Дверь в Вечность

Глава 3. Миссионеры

Водитель, пожилой свирянин, сначала порасспрашивал Лис о пустяках, потом, видя, что пассажирка не очень-то разговорчива, поставил кассету с поп-музыкой. Рассеянно слушая сердечные страдания какой-то певицы с прокуренным голосом, девушка размышляла о странных событиях сегодняшнего дня.

 

У нее все еще не укладывалось в голове, что этот меклонец — ее Виртуальный Собеседник. Тем более досадно было вспоминать, как она струсила перед ним. Вдруг она сообразила: а ведь за все время разговора она даже не спросила его имени! Ужасная невежливость. Хоть возвращайся назад… Правда, у нее не было уверенности, что вернувшись, она застала бы меклонца на прежнем месте.

 

— Мадленбор, — водитель кивнул на раскинувшуюся внизу деревушку. — Ваш друг правильно сказал, чтобы высадить Вас на дороге?

 

— Да, — кивнула Лис. Заломив лихой вираж, водитель плавно опустил аэрокар на обочину.

 

— Не страшно идти-то будет по такой темноте? — спросил он. Лис ответила:

 

— Мне недалеко.

 

— Ну как знаете, — проговорил водитель. — Я мог бы и проводить.

 

— Спасибо, не надо, — поспешно отозвалась девушка.

 

— Ну тогда доброй ночи. — Свирянин захлопнул дверцу. Аэрокар резко рванул с места, подняв облако пыли, и белым огоньком исчез в ночном небе.

 

Лис осталась одна. Было, наверное, уже около десяти. Дорога, освещенная фонарями, вела мимо сельских домов к темневшей впереди стене леса. Вдали над кронами деревьев в черном небе блуждал луч аэромаяка. Повесив сумочку на плечо, девушка бодро зашагала по дороге.

 

Она еще не вышла за пределы поселка, когда почувствовала, что ее сопровождают. Меклонец не обманывал, говоря, что ее встретят. Правда, встречающий не спешил показываться. Ну что ж, значит, так надо. Она уже ничему не удивлялась.

 

Село и фонари остались позади, дорога нырнула в темноту. Из-под сводов деревьев потягивало прохладой, над темными кронами горели звезды. Лис остановилась и глубоко вдохнула. На минуту ей стало жаль покидать Свиру. Все-таки красивая здесь природа. Не сравнить с Ургонхором, где все, что могло зачахнуть, уже зачахло. Почему в этом прекрасном мире люди сделали жизнь невыносимой? Почему ей, Элизабет Ургон, вместо того, чтобы свободно гулять по лесу под звездным небом, нужно бороться за существование, драить полы в ритм-клубе и продавать наркотики?..

 

Десяток километров она прошла шутя. Остановившись у очередного километрового столба, она сообразила, что меклонец не сказал, куда идти дальше. И тогда невидимый провожатый подал голос:

 

— Госпожа Элистер, я зажгу огонь. Следуйте за мной.

 

Синтезированный голос принадлежал, несомненно, тоже меклонцу. В темноте зажегся зеленый огонек. Вслед за провожатым Лис начала продираться через пролесок. Меклонец передвигался быстро и почти неслышно, она же ломилась вслед за ним как лось к водопою. Конечно, ей приходилось на учениях сутками шляться по лесу, но не в туфлях на каблуках! Тем не менее она старалась не отставать.
Так они преодолели еще километра четыре. Наконец провожатый остановился:

 

— Мы на месте.

 

Лис огляделась — ничего не было видно, кроме сплошных зарослей.

 

— Катер спрятан в овраге, — пояснил меклонец. — Идите за мной. Осторожнее, здесь крутой спуск.

 

Лис чуть ли не кувырком скатилась по глиняному склону и врезавшись в металлическую броню провожатого, поспешно извинилась. Впереди смутно вырисовывались очертания небольшого катера, похожего на наконечник стрелы. Меклонец на мгновение замер, и в корабле началось какое-то движение.

 

Массивная дверь гермошлюза медленно отошла в сторону. Девушка зажмурилась от хлынувшего на нее света. Броня меклонца поблескивала холодноватыми голубыми бликами. Вниз опустился трап. Меклонец кивнул рептилоидной головой — мол, следуй за мной — и вошел внутрь.

 

Вслед за меклонцем Лис прошла в рубку — пустое помещение с белым полукруглым куполом. Единственное кресло посередине наполовину утопало в полу и выглядело здесь неуместным. Лис удивленно озиралась, разыскивая взглядом пульт, но так его и не нашла.

 

— Садитесь в кресло, Элистер, — пригласил меклонец. — Мое имя на условно-меклонском звучит как Л'Нар. Я доставлю Вас на "Огненную птицу".

 

Шок первой встречи прошел, и этот меклонец уже не вызывал страха. Лис даже осмелилась спросить:

 

— "Огненная птица" — это ваш корабль?

 

— Вояджер класса "12-А-прим" для сверхдальних перелетов, — уточнил Л'Нар. — Обладает рядом усовершенствований по технологии Меклона и Лиры. Принадлежит общине "Дерево и лист".

 

— А что это за община? — поинтересовалась Лис.

 

— Братство помогающих друг другу в следовании Пути. Не спрашивайте меня, что такое Путь. Это объяснит Л'Ронг, он лучше всех нас изъясняется на языках гуманоидных рас.

 

— Кто такой Л'Ронг? Кажется, я слышала это имя.

 

— Вы встречались с ним в гостинице, — пояснил Л'Нар. — Л'Ронг — духовный лидер нашей общины.

 

"Ничего себе!" — подумала Лис и спросила:

 

— А чем занимается ваша община?

 

— Община призвана морально и материально поддерживать тех, кто хочет следовать Пути, — ответил меклонец. — У Вас тоже Путь, только другой, отличный от нашего.

 

Лис умолкла и села в кресло, осмысливая слова Л'Нара.

 

— Нам пора, — сказал меклонец и, трансформировавшись, лег в открывшееся перед ним углубление в полу. Чешуйки брони на его корпусе разошлись, открывая контакты, к которым подсоединились какие-то приборы. Лис поняла: меклонцы управляют полетом, напрямую соединяясь с компьютером корабля!

 

Белый купол над головой растаял, и девушка увидела просвечивающее сквозь кроны деревьев звездное небо.

 

— Вам жаль покидать этот мир? — неожиданно спросил Л'Нар.

 

— Немного жаль, — честно призналась Лис.

 

— Я понимаю, — проговорил меклонец. — Я прожил неделю в этом лесу и уже знаю, что буду скучать по нему. Странно, что люди не замечают красоты своего мира. Цивилизации, получившие в дар прекрасную планету, часто не осознают ценности своего дара.

 

— А ваш мир? — спросила девушка. — Какой он?

 

— Наш мир был достаточно суров к нам, — ответил Л'Нар. — Но он сделал нас такими, какие мы есть. Приготовьтесь, мы стартуем.

 

Мягко взяв с места, катер быстро набрал скорость и вырвался в стратосферные слои. Перегрузки, смягченные гравикомпенсатором, почти не ощущались. Лис полулежала в кресле, наблюдая, как чернота ночного неба постепенно переходит в глубокую космическую черноту с колючими огоньками звезд. Слева она могла видеть Свиру — огромный бледно-голубой шар, удаляющийся с каждой секундой.

 

Впереди двигалось несколько огоньков — скорее всего, пограничная полиция, прозванная "пернатыми" за эмблему с птичьим крылом.

 

Лис не ошиблась.

 

— Катер, вы у нас на радаре, — послышалось в динамике. — Идентифицируйте себя.

 

— Челночный катер вояджера "Огненная птица", принадлежащего общине "Дерево и лист", — ответил меклонец. — Идентификационный номер — один-один-три-восемь-пять-три-один-девять-два, пункт приписки — космопорт Мекланнэр. Пилот — миссионер общины Л'Нар. Следую на станцию Сеган.

 

— Миссионеры, ха-ха! — зубоскалил "пернатый", пользуясь тем, что находится на безопасном расстоянии. — Божьи овечки! Наркотики, оружие есть?

 

— Наркотиков нет, — ответил Л'Нар. — Оружие — только то, что на себе.

 

Офицер хохотнул:

 

— А у тебя неплохо с чувством юмора, железная башка!

 

— Зато у Вас неважно, — невозмутимо отозвался Л'Нар. — Разрешите следовать на место назначения.

 

— Валяй, — разрешил "пернатый". — Не забудь поменять батарейки.

 

Космическая станция приближалась, и Лис уже могла различить гигантские металлические конструкции, похожие на соты. Это были остатки "Стального кокона" — грандиозного проекта, начатого при диктаторе и изрядно подорвавшего экономику Свиры. Грезившаяся диктатору мечта о создании металлической сети вокруг планеты, конечно же, не осуществилась — на такое не хватило бы ни материальных, ни человеческих ресурсов. После того, как Свира вошла в состав Империи Друл, недостроенный "кокон" быстро разобрали охотники за металлом, а то, что осталось, послужило базой для пограничных и таможенных пунктов, орбитальных складов и военных баз.

 

— Сеган-контроль, — запросил меклонец, — разрешите посадку.

 

— Участок? — спросил голос диспетчера.

 

— Синий-сто девять.

 

— Ворота активированы. Можете идти.

 

Гигантские металлические створки с синими цифрами 109 разошлись, пропуская катер. Лис увидела меклонский корабль — бело-алой расцветки, похожий на птицу с загнутым клювом и серповидными крыльями. Катер завис над спиной "птицы" и начал медленно снижаться, опускаясь в раскрытый трюм. Л'Нар произвел посадку с меклонской точностью, и катер аккуратно лег в предназначенное для него гнездо. Выждав, пока система воздухоснабжения наполнит помещение достаточным количеством смеси азота с кислородом, меклонец разгерметезировал входные шлюзы. Лис вышла следом за ним.

 

Лифт, несколько раз сменив направление, доставил их в помещение, похожее на рубку катера, но просторнее. Когда они вошли, навстречу им поднялся, сменив трансформацию, еще один меклонец.

 

— И-Тэнг, ведущий пилот, — представил его Л'Нар.

 

— Добро пожаловать на корабль миссии, — ведущему пилоту стоило усилий подбирать верные слова. — Прошу меня извинить. Я плохо говорю по-вашему.

 

Он повернулся к Л'Нару, и Лис показалось, что меклонцы мгновенно обменялись мыслями. На самом деле они общались электронными импульсами. Не имея возможности участвовать в их неслышном разговоре, девушка отошла в сторону, разглядывая помещение.

 

Послышались позывные местной радиостанции — это Л'Нар включил радио, чтобы Лис не скучала, пока он беседует с товарищем.

 

— С вами "Радио Сеган" — круглые сутки без перерыва! — вещал бодрый голос ведущего. — Передаем криминальную хронику…

 

Лис рассеянно слушала про убийства и ограбления, произошедшие на Свире за последние два дня. Как всегда, их было достаточно. Она вздрогнула, услышав свое имя.

 

— В Полицейское управление Дромы поступило известие об исчезновении бывшей курсантки Высшего Навигационного училища Элизабет Ургон, нелегально работавшей в ритм-клубе "Диктатор Ха". В последний раз ее видели выходившей из студенческого общежития. Есть основания считать, что девушка убита, в связи с чем поиски решено прекратить. Владелец ритм-дискотеки Торго Ниглиций принужден к уплате штрафа в размере пятидесяти тысяч империалов за нарушение закона "О правилах найма на работу".

 

Лис усмехнулась. Хорошо поработали меклонцы. Жаль, что Ниглиций отделался только штрафом.

 

— Л'Ронг возвращается, — сообщил Л'Нар. — Я включу круговой обзор.

 

Белый купол над рубкой растаял, и теперь Лис казалось, будто она и меклонцы стоят на открытой со всех сторон площадке. Ощущение было неуютным. Лис видела, как в ангар влетел темно-синий катер пассажирской службы, и вскоре глава меклонской миссии появился в рубке. Трое меклонцев что-то быстро обсудили между собой, потом Л'Ронг обратился к девушке:

 

— Перед уходом я еще раз проверил твои файлы, Элизабет. Все в порядке.

 

— Я уже слышала сообщение о смерти моей старой персоны, — сказала Лис.

 

— Через смерть старого рождается новое, — изрек глава общины "Дерево и лист". Лис спохватилась:

 

— Извините… В гостинице я даже не спросила Ваше имя!

 

— Нас редко спрашивают об именах, — отозвался Л'Ронг. — Еще реже нас отличают друг от друга без генетического паспорта. Думаю, что Л'Нар меня уже представил. Нам осталось пройти пограничный и таможенный контроль, но это недолго. Скоро мы вылетим и через двое стандартных суток доставим тебя в космопорт Геммы. По прибытию ты получишь документы на имя Элистер Квин и рабочий контракт.

 

— У меня уже есть работа?

 

— Есть. Одна местная фирма, продающая компьютеры, берет тебя экспедитором. Тебя это устроит?

 

— Да, очень даже! — обрадовалась Лис. — Но почему Гемма?

 

— Объясню, когда выйдем в космос, — пообещал Л'Ронг.

 

Прибыл пограничный контроль. Лис захотелось куда-нибудь спрятаться, когда на экране кругового обзора появился похожий на утюг желто-синий катер со знакомой пернатой эмблемой, но рубка была абсолютно пуста.

 

— Не бойся, нас снаружи не видно, — успокоил ее Л'Ронг. — А сюда они не зайдут.

 

За катером погранслужбы появился синий с красной полосой — таможенный. Меклонцы втроем отправились их встречать. Вскоре Лис увидела, как оба катера отчалили обратно.

 

— Даже не посмотрели нижние трюмы, — прокомментировал вернувшийся Л'Нар. — Это не зубоскальничать в эфире.

 

— Выходим, — распорядился Л'Ронг и, видимо, отдал какую-то команду, потому что в белом полу из керамопластика образовались углубления, в одном из которых появилось кресло, предназначавшееся для девушки. Лис заняла свое кресло. Меклонцы, сменив трансформацию, легли в гнездах пилотов по сторонам от нее.

 

— Радио Сеган всегда с вами! — не унимался ведущий. — Наверняка многие из вас уже положили руки на штурвал и ждут разрешения на вылет, чтобы отправиться в долгий путь по космосу. Итак, для тех, кто готов к отлету — Бенни Джой с композицией "Сияние славы"!

 

Лис обрадовалась — эту вещь она любила еще в училище. Бенни Джой исполнял для нее свой самый известный хит, и Лис смотрела, как медленно раскрываются двери ангара, чтобы выпустить ее на свободу. Наконец меклонский корабль приподнялся над площадкой, рванул с места и стремительной бело-алой птицей пронзил звездную черноту.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий