Рождение героя

Эпилог

Суд над Джоном Лайтом так и не вызвал большого общественного резонанса в обществе. Сразу после начала заседания начались события гораздо более серьезного масштаба. Самые отдаленные от Земли колонии стали выходить из-под юрисдикции метрополии. У кого-то получалось делать это путем установления партнерских отношений с Землей, у кого-то получалось по-другому. Так или иначе локальные конфликты затмили процесс суда над Джоном Лайтом. Хотя запись признания Ричарда Байса о положении дел в правительстве Земли транслировалась по всей Галактике, она не вызвала настоящего переполоха даже среди журналистов. Байс смог откупиться от своих слов, и СМИ сами затушили совсем недавно выданную в своем эфире искорку правды.
Судебное разбирательство по делу Джона растянули на неимоверно большой срок. Тут же по странному совпадению именно на этот период был перенесен чемпионат мира по футболу. Конечно, основная часть людей перестала следить за судебным процессом в Марс-Сити, а стала наблюдать за катанием мяча по траве двадцатью двумя взрослыми людьми. Водоворот событий заслонил все, ради чего Джон рисковал своей и чужими жизнями. Его встречный иск к руководителям Корпорации и к некоторым высшим государственным чиновникам был принят только после настоятельной рекомендации адмирала Матонго и еще некоторых офицеров Космофлота и Геологоразведочного корпуса. В итоге разбирательств несколько политиков были арестованы и тут же отпущены под залог таких денег, которых честно бы им на их службе никогда не заработать. Многие фигуранты зашифрованного списка с перстня Ричарда Байса просто уволились со своих постов по собственному желанию или по состоянию здоровья и укатили к себе на огромные и шикарные загородные виллы.
Ричард Байс не смог так легко сорваться с крючка так называемого правосудия, в какой-то степени оправдывающего свое название. По его делу тоже началось следствие, но и неофиту в юриспруденции, обрати он малейшее внимание на это, так сказать, следствие, было бы ясно, что Байс отделается легко. Так называемая либеральная пресса и телевидение сразу же завопили о полицейском произволе и возможной военной диктатуре, когда светоч всей Земли в лице президента Корпорации оказался на скамье подсудимых. В конце концов в суде так и не удалось доказать его причастность ни к саботажу и уничтожению научно-исследовательской экспедиции Корпуса, ни к подкупу высших эшелонов власти в государстве. Единственно, чего суд не мог замять, был фактом пленения и удержания на борту «Голиафа» главного эколога экспедиции на Тау-4 Лукаса Леваля, который собственной персоной и своими показаниями смог подвести Байса под статью уголовного кодекса. В итоге Байса приговорили к пяти годам тюремного заключения. Его даже не лишили президентского поста в его компании. Он просто передал управленческие функции совету директоров до своего возвращения и отправился в новую, только что для него выстроенную комфортабельную тюрьму.
У Джона же начались неприятности. Ему приписывались все мыслимые и немыслимые правонарушения, за которые можно было оказаться на тюремных нарах до скончания века. Тот факт, что все действия Джона были спровоцированы Корпорацией, в расчет не принимался. Убийства неопознанных людей в лагере на Тау-4, провоцирование аварии с человеческими жертвами на «Голиафе», покушение на жизнь президента Корпорации, участие в боевой террористической организации и захват нейтральных космических кораблей — вот далеко не полный список обвинений в адрес Джона.
Следовало ожидать — и судебная власть была настроена против Джона. Некоторые судебные чиновники и следователи были подкуплены, некоторые не понимали, что происходит, а многие просто боялись такого сильного и способного на действия человека, как Джон Лайт. Кэтрин же вообще грозил военный трибунал и, соответственно, расстрел.
Положение спас не кто иной, как Эван Маккэнди. Он вышел на связь с главным судьей и заключил с ним некоторое соглашение. Дело в том, что в руках Маккэнди находился тот самый злополучный перстень с секретной информацией о коррумпированных чиновниках Земли. Это украшение Джон передал на хранение капитану рейнджеров перед тем, как предпринять вылазку на «Голиаф». Сделка заинтересовала и главного судью, и многих высокопоставленных чиновников Марса и Земли. Джон, Кэтрин, а также их единомышленники были выпущены на свободу с условием не занимать государственных постов и не разглашать любые материалы по своему судебному делу. Им закрыли рты и вышвырнули с Земли.
Но ничего. Время все расставит по своим местам. А сейчас ни Джон, ни Кэтрин все равно не смогли бы жить на Земле и занимать государственные посты. Совесть не позволяла.
Думать о прошлом сейчас не хотелось. Джон поблагодарил Маккэнди за содействие, в душе жалея о потере такого важной улики, как перстень с информацией о махинациях Байса. Также он попросил у Маккэнди отставки с поста первого помощника на «Бригантине» — Джон хотел отойти о любых дел и разобраться в себе.
Последний раз Джона видели, когда вместе с Кэтрин Ивановой он брал билет на рейс в одну из уже независимых колоний Земли. Любовь к Кэтрин помогла ему морально восстановиться после последних событий в его жизни. Его сила духа не позволила ему сломаться. Он улетал с легким сердцем. И он не подозревал, что через некоторое время Земле опять понадобится его помощь.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий