Дверь в Вечность

Глава 9. Знак беды

Шла третья осень Лис на Гемме.

 

Она уже не мыслила себя без меклонской общины. Лис сама удивлялась, насколько привыкла к меклонцам; казалось, она начинает понимать их без слов. Условно-меклонским — фонетическим аналогом их языка — она уже владела в совершенстве. Во время медитаций ее неизменно сажали в центр, и зажигание свечи силою мысли превратилось в ритуал, совершаемый перед началом каждого собрания.

 

Теперь Лис понимала, насколько была права, уйдя жить в общину. Она создавала и поддерживала ту тончайшую мысленную и эмоциональную ауру, которая превращала здание в Дом. А Дом, она знала, нужен каждому — даже таким сильным и независимым существам, как меклонцы. Может быть даже, им — особенно.

 

Л'Ронг по-прежнему служил на Викки. "Давно у меня не было такой спокойной работы, — говорил он. — Я бы сказал, подозрительно спокойной". Иногда меклонец появлялся посреди недели, и Лис брала его с собой в "Компьютарию", где он молча сидел рядом со столом Яна.

 

— Мне нравится смотреть на тебя, — отвечал он Лис на вопрос, не скучно ли ему. — В тебе все больше и больше раскрывается твоя арусианская сторона. Если гуманоидные расы созданы для гармонии, то арусиане — воплощенная гармония.

 

Лис и сама чувствовала, что изменилась с тех пор, как прилетела на Гемму. Казалось, в ней постепенно просыпается что-то могучее и чистое, наполняющее светом и покоем все ее существо. В ней словно горела маленькая звезда, и Лис щедро дарила этот свет своим друзьям. "Это пробуждается твоя истинная сущность" — сказал ей Л'Ронг, когда она поделилась с ним своим ощущением.

 

Многие ее знакомые говорили, что Лис очень похорошела. Это была правда. Чудесные волосы девушки отросли до пояса, и она носила их распущенными. Одевалась она со вкусом, предпочитая длинные женственные платья (Л'Ронг терпеть не мог модный на Гемме стиль "унисекс"). В ее серых глазах появился теплый свет, и теперь они лучились как звезды. Герард и Ян смеялись, что притоком заказчиков они обязаны именно ей. Наверное, отчасти это было так.

 

Единственным прежним ее пристрастием оставались компьютерные игры. Тут даже Л'Ронг ничего не мог поделать. "Как можно играть в жизнь и смерть?" — возмущался он, на что Лис отвечала: "Это же всего-навсего программы!" Меклонец взрывался: "Ну и что! Ты же легионер! Ты должна серьезно относиться к таким вещам!" Но Лис вместо серьезного отношения брала у Яна очередной компакт-диск с игрой.

 

Сегодня у Лис в клубе боевых искусств был экзамен на пояс Мастера. Она волновалась, тем более что на экзамене присутствовал Л'Ронг. Но все прошло хорошо, и через час ей, побитой и счастливой, инструктор Роб повязывал черный с серебром пояс.

 

В аэробус она села прямо в своем черном кимоно — ей хотелось заехать в "Компьютарию" похвастаться.

 

— Ну как? — спросила она у Л'Ронга, поднимая "бусик" с парковочной площадки.

 

— Вас хорошо учат, — отозвался меклонец. — Но ты должна знать больше. Со следующей недели я сам начну тебя учить. Ты должна уметь выстоять в бою с меклонцем.

 

— Ты думаешь, мне это понадобится? — усомнилась девушка.

 

— Лис, община "Дерево и лист" — далеко не весь Меклон, — сказал Л'Ронг. — Ты помнишь, кто атаковал дом леди Эстреллы? Не исключено, что эти же ребята когда-нибудь придут и за тобой, и я хочу, чтобы ты смогла уйти от них живой и невредимой.

 

Они тренировались то на пустынном побережье, то в лесу, то на бывшем военном полигоне, где учили полицейских (Л'Ронгу приходилось заранее договариваться об аренде). Лис в легкой броне училась уходить от ударов, стреляла из лазерного пистолета, лазила по деревьям и стенам зданий. Помимо этого, Л'Ронг давал немало общих советов по стратегии, тактике и психологии. Иногда он подключал к тренировкам кого-нибудь из товарищей по общине — чаще всего это были Ри-Тар и Ли-Кин. Тренировки были изматывающими, но по словам Л'Ронга, приносили результаты.

 

Однажды они возвращались с побережья, где до этого Лис полтора часа отрабатывала уходы от наиболее распространенных меклонских атак. Лис была настолько вымотана, что передала Л'Ронгу управление аэрокаром. Глядя на светящуюся прерывистую черту, разделяющую полосы магистрали, она вдруг спросила:

 

— Странно, что я не интересовалась раньше… Л'Ронг, сколько тебе лет? Я имею в виду — по стандартному.

 

— Двести сорок семь, — ответил меклонец.

 

— Сколько?!

 

— Мы живем по четыреста-пятьсот лет, — пояснил Л'Ронг. — По нашим меркам я еще молод. — Помолчав, он добавил: — Фактически, мы добились биологического бессмертия, но никто из Идущих так им и не воспользовался.

 

— Почему?

 

— Потому что вечная жизнь возможна только в Вечности.

 

Лис немного помолчала. Потом проговорила:

 

— Помнишь, ты говорил, что гуманоидные расы созданы для гармонии? А я потом долго думала, для чего созданы вы. И кажется, поняла. Вы — воины Вечности.

 

— Почему ты так решила, огонек?

 

— Потому что вы всю свою историю сражались за право оставаться с Богом. Несмотря на влияние вашего Антиполюса. Может быть, если бы не вы, воздействие Красной звезды было бы более губительным для всей галактики. Но вы стали нашим щитом. — Помолчав, девушка добавила: — Будь у меня вторая жизнь, я хотела бы родиться на Меклоне.

 

— Чтобы быть воином, необязательно родиться под светом звезды Мекланнэр, — отозвался Л'Ронг.

 

Был конец рождественских каникул. Лис занималась переоформлением витрины "Компьютарии" — убирала гирлянды и новогоднюю мишуру, придавая витрине более деловой и строгий вид. Герард и Ян, негромко переговариваясь, работали за своими столами.

 

Зазвонил мобильник. Лис нажала кнопку ответа:

 

— Элистер Квин, фирма "Компьютария".

 

— Огонек, это я, — ответил голос Л'Ронга. — Ты не можешь забрать меня из Эдама? У нас беда.

 

Лис была сражена известием, которое принес Л'Ронг. Община в один день потеряла сразу двоих. И-Тэнг и Л'Нар пропали без вести по пути с Меклона.

 

Они отправлялись на Меклон подавать в Совет Приблизившихся к Совершенству апелляцию по поводу Л'Ронга. Лис помнила, что провожала их с каким-то тяжелым чувством. Но до Меклона они добрались без приключений, и апелляция неожиданно для всех была рассмотрена. Обрадованные этим известием, друзья поспешили назад, и… войдя в гиперпространство близ Меклона, "Огненная птица" исчезла.

 

Для Л'Ронга это был страшный удар. Лис сама переживала не меньше. Герард и Ян, понимая ее состояние, дали ей три дня выходных, и она провела эти дни в медитации вместе со своим Идущим Рядом.

 

Она зашла и в Кафедральный собор. Ей хотелось помолиться о погибших, но Лис не знала, можно ли молиться о меклонцах по обычаям Церкви Распятого Бога.

 

— Помолись, — разрешил отец Томас, когда она спросила. — Ведь и они — создания Божии, хоть и отошедшие от Истины.

 

Лис поставила перед Распятием пять свечей и опустилась на колени. Касаясь каждой свечи, она повторяла имена друзей, вызывая перед мысленным взором их Знаки Пути, и свечи зажигались под ее рукой. Раскрыв молитвенник, девушка начала читать молитву о погибших — и вдруг увидела рядом отца Томаса. Опустившись на колени, священник молился вместе с ней.

 

Вернулась она, когда уже стемнело. Л'Ронг одиноко сидел перед догорающей свечой. Казалось, внешний мир перестал для него существовать. Лис поменяла в стеклянной вазе оплывшую свечу на новую и молча села напротив. Меклонец шевельнулся:

 

— Лис, тебе надо немедленно покидать Гемму.

 

— Ты думаешь…

 

— Да, "Огненная птица" погибла не из-за навигационной ошибки. Наши навигаторы редко ошибаются. Это — предупреждение общине. Хаггер дала понять, что ей нужна ты и что мы не должны становиться у нее на пути. Как я уже говорил, есть только одно место во Вселенной, где она не сможет тебя достать.

 

— Мы полетим на Арус?

 

— Ты полетишь, — уточнил Л'Ронг. — А я останусь здесь.

 

— Почему ты не хочешь лететь со мной?

 

— Потому что я буду первый, на кого выйдут ищейки Имперской службы безопасности. Я смогу какое-то время держать их в заблуждении — например, имитируя, что ты путешествуешь со мной. Это даст тебе дополнительное время.

 

— Никуда я без тебя не полечу, — заупрямилась девушка.

 

— Тогда тебя захватят здесь и отвезут во дворец, — сказал меклонец. — А через несколько лет на престол взойдет королева из темных Видящих. Этого ты хочешь?

 

Лис вскинула голову:

 

— Я не стану темной Видящей! Я лучше умру!

 

— В твоем возрасте умирать рано, — возразил Л'Ронг. — Огонек, ты должна попасть на Арус! У тебя особая миссия. Ты станешь связующим звеном между арусианами и Меклоном.

 

— Я не могу без тебя! — воскликнула девушка. — Как ты этого не понимаешь?

 

— Лис, мы уже два года идем рядом! Разве это важно, где находятся наши физические тела, если мысленно мы всегда можем достичь друг друга? А ты рассуждаешь как харрожская женщина.

 

— А ты рассуждаешь, как… как меклонец! — вспылила Лис. — Правду говорит отец Томас, что вы — другие. У вас даже логика нечеловеческая!

 

Накинув пальто, девушка вышла и хлопнула дверью — выдержка легионера начала ей изменять. Она остановилась на заснеженной набережной. Ночь была морозной и ясной, в небе горели звезды. Лис вдохнула полной грудью холодный зимний воздух. Она понимала — Л'Ронг, как всегда, прав. Только легче от этого не становилось.

 

"Так мы платим за совершенные ошибки, огонек. Меклон был слишком углублен в свой Путь и мало интересовался внешним миром. Возможно, и арусиане совершали ту же ошибку… Если бы обе стороны поняли раньше, какой силой был бы союз Идущих и Видящих! Но теперь, боюсь, Арус знает нас как безжалостных убийц… с нечеловеческой логикой, как ты и сказала. Ты могла бы добраться до Аруса и рассказать правду. Еще не поздно, союз еще может быть заключен, и единственный путь — пожертвовать ради этого нашим совместным пребыванием здесь. Ты понимаешь меня?"

 

"Понимаю, — кивнула Лис. — Я сделаю это для тебя, Л'Ронг"

 

Неслышно подойдя, меклонец остановился рядом с ней, и она положила руку на его металлическую броню.

 

— У тебя замерзли руки, — сказал он. — Пойдем домой.

 

Следующая неделя была настоящим кошмаром. В связи с исчезновением "Огненной птицы" общине пришлось выплачивать компенсации трем компаниям, с которыми были заключены контракты на транзитные перевозки. Кроме того, второй счет общины в Имперском банке вдруг оказался замороженным, и Лис всю неделю вела переговоры с правлением банка, выясняя причины. Л'Ронг тем временем пробовал добиться выплаты страховки, но — бюрократия везде одинакова — ему отказали, сославшись на то, что корабль пропал без вести, а в таких случаях по меклонским законам страховка выплачивается через десять стандартных лет, если корабль не будет найден. В общем, дела шли из рук вон плохо, и счет общины на Гемме очень быстро опустел.

 

Л'Ронг переживал — неприятности начались как раз, когда надо было покупать корабль для путешествия на Арус. Лис, посоветовавшись с харрогами в "Золотом быке", нашла выход. У нее было двое знакомых, промышлявших покупкой и перегоном подержанных яхт на Культхос. По законам Культхоса, представитель любой расы, въезжающий туда с имперским видом на жительство, раз в год имел право на льготную растаможку корабля. На Лис это правило распространялось, так как она по нынешним документам являлась подданной Империи.

 

У одного из приятелей Лис оказался знакомый маклер на Викки. От этого маклера они узнали, что некий культхосский харрог, покупающий яхту-люкс, ищет "годовика", а заодно и пару меклонцев, согласившихся бы охранять дорогой корабль по пути с Геммы на Культхос. "Годовик" с охранниками получали половину суммы, вырученной с льготной растаможки и продажи, а это были приличные деньги. Лис загорелась этой идеей и начала уговаривать Л'Ронга. Тот в конце концов согласился. В качестве напарника с ним пошел Ри-Тар.

 

Лис взяла на работе отпуск, который назвала про себя "бессрочным", так как была уверена, что в "Компьютарию" уже не вернется. Честно говоря, было грустно осознавать, что ей больше не работать в этом магазине его бардачно-творческой обстановкой. Но Арус, далекая родина духа, звал ее светлыми, чарующими видениями, и Лис не теряла надежды уговорить Л'Ронга лететь с нею.

 

Рынок на Викки представлял собой огромное здание, похожее на вокзал. Под высоким стеклянным куполом бесконечными рядами тянулись мониторы, за которыми покупатели просматривали технические данные кораблей. Тут же располагались многочисленные нотариальные офисы и маклерские конторы.
Лис договорилась с перегонщиком, что они встретятся в холле возле скульптуры "Спящая красавица", которая, по уверению перегонщика, была здесь одна. "Вы ее сразу узнаете" — сказал он. Лис действительно узнала ее сразу. Это был очередной шедевр популярного на Гемме "абстрактного искусства". Скульптура, кусок выщербленного металла грязно-серого цвета, была похожа на что угодно, только не на свое название.

 

Л'Ронг остановился, задумчиво разглядывая сие творение.

 

— Странные у гуманоидных рас понятия о красоте, — изрек наконец он. Лис легонько толкнула его в бок:

 

— Ничего ты не понимаешь в современном искусстве. Перед тобой шедевр, купленный на аукционе за миллион империалов.

 

— Тут даже металла не найдется на такую сумму, не говоря уже о работе, — отозвался меклонец. — А вот и наш орел.

 

"Орел" оказался крепко сбитым молодым харрогом в спортивном костюме. Голова его была обрита, как у заключенного, руки сплошь покрывали татуировки.

 

— Ого, какая красивая у меня клиентка! — проговорил харрог и сжал руку девушки в своей лапище: — Аристарх Флавиус. У меня бабушка урожденная Друл, она любит громкие имена. Но Вы зовите меня Тарх.

 

— Элистер, — представилась Лис. — Можно просто — Элис. Познакомьтесь с моими товарищами. Л'Ронг и Ри-Тар.

 

— Хорошие товарищи, — одобрил Тарх, посмотрев на меклонцев. — С такими не страшны ни черт, ни культхосская таможня. Я тут присмотрел одну роскошную галошу для некоего клиента на Культхосе. Если дело выгорит, вам с товарищами — двести пятьдесят тысяч на троих. Лады?

 

— Лады, — согласилась Лис. Двести пятьдесят тысяч империалов — сумма вполне достаточная, чтобы купить яхту среднего класса.

 

Оформление документов заняло немного времени, и вскоре Лис уже осматривала купленный на ее имя корабль. Яхта и в самом деле была роскошной, даже чересчур — помимо просторной рубки, там имелись кафе-бар, спальня с необъятной кроватью, сауна и небольшой бассейн, в данный момент пустой.

 

— "Афродита", прошлогодняя модель, — небрежно пояснил Тарх. — Собрана на Гемме, а не на какой-нибудь там Пеллоре по лицензии. По космосу бегает почти как боевая "Стрега". Клиент сначала хотел "Сигму", но у "Сигмы" дохлые гипердвигатели и маневренность как у бегемота. Елы, друганам скажу, что гнал "Афродиту" — в жизнь не поверят!

 

Лис гораздо больше излишних по ее мнению удобств заинтересовал пульт управления. Похоже, корабль неплохой, хотя в скорости и маневренности до друльской "Стреги" не дотягивает. Вооружение — две маломощные лазерные пушки и силовой щит. Впрочем, такой кораблик вполне мог содержать в себе еще какой-нибудь сюрприз.

 

Тем временем Л'Ронг договорился о корабле сопровождения — меклонской яхточке с усиленной бронезащитой. Пилотировать яхту взялся Ри-Тар. А Лис и Л'Ронгу предстояло лететь на "Афродите" в компании Тарха.

 

Сев за штурвал, Тарх включил на полную громкость какую-то харрожскую певицу с сиплым голосом и стартовал, да так, что у Лис сердце ушло в пятки. Если бы она так пилотировала в навигашке, ее бы выгнали взашей. А Тарх ломился в чистый космос едва не задевая соседей плоскостями корабля.

 

— Ну задолбали, елы, — изрек он, чуть не сбив пассажирский катер.

 

Лис облегченно вздохнула, когда Викки остался серебристым шаром в окне бокового обзора. Похоже, Л'Ронг разделял ее чувства. Справа шел, аккуратно держа дистанцию, Ри-Тар на меклонской яхте.
Тарх сделал музыку потише:

 

— Сейчас спокойно, а как проскочим гипер — нужно смотреть в оба! Пиратский райончик, елы.

 

Лис уголком губ улыбнулась сидевшему слева от нее Л'Ронгу. Сегодня представления меклонца о речевых оборотах отдельных представителей гуманоидных рас должны значительно обогатиться.

 

— А ты где работаешь на Гемме? — спросил Тарх, незаметно перейдя на "ты".

 

— В фирме по продаже компьютеров, — ответила девушка. Слово "компьютер" вызвало у Тарха уважение:

 

— Вот умная девчонка! И красивая при этом. А у тебя парень есть?

 

— Есть, — ответила Лис, положив ладонь на сверкающую броню меклонца.

 

— Жаль, — отозвался Тарх. — Я бы свозил тебя на Алоху. Там такой курорт — зашибись! Солнце, море, пальмы, девчонки c шоколадной кожей! Не то, что Гемма, где лягушки квакают от сырости. Елы, пора в гипер! — спохватился он и включил гипердвигатели.

 

Звезды превратились в огненные вихри — корабль входил в гиперпространство. Л'Ронг был недоволен, и Лис догадывалась, почему, — Тарх за все время даже не вспомнил о существовании навигационного компьютера.

 

— Вы просчитали маршрут? — не выдержал наконец он.

 

— Блин, точно! — спохватился Тарх, не удосужившись даже сказать меклонцу "спасибо". — Надо просчитать, елы! А то выпрыгнем хрен знает куда.

 

Он начал бить пальцами по клавишам на пульте, причем Лис не была уверена в осмысленности его действий. Судя по всему, Л'Ронг разделял ее опасения.

 

— Вам помочь? — спросил меклонец, но Тарх проигнорировал его вопрос (Лис уже заметила, что харрог относится к Л'Ронгу как к ее личной собаке). Трехмерная схема на экране и столбики зеленых цифр, однако, привели харрога в замешательство.

 

— Ни фига не понимаю, — озадаченно проговорил он. — Тут должен быть выход на Плуто. Сколько нам до него пилить через гипер?

 

"Ну что за горе-пилот" — вздохнула Лис. Привычно пробежав глазами навигационную схему, она сообщила:

 

— Нам выходить из гиперпространства через три часа по локальному времени. Выход на Плуто-2 — вот он.

 

— Ты и в навигации рубишь! — восхитился Тарх. — Во голова! Слушай, глянь, сколько нам потом до Культхоса?

 

Лис посмотрела на схему:

 

— Восемнадцать часов.

 

— Вот и я говорю, почти целый день. Не люблю этот участок, елы. Пока пилишь по чистому космосу, сто раз нарвешься на пиратов. У них здесь летучих баз как червей в навозной куче. Тут в прошлом году один парень попался. Гнал "Сигму" в одиночку. Ну его и подловили. Четыре "Стреги" с усиленной бронезащитой. Захватили силовой сетью и отбуксировали на одну из баз. Хорошо, парень вовремя сообразил, выбросился в капсуле и кое-как дотянул до Культхоса. А то был случай, другого мужика поймали какие-то отморозки. Яхту забрали, а самого — в открытый космос.

 

Тарх рассказал еще с десяток таких леденящих кровь историй, пока они шли через гиперпространство. Плуто-2, однако, пиратскими армадами их не встретил. Наоборот, все было чисто, и радары не показывали ни одного корабля, кроме яхты сопровождения, пилотируемой Ри-Таром.

 

— Это они меклонца боятся, елы, — сказал Тарх. — Будь мы одни, повылезали бы изо всех щелей. Блин, заправиться надо и поесть! Потом будем гнать без остановки.

 

На астероиде возле Плуто была небольшая заправочная станция. Оставив яхту в ангаре под присмотром меклонцев, Тарх провел Лис через застекленный тоннель в местный ресторанчик и усадил за столик для двоих.

 

Лис только открыла меню, как из-за соседнего столика поднялось трое здоровенных мордоворотов. Об их намерениях догадаться было нетрудно, и когда они подошли, девушка уже была в боевой стойке.

 

Она знала, что другого выхода кроме как бить на поражение, у нее нет. Тем более что у них вполне могло быть и оружие. Лис применила навыки, полученные в навигашке и клубе боевых искусств, и через несколько секунд двое уже валялись на полу. Третьего отправил в нокдаун Тарх ударом в челюсть.

 

— Накрылся наш обед, елы, — Тарх схватил Лис за руку и потащил к ангару.

 

Там они застали Л'Ронга, выносящего из корабля тела убитых — двоих молодых мужчин в одинаковой серой броне военного образца.

 

— Пираты взломали кодовый замок и проникли внутрь, — сказал он. — С ними был меклонец, поэтому они и вели себя так нагло.

 

Тарх присвистнул:

 

— Во отморозки! Они уже нанимают меклонцев!

 

Он побежал осматривать корабль — не повредили ли интерьер. Лис остановилась возле тел убитых. Она не боялась мертвых — ей случалось встречаться со смертью еще в навигашке. И на фоне смерти она с особой остротой ощутила жестокую нелепость жизни. Ребята из училища гибли за Империю, хоть Империя и предавала их. А эти трое за что погибли? За лишнюю сотню тысяч империалов на личном счету?

 

— Лис, мы старались обойтись без жертв, — сказал, подойдя, меклонец.

 

— Они уже были мертвы, Л'Ронг, — жестко отозвалась Лис. — Они умерли в тот момент, когда продали свою искру Вечности за империалы.

 

— Да я бы таких ставил к стенке и расстреливал! — выразил свое мнение появившийся Тарх. — Дай им волю — они тебя же и пришьют. Как говорила моя бабушка — хорошо смеется тот, кто стреляет первым.

 

Остаток пути прошли без приключений, если не считать того, что культхосский харрог оказался большим любителем почесать языком. К несчастью, выяснилось, что он тоже читал "Андорию" — подробные хроники первых космических экспедиций Друлов, которыми Лис мучали еще в кадетском корпусе. Правда, из всей информации в голове Тарха осел только один эпизод — как друльские офицеры устроили на Алохе пикник и напившись, играли в преферанс на животе местной смуглой красотки.

 

После этого Лис прослушала лекцию о том, как заключенные в культхосских тюрьмах передают из камеры в камеру наркотики, используя систему канализации (попутно она узнала, что Тарх сидел и что его друльская бабушка, майор ИСБ в отставке, лично прилетала на "Стреге" выручать непутевого внука). Под конец девушка так устала от громкой музыки и болтовни Тарха, что была рада даже прибытию на культхосскую таможню.

 

Их тут же поставили в очередь на оформление документов. Зная, что эта история будет долгой, Тарх отправился спать в каюту с двухспальной кроватью. Лис дремала в кресле пилота, рядом с ней бодрствовал Л'Ронг.

 

На таможне их продержали десять часов. Наконец прибыл катер с пограничниками и таможениками, и Лис разбудила Тарха. С заспанной физиономией, потягиваясь, как ленивый кот, харрог вышел из каюты. Таможенники провели сканером по пластиковой карточке Лис, а потом начали ходить по кораблю, залезая во все углы и записывая технические данные. Даже присутствие меклонца их не смущало. Тарх тихонько ругался на их медлительность.

 

Наконец разрешение на растаможку было получено. Осталось дождаться напарника, на чье имя Лис должна была оформить доверенность. Тарх предложил переместиться из рубки в бар. Там они, оккупировав высокие стулья возле стойки, пили апельсиновый сок и разговаривали "за жизнь".

 

— Да я вовсе не злой, елы! — изливал душу молодой харрог. — Я ведь злым стал, потому что жизнь сволочная. Как говорила моя бабушка, человек человеку — волк. А Культхос — это хуже волчьей стаи.

 

Деликатно постучавшись, в бар заглянул Л'Ронг:

 

— К нам пришли.

 

— А, это Рихо, — сказал Тарх. — Он будет ходить по всяким там инспекторам, елы. Эх, — неожиданно вздохнул он, — вот расстанемся мы с тобою, Элис, а потом я когда-нибудь увижу тебя среди пассажиров бизнес-класса, а ты меня даже не узнаешь. Такова се ля ви, как говорила моя друльская бабушка.

 

Бабушка с планеты Друл, несомненно, была умудренной жизнью женщиной, чего Лис не могла сказать о ее внуке.

 

Растаможка заняла весь следующий день.

 

Происходило это уже на Культхосе, в каком-то сером, замызганном городке. Осуществлял растаможку Рихо, который, к счастью, оказался не таким болтливым и не таким безбашенным, как Тарх. Он как-то сразу проникся уважением к Л'Ронгу, которого Тарх игнорировал, и даже пару раз обсудил с ним кое-какие юридические тонкости.

 

Лис сбилась со счета, сколько кабинетов им пришлось посетить. Повсюду были очереди. Те, кто понахальнее, старались пролезть вперед, и лишь благодаря присутствию Л'Ронга их не пытались оттеснить. Л'Ронг переносил всю эту волокиту с истинно меклонской стойкостью.

 

Доверенность была оформлена перед самым закрытием нотариального офиса. Л'Ронг сам просмотрел документ на предмет возможного жульничества со стороны культхосских харрогов и проследил, чтобы на счет Лис перевели двести пятьдесят тысяч.

 

— Ффууу! — сказала Лис, когда они вышли на улицу под серое культхосское небо. — Как я рада, что все это закончилось!

 

— Еще не закончилось, — возразил меклонец. — Надо добраться до Геммы. Регулярных рейсов между Культхосом и Геммой нет. Надеюсь, Ри-Тар нашел какой-нибудь попутный транспорт.

 

В космопорт они попали поздно вечером.

 

Ри-Тар к тому времени договорился с кем-то из меклонцев, и назад предстояло лететь на меклонском корабле. До отлета оставалось чуть меньше часа. На улице было холодно и сыро, и Лис уговорила Л'Ронга подождать внутри здания.

 

Зал ожидания был грязным и тесным. На потертых пластиковых стульях сидели ожидавшие своего рейса — кто-то подремывал, кто-то читал газету, кто-то закусывал. Л'Ронг занял для девушки место (сидевшая рядом дама с лицом, покрытым толстым слоем косметики, поспешно отодвинулась).

 

Лис вспомнила, что не ела целый день.

 

— Я схожу куплю газету и что-нибудь перекусить, — сказала она.

 

— Хорошо, — согласился меклонец. — Только будь пожалуйста в поле видимости. У тебя яркая внешность, а нравы здесь простые.

 

Через несколько минут Лис вернулась с "Имперскими ведомостями". Дожевывая купленный в буфете пирожок с мясом, она развернула газету:

 

— Давай посмотрим, что происходит в мире.

 

Л'Ронг повернул к ней голову:

 

— Лис, сколько раз я тебе говорил — не покупай всякую дрянь на вокзале!

 

— Ты имеешь в виду газету?

 

— Не только.

 

Лис скомкала промасленную бумагу и бросила в урну:

 

— Да не беспокойся, в навигашке приходилось есть и не такое. — Она пролистала газету: — О, здесь есть кроссворд! — Девушка немедленно вооружилась карандашом: — Четвертый император Малиновой династии.

 

— Зедда, — ответил меклонец.

 

— Подходит. Так… Модель яхты-люкс — о, это я знаю! "Сигма". Адмирал, герой Первого Андорийского похода…

 

— Это лучше спросить у Аристарха Флавиуса, — с иронией посоветовал меклонец.

 

— Вот уж по кому не соскучилась, — поморщилась Лис. — Он меня просто достал!

 

— Обычный культхосский бандит, — отозвался Л'Ронг. — И даже еще на самый худший вариант.

 

— А что, бывают хуже?

 

— Бывают. — Л'Ронг встал, сменив трансформацию: — Ри-Тар возвращается. Нам пора.

 

Меклонский корабль Лис не понравился. В отсеках было сыро и грязно, всюду бегали черные тараканы величиной с мизинец (корабль перевозил продукты), и пилоты развлекались тем, что отстреливали насекомых станнер-зарядами. Сами пилоты-меклонцы понравились Лис еще меньше, чем корабль, — они игнорировали ее, словно бы она была пустым местом. Впрочем, к Л'Ронгу они относились немногим лучше, и это еще больше ее оскорбило. С большим трудом Ри-Тар уговорил их выделить для пассажров отдельную каюту, чтобы не сидеть всю дорогу в грузовом трюме.

 

В пути Лис неожиданно стало плохо — у нее поднялась температура, ее начало тошнить. К счастью, в каюте был гигиенический отсек, и Л'Ронг устроил девушке промывание желудка, после чего отпаивал горячим чаем. Под конец пути Лис стало полегче, и она даже немного вздремнула.

 

Снилась ей всякая гадость — то будто бы на нее с потолка сыплются огромные культхосские тараканы, то вдруг она начала проваливаться в какую-то трясину (Лис вскочила, вцепившись в металлическую лапу меклонца). А потом ей привиделась женщина в серо-голубом костюме пилота. Женщина была золотоволосой и сероглазой, как ее мать. Но взгляд… От этого взгляда кровь застывала в жилах.

 

Когда корабль прибыл на Долли, Лис тотчас же поместили в изолятор. К счастью, ее заболевание оказалось обычным отравлением, и через сутки девушку выпустили.

 

Встречал ее Л'Ронг.

 

— Огонек, — строго проговорил он, — я же тебя еще перед отъездом предупреждал по поводу культхосской пищи.

 

— Ты бы лучше предупредил меня по поводу меклонского корабля, — проворчала девушка. — Эти пилоты — гробокопатели, других слов нет! Сырость, грязь, тараканы! И как они обращались с тобой — разве ты не заметил?

 

— Ну вот ты и познакомилась с типичными меклонцами, — невесело проговорил Л'Ронг. — У этих ребят вместо Пути — бодибилдинг. К тому же они знали, что везут лидера еретической секты… Кстати, пока ты болела, я присмотрел приличную яхту. Если над ней поработать, можно сделать то, что нужно.

 

— Ты не надумал лететь на Арус? — с надеждой спросила Лис.

 

— Нет, — ответил Л'Ронг. — Кто-то должен держать оборону здесь.

 

Яхта Лис понравилась — легкий маневренный кораблик, построенный по меклонской технологии, не имевший своего имени, только регистрационный номер. Они с Л'Ронгом облазили его вдоль и поперек, после чего заплатили двести тысяч, перегнали на платную стоянку и приступили к усовершенствованию. К работе присоединились и другие члены общины, кто был в то время на Гемме.

 

К тому времени финансовые дела общины несколько поправились, и Л'Ронг купил еще одну меклонскую яхту, носившую красивое имя "Аметист". Друзья разработали легенду — официально двое членов общины, Ри-Тар и Ли-Кин, летят на Тальгурд вести миссионерскую деятельность, а Элистер Квин якобы следует с Л'Ронгом на Тохор, повидать родину. На самом деле "миссия" меклонцев-супругов состояла в том, чтобы добраться вместе с Лис до Тальгурда и там навсегда покинуть пределы Империи пока Л'Ронг имитирует пребывание Элистер на "Аметисте".

 

"Аметист" в переоборудовании не нуждался, зато над безымянной яхточкой пришлось потрудиться. Лис работала вместе с меклонцами по двенадцать часов в сутки, но не ощущала усталости. Через неделю корабль был переоборудован под троих пилотов — двоих меклонцев и человека. Кроме того, Л'Ронг усилил вооружение яхты двумя боевыми лазерами и нейтронной пушкой.

 

По предложению Лис яхту назвали "Скорпион". Л'Ронг одобрил название:

 

— У этого кораблика есть ядовитое жало.

 

Лис сама разбила бутылку шампанского о борт корабля — так состоялось крещение "Скорпиона". На скромное торжество были приглашены хозяева "Компьютарии", Карен, Рик и отец Томас, освятивший оба корабля. Лис объявила всем, что летит с Л'Ронгом на Тохор и скоро вернется, но на душе у нее было тяжело — она знала, что оставляет Гемму и друзей навсегда.

 

Отлет был назначен на следующий день.

 

Лис попрощалась с друзьями в космопорту на Долли, С Л'Ронгом она простилась уже в корабле. Она изо всех сил старалась не расплакаться, но это у нее не получилось.

 

— Помни, что я тебе говорил, огонек, — сказал ей меклонец на прощание. — Где бы мы ни находились, мысленно мы всегда сможем достичь друг друга. И вот что еще. Если услышишь имя Имры Велль — бросай все и беги!

 

При упоминании этого имени Лис вспомнилось увиденное в бреду "арусианское" лицо с холодным взглядом. Девушка подняла на меклонца заплаканные глаза:

 

— Кто это такая?

 

Л'Ронг жестко проговорил:

 

— Это одна из тех двоих представителей человеческой расы, которых я отправил бы в ад не задумываясь. Она занималась делом твоей матери. Она же организовала налет на дом леди Эстреллы в Тиле. Это страшная женщина. Ни в коем случае не попадайся ей в руки! — Он помолчал. — Доброго тебе пути, огонек, и до встречи на Арусе.

 

— До встречи, — прошептала девушка. Со слезами, бегущими по лицу, она смотрела, как двери гермошлюза закрываются, отделяя от нее Л'Ронга. Вздохнув, она вытерла слезы и вернулась в каюту.

 

Ри-Тар и Ли-Кин встретили ее молчаливым сочувствием. Заняв кресло второго пилота, Лис вставила в плеер компакт-диск.

 

От кирпичной стены
И от желтой травы,
От закатных полос,
От густой синевы
Сделай шаг, сделай шаг
В темный круг, в темный лес,
В бледно-призрачный сад…
Слышишь, листья шуршат?
Слышишь, листья шуршат
Под ногами, как дни?

 

Она уже сделала шаг, оставив за спиной Гемму, друзей и своего Идущего Рядом.

 

Так уходит трава
Из-под ног, из-под ног,
Остаются одни
Те, кто жил, те кто смог.
А от беленых стен
И от груд кирпича
И от запаха хлеба
И от желтых цветов
И от солнечных рощ
Уходи, уходи!

 

Лис молча слушала сильный и чистый голос девушки, певшей на арусианском. Корабль мягко стартовал. Она увидела, как рядом снимается со взлетной площадки "Аметист" — это уходит Л'Ронг, ее Снежный Дракон.

 

Ты не здесь, ты не свой,
Ты не сможешь, ты враг,
Белый свет, желтый цвет,
Синим облаком — дни.
Здесь не так, все не так,
Только где твоя власть,
Только кто командир?
Слышишь, двери скрипят?
Слышишь, камнем в стекло —
Уходи, уходи…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий