленых глаз. Все аборигены — как мужчины, так и женщины — отличались такой енотовидной, как выяснилось, врожденной пигментацией.
Как руководитель экспедиции, Шиана выступила вперед. Она не успела раскрыть рот, как ее пронзило неприятное подозрение: все аборигены пристально, неодобрительно и оценивающе смотрели только на нее. Они не смотрели ни на раввина, ни на башара, ни на Суфира, все взгляды были устремлены только на нее. Шиана насторожилась, лихорадочно соображая, что происходит. Что она сделала не так?
Потом Шиана обратила внимание на состав группы — старик, молодой человек и мальчик, во главе которых выступает сильная женщина — и поняла свой промах. Укротители вывели футаров для охоты на Досточтимых Матрон. Следовательно, они считали шлюх своими смертельными врагами. И когда они увидели ее во главе этих мужчин…
— Я не Досточтимая Матрона, — быстро и громко произнесла она, прежде чем они успели прийти к неверным выводам. — Эти мужчины не мои рабы. Мы боролись с Досточтимыми Матронами, но нам пришлось бежать от них.
Раввин был крайней удивлен, он, сосредоточенно наморщив лоб, воззрился на Шиану, явно не понимая, о чем она говорит.
— Конечно, вы не Досточтимая Матрона! — Он не заметил подозрительности укротителей.
Тег, напротив, сразу все понял.
— Нам надо было подумать об этом заранее.
Суфир Хават, обдумав ситуацию, пришел к тем же выводам.
Самый высокий из укротителей несколько секунд раздумывал над словами Шианы, некоторое время разглядывал троих мужчин своими енотовидными глазами, а потом склонил удлиненную голову. Голос у него оказался тихим, но говорил он внятно, как будто слова шли не из гортани, а откуда-то из груди.
— Значит, у нас один враг. Я Орак То, главный районный укротитель.
«Укротители. Значит, все верно». Шиана ощутила волнение и радость.
Орак То быстро подошел к Шиане. Вместо того чтобы протянуть руку в обычном приветствии, он прижался носом к шее Шианы и шумно втянул ноздрями воздух. Сделав это, он удивленно выпрямился.
— Вы привезли с собой футаров, я чувствую их запах на твоей коже и одежде.
— Да, мы привезли четырех футаров, спасенных от Досточтимых Матрон. Они просили привезти их сюда.
Тег что-то шепнул на ухо Суфиру, и тот послушно побежал к кораблю. Не выказывая ни малейшего страха, он выпустил из грузового отсека всех четырех гибридов. Освобожденные футары во главе с Хррмом радостно пробежали мимо Суфира. Грациозными прыжками Хррм понесся по лугу к главному укротителю и его спутникам.
— Дома! — мурлыкающим тоном восклицал по дороге Хррм.
Орак То приблизил свое вытянутое лицо к лицу Хррма. В движениях укротителя тоже было что-то грациозно-звериное. Может быть, такая манера поведения помогала укротителям добиваться лучшего взаимопонимания с футарами, а может быть, эти два вида были не так далеки друг от друга.
Освобожденные футары бегали среди укротителей, которые взволнованно гладили и нюхали их. Шиана вдыхала острый мускусный запах феромонов, которые укротители выделяли то ли для лучшего общения, то ли для контроля. Хррм отделился от группы и подбежал к Шиане. В блеске желтых глаз хищника женщина прочла изъявление глубокой благодарности.
Память гхола может оказаться кладезем сокровищ или обиталищем демонов, ждущих своего часа. Никогда не открывайте память гхола, не приняв мер предосторожности, чтобы защитить себя.
Преподобная Мать Швандью
Сообщение из Убежища Гамму
Прошло три года беспрерывных пыток и мучений. В течение всего этого времени Хрон безуспешно старался пробудить память Владимира, и тот начал опасаться, что лицедел может потерять к нему интерес или утратить надежду на успех. Зажатый в шорах неэффективных методов лицедел просто не знал, что делать дальше. Но, как бы то ни было, пятнадцатилетний гхола вошел во вкус и с нетерпением ждал следующих коротких «сеансов страдания». Поняв, что Хрон никогда не причинит ему реального вреда, Владимир начал получать от боли какое-то извращенное удовольствие.
Сегодня, когда подручные лицеделы приказали ему лечь на другой стол, он не стал скрывать широкой улыбки. От этих улыбок лицеделы, как правило, начинали испытывать неловкость.
Владимиру не было никакого дела до Хрона, и он сотрудничал отнюдь не для того, чтобы его ублажить, но ему действительно очень хотелось получить доступ к мыслям и памяти исторического барона Харконнена. Юный гхола был уверен, что в этой памяти найдется много забавного. К несчастью, сам факт, что он хотел вернуть себе историческую память, и то, что он начал испытывать извращенное наслаждение от боли, стали препятствием к восстановлению личности старого барона.
Ожидая прихода лицедела, Владимир с интересом оглядывал мрачное каменное помещение главной башни восстановленного замка. Вероятно, при Атрейдесах эта башня была светлой и радостной, но, может быть, именно эту комнату какой-нибудь давно забытый герцог использовал как камеру, в которой пытали пленных Харконненов.
Да, Владимир мог себе это представить, представить, как все это выглядело. Электронные зонды, которые можно было вводить в тело, пробуравливающие инструменты для разрушения отдельных органов. Архаичные, старомодные, но какие же эффективные орудия…
Когда Хрон вошел в камеру, на его обычно невыразительном лице было заметно напряжение — губы плотно сжаты, глаза прищурены.
— Во время последнего сеанса ты едва не умер. Слишком велика оказалась нагрузка на мозг. Мне стоит лучше исследовать пределы твоей выносливости.
— Да, как бы это было для тебя ужасно! — не скрывая сарказма, произнес пятнадцатилетний подросток и зевнул с преувеличенно безразличным видом. — Если восстановление моей памяти потребует боли, которая просто-напросто меня убьет, то все твои многолетние труды пойдут насмарку. Что делать? Что же нам делать?
Лицедел подошел ближе.
— Скоро увидишь.
Владимир услышал, как зажужжали включенные аппараты, в комнате что-то грохотало и вращалось. Машина стояла в изголовье, но он не мог ее видеть. Предчувствие и зловещий страх были великолепны. Что же придумает Хрон на этот раз?
Невидимый аппарат, казалось, был уже совсем рядом, но шум продолжал приближаться. Владимир повернул голову и увидел толстостенную цилиндрическую камеру, которая, надвигаясь на него, стала поглощать его целиком, как глотающий добычу кашалот. Цилиндр был похож на большую трубу, на медицинский диагностический прибор или на гроб.
Владимир ощутил радостный трепет, поняв, что это машина— тотальный пыточный ящик. Лицеделы, видимо, сконструировали эту дьявольскую машину специально для него, чтобы переживания стали острее и глубже. Молодой человек улыбнулся, но не стал задавать вопросов, чтобы не испортить впечатления от сюрприза, приготовленного для него лицеделами. Снаружи стоял Хрон с непроницаемым лицом и смотрел, как стол исчезает в чреве цилиндра. Пятнистые наблюдатели тоже были здесь. Все молчали.
Колпак на конце цилиндра с тихим шипением герметически запечатал отверстии аппарата. В ушах защелкало, так как давление в камере цилиндра стало возрастать. В громкоговорителе раздался металлический голос Хрона.
— Сейчас ты узнаешь, какую методику применяли старые мастера-тлейлаксы для того, чтобы получать извращенных ментатов.
— Ах, у меня был когда-то один извращенный ментат, — с искренним бесстрашием рассмеялся Владимир. — Вы хотите поговорить об этом устройстве или испытать его?
В цилиндре погас свет, и внутренность машины погрузилась в непроницаемый мрак. Да, это действительно что-то совсем другое.
— Ты думаешь, я боюсь темноты? — крикнул барон, но стены цилиндра были выложены изнутри звукопоглощающим материалом, заглушающим даже эхо. Владимир ничего не видел.
Слышалось только тихое жужжание, он чувствовал, что постепенно становится невесомым. Стол куда-то исчез, во всяком случае, Владимир перестал ощущать его своей спиной. Поддерживаемый невидимым полем, он неподвижно и устойчиво висел в пространстве, ничего более не ощущая и не видя. Температура в цилиндре поддерживалась такая, что мальчик не чувствовал ни жара, ни холода. Вскоре прекратилось и жужжание. Владимир оказался в абсолютной тишине и в абсолютной темноте. Единственное, что он слышал, — это тихий звон в ушах, но скоро исчез и этот звук.
— Это становится скучным! Когда все начнется?
Но ничто в ответ не нарушило ни тишины, ни темноты. Владимир ничего не чувствовал и не мог двигаться. Владимир громко пустил ветры.
— Это же смешно!
Хрон, очевидно, не понимал нюансов садизма.
— Вы играете с моим телом, чтобы добраться до сознания, и играете с сознанием, чтобы добраться до моего тела, крутя и ломая его. Это все, что у вас есть в запасе?
Прошло десять минут — или больше? — но ответа не было.
— Хрон?!
Не происходило ровным счетом ничего. Ему было по-прежнему комфортно, он был отчужден от всех и всяких ощущений.
— Я готов! Давайте!
Хрон не отвечал. Боли не было. Они, видимо, хотят измучить его ожиданием. Он облизнул губы. Теперь все может начаться в любую секунду.
Хрон оставил его здесь в невесомости и изоляции на целую вечность.
Владимир пытался найти утешение в воспоминаниях о предыдущих ощущениях, но и они куда-то исчезли из его памяти. Пытаясь нащупать свои мысли, он начал углубляться в лабиринт путей сознания, и понял, что уходит в глубины собственного мозга, в царство полного мрака. В этом мраке как маяки светили какие-то точечные проблески, и он, как отчаявшийся моряк, попытался плыть к ним, но они удалялись с большей скоростью, и он не мог к ним приблизиться.
Прошла еще одна вечность.
Часы? Дни?
Он не ощущал и не чувствовал ничего. Абсолютно ничего. Владимиру хотелось одного — выбраться отсюда. Он хотел поплыть назад к свету, вернуться к жизни гхола, которую он вел до тех пор, пока его не погрузили в это черное безмолвие. Но он не мог. Это была ловушка!
Он начал кричать. Сначала он делал это для того, чтобы слышать хоть какой-то звук, нарушить эту пульсирующую пустоту. Потом он начал кричать по-настоящему, от страдания, и уже не смог остановиться.
Но тишина продолжала давить. Он попытался дернуться, но поле держало его крепко, спутав по рукам и ногам. Он не мог дышать, он ничего не слышал. Может быть, лицеделы каким-то образом его ослепили? Оглушили?
Владимир обмочился, и чувство влаги стало невероятным облегчением. Но и оно быстро прошло. Он оставался один в пустоте, тишине и мраке. Ему нужны были стимулы, боль, взаимодействие, удовольствие. Ну хоть что-то!
Но наконец он вдруг осознал, что вокруг происходят какие-то изменения. В его сознание начали просачиваться свет, звуки и запахи, они постепенно начали наполнять его стигийскую вселенную, превращая ее во что-то другое. Даже минимальное свечение он воспринимал сейчас как ослепительную вспышку. Ощущения полились в его сознание и подсознание, заполняя все полости. Боль, душевная боль была такой сильной, что он думал, что его голова вот-вот взорвется.
Он снова закричал. На этот раз он не получал от боли ничего похожего на удовольствие.
Вся жизнь барона Владимира Харконнена затопила тело и разум гхола с изяществом горного обвала. К нему вернулись все прежние мысли и чувства, он вспомнил все — от самого начала до момента первой смерти на Арракисе. Он снова увидел, как маленькая девочка Алия колет его гомджаббаром — смазанной ядом иглой…
Внутренняя вселенная начала расширяться, он снова услышал голоса. Он опять оказался вне камеры, похожей на гроб.
Барон с чувством собственного достоинства сел, получая немалое удовольствие от своего молодого и сильного тела. Правда, он был полноват, но это от излишеств, а не от болезни, которой его наградила ведьма Мохиам. Он окинул себя взглядом и улыбнулся лицеделам.
— Ого! Первое, что мне надо сделать, — это поменять гардероб. Кроме того, я хочу видеть ублюдка Атрейдесов, которого вы для меня вырастили.
Хрон подошел ближе и внимательно присмотрелся к мальчику.
— Вы снова обрели всю свою память, барон?
— Конечно, барон Харконнен вернулся в этот мир. — Он витал в своих мыслях, подбадривая себя воспоминаниями о тех вещах, которых достиг в своей прошлой славной жизни. Он был в восторге от того, что снова стал самим собой.
Но где-то в сокровенных глубинах его мозга, задворками сознания, он чувствовал, что на этот раз что-то идет не так, как раньше, что-то в сознании находится вне его контроля.
Привет, дедушка, произнес девичий голос. Девочка хихикнула.
Голова барона непроизвольно дернулась. Откуда этот голос? Он никого не видел.
Ты скучал по мне, дедушка?
— Где ты?
Я там, где ты меня никогда не потеряешь. Теперь я всегда буду с тобой. Так же, как раньше ты все время был со мной, преследуя меня в мыслях и видениях, не давая мне ни минуты покоя, смех девочки стал пронзительным. Теперь моя очередь.
Это было воплощение Мерзости, сестра Пауля.
— Алия? Нет, нет!
Его разум сыграл с ним плохую шутку. Он прижал пальцы к вискам, но голос был внутри и добраться до него было невозможно. Ничего, со временем она оставит его в покое.
Не рассчитывай на это, дедушка. Теперь я буду с тобой всегда.
Любая цивилизация, какой бы альтруистической она ни казалась, располагает средствами дознания и пыток, а также хорошо продуманной системой оправдания их применения.
Из доклада ордена Бене Гессерит
Несмотря на то что он был генетически идентичен остальным семи гхола первой партии, Вафф номер один не был таким низкорослым, тщедушным и слабым. В результате акселерации его тело достигло зрелости уже к четырем годам, но ему надо было стать еще больше и сильнее, чтобы бежать из тюрьмы.
Когда этот гхола смотрел сквозь защитное поле на Уксталя и его ассистентов, в его взгляде не было ничего, кроме бурлящей ненависти. Семь его копий, впрочем, делали то же самое. Тлейлакс-отступник находился при них, как нервный тюремный надзиратель, постоянно усмирявший и призывавший к порядку восемь непокорных гхола.
Вафф номер один рисовал в своем воображении сладостную картину, как он вонзит свои мелкие зубы в шею Уксталя и ощутит вкус крови во рту. Но ученый и его ассистенты теперь проявляли осторожность. Братьям гхола не следовало нападать слишком рано, когда они были настолько малы, что не имели ни малейшего шанса на успех. Это было тактической ошибкой, но год назад они были моложе и глупее.
Стоя за мерцающим защитным полем и чувствуя себя в безопасности, Уксталь часто читал восьмерым гхола целые лекции о Великой Вере, намекая на то, что все прежние тлейлаксы были преступниками, отступниками и еретиками. Но всем Ваффам было совершенно ясно, что Уксталю просто что-то очень от них надо. Очень-очень надо. Гхола были достаточно умны для того, чтобы понять, что являются пешками в какой-то игре.
Худая и жилистая Ингва часто говорила с Уксталем о меланже, совершенно забывая — или намеренно не обращая внимания на то, что Ваффы могут ее слышать. Она хотела знать, когда эти дети смогут раскрыть свою тайну.
Вафф не знал, что это за тайны. Во всяком случае, он не знал пока ни одной.
— Они подражают во всем друг другу, — сказал Уксталь Ингве. — Я слышал, как они одновременно говорят одно и то же, производят одни и те же звуки и совершают одни и те же движения. Мне кажется, что вторая группа гхола развивается еще быстрее.
— Когда мы сможем начать? — Ингва склонилась к Уксталю, отчего маленький ученый съежился. — Мне просто не терпится напугать тебя — или искусить, — ты узнаешь такое сексуальное наслаждение, какое не виделось тебе в самых смелых твоих фантазиях.
Уксталь съежился еще больше и ответил надтреснутым от страха голосом:
— Да, эти восемь уже готовы. Нет смысла ждать дольше.
— Они заменимы, — подбодрила его Ингва.
— Ну, не совсем заменимы. Следующая партия на шесть месяцев моложе, а другие извлечены из чанов еще позже. Их всего двадцать четыре гхола разных возрастов. Даже если мы будем вынуждены убить этих восьмерых, скоро подрастут другие. Мы можем пробовать еще и еще раз. — Он с трудом проглотил слюну. — Надо рассчитывать на возможность ошибок.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий