Дверь в Вечность

Глава 6. Гемма

Стеклянные двери неслышно сомкнулись за спиной. Лис вдруг стало страшно. А вдруг ее и отсюда выгонят с позором, как из навигашки? Она оглянулась назад, словно ища поддержки, но Л'Ронга уже не было. Меклонский катер, приподнявшись над посадочной площадкой, развернулся и рванул с места в открывшийся перед ним шлюз. Посмотрев ему вслед, Лис забросила сумочку на плечо и направилась к выходу из ангара.

 

Светлый коридор вывел ее к турникетам, за которыми сидели люди в синей полицейской форме. С колотящимся сердцем Лис подошла к женщине в униформе. Женщина приветливо улыбнулась:

 

— Добрый день, госпожа. Предъявите пожалуйста Ваши документы.

 

Лис предъявила свою пластиковую карточку. Женщина провела по карточке сканером, считывая данные в компьютер:

 

— Вы прилетели сюда работать?

 

— Да, — Лис положила перед ней контракт. Просмотрев его, женщина-офицер связалась с отделением полиции на Гемме:

 

— Отдел по делам иноземцев, город Тиль? У вас есть подтверждение о выдаче контракта на имя госпожи Элистер Квин с Тохора?

 

— Да, фирма "Компьютария", — после некоторой паузы ответил мужской голос. — Все в порядке.

 

— Спасибо. — Вернув контракт, женщина в униформе улыбнулась еще приветливее: — Добро пожаловать на Гемму, госпожа Квин. С пятой площадки отправляется челночный катер на Эдам. Из Эдама Вы сможете добраться поездом до Тиля. Желаю вам всего хорошего.

 

В холле Лис нашла банкомат и взяла небольшую сумму в местной валюте. Купив телефонную карточку, девушка сунула ее в щель диал-автомата и набрала оставленный Л'Ронгом номер.

 

— У тебя проблемы, Лис? — спросил голос Л'Ронга.

 

— Нет, все нормально, — ответила девушка. — Я прошла паспортный контроль, жду челнок до Геммы. Просто я хотела пожелать вам доброго пути. Возвращайтесь, я буду ждать вас.

 

— Такими же словами провожала нас леди Эстрелла, — помолчав, отозвался Л'Ронг. — Мы вернемся, Лис. Не беспокойся.

 

В трубке пискнуло, послышались короткие гудки. Тем временем объявили посадку на катер до Эдама, и Лис поспешила к пятой площадке. Уже сидя в салоне возле иллюминатора, она отыскала среди звезд бело-алый силуэт меклонского корабля, похожий на птицу с серповидными крыльями. Двигатели корабля зажглись голубым, и "Огненная птица" начала медленное движение прочь, покидая пределы Геммы. И тогда Лис поняла — она будет скучать по этим странным меклонцам из общины "Дерево и Лист".

 

Челночный катер доставил Лис на железнодорожный вокзал в Эдаме. Там девушка купила в кассе билет и нашла поезд на Тиль. Заглянув сквозь стеклянные двери в купе, она вначале решила, что ошиблась вагоном и попала в бизнес-класс, так все было опрятно и чисто, но пройдя несколько вагонов насквозь, она поняла, что здесь нет разделения на классы. Лис выбрала пустое купе и села у окна.

 

Поезд мягко тронулся. Лис с интересом разглядывала меняющийся пейзаж за окном. Индустриальная зона быстро закончилась, и теперь мимо проплывали аккуратные поля, разделенные канавами, ухоженные сельские усадьбы, луга, на которых паслись белые с черными пятнами коровы. Стоял ясный осенний день, по безмятежно-голубому небу плыли редкие розовые облачка. Деревья уже окрасились в желтые и багряные тона. Всюду был разлит идиллический покой, и Лис впервые за долгое время почувствовала себя уверенно и легко.

 

В купе заглянул веселый контролер и поставил штамп на билет. А на следующей остановке рядом с ней плюхнулись двое молодых людей, возложив ноги на сиденья напротив и громко разговаривая на местном. Лис сначала сидела напряженно, но потом снова расслабилась, почувствовав, что в этих ребятах нет никакой агрессии. На ее вопрос, когда будет Тиль, один из них на приличном общеимперском разъяснил, где лучше выходить и как добраться до "Компьютарии". Они вышли за пару остановок до Тиля, и остаток пути девушка снова ехала одна.

 

Тиль встретил ее ласковым осенним солнцем и ярко-желтыми пятнами опавших листьев на тротуарах. Городок был небольшим и разбросанным, без сводящих с ума блочных многоэтажек. Невысокие дома старой добротной постройки из коричневого кирпича выходили на улицу нарядными фасадами. Просторные окна в гостиных часто не занавешивались и комнаты просматривались насквозь — эта странная особенность местных жилищ поразила Лис. И еще ее поразили застекленные парадные двери, выглядевшие совершенно непрочными. В Дроме такие не продержались бы и одну ночь. Складывалось ощущение, что на Гемме вообще нет преступности.

 

"Компьютарию" Лис нашла быстро. Здесь же по соседству был и "Кот в сапогах", магазин детской обуви. Следуя совету Л'Ронга, она решила сначала найти Карен и зашла в "Кота".

 

Посетителей в магазине не было. Справа и слева тянулись полки с ботинками детских размеров. Играла негромкая музыка. За прилавком стояла девушка в узких черных брюках, вельветовой рубашке навыпуск и пышными светлыми волосами, собранными заколкой. Она беседовала по мобильнику. Заметив гостью, девушка выключила мобильник и засияла улыбкой:

 

— Элистер Квин? Меня зовут Карен, — она пожала руку Лис своей теплой ладошкой. — Меня попросили помочь тебе устроиться. Я покажу тебе квартиру и дешевые магазины поблизости. Или сначала зайдем в "Компьютарию"? Рик! — позвала она. Из-за двери в подсобку ей откликнулся мужской голос. — Постой вместо меня! Элис приехала!

 

Из подсобного помещения вышел длинный очкастый парень в белой куртке.

 

— Рик, — представился он, пожимая руку Лис. — Мы с Карен держим этот магазин. А ты теперь будешь работать у Герарда и Яна?

 

— Герард и Ян — это владельцы "Компьютарии", — пояснила Карен. — Они собирают компьютеры на заказ и им нужен экспедитор, чтобы закупать комплектующие. Л'Ронг рекомендовал им тебя.

 

— Они знают Л'Ронга? — удивилась Лис.

 

— Да его весь город знает! — весело проговорила Карен. — Он хоть и меклонец, но отличный парень. Здесь, в Тиле — центр меклонской общины, причем один из соучредителей, — девушка хихикнула, — отец Томас.

 

"Компьютария" представляла собой небольшое помещение со стенами, выкрашенными светло-желтой масляной краской. Вдоль стен стояли столы с выставленными на продажу компьютерами и сопутствующей техникой. В дальнем конце находился высокий прилавок с монитором и кассовым аппаратом.

 

За прилавком магазин переходил в мастерскую. Там царил творческий хаос. На нескольких сдвинутых столах стояли полуразобранные компьютеры, пространство вокруг них было завалено горами документации, компакт-дисками и пластиковыми стаканчиками из-под кофе. Над всем этим беспорядком со стены подобно лианам свешивались провода.

 

Герард оказался высоким темноволосым мужчиной в очках и клетчатой фланелевой рубашке. Разговаривая, он отхлебывал кофе из пластикового стаканчика. Такой же стаканчик с кофе он принес и для Лис. Тут же был и второй владелец магазина, Ян, — невысокий худой парнишка с острыми чертами лица. Он носил облегающий черный свитер. За ухом у него была сигарета. В данный момент он беседовал с молодой супружеской парой, объяснявшей на плохом общеимперском, что им нужно.

 

Проведя Лис через подсобное помещение, заставленное ящиками и цветными коробками, Герард показал во дворе новенький белый микроаэробус. Лис уверенно села за штурвал и продемонстрировала ошарашенному владельцу "Компьютарии" несколько простых фигур аэробатики. Герард восхищенно присвистнул, но посоветовал во время поездок на склад так не делать.

 

Тем временем супружеская пара, говорившая с Яном, ушла, и Ян поднес Лис еще стаканчик кофе. Коротко объяснив девушке ее обязанности, он вручил ей наладонник с электронной картой Тиля и определителем местоположения. С трудом скрывая удивление, Лис убрала наладонник в сумочку. На Свире за хранение подобного устройства вполне могли бы посадить, но Гемма, похоже, имела больше вольностей, чем Свира.

 

После "Компьютарии" Карен показала Лис ее новое жилище.

 

Квартира, снятая для Лис, находилась в нескольких кварталах от "Компьютарии", на третьем этаже дома старой постройки. Это была просторная мансарда, переделанная под жилое помещение в два уровня. Внизу находились гостиная и кухня, разделенные перегородкой, наверху была спальня с небольшими квадратными окнами в скошенном потолке. В спальню поднималась узкая лестница, похожая на трап.

 

Немногочисленная мебель была подержанной, но добротной: деревянный шкаф для одежды, диван, пара кресел и круглый журнальный столик в гостиной, просторная кровать в спальне. Единственное, что по мнению Лис, дисгармонировало с обстановкой — это развешанные на стенах картины с безобразием, которое Карен называла "абстрактной живописью". Лис тут же сняла эту мазню со стен и убрала под кровать. Карен деликатно сообщила, что "мазня" вообще-то принадлежит кисти квартирной хозяйки, но согласилась, что без картин будет лучше.

 

Вручив Лис ключи от квартиры, Карен потащила свою новую знакомую по магазинам, и через пару часов они вернулись довольные, с кучей нужных и ненужных вещей. На кредитной карточке Элистер Квин ощктимо поубавилось. Бросив покупки дома, девушки прихватили в супермаркете бутылку вина и отправились в "Компьютарию" праздновать новоселье. Новая глава в жизни Лис начиналась хорошо.

 

За месяц Лис вполне освоилась на новом месте.

 

В первый же день, бледная от волнения, она сдала документы в полицию, однако все прошло хорошо и девушка получила "синюю карточку" — местный вид на жительство. После этого ей пришлось сдать экзамен по технике пилотажа малого воздушного транспорта (права, выданные на Свире, Гемма не признавала), а потом начались курсы местного языка.

 

Через пару недель интенсивных занятий Лис уже могла кое-как изъясняться по-местному. Быстрота, с которой она осваивала новый язык, поражала даже преподавателя. А еще через две недели девушка могла уже довольно бегло говорить, тем более что работа предоставляла достаточно возможностей для практики.

 

Постепенно Лис втягивалась в жизнь "Компьютарии". Маленькая фирма нравилась ей своей неформальной атмосферой. Рабочий день заканчивался в шесть, но Герард и Ян имели обыкновение задерживаться дольше. Дважды в неделю Лис ходила на тренировки в клуб боевых искусств, а в остальные дни сидела допоздна в "Компьютарии" вместе с хозяевами. У Яна было много дисков со всякими "стрелялками", и девушка проводила вечера, сражаясь со злобными монстрами из компьютерных игр.

 

Обычно без четверти шесть Лис заходила в булочную на углу и покупала горячие слоеные пирожки с сыром. С этими пирожками устраивалолсь кофепитие, на которое приходили Карен и Рик. Кофе брали из кофейного автомата тут же, в "Компьютарии". На Гемме кофе пили в огромных количествах, но Лис эту привычку так и не усвоила, заваривая для себя цветочный чай.

 

Она иногда вспоминала про меклонцев, размышляя о том, что неплохо было бы увидеть Л'Ронга. Но от экипажа "Огненной птицы" пока не было никаких вестей.

 

С первой зарплаты Лис накупила комнатных цветов и украсила дом. На стене в гостиной она повесила меч, с которым тренировалась в клубе. Кое-какие комнатные растения она принесла и в "Компьютарию", поставив у входа небольшой фикус в кадке. Ей стоило немалых усилий отучить Яна стряхивать пепел с сигарет в цветочные горшки.

 

Из барахла, купленного во время походов по магазинам с Карен, Лис оставила только элегантную серебристую блузку, подходившую к ее черным брюкам от костюма, и синее платье, очень женственное и очень ей шедшее. К платью девушка подобрала черную шаль с яркими цветами и голубой камушек на шнурке. В этом наряде она и ходила на работу.

 

Лис очень хотелось узнать побольше о матери, и Карен посоветовала ей встретиться с отцом Томасом.

 

— Сходи в Кафедральный собор, — предложила она. — Отец Томас там каждый день. Только он консервативен как шпрота в масле и не любит меклонцев. Лучше не говори ему про Л'Ронга.

 

Неделю Лис собиралась с духом и в воскресенье наконец решилась.

 

Кафедральный собор был в центре. Огромный, с двумя высокими башнями, увенчанными шпилями с крестами, он возвышался над оживленной площадью, заставленной столиками открытых кафе, словно величественно паря над повседневной суетой.

 

Лис подошла и осторожно приоткрыла массивную дубовую дверь. В просторном помещении было пусто и гулко. Мягкий полумрак пронизывали лучи света, лившиеся из высоких окон с витражами. В воздухе едва уловимо пахло какой-то ароматической травой. Войдя, девушка тихонько присела на скамью.

 

Посетителей почти не было — только пожилые супруги, ставившие свечу перед скульптурой распятого на кресте человека с полуобнаженным торсом. Лицо Распятого казалось Лис странно знакомым, хотя она была уверена, что ни разу Его не видела. Почему-то ей тоже захотелось поставить свечу перед Распятием. Она так и сделала.

 

Кто-то подошел и остановился рядом. Лис повернула голову. Перед ней стоял высокий человек в длинной темной одежде, с серебряным крестом на цепочке. Волосы его были седыми, черты изборожденного временем лица казались резкими, даже суровыми. Лис ощущала уважение и робость, и в то же время бесконечное доверие к этому человеку.

 

— Вы — отец Томас? — тихонько спросила она.

 

— Да, — ответил священник. — Вы хотели со мной поговорить. Пойдемте.

 

Пройдя вслед за священником мимо рядов длинных скамей, Лис оказалась в небольшом светлом помещении, похожем на лекторий. Там они присели на деревянные стулья, и отец Томас сказал:

 

— Здесь можно говорить не опасаясь. Я тебя слушаю, Элизабет.

 

— Откуда Вы знаете мое имя? — вздрогнула девушка.

 

— Ты похожа на мать, — ответил священник. — Леди Эстреллу я хорошо знал. Я знал и о твоем существовании. Расскажи, как ты жила раньше и как попала сюда.

 

Лис неуверенно начала с воспоминаний о детстве, потом вдруг единым залпом рассказала про кадетский корпус и Навигационное училище, про изгнание, работу на дискотеке и торговлю наркотиками, про Виртуального Собеседника и про то, как Л'Ронг помог ей уехать со Свиры. Отец Томас слушал и кивал. Потом покачал головой:

 

— Бедная девочка, сколько же тебе пришлось пережить… Но Господь дал тебе силы перенести все испытания.

 

— Л'Ронг говорил, я должна была стать темной Видящей, — сказала девушка. — И он говорит, это еще может случиться.

 

Лис показалось, что при имени меклонца отец Томас чуть поморщился:

 

— Господь не допустит этого. Он сделал так, что тебя увезли из языческого беснования Ургонхора на Свиру, а со Свиры Он привел тебя сюда, где еще теплятся остатки истинной веры. Вера станет прочным щитом, укрывающим твою душу от стрел нечистого, и свет Господней истины рассеет всякую тьму в твоем сердце. Но взрастить в сердце такую веру — это работа, долгая и трудная духовная работа.

 

— Я не боюсь тяжелой работы, — решительно проговорила Лис. — Что я должна сделать?

 

— То же, что и твоя мать, — ответил священник. — Принять Истину Господа нашего Иисуса Христа. — Он вручил ей несколько книг в твердом переплете: — Это Благая Весть. А эти книги помогут тебе понять ее. Приходи в любое время и спрашивай, если что-то непонятно. Я с Божьей помощью постараюсь тебе ответить.

 

— Спасибо, — Лис убрала книги в сумку. — Я буду читать.

 

— И вот еще тебе совет, — добавил отец Томас. — Я понимаю, что меклонцы многое для тебя сделали и у тебя есть причины быть им благодарной. И все же постарайся держаться от них в стороне.

 

— С ними что-то не так? — забеспокоилась девушка.

 

— Нет, просто они — другие, — ответил священник. — Сближаться с ними без опасности для души может только человек, стоящий на грани святости, как леди Эстрелла. Для неопытных душ сближение с ними опасно. Их Путь — перерождение биологического существа в кибернетическое. Для человека это — опаснейший соблазн! Уже создаются поколения киборгов — кощунственное искажение Господнего замысла о человеке.

 

— Я поняла… — Честно говоря, от этих слов Лис стало немножко не по себе. — До свидания, отец Томас. Я к Вам еще зайду.

 

— До свидания, Элизабет, и да хранит тебя Господь.

 

А на следующей неделе у Лис произошла еще одна знаменательная встреча.

 

Как-то между делом Карен сказала, что в городе есть харрожское кафе. Они вместе полистали справочник и нашли адрес — Почтовая улица дом три, "Золотой бык". Лис было интересно пообщаться с соплеменниками, и поэтому в четверг после работы вместо того, чтобы остаться играть в "Звездных паладинов", она решила заглянуть в "Быка".

 

Кафе ничем не отличалось от прочих подобных заведений на Гемме — столики для посетителей, высокие сиденья возле стойки, бильярдный стол и кегельбан. Народу пока было немного. Сев за столик, Лис развернула свежий номер "Звезды Храгон-Ха" — печатного издания, резко оппозиционного Ургонхору. В газете весьма ощутимо покусывали официальную власть, и Лис читала не без злорадства.

 

— Девушка, можно Вам составить компанию? — спросил веселый мужской голос.

 

Лис неохотно оторвалась от статьи о взяточничестве в Королевской прокуратуре. К ней за столик подсел молодой плечистый харрог в джинсовой безрукавке и черной футболке с портретами какой-то рок-группы. У него были кудрявые волосы соломенного оттенка. Добродушное лицо с толстыми губами и ямочкой на подбородке сияло улыбкой.

 

— Можно, — улыбнулась в ответ девушка. Парень был ей симпатичен.

 

— Вы недавно здесь? — начал разговор харрог, положив на стол руки с накачанными бицепсами. — Я раньше Вас не видел.

 

— Я живу на Гемме чуть больше месяца, — ответила Лис.

 

— А как Вас зовут? — снова спросил парень.

 

— Элистер.

 

— Красивое имя. — Харрог протянул руку для пожатия: — А я — Ренко. Здесь меня все знают. Эй, Борх! — позвал он официанта. — Бутылочку темного для меня и вина для девушки! Ты какое пьешь — белое или красное?

 

— Белое, — сказала Лис наобум (опыт употребления алкоголя у нее ограничивался бутылкой силайского портвейна, тайно распитой с подругами в навигашке). Здоровенный харрог в надетом на голое тело переднике принес бутылку пива с пузатым бокалом для Ренко и поставил перед Лис элегантный бокал с золотистым напитком.

 

— Ну, за знакомство! — Ренко осушил свой бокал наполовину и предложил. — А давай на "ты"!

 

— В какой форме? — улыбнулась Лис.

 

— В смысле? — не понял Ренко.

 

— Это я так… — Девушка сделала глоток, ощущая мягкий, чуть кисловатый вкус виноградного вина: — Ты давно здесь живешь?

 

— Я родился на Гемме, в Тиле. А родители — с как его там теперь, Ургонхора. Ну и дурацкая же привычка у королевской семейки — как только пордастет новый наследничек, менять название планеты. — Ренко допил пиво: — А ты откуда?

 

Лис не стала признаваться в своей принадлежности к "королевской семейке", и вместо этого воспроизвела придуманную Л'Ронгом легенду:

 

— С Тохора.

 

Ренко присвистнул:

 

— Далеко… А у тебя кто был харрогом — отец или мать?

 

— Отец.

 

— А мать — из местных? — спросил Ренко. Лис кивнула. — Наверное, красивая была женщина. Ты тоже красивая. Я таких девчонок еще не встречал. У тебя глаза, как озера! Того гляди, утонешь. А где ты работаешь?

 

— В "Компьютарии".

 

— А, у Герарда и Яна! Знаю этих орлов. А я работаю в луна-парке, на веселых горках. Люди садятся в тележки, а я их сталкиваю. Классная работка!

 

Народу прибывало, в кафе становилось шумно. Лис и Ренко приходилось кричать, чтобы расслышать друг друга, но девушке было легко и весело — видимо, вино ударило в голову. Ренко пересел ближе. Рука его оказалась на плече Лис, но ей это даже нравилось.

 

Подвалила еще компания харрогов, его приятелей. Снова заказали выпивки. Приятели Ренко закурили, над столиком повисла дымовая завеса, и Лис невольно подумала о противогазе или, на худой конец, дыхательном фильтре. Потом Ренко предложил посбивать кегли, и они всей толпой начали протискиваться к кегельбану. У Лис кегельбан большого интереса не вызвал, и она присоединилась к игравшим в бильярд (Ренко немедленно сделал то же самое).

 

В половину двенадцатого она решила, что пора уходить. Ренко тут же вызвался ее проводить. У него был рядом припаркован мотоцикл, и он с грохотом и треском подвез девушку к парадной двери ее дома.

 

— Можно тебя поцеловать? — с харрожской непосредственностью спросил он.

 

— В другой раз, — загадочно ответила Лис, доставая ключи.

 

— Заглядывай в "Быка!" — сказал Ренко на прощание. — Мы там каждый день.

 

Мотоцикл взревел и исчез в конце улицы, разбудив, наверное, весь квартал. Закрыв за собою дверь, Лис поднялась по темной лестнице в свою квартиру и только тогда поняла, как ей хотелось тишины.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий