Дверь в Вечность

Глава 5. Путешествие продолжается

Проснувшись, Лис обнаружила, что корабль уже вышел из гиперпространства и вокруг снова распахнулся черный океан, сияющий бесчисленными огоньками звезд. Их расположение сильно отличалось от того, что она видела, покидая Свиру.

 

Увидев, что девушка проснулась, Л'Ронг кивнул ей:

 

— Ты в порядке?

 

— Да. Только мышцы эатекли.

 

— Можешь встать и походить. В рекреационной каюте есть кафе-автомат и прочие удобства. Показать или найдешь сама?

 

— Найду. — Лис нажала кнопку на подлокотнике, поднимая кресло.

 

В рекреационной каюте она обнаружила душевую кабинку и с наслаждением приняла горячий душ. Тем временем стиральная машина привела в порядок ее одежду. Выйдя из душа, Лис надела выстиранный и отглаженный костюм. Туфли она надевать не стала — по мягкому ковровому покрытию было так приятно ходить босиком.

 

Кафе-автомат предложил ей на выбор чай, кофе и два десятка видов всякой выпечки. Подумав, Лис выбрала чай и фруктовое пирожное. С чашкой чая, она скрестив ноги расположилась прямо на мягком ковре.

 

Послышался мелодичный сигнал, потом синтетический голос спросил из динамика:

 

— Лис, можно составить тебе компанию?

 

— Да, конечно! — По армейской привычке Лис вскочила. Дверь открылась, и в каюту, неслышно ступая задними лапами по мягкому покрытию, вошел Л'Ронг. Глянув на девушку, вытянувшуюся перед ним в струнку, он проговорил:

 

— Когда я был Виртуальным Собеседником, а не Л'Ронгом с Меклона, курсант Высшего Навигационного училища Элизабет Ургон обращалась ко мне на "ты" и не вскакивала, как перед Их Благородием.

 

— Ой, извините… извини, — Лис совершенно растерялась. Сменив трансформацию, Л'Ронг сел и кивнул девушке, чтобы она тоже садилась.

 

— В условно-меклонском языке существует четыре формы обращения на "ты", — пояснил он. — Первая — обращение к товарищу по экипажу, вторая — обращение к другу, третья — обращение к Идущей Рядом, четвертая — обращение к Вечности. Мы — один экипаж, поэтому ты можешь обращаться ко всем нам на "ты" в первой форме. Так будет проще.

 

— Хорошо. — Лис немного поразмыслила над этим маленьким уроком меклонского этикета и спросила:

 

— А можно к вам… к тебе обращаться во второй?

 

— Можно, — разрешил меклонец. — Ты быстро усваиваешь правила хорошего тона. Будь добра, нажми синюю клавишу — тебе ближе.

 

— Сейчас. — Не вставая, Лис нажала на таблице-меню клавишу без подписи, и автомат выдал ей стакан какой-то синей жидкости, который она подала Л'Ронгу.

 

— Благодарю, — чуть склонил голову Л'Ронг. — Считай, что это тост за знакомство. — Выпив половину содержимого, он отставил стакан в сторону: — Леди Эстрелла прозвала этот напиток — коктейль "Бодрость".

 

— Почему? — спросила Лис.

 

— Начиная с сорок восьмой ступени Пути, меклонец не нуждается в органической пище, — пояснил Л'Ронг. — В этом стакане содержится все необходимое для жизнедеятельности организма на ближайшие сутки. Кстати, информация, которую я тебе сообщаю, является предметом напряженнейших изысканий со стороны разведслужб. Тебе мигом навесили бы все мыслимые и немыслимые степени секретности, узнав, что ты разделяла трапезу с меклонцем.

 

— А можно мне попробовать? — кивнула Лис на стакан.

 

— Не советую, — отозвался меклонец. — Наш метаболизм отличается от вашего, поэтому за последствия не ручаюсь.

 

— Хорошо, не буду. — Девушка обвела взглядом каюту: — А здорово у вас тут все устроено.

 

— Эти усовершенствования были сделаны специально для леди Эстреллы. Она иногда путешествовала с нашей миссией.

 

— Она была на Меклоне?

 

— Да — незадолго до второго визита на Ургонхор. Наш мир закрыт для визитеров извне, но для леди Эстреллы сан Т'Сэй сделал особое приглашение.

 

Путешествие было очень нелегким для нее. Меклон находится в аномальной зоне, где даже перемещение в гиперпространстве ощущается по-другому. Во время одного из таких гиперпрыжков леди Эстрелле стало плохо. Я боялся, что она умрет и не отходил от нее, стараясь поддерживать силой мысли. Но она не отступала и на все предложения сменить курс отвечала, что хочет повидать учителя.

 

Они встретились в Саду Камней. Учитель неподвижно лежал на траве под деревянным навесом — он давно отказался от движения, уйдя в непрерывную медитацию. Но когда появилась леди Эстрелла, он поднял голову и приветствовал арусианскую женщину на ее родном языке.

 

Они много беседовали и медитировали, и члены нашей общины, кто был в то время на Меклоне, приходили на эти медитации. Все их беседы я стенографировал, и из их разговоров я вынес, что между Арусом и Меклоном больше сходства, чем казалось на первый взгляд. Но есть между нами одно различие. У арусиан сильна живая связь с Вечностью, а мы эту связь давно утратили. Если мы — Идущие, то арусиане — Видящие.

 

А теперь послушай, Лис. Я вчера упоминал силу, которая стоит за вашим королевским родом. Это — древняя, темная сила, древнее харрогов, древнее людей, древнее Идущих. Конечно, она — всего лишь тень той мощи, что сосредоточена в планетных системах Красной звезды, которых не достигают даже меклонские корабли. Но и тени достаточно, чтобы исказить пути многих цивилизаций.

 

Лежа в Саду Камней, сан Т'Сэй сопоставлял факты и так он выяснил, что центр этой силы — небольшой планетоид, вращающийся вокруг погасшей звезды, которую вы называете Гха-Зирш. И беседы с Совершенным, встречавшимся с этой силой лицом к лицу, подтверждали правоту Учителя. От Совершенного он узнал, что арусианам известны ее имя и ее сущность. Они зовут ее Хаггер, Прозревающая Тьму. И Хаггер жестоко мстит арусианам за их знание, настраивая против них всех их соседей. Теперь ты понимаешь, почему харроги считают арусиан злейшими врагами?

 

— Ты хочешь сказать, что все рассказы о жестокостях арусиан — неправда?

 

— Да, и после встречи с леди Эстреллой я в этом убежден. И еще я убежден вот в чем: союз Аруса с Меклоном — Видящих с Идущими — мог бы стать надежным щитом против Хаггер. Естественно, что она всеми силами старается этого не допустить.

 

Конечно, навигационная ошибка арусиан не была случайностью. Хаггер нужно было заполучить арусианскую женщину, способную дать королю детей — Видящих. Такие Видящие, воспитывавшиеся под ее контролем, могли бы стать идеальными проводниками темной воли. Леди Эстрелла родила королю троих детей. Ты оказалась не вполне подходящей, но Хаггер придерживает тебя как запасной вариант. Сейчас главным кандидатом является твой брат Хрогар, и к нему нам удалось подослать двоих членов общины из другой ветви. Про третью девочку нам ничего неизвестно.

 

Лис, тебе грозит опасность! Хаггер знает, что Элизабет Ургон не умерла и что Элистер Квин — фиктивная личность. А раз так, то не исключено, что через год-другой об этом узнают имперские спецслужбы. Поэтому твое пребывание на Гемме — лишь первый шаг на пути к Арусу. Только там ты будешь в безопасности.

 

Лис подавленно молчала. Она слишком хорошо помнила ледяной сумрак зала с черными колоннами. Она не хотела возвращаться туда… Меклонец словно угадал ее мысли.

 

— Лис, я вижу, что тебе страшно. Поэтому я хочу, чтобы ты поняла одну вещь. В каждом живом существе помимо меняющейся внешней оболочки есть нечто постоянное, неуничтожимое. Мы называем это искрой Вечности, люди — духом. Твоей матери помог выстоять на Ургонхоре ее несгибаемый дух. Когда ты откроешь в себе искру Вечности, ты станешь такой же сильной, как леди Эстрелла, потому что даже если твое тело заперто в тюрьме, твой дух свободен и эту внутреннюю свободу ни отец, ни Хаггер не смогут у тебя отнять.

 

— Как все сложно, — после некоторого молчания проговорила девушка. — Я и не задумывалась о таких вещах.

 

— Многие вещи, кажущиеся сложными, на самом деле просты, — отозвался меклонец. — Нужно только почувствовать их. Но это придет со временем.

 

Допив, Л'Ронг бросил пластиковый стакан в утилизатор:

 

— А теперь поговорим о ближайшем будущем. Я выдам тебе документы на имя Элистер Квин, чтобы ты привыкала к своей новой персоне. Через три часа мы прибудем на Леланд, спутник Пеллоры. Там приличный космопорт, ты сможешь погулять и пообедать в хорошем ресторане.

 

В Леланде мы берем на борт груз и оттуда полетим дальше по нашему маршруту. По дороге мы высадим тебя на Гемме, и там ты сама доберешься до Тиля. В Тиле ты разыщешь фирму "Компьютария" и соседний с ней магазин "Кот в сапогах". В "Коте" работает Карен Тьювен, она знает о твоем прибытии. Она покажет тебе твою квартиру и поможет устроиться. Как тебе такой план?

 

— Замечательно! — Лис помолчала. — Л'Ронг, а куда полетите вы?

 

— Мы полетим на Культхос, — ответил меклонец.

 

— Культхос? — переспросила Лис. — Это же бандитский район, помойка Империи!

 

— Общине приходится зарабатывать деньги. Мы зарабатываем транзитными перевозками. Да, Культхос — пиратский район, там ни один нормальный человек не рискнет заняться таким бизнесом. Но и тарифные ставки там самые высокие в Империи. Мы возим туда всякий ширпотреб. Нас пираты не трогают, потому что знают: связываться с меклонцами — себе дороже.

 

Сделанная меклонцами пластиковая карточка на имя Элистер Квин была совершенно неотличима от настоящей. Кредитка же просто была настоящей — Л'Ронг сказал, что заказал ее сам три года назад.

 

— Вам бы зарабатывать подделкой документов, — улыбнулась Лис, укладывая карточку и кредитку обратно в сумочку. — Ваша община быстро разбогатела бы.

 

— Мы предпочитаем легальные способы, — отозвался меклонец.

 

Одна из звезд прямо по курсу тем временем стала заметно ярче остальных. Через час она превратилась в маленькое солнце, и Лис уже могла различить голубоватый шарик планеты.

 

— Пелла, — Л'Ронг указал на звезду. — А планета называется Пеллора.

 

— Я знаю, — кивнула Лис. — Нас вывозили на тамошнюю базу. На совместные учения. Я даже могу объясняться по-пеллорски.

 

— На Леланде в этом нет необходимости. Там все знают общеимперский.

 

Пеллора приближалась. Рядом с ней серебрился освещенной стороной Леланд, спутник планеты.

 

— Тан дежурный, — запросил Л'Ронг по-пеллорски, — разрешите посадку.

 

— Тан Л'Ронг с Меклона? — обрадованно прозвучал голос дежурного диспетчера. — Добрый день! Очень рад Вам. Груз уже подготовлен. Посадочное место — Леланд-3, сектор одиннадцать, площадка двадцать семь.

 

— Благодарю, тан Гродек. Мы прибудем через двадцать минут по стандартному времени.

 

И-Тэнг посадил корабль на солнечной стороне, рядом с высокой грибообразной башней. Стеклянная шляпка "гриба" медленно вращалась. Из корабля Л'Ронг запросил космопорт:

 

— VIP-центр? Леланд-3, сектор одиннадцать, площадка двадцать семь. На одну персону. С двух до шести по локальному времени. Благодарю, тан. VIP-центр — это хорошее место, где можно провести время без опасения быть узнанным, — пояснил он для Лис. — Там не проверяют документы, не фиксируют данные кредитной карточки, не ведут протоколы, кто и откуда прибыл — это запрещено законом.

 

— А я даже не знала, что так бывает, — сказала Лис.

 

— У меня приличный стаж работы телохранителем, — отозвался Л'Ронг. — Мне случалось наниматься к крупным коммерсантам, за которыми по пятам ходили журналисты и мафия. Для них такие VIP-центры, как на Леланде — немногие места, где можно отдохнуть. А тебе в любом случае на время погрузки лучше покинуть корабль, потому что здесь начнется кавардак похуже, чем на Культхосе. Всюду будут ходить таны с таможни и роботы-грузчики, а потом еще заглянет тан Гродек поговорить о политике. А наше знакомство пока не стоит афишировать.

 

VIP-центр располагался во вращающейся "шляпке" башни-гриба. Это был целый деловой и развлекательный комплекс с сетью магазинов, ресторанов, казино. Лис с беспокойством посматривала на гулявшую вокруг респектабельную публику — ей казалось, что на фоне окружающих она выглядет бедной родственницей. На самом деле она выглядела великолепно, в элегантном плаще кофейного цвета с легким шарфиком, небрежно наброшенным на плечо, и рассыпавшимися из-под шляпы золотистыми волосами. Л'Ронг уже сделал ей комплимент — видимо, этому искусству он тоже научился, общаясь с людьми.

 

Решив последовать совету Л'Ронга и что-нибудь себе купить, Лис побродила по роскошным бутикам, но так и не осмелилась сделать покупку. Цены казались ей заоблачными. Она по-прежнему ощущала себя легионером без империала в кармане, хотя на ее кредитке числилась сумма с несколькими нулями. В конце концов ей захотелось есть, и Лис зашла в ресторан, выбрав заведение с ценами, показавшимися ей умеренными.

 

Ресторан Лис понравился. Здесь царила уютная, можно сказать, интимная атмосфера. Освещение было неярким. Столики разделялись перегородками с букетами искусственных цветов. На каждом столе стояла горящая свеча в вазе из темного стекла.

 

Сняв плащ, девушка села за свободный столик. Шляпу она по совету Л'Ронга снимать не стала, чтобы не привлекать лишнего внимания своими харрожскими ушами. Открыв кожаную папку с меню, отпечатанным на общеимперском, Лис задумалась над списком блюд.

 

За спиной с неслышностью агента Имперской Службы Безопасности появился официант:

 

— Что будем кушать, тани?

 

Лис, подумав, заказала рыбу по-меройски и яблочный сок. Записав в блокноте, официант исчез и через минуту появился с пузатым бокалом.

 

— Прошу, тани. Ваш сок. Горячее блюдо скоро будет.

 

— Благодарю, тан, — ответила девушка, принимая из его рук прохладный бокал.

 

Официант неслышно удалился. Потягивая сок через трубочку, Лис размышляла о том, как неожиданно все изменилось. Совсем недавно она была позорно изгнанной из училища, выброшенной на дно общества, а теперь вдруг оказалась в эпицентре борьбы двух непримиримых сил. С одной стороны — Ургонхор, гнетущая обстановка двора, черные колонны подземного зала и Голос, ломающий воли и судьбы. С другой — ее мать, меклонцы-миссионеры, загадочный Арус и великий воин Володарион, которого на Меклоне называют Совершенным. А кто она сама? Да никто. Просто судьбе было угодно, чтобы она родилась наполовину арусианкой. Вся ее прошлая жизнь казалась нелепой и бессмысленной по сравнению с жертвой матери. Она, Элизабет, ничего не сделала, чтобы хоть как-то оправдать эту жертву.

 

Ей вдруг захотелось поскорее вернуться и поговорить об этом с Л'Ронгом. Интересно, как долго займет у меклонцев погрузка?..

 

Снова пришел официант и начал накрывать на стол. Лис с опаской разглядывала разложенный перед ней набор вилок и ножей. При дворе Ургона манеры были простые, а в навигашке и вовсе не подозревали о существовании такого предмета, как столовый нож. Потом было подано только что приготовленное блюдо — рыба, зажаренная в тесте, с гарниром из овощей. От блюда шел такой аппетитный аромат, что Лис тут же взялась за нож и вилку, и только уговорив половину порции, с удивлением обнаружила, что прекрасно управляется со столовым прибором. Что это? Интуиция или старая память?..

 

После горячего блюда Лис заказала кофе со сливками. Развернув лежавшие под рукой "Имперские ведомости", она, как обычно, заглянула в рубрику "Вассалы". "Король скорбит о пропавшей дочери" — сообщал заголовок статьи. Как же — скорбит… Скорбел бы — не устраивал такого шоу. Публичная истерика с угрозами найти виновных. Процессия в храме Вицра и гладиаторские бои на арене. Сорок убитых. Будто мало льется крови на границах. Тьфу… Допив кофе, Лис расплатилась кредитной карточкой и покинула ресторан.

 

Через стеклянную галерею она вышла в просторный холл. Здесь был устроен настоящий сад с сетью прудов и водопадов. Участки суши соединялись горбатыми мостиками с ажурными перилами. В прудах плавали золотые рыбки размером с ладонь и резвились водоплавающие птицы самых разных пород и расцветок. Лис присела на скамейку возле берега, любуясь на гордо проплывавшую мимо пару лебедей с белым как снег оперением. Кажется, Леланд по-пеллорски означает — Лебединый…

 

Услышав звуки шагов, Лис обернулась. К ней нетвердой походкой приближался крупный харрог зрелого возраста в темно-бордовом костюме-"тройке" и кремовой сорочке с галстуком-бабочкой. Подойдя, он опустился на скамейку рядом с девушкой — ближе, чем позволяли правила приличия, — и дохнул на нее дорогим коньяком:

 

— Прошу прощения, сиятельная. Я знаю, здесь не принято навязывать свое общество, но все же можно с Вами немного поговорить?

 

— Можно, — сказала Лис из вежливости, чуть отодвинувшись. Харрог снова придвинулся к ней:

 

— Знаете, что я хочу Вам сказать? Вы очень красивая.

 

— Спасибо за комплимент, — сдержанно ответила девушка, вовсе не горевшая желанием продолжать беседу в таком ключе. Харрог, однако, не унимался:

 

— Я понимаю, Вы не хотите со мной разговаривать. Вам неприятно, что я пьян, но Вы уж меня простите. Жизнь — такая гадкая штука, что иногда хочется напиться до зеленых дракончиков. Прошу Вас, не откажитесь выпить со мной за компанию шампанского.

 

— Спасибо, я не пью, — резко ответила Лис и собралась встать. Харрог последовал за ней:

 

— Вы меня не поняли, сиятельная! Я не пристаю с дурными намерениями. Видите ли, Вы очень похожи на женщину, какие встречаются раз в жизни, и то если очень повезет. Мне, можете представить, повезло. Сиятельная, не убегайте! У меня сегодня самый скверный в жизни день — день моего рождения. И тут Вы как подарок судьбы. Позвольте поделиться с Вами единственным светлым, что было в моей жизни.

 

Лис снова присела на скамейку — дело принимало курьезный оборот. Да и пьяного харрога было немного жалко.

 

— Она была женой некоего короля, — начал рассказывать харрог. — А я был при дворе. Я мог видеть ее каждый день. У нее были золотые волосы, как у Вас, и глаза — ах, какие глаза! Словно видящие тебя насквозь. Я по жизни бабник, Вы мне поверьте, но по отношению к ней я ничего дурного и помыслить не мог. Она для меня была — богиня! Ни один из нас не был достоин и ее мизинца, особенно ее супруг, который вел себя как свинья. Но она отвечала нам только добром.

 

Я был вхож к ней в дом и имел счастье разговаривать с этим необыкновенным созданием — я, недостойный даже ступать там, где она прошла! Уж если кто и был достоин ее благосклонности, так это меклонец, охранявший ее как сторожевой пес. Я не люблю чужих, но этот железный парень вызывает у меня уважение. Он шуганул прочь от нее интриганку Гарпину и начистил клюв самому королю, когда тот распустил было руки.

 

Лис с трудом скрывала волнение — ведь этот подвыпивший харрог рассказывает о ее матери!

 

— История ее кончилась печально, — завершил харрог. — Ее сослали, и она умерла. Как Вы на нее похожи, сиятельная! Давайте по этому поводу бокал шампанского.

 

— Извините, мне нельзя — я пилотирую корабль, — соврала Лис, думая, что надо бы уходить, пока у ее собеседника не возникли подозрения. Ее выручил подошедший молодой человек в кителе:

 

— Простите, тани, что прерываю беседу. Ваш экипаж ждет Вас.

 

— Мне пора, — сказала харрогу Лис. — Приятно было поговорить.

 

— Ну давайте попрощаемся. — Заграбастав руку девушки, харрог поцеловал ее: — Мы встретились случайно и теперь расстаемся навсегда. А жаль. Очень жаль. — Он вынул из нагрудного кармана визитную карточку: — Если случиться быть в этой дыре под названием Ургонхор, не откажите в милости, осчастливьте визитом.

 

В катере, отвозившем ее на "Огненную птицу", Лис рассмотрела визитку. "Их сиятельство герцог Нел Хродда Ургонхорский" — гласила надпись золочеными буквами.

 

— Я видела герцога Хродду, — сообщила девушка, войдя в рубку. — Он был пьян и звал меня в гости на Ургонхор.

 

— Что он говорил при этом? — встревожился Л'Ронг.

 

— Что я похожа на леди Эстреллу, — ответила Лис.

 

— Это плохо, — проговорил меклонец. — Королю он, конечно, не скажет — Ургона он на дух не переносит. Зато с приятелями может поделиться. А кое-кто из его окружения наверняка шпионит для короля.

 

— Я была в шляпе, — сказала девушка. Л'Ронг отозвался:

 

— Увидь он тебя без шляпы — мигом догадался бы, кто ты такая, даже сквозь винные пары. Ну, будем надеяться, что он достаточно пьян, чтобы не связать твой отъезд с уходом "Огненной птицы".

 

— Он говорил и про тебя, — добавила Лис. — Что он тебя уважает.

 

— Неужели? — с ноткой иронии проговорил Л'Ронг. — Герцог Хродда известен своей нелюбовью к меклонцам. Впрочем, все меняется со временем… Садись в кресло, Лис. Сейчас мы пойдем тяжелым маршрутом. Молись Вечности, чтобы все обошлось.

 

За девять стандартных часов корабль успел сделать семь гиперпрыжков. Этого было многовато даже для тренированной Лис, и она, опьяненная созерцанием зарождающейся и умирающей Вселенной, в конце концов заснула.

 

Проснувшись, она снова увидела звезды и меклонца, сидящего в позе покоя рядом с ее креслом.

 

— Л'Ронг? — позвала она. Меклонец повернул к ней рептилоидную голову:

 

— Это Л'Нар. — Голос его был настроен чуть выше. — Л'Ронг пилотирует корабль. За нами увязался "хвост", и нам пришлось немного попрыгать, чтобы он отстал.

 

— Нас выследили? — испугалась Лис.

 

— Нет, — успокоил ее Л'Нар. — Просто у Л'Ронга и у нашей общины не самая лучшая репутация в Империи. Поэтому ИСБ иногда интересуется нашими коммерческими маршрутами.

 

— Что им не нравится? — спросила девушка.

 

— То, что мы не соответствуем образу типичного меклонца, — ответил Л'Нар. Лис поинтересовалась:

 

— А что такое типичный меклонец?

 

— Ну, это известно всем в Империи. Во-первых, типичный меклонец считает свою расу лушче всех, а свою планету — центром Вселенной. Во-вторых, принципиально не разговаривает на общеимперском. В-третьих, сначала стреляет, а потом думает.

 

Девушка рассмеялась:

 

— По-моему, это типичный Друл.

 

Л'Ронг прокомментировал со своего места:

 

— Такие типы свойственны любой расе — кроме арусиан, наверное.

 

— А у нас роль типичного меклонца играет И-Тэнг, — продолжал Л'Нар. — Когда нужно пройти таможенный контроль, мы пускаем его вперед. Он меняет трансформацию на боевую и молча становится у входа. Это действует безотказно — таможенники ходят перед нами на цыпочках.

 

— Не надо его слушать, — подал голос ведущий пилот. — Он врет.

 

Разговаривая с меклонцами, Лис совершенно забыла, что перед ней вообще-то негуманоидные существа, живые боевые машины, несущие на себе по нескольку видов вооружения каждый. Ей было с ними на удивление легко и просто. Еще она обратила внимание, что у нее разные ощущения от каждого из них. Если Л'Ронг вызывал у нее уважение как намного старший ее, то Л'Нар казался своим парнем из учебки, а И-Тэнг — молчальник из тех, кто на поверку оказываются надежными товарищами.

 

Л'Нар, которому поручили развлекать Лис, принес шахматную доску и начал учить девушку игре в "Стратегию". Через полчаса Лис кое-как разобралась, как ходит каждая фигура и кто кого бьет. Первый ее опыт игры завершился тем, что Л'Нар поставил ей "детский мат", и Лис пожаловалась Л'Ронгу.

 

— Раз так, посадим его за управление, — распорядился Л'Ронг. Уступив Л'Нару свое место, он сел рядом с креслом Лис. Тем временем на экране кругового обзора появилась яркая звезда — солнце Геммы. Звезда стала ввинченным в черное небо желтым диском, и девушка смогла различить рядом с нею планету с двумя спутниками.

 

— Никто на Гемме не помнит их астрономические названия, — пояснил Л'Ронг, указав на спутники. — Их называют Викки и Долли в честь каких-то двух киноактеров. Викки — самый крупный в Империи рынок звездолетов. Вся планета — сплошная стоянка. Долли — космопорт, пограничный контроль и полиция. Кстати, приготовься к основательной проверке — после того, как здесь раскрыли культхосскую мафиозную сеть, порядок въезда стал более строгим.

 

— А я туда сунусь с поддельными документами… Может, лучше было бы попросить политического убежища?

 

— И засветиться на всю Империю? Нет, это бы тебя не спасло. Твою младшую сестру у леди Эстреллы отобрали, и никакие апелляции правительства Геммы в Имперский Суд не помогли. Лучше уж въехать инкогнито. А по поводу документов не беспокойся — здесь главным образом смотрят на контракт, а он у тебя не поддельный.

 

Планета, а вместе с нею Викки и Долли приближались. Двигатели "Огненной птицы" переключились в реверс, тормозя корабль, и наконец звездолет остановился, зависнув над Долли. Лис простилась с Л'Наром и И-'Тэнгом. Л'Ронг сам отвез ее на челночном катере в космопорт.

 

— Паспортный контроль пройдешь сама, — сказал меклонец, посадив катер в крытом ангаре. — Если что-то будет не так — позвони. Запиши диал-номер корабля, — он надиктовал длинную последовательность цифр, которую Лис записала фломастером на ладони.

 

— Спасибо вам за все, — поблагодарила девушка и спросила: — Л'Ронг, когда ты теперь появишься?

 

— Через три недели, — ответил меклонец. — Будет собрание ветви. Ты тоже, если хочешь, приходи. Удачно устроиться на Гемме и — до встречи, Лис.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий